Linkuri accesibilitate

«Откуда ненависть к ФСБ?» Эксперты — о стрельбе на Лубянке


Полицейские в районе Лубянки вскоре после инцидента вечером 19 декабря

Следственный комитет России продолжает расследование инцидента со стрельбой в центре Москвы, у здания ФСБ на Лубянке, вечером 19 декабря. Дело возбуждено по статье о покушении на жизнь сотрудников правоохранительных органов. По официальным данным, один сотрудник ФСБ был убит, еще четверо пострадали. Ранения также получил один гражданский.

По словам источника агентства РБК, близкого к спецслужбам, нападавший открыл огонь из автомата Калашникова. Он был убит. В операции по нейтрализации стрелка, по данным СМИ, участвовали бойцы подразделения "Альфа". Называют имя нападавшего – это бывший сотрудник охранных структур из Подольска Евгений Манюров, ему 39 лет. Официального подтверждения этой информации пока нет.

Мать Манюрова рассказала журналистам, что в последние годы ее сын работал в нескольких частных охранных предприятиях, но уволился несколько месяцев назад. Одна из компаний, в которой работал Манюров, – "Вымпел-резерв", основатели которой связаны с ветеранами группы спецназначения "Вымпел", отмечает издание "База".

По словам матери Манюрова, в армии он не служил. В детстве занимался боксом и рукопашным боем. Увлекался стрельбой, которой занимался на протяжении 3–4 лет, рассказала она "Комсомольской правде". По данным "Базы", Манюров принимал участие в городских турнирах по стрельбе. Месяц назад на одном из них он занял третье место.

Мать Манюрова также рассказала, что близких друзей у сына не было, он не был женат. В последнее время не работал. По её словам, сын общался "с какими-то арабами" по телефону, говорил по-английски, поэтому она ничего не понимала. Изданию "База" она рассказала, что её сын "ненавидел кагэбэшников".

"Комсомольская правда" сообщает, что по месту жительства Евгения Манюрова зарегистрировано семь единиц оружия, в том числе газовое, травматическое, гладкоствольное и нарезное.

Заведующий отделом клинической психологии Научного центра психического здоровья Российской академии медицинских наук Сергей Ениколопов полагает, что для понимания причин произошедшего необходимо прояснить мотивы этой ненависти:

Был ли кто-то из его близких или он сам пострадавшим от каких-то их действий?


– Основное, что неясно, – на каком основании у него возникла эта ненависть к ФСБ. Был ли кто-то из его близких или он сам пострадавшим от каких-то их действий? Почему, например, его не взяли в армию? Может, он сам себе объяснил, что из-за ФСБ не смог занять то место в обществе, которое хотел? Также необходимо выяснить, не был ли он постоянным посетителем всяких сайтов, связанных с массовыми расстрелами, в частности, школьными? Выяснить, что его на это подтолкнуло, – основная задача. Потому что увлечение оружием – это возможный показатель высокой агрессивности. Но важно, что за этим стоит. Огромное количество людей увлекается оружием, но ничего при этом не происходит. Откуда у него возникли идеи, что таким образом можно мстить ФСБ и за что конкретно мстить, – это пока неясно, – говорит психолог.

Психолог Сергей Ениколопов
Психолог Сергей Ениколопов

По мнению Сергея Ениколопова, стрельба в Москве у здания ФСБ 19 декабря действительно похожа на нападения в Хабаровске и в Архангельске, произошедшие в 2017 и 2018 годах, – тогда целью молодых людей также стали приемные ФСБ. Но там явно действовала группа, а в случае с московским стрелком такой информации пока нет:

Один из важных вопросов в этой истории – как ФСБ все это пропустила


– Та группа молодых людей все-таки друг друга поддерживала, – напоминает Сергей Ениколопов. – У них это было более явно. Но это может быть и одиночный стрелок, который, как это часто происходит в разных странах, расстреливает ненавистные ему объекты (вспомним многочисленные случаи стрельбы в школах). Так что пока совершенно не ясно, кто это был – одиночка или участник какой-то более серьезной организации. Один из важных вопросов во всей этой истории – как ФСБ все это пропустила. Особенно если учесть, что весь последний месяц в Москве происходили все эти телефонные звонки о минировании, которые нагнетали обстановку. Людей просили освободить помещения, выйти на улицу и так далее. Как это могло произойти в центре Москве, у здания ФСБ, не совсем понятно, – говорит психолог Сергей Ениколопов.

  • 21 апреля 2017 года 17-летний Антон Конев атаковал приёмную ФСБ в Хабаровске. Он убил одного сотрудника спецслужбы и одного посетителя. Конева застрелили.
  • 31 октября 2018 года произошёл взрыв при входе в здание ФСБ в Архангельске. Бомбу внутрь попытался пронести 17-летний студент местного колледжа Михаил Жлобицкий. Она взорвалась у него в руках. Жлобицкий погиб, трое сотрудников ФСБ пострадали.

Отсутствие профессионализма в действиях сотрудников ФСБ отмечает на своей странице в фейсбуке оппозиционный политик Владимир Милов, друзья которого стали очевидцами перестрелки на Лубянке:

Руководитель аналитического подразделения "Вымпел", полковник ФСБ в отставке Владимир Клюкин в интервью Радио Свобода считает, что свободный оборот оружия в России недопустим. Кстати, вопросы к бывшим коллегам, допустившим перестрелку в центре Москвы, у него тоже остаются:

Категория потенциально опасных лиц становится все шире


– В России все активнее поднимает голову часть общественности, которая громко ратует за легализацию свободного распространения оружия, оборота стрелкового оружия, включая боевое. Никакие уговоры по поводу того, что широкое распространение оружия становится бесконтрольным и невинные люди могут оказаться жертвами, не действуют. Кроме того, у нас ФСБ сообщает, что то здесь, то там вскрыты ячейки сторонников ИГИЛа и тому подобное. Поэтому категория потенциально опасных лиц становится все шире, – полагает полковник ФСБ в отставке.

Огнестрельное оружие (иллюстративное фото)
Огнестрельное оружие (иллюстративное фото)

Согласно появившимся данным, стрелявший Евгений Манюров служил в охранных структурах. Владимир Клюкин полагает, что сотрудники подобных подразделений всегда входят в группу риска, и контроль за ними и их оружием должен быть значительно строже:

В частных охранных структурах люди проверяются слабо


– В частных охранных структурах люди нередко проверяются слабо, скажем прямо. Иногда к владению оружием допускаются люди, которые служили в горячих точках, и психика у них чуть-чуть сдвинулась. Я сам прошел немало таких регионов и прекрасно знаю, насколько тяжело возвращаться к мирной жизни. Есть у меня на памяти люди, но не мои сослуживцы, а из других ведомств, у которых, как говорят, "крыша ехала". С другой стороны, я совершенно не исключаю вариант, что конкретно этот человек мог попасть под более серьезную проверку со стороны тех же правоохранительных структур, включая ФСБ. Может, он попал под подозрение или просто вдруг вообразил, что его начали подозревать. Вот и решил нанести упреждающий удар, отомстить за что-то.

Что касается предотвращения. Я вам честно признаюсь, я в приемной ФСБ не был уже очень давно. Когда мне доводилось посещать это помещение, там были вполне определенные условия – стояла рамка, прапорщик на входе, предъявлялись документы и так далее. Как сейчас там все устроено, я представления не имею. Но много вопросов: как он там оказался? Каким образом он доставил оружие? Пока как у профессионала у меня вопросов больше, чем ответов. Вопросы к транспортным компаниям, к полицейскому окружению в районе Кузнецкого моста, к руководителю того ЧОПа, где он служил. Вопросы к маме: какова была ситуация в его семье? Чем он увлекался? У нас сейчас молодежь увлекается компьютерными играми со стрелялками и кровью… Откуда он взял оружие? В ЧОПах сейчас с оружием строго. Это раньше так было: пришел в ЧОП и через пять минут получил разрешение. Сейчас с этим намного строже, – рассказал руководитель аналитического подразделения "Вымпел", полковник ФСБ в отставке Владимир Клюкин.

XS
SM
MD
LG