Linkuri accesibilitate

Нику Попеску: «Мне впадать в депрессию или, напротив, начинать суетиться?!» (ВИДЕО)


Глава МИДЕИ Нику Попеску

По словам министра иностранных дел и европейской интеграции Нику Попеску, премьер Майя Санду отнюдь не передумала совершать визит в Москву, хотя прошло вот уже несколько месяцев после того, как было заявлено об этом намерении. В беседе с корреспондентом Свободной Европы Лилианой Барбэрошие глава МИДЕИ отметил, что Санду хочет удостовериться в том, что ее поездка способна принести конкретные результаты, в том числе и по вопросу доступа молдавских товаров на российский рынок.

Свободная Европа: Игорь Додон явно благоволит к России, в последний раз я слышала это от Влада Сокора, который комментировал выступление г-на Додона в ООН. Сокор уверен, что президент Молдовы «хотел понравиться России». А совсем недавно примерно ту же мысль высказал и аналитик Думитру Мынзэрарь – после истории с «декларацией г-на Шовы», будем так именовать этот документ... Как вы считаете, стоит ли спокойно относиться к действиям, заявлениям и инициативам г-на Додона, или же определенные красные линии уже пересечены?

Нику Попеску: Я исхожу из того, что во всем, что касается внешней политики, у коалиционного правительства есть принципиальные договоренности, причем по целому ряду сегментов. Суть этого принципиального соглашения состоит в том, что Республика Молдова последовательна в своем внешнеполитическом курсе, что Кишинев будет выполнять все свои обязательства. В практической плоскости это означает дальнейшую приверженность Соглашению об ассоциации и индивидуальному плану действий с НАТО, развитие отношений европейского стратегического партнерства с Румынией, признание территориальной целостности Украины и настойчивость в вопросах вывода российских войск с территории Молдовы.

Иными словами, новая правящая коалиция заявила о намерении продолжить главные направления внешнеполитического курса Республики Молдова, однако коалиция будет заниматься этим лучше, чем предыдущая власть, которая изолировала Молдову, лишила страну европейской и американской поддержки. Та власть участвовала в различных схемах, нанесших серьезный ущерб и государству, и народу.

Я как министр иностранных дел руководствуюсь именно этим принципиальным соглашением, которое стало основой формирования нового парламентского большинства – и я говорю об этом открыто и в Москве, и в Нью-Йорке, и в Брюсселе. Так что свою внешнюю политику Молдова выстраивает, отталкиваясь именно от этих обстоятельств. Параметры договоренностей в очередной раз получили подтверждение и в соглашении, подписанном 16 сентября между Партией социалистов и блоком ACUM: Молдова продолжает придерживаться основных принципов в своей внешней политике, и я ни в одном из своих заявлений от них не отклонялся.

Свободная Европа: Давайте уточним один момент: вы говорите о договоренностях внутреннего пользования, иными словами – о политическом соглашении. Но платформа ООН – это совсем другой масштаб, это международная платформа. Выступление г-на Додона в ООН услышал весь мир, так ведь?

Нику Попеску: Да, это было сказано на весь мир, но, в то же время, между составляющими нынешней коалиционной власти в Молдове ведь есть и различия – и по внешнеполитическим вопросам, и по внутренней политике. У Партии социалистов – свои традиции и предпочтения на внешнеполитическом уровне, а партии блока ACUM занимают иные позиции по многим вопросам – и в отношении Румынии, Украины и России, и по приднестровскому урегулированию.

Абсолютно все знают, что в Республике Молдова разногласия есть, и никто не видит в этом ничего драматичного

Разногласия между политическими силами никуда не делись, они остаются, но сейчас временно отложены в сторону, потому что мы должны реформировать страну, бороться с коррупцией, укреплять возможности правительства… Надо платить людям зарплаты, нужно предпринять все возможные меры, чтобы предотвратить газовый кризис, еще надо завершить с Румынией строительство газопровода, чтобы подключиться к европейской системе газоснабжения.

Иными словами, разногласия по внешнеполитическому курсу частично отложены, чтобы правительство и парламентское большинство могли заниматься более конкретными и действительно нужными делами. Но различия и разногласия никуда не делись – это надо понять и признать. Бывает, г-н Додон заявляет одно, МИД – другое… Главное в том, что все эти моменты и разногласия обсуждаются. Я рад, что мы открыто говорим о спорных вопросах, по которым у нас нет единства позиций, тем более, что сами разногласия отражают не предпочтения главы государства, премьер-министра или, скажем, мои личные… Это – отражение сложившихся в обществе ценностей и принципов, которые и ведут к тому, что порой мы выступаем с противоречивыми заявлениями, а иногда даем полярно отличающиеся оценки.

Но это и естественно, ведь было бы абсурдным требовать, чтобы с июня и по октябрь все политические игроки полностью синхронизировали свои месседжи!.. Да, в других странах это возможно, но не у нас, у нас различия сохраняются. И ничего страшного, что они звучат в публичном пространстве, мы таким образом продолжаем публичный диалог, да и само общество продолжает размышлять над всеми сложными вопросами – это наша реальность.

Свободная Европа: Как бы вы охарактеризовали дискурс г-на Додона, учитывая, что в его выступлении в ООН не прозвучало требований о выводе российских войск – при том, что и вы, и кабинет министров постоянно на этом настаиваете?

Нику Попеску: Прежде всего, тут надо бы сказать, что мир не следит, затаив дыхание, за событиями в Республике Молдова, и информацию о нашей стране граждане Бразилии, Китая или Монголии лихорадочно не ищут. Следовательно, и наши «дискурсы» в ООН вряд ли могут рассчитывать на широкий резонанс в мире. Кроме граждан самой Республики Молдова эти выступления слушают разве что дипломаты – друзья Республики Молдова, парламентарии... А это довольно узкая аудитория, и она и так прекрасно знает, что в Молдове есть различные позиции, есть разногласия. Эти люди, конечно же, в курсе реакции МИДЕИ на выступление г-на Додона.

В прошлом году 68% экспорта пришлось на страны ЕС, и только 8% составили поставки на российский рынок

В реплике МИДЕИ в очередной раз подтверждено, что вывод российских войск с территории Республики Молдова остается приоритетом, что приднестровское урегулирование возможно в рамках законодательства Молдовы, в частности, закона 2005 года. Так что для аудитории, которая следят за событиями у нас в стране, отнюдь не секрет, что между различными институциями Молдовы существуют разногласия.

Свободная Европа: Так и ущерба никакого не было?

Нику Попеску: Я не могу оценить размеры реального или гипотетического ущерба. Я могу сказать лишь, что точно так же, как и граждане Молдовы слышат различные мнения и оценки по тому или иному вопросу, порою противоречивые, то же самое слышат и видят и иностранные посольства в Кишиневе, и референты по Молдове из Брюсселя, Берлина, Киева или Москвы. Абсолютно все знают, что в Республике Молдова подобные разногласия есть, и никто не видит в этом ничего драматичного.

Все внешние партнеры Республики Молдова, в том числе США, Евросоюз и Россия, которые поддержали создание правящей коалиции, прекрасно знали, что у частей коалиции разные внешнеполитические программы. Это ни для кого не стало сюрпризом, и это не наносит особо ощутимого имиджевого ущерба. О внутренней ситуации в Молдове знают все, кто следит за ситуацией. Они понимают, что в Молдове разноголосица, они учитывают это, они знают, что по определенным направлениям, в том числе по приднестровскому, есть очень большие расхождения между составляющими политического спектра.

Свободная Европа: Но эксперты говорят, что Россия на самом деле хочет лишь одного – избавиться от образа агрессора и санкций Запада, а в конечном итоге – диктовать условия на постсоветском пространстве, чтобы вытеснить отсюда Запад. И Республика Молдова своими действиями ей, по сути, помогает…

Нику Попеску: Нет, я не согласен с такой постановкой вопроса! У нас, как у государства, есть довольно широкое поле для геополитических маневров, есть свои собственные интересы – и у нас больше возможностей продвигать и отстаивать эти интересы перед другими государствами или внешними партнерами, чем двадцать или десять лет назад.

За три десятилетия чередовались десятки формул, мелких шагов, больших шагов, симметричной федерализации, асимметричной федерации...

Сегодня политические и экономические партнерства у Республики Молдова настолько диверсифицированы, что мы в состоянии выдержать давление извне, которое лет семь или десять назад сразу бы уложило нас на лопатки. Приведу две более чем показательные цифры: в прошлом году львиная доля молдавского экспорта – 68% – пришлась на страны Евросоюза. И только 8% составили поставки на российский рынок.

При такой торговой статистике ситуация более чем ясна!.. Республика Молдова перестала быть слабым и крайне уязвимым государством в отношении всевозможных рычагов экономического давления со стороны. Молдова была уязвимой 10-15 лет назад, но сегодня – нет. Молдова нашла новые рынки сбыта, и нынешняя статистика будет определять политическое и экономическое развитие страны на долгие годы вперед. Да, эти 8%, которые составляют наши поставки на рынок России, цифра мизерная, но не по нашей вине! Это результат торговых ограничений, введенных Россией на импорт молдавских товаров.

Нам хотелось бы, чтобы поставки в Россию росли, потому что если нам удастся нарастить объемы экспорта по любому направлению, на любой рынок – российский, украинский, белорусский, то мы будем только в выигрыше. А это позволит открывать новые рабочие места здесь, в Молдове, позволит увеличить зарплаты, заодно вырастут и поступления в бюджет. Поэтому в наших интересах довести нынешние 8% до 10-12% и более, но – к прежней экономической зависимости возврата нет. И не будет!..

Свободная Европа: То, что Майя Санду пока не едет в Москву, как-то связано с неготовностью России отказаться от эмбарго?

Нику Попеску: Мы обсуждаем и готовим этот визит с нашими российскими коллегами, пытаемся определить дату визита, но что еще более важно – пытаемся вычислить, какие будут конкретные результаты. Сейчас в рабочем режиме мы обсуждаем с МИД России, каких конкретно результатов можно ждать от этого визита.

Свободная Европа: Конкретной даты пока нет?

Нику Попеску: Есть две-три даты, которые мы обсуждаем, но одновременно ведем… ну, это не совсем переговоры, это, если можно так выразиться, «обмен мнениями» или «ожиданиями» между нами и российской стороной. Мы хотим быть уверенными в том, что любой визит, который состоится, это не визит ради визита, ради общей фотографии, ради рукопожатий, – а поездка для достижения конкретных результатов.

Свободная Европа: И никаких сроков, хотя бы приблизительно, назвать вы не можете?

Нику Попеску: Нет, пока – нет...

На переговорах возникали десятки вариантов, некоторые были парафированы, но конфликт так и не решен

Свободная Европа: Вернемся к выступлению Игоря Додона в ООН. Пытались ли вы подсказать ему какие-то идеи? Игорь Додон говорил в одном интервью, что правительство хотело написать текст его речи...

Нику Попеску: За несколько недель до его выступления министерство иностранных дел действительно направило в аппарат президента общие тезисы его дискурса в ООН… Но аппарат главы государства выдал собственный текст. На том этапе уже были видны ощутимые разночтения между тем, как видит правительство элементы выступления – и тем, что появилось в итоге. Ну, а после выступления, как вы знаете, и МИД, и премьер-министр открыто высказали свое отношение к словам президента.

Свободная Европа: Поговорим о приднестровском урегулировании. Украинский дипломат Константин Елисеев – вы, наверное, его знаете…

Нику Попеску: Знаю.

Свободная Европа: Работал в ООН, работал в украинском правительстве вице-министром иностранных дел, если память мне не изменяет… Так вот, недавно он сказал, что если Украина одобрит «формулу Штайнмайера», то тем самым она согласится на российскую модель урегулирования. Вы с этим согласны?

Нику Попеску: Я не могу давать оценки дипломатическим формулам, которые обсуждает и использует Киев.

Свободная Европа: Что можете вы сказать про эту формулу? Как вы можете ее охарактеризовать, учитывая, что она касается и Молдовы?

Нику Попеску: Не знаю… Не думаю, что она напрямую касается Молдовы.

Свободная Европа: То есть, не касается?

Нику Попеску: Не думаю, что касается напрямую!.. Мы ведем переговоры по урегулированию приднестровского конфликта уже около 30 лет. За эти почти три десятилетия чередовались десятки формул, сценариев, оценок дальнейших действий, мелких шагов, больших шагов, федерализации, симметричной федерализации, асимметричной федерации, общего государства – на переговорах возникали десятки вариантов. Некоторые даже были парафированы, например, «меморандум Козака», но конфликт так и не решен.

И в случае Украины, можно не сомневаться, будут десятки – да уже и были десятки! – концептов: Минск, Минск-1, Минск-2... Иными словами, Украина проходит через аналогичный процесс обсуждений и поиска формул. Сегодня это «формула Штайнмайера», а завтра будет другая, и послезавтра – третья. Все это – части усилий по стабилизации ситуации.

Свободная Европа: Но вы понимаете, что я не могу не спросить об этом, потому что, как гражданин Республики Молдова, как журналист я хочу знать, как оценивает глава МИДЕИ формулу, которую многие считают российским планом, одобренном Украиной, и который впоследствии может быть как-то перенесен и на Молдову.

Нику Попеску: Эта формула вызывает у меня ряд вопросов. Главный из них, на который должен быть получен ответ, следующий: в какой момент, на каких условиях могут состояться местные выборы в зоне конфликта на территории восточной Украины, и каким образом эти выборы привязаны к процессу предоставления статуса этим территориям?

Свободная Европа: И формула дает ответы?

Нику Попеску: Нет! Потому что то, что обсуждалось ранее в публичном пространстве, не раскрывает никаких подробностей относительно организации выборов в зоне конфликта. Так что возникает очень много вопросов, на которые Украина и остальные участники переговоров в рамках «нормандского формата» должны найти ответы в последующие недели и месяцы.

Свободная Европа: Вы посоветовали бы киевским коллегам быть повнимательнее – или не тот случай?

Нику Попеску: Украинские коллеги предельно внимательны – да и мы, кстати, тоже!.. Я дважды ездил в Киев, встречался с г-ном Пристайко и в Нью-Йорке, мы довольно часто беседуем и, естественно, каждый раз обсуждаем ситуацию в зонах конфликта – и в Украине, и у нас. Украинцы внимательны к своим реалиям и к событиям в нашей стране, мы внимательно относимся к тому, что происходит вокруг приднестровского урегулирования, что происходит в Украине. Иными словами, и мы, и они предельно внимательны, и мы регулярно обмениваемся мнениями.

У нас нет возможности начинать другой проект, направленный на быструю реинтеграцию. Нельзя строить два дома одновременно

Свободная Европа: До очередного раунда переговоров в Братиславе в кишиневских СМИ прошла информация о некой декларации за подписью г-на Шовы. От советника премьера г-на Кульминского стало известно, что этот документ правительство отклонило. С другой стороны, некоторые эксперты, в частности, Думитру Мынзэрарь расценивают эту декларацию как некую «формулу Штайнмайера» для Молдовы. Что опасного в том документе? И почему кабмин его не поддержал?

Нику Попеску: «Формула Штайнмайера» касается порядка проведения местных выборов в зоне конфликта на территории Украины. Проект декларации «3+2», предложенный Бюро по реинтеграции Республики Молдова, не рассматривает проведение местных выборов ни в Республике Молдова, ни в приднестровском регионе Республики Молдова. Так что эти две инициативы просто несопоставимы.

В то же время, в проекте декларации, предложенном Бюро по реинтеграции, есть ряд элементов, которые не вписываются в параметры политического консенсуса в рамках парламентского большинства, – а ведь параметры этого консенсуса в правительстве есть. Были там и некоторые формулировки, которые вызывали вопросы и у меня, и у премьер-министра, и у посредников.

Свободная Европа: Конкретный пример можете привести?

Нику Попеску: Я не считаю целесообразным переходить к тексту этого заявления. Республика Молдова развернула активную работу по искоренению коррупции, по деолигархизации государства, реформированию юстиции, судебной системы и прокуратуры, Национального центра по борьбе с коррупцией...

Иными словами, мы – коалиционное правительство, и парламентское большинство вместе с аппаратом главы государства взяли на себя огромное поле действий. Довести эту работу до конца будет непросто, потребуется время, и на быстрый успех рассчитывать не приходится. В подобных условиях у нас нет возможности начинать другой проект, не менее, а может, и более сложный, направленный на быструю реинтеграцию. Нельзя строить два дома одновременно.

Свободная Европа: А социалисты с вами согласны? Скажем, г-н Додон согласен с вами? Во всяком случае, у многих сложилось мнение, что он буквально подталкивает вас к открытию второй стройплощадки!

Нику Попеску: Вернемся к соглашению от 16 сентября, которое подписали участники парламентского большинства. Там есть пункт, посвященный приднестровскому урегулированию, в нем говорится, что Молдова продолжит политику «малых шагов» по укреплению мер доверия между берегами Днестра, а также продолжит усилия по выводу российских войск, по утилизации и эвакуации боеприпасов из Приднестровья.

В соглашении, подписанном и принятом ПСРМ и блоком ACUM, о быстрой реинтеграции страны, о переговорах с Приднестровьем по новому статусу, о необходимости дипломатических усилий для признания нейтралитета Республики Молдова не говорится ни слова! Этих моментов в соглашении нет, и поэтому, когда вы меня спрашиваете о том, что «согласна ли Партия социалистов», я отвечаю так: я руководствуюсь соглашением Партии социалистов и блока ACUM.

Свободная Европа: Пытался ли г-н Шова продвигать свою декларацию без ведома правительства?

Нику Попеску: Так ведь и эта декларация не вписывается в те обязательства, которые взяло на себя парламентское большинство.

Свободная Европа: Пытался ли г-н Шова направить документ сторонам переговорного процесса без ведома правительства?

Нику Попеску: Правительство знало об этой декларации, но процедура внутренних обсуждений в рамках правительства не была завершена до того, как этот документ был представлен на утверждение.

Свободная Европа: Понятно. И этой инициативы больше нет?

Нику Попеску: Да.

Свободная Европа: [Глава миссии ОБСЕ в Молдове] г-н Нойкирх говорил, что в ближайшие дни продолжится обсуждение других вопросов…

Нику Попеску: В Братиславе обсуждались два вопроса. Изначально существовал протокол из 12 пунктов касательно «малых шагов» по укреплению доверия – и этот протокол в Братиславе подписан не был. Но г-н Нойкирх публично заявил, что переговоры продолжатся, и он выразил надежду, что удастся составить проект итогового документа.

Коалиция и нынешнее правительство не располагают мандатом для виражей или нововведений по приднестровскому урегулированию

Свободная Европа: Стороны пытаются достичь соглашения. И ведь известно, что он встречался с…

Нику Попеску: Совершенно верно! Это касается протокола, касается так называемых «малых шагов». Проект декларации «3+2», который затрагивает более глобальные, даже геополитические элементы процесса приднестровское урегулирование, не получит дальнейшего развития, потому что не отражает позиции всего парламентского большинства по вопросам, которые обсуждаются в рамках усилий по урегулированию конфликта.

Такой вид глобальных заявлений – о признании нейтралитета, о региональном геополитическом контексте – лишь углубляет раскол между политическими силами Республики Молдова, усиливает раскол в обществе, поэтому правительство не продвигает и не поддерживает подобного подхода. Парламентское большинство так же не желает прогресса в этом частично абстрактном диалоге, в отношении которого ни у правительства, в частности, ни в целом у коалиции нет мандата граждан.

Свободная Европа: Не уклонение ли это от решения вопроса?..

Нику Попеску: Это признание того факта, что в Республике Молдова нет консенсуса по параметрам и методам урегулирования приднестровского конфликта. И если мы не хотим еще больше взбудоражить наше общество, если мы не хотим многотысячных акций протеста, как в Украине, важно, чтобы каждая инициатива, каждое заявление по приднестровской проблематике было согласовано со всеми сторонами.

В противном случае мы рискуем еще больше накалить ситуацию в обществе, накалить атмосферу в парламенте и сорвать процесс реформ, поставить крест на борьбе с коррупцией. Потому что приднестровская проблематика и разногласия, которые есть у частей парламентского большинства, могут уничтожить политическую конструкцию в Кишиневе, могут взорвать, заблокировать, затянуть процесс реформ в сфере юстиции, а также поставить под угрозу наши отношения с внешними партнерами.

Поэтому я твердо убежден, исходя из соглашения, заключенного в парламенте 16 сентября, что действующее парламентское большинство и нынешнее правительство не располагают мандатом для каких-либо широких виражей или нововведений по разделу приднестровского урегулирования

ОБСЕ уже выделила определенные фонды. Речь идет о 7 млн евро для финансирования процесса утилизации боеприпасов

Свободная Европа: Не могу удержаться еще от одного вопроса. Известно предложение Москвы об утилизации боеприпасов, которые хранятся в Приднестровье. Вы сказали, что любая попытка вывода войск или утилизации вооружений должна вестись под международным мониторингом с участием и других международных игроков, а не только России. В чем причина подозрений? Неужели правы те аналитики, которые считают, что на самом деле Россия, напротив, хочет воспользоваться случаем для модернизации своей группы войск в Приднестровье?

Нику Попеску: Все, что делается по приднестровскому урегулированию в последние лет тридцать, делается с участием международных игроков, с участием ОБСЕ и стран-участниц ОБСЕ, куда входят США, все государства Европейского союза, а также другие страны. Евросоюз и США входят и в формат «5+2», следовательно, все, что происходит вокруг приднестровского урегулирования, вокруг вывода группы российских войск, вокруг уничтожения и утилизации боеприпасов, происходит не в условиях двусторонних дискуссий. Молдовы и России. В процессе задействованы все наши внешние партнеры, включая Украину.

Свободная Европа: Но Россия выступает за то, чтобы все происходило в двустороннем режиме?

Нику Попеску: С самого начала у нас по этому вопросу состоялся обмен мнениями. Россия сформулировала – не на бумаге, неофициально – свою позицию; у нас были дискуссии и с г-ном Лавровым, который в общих чертах пояснил, как видит российская сторона начало процесса утилизации боеприпасов. В свою очередь, я изложил позицию Кишинева, она состоит в том, что процесс может вестись только с участием и под наблюдением ОБСЕ.

Абсолютно во всех зонах конфликта, когда заходит речь о ликвидации боеприпасов или о разоружении, к процессу подключаются международные наблюдатели. Приведу в качестве примера Северную Ирландию, где Ирландская республиканская армия, которая являлась террористической организацией, сложила оружие. Факт разоружения подтвердила международная комиссия, которая удостоверилась в том, что все оружие было сдано или ликвидировано. Иными словами, это совершенно стандартная практика для любой ситуации, когда одна из сторон выражает готовность к уничтожению вооружений или боеприпасов.

Приднестровский вопрос не следует педалировать с помощью инициатив, которые не были согласованы

Свободная Европа: Насколько я понимаю, дело с места не двигается…

Нику Попеску: Почему? Лед уже тронулся.

Свободная Европа: Мне трудно представить, что Россия на это пойдет.

Нику Попеску: Так процесс уже пошел. Сейчас мы ждем официальных предложений в письменной форме – о том, как Российская Федерация видит прогресс по этому направлению. Что же касается нас, то мы хотим, чтобы боеприпасы были утилизированы как можно скорее, а весь процесс завершился в максимально сжатые сроки.

Свободная Европа: Как ОБСЕ может в этом помочь? Или проще обойтись без стандартов ОБСЕ?

Нику Попеску: По сути, ОБСЕ уже выделила определенные фонды. Речь идет о 7 млн евро, предназначенных для финансирования процесса утилизации боеприпасов, хранящихся в Приднестровье. Эти деньги уже выделены, средства ждут своего часа, а кроме того, представители ОБСЕ должны присутствовать и при уничтожении боеприпасов – несколько десятков человек своими глазами увидят, как боеприпасы выносятся из склада, утилизируются или вывозятся.

Свободная Европа: Политические вопросы мы оставили, г-н Попеску, на финал. Власть у нас двуглавая, одна голова глядит на Восток, другая – больше смотрит на Запад. А мне вот интересно, насколько комфортно чувствуете себя в должности министра иностранных дел вы – и насколько уверенно?

Нику Попеску: Контекст и параметры политического соглашения и основных принципов внешней политики, а также мандат, которым наделило меня парламентское большинство, позволяют мне решать массу проблем. Я могу посещать США, страны Евросоюза, Москву, где я пытаюсь сделать что-то конкретное для Республики Молдова.

Свободная Европа: Майя Санду отмечала ваши заслуги, говорила, что без ваших усилий правительству пришлось бы труднее. С другой стороны, аппарат главы государства оценивает ваши заслуги не слишком высоко, и известны предложения о замене министров…

Нику Попеску: Я не слышал никакой критики от президента по поводу текущей внешней политики, есть лишь те различия, о которых мы уже говорили. А о комфорте я говорить не хочу. Одна из тем, которая действительно представляет серьезную угрозу для сохранения равновесия в нашей внешнеполитической деятельности, – это как раз приднестровская тематика.

Я пытаюсь абстрагироваться от смены политических настроений, от перепадов давления в Кишиневе

Она может дестабилизировать нашу шаткую и атипичную конструкцию, и мне куда легче представлять нынешнее парламентское большинство в Москве, Киеве, Брюсселе, Бухаресте, Берлине или Вашингтоне практически по всему спектру внешнеполитических вопросов – экономических, дипломатических, говорить о вопросах безопасности – за исключением приднестровской тематики. Тут я не вижу социально-политического консенсуса, не вижу парламентского политического консенсуса. И это может очень сильно повлиять на умонастроения в нашей стране, может дестабилизировать и политическую конструкцию, и борьбу с коррупцией.

Свободная Европа: Предположим, что в определенный момент вы вдруг почувствуете, что ситуация определенно движется к формуле, которую вы не поддерживаете. Как вы отреагируете, и что вы предпримете?

Нику Попеску: Не я один – дело в том, что в приднестровском направлении есть расхождения, четко выраженные публично, и вполне определенно было заявлено о необходимости принятия срочных мер как на внутреннем, так и на внешнем уровне. Эти заявления озвучивал не только я, но и премьер-министр, и представители парламента. Следовательно, здесь существует потенциальный риск для обеих сторон нашего уравнения, для обоих составляющих парламентского большинства.

В общем, речь тут не только обо мне, речь идет о том, что по приднестровскому вопросу политические игроки, партии и их представители, политики парламентского большинства крайне разделены. Поэтому приднестровский вопрос не следует педалировать в публичном пространстве с помощью выдвижения инициатив, которые не были согласованы на уровне всего спектра политических сил парламента и кабинета министров.

Свободная Европа: Но ведь есть и политики, в том числе, в блоке ACUM, которые говорят, что так дальше уже нельзя, что проевропейская сторона только теряет, а другая часть коалиции, напротив, лишь укрепляется…

Политическая турбулентность для меня предпочтительнее ее отсутствия

Нику Попеску: В жизни любой страны всегда есть политические позиционирования, которые постоянно меняются – каждый день и каждую неделю. Я не могу предсказать, как будут развиваться отношения между политическими игроками в Кишиневе, но перед Молдовой действительно стоят важнейшие задачи, страна нуждается в помощниках, инвестициях, консульских услугах, нуждается в доступе на рынок Российской Федерации, в строительстве газопровода для обеспечения энергетической реформы, в реформе энергетического сектора… И что – мне сейчас впадать в депрессию или, напротив, начинать суетиться?! И так – каждый раз, когда тот или иной политический игрок или парламентарий выступает с заявлениями?..

Тут либо перестать заниматься своим делом, или же (я выбираю именно такой вариант!) ускоренными темпами двигаться к достижению поставленных целей: к отмене роуминга с Румынией, к завершению строительства газопровода, двигаться к внешней поддержке и поискам инвесторов, максимально абстрагируясь от вербального пинг-понга, из-за Кишинев буквально задыхается.

Разумеется, это в какой-то степени сказывается на имидже власти, это снижает доверие к ней, но, в конечном счете, это и есть политика. С другой стороны, у меня есть мандат, который обязывает меня работать на благо страны, и я пытаюсь действовать максимально оперативно для разблокирования отношений с нашими внешними партнерами, для упрощения экспорта, оптимизации условий, на которых нам предоставляется внешняя помощь.

Я пытаюсь абстрагироваться от смены политических настроений, от перепадов политического давления в Кишиневе, потому что за последние десять лет Молдова находится в состоянии перманентной турбулентности. И эта политическая турбулентность для меня предпочтительнее ее отсутствия, что наблюдалась до 2009 года, когда страной правили коммунисты, и правили жестко, по принципу «ни шагу влево или вправо».

Да, сегодня у нас турбулентность. А мы должны двигаться вперед, а я понимаю, что этой турбулентности уже лет десять и что, возможно, она продержится еще лет десять. Но внешняя политика – это не та область, где можно нажать кнопку «режим ожидания». Наоборот, мы должны извлечь максимум выгоды для своей страны, абстрагируясь от любых турбулентностей.

XS
SM
MD
LG