Linkuri accesibilitate

По стопам Виктора Януковича, или Законодательные планы Владимира Зеленского


Украинский президент Владимир Зеленский в Верховной раде

С 1 января 2020 года в Украине отменяется депутатский иммунитет от уголовного преследования. Такое решение окончательно принято Верховной радой 3 сентября по инициативе главы государства Владимира Зеленского, и призвано оно в том числе не допустить раскола президентской фракции "Слуга народа". Теперь президенту будет легче управлять несогласными с общей позицией правящей партии. По итогам досрочных парламентских выборов партия Зеленского получила рекордные в украинской истории 254 депутатских мандата, что позволило президенту сформировать в Раде подконтрольные ему монобольшинство и кабинет министров. Лишение депутатов неприкосновенности, считают оппозиционные украинские политики, может быть лишь началом движения Зеленского по пути к узурпации власти в стране. Тем не менее, пока всё, что делает и говорит шестой президент Украины и члены его команды, с восторгом воспринимается рядовыми украинцами, особенно молодежью.

Первые решения Верховной рады, планы "Слуги народа" и нового правительства дают основания экспертам заявлять: вместо парламентско-президентской де-факто в Украине появилась президентская форма правления. На этом фоне Владимир Зеленский обещает вместо звучавших в последние годы лишь разговоров о борьбе с коррупцией быстрые результативные действия по ее искоренению. Осенний политический сезон в Украине, согласно недавнему интервью президента, которое он дал исполнителю роли премьер-министра Украины в сериале "Слуга народа", актеру Станиславу Боклану, должен запомниться громкими коррупционными процессами против бывших высокопоставленных деятелей.

До конца года Верховная рада намерена принять около 500 законов. Несколько сотен наработанных законопроектов могут быть одобрены парламентом в течение ближайших трех месяцев. Оппоненты власти проанализировали более 50 из них и пришли к выводу, что, если они будут приняты, это приведет к сворачиванию демократии и ограничению парламентаризма. Через полгода, на следующей сессии Верховной рады, могут быть окончательно приняты требующие конституционных изменений законопроекты, в частности, о подчинении президенту Национальной гвардии Украины, о получении контроля президента над всеми антикоррупционными и регуляторными органами, о ликвидации адвокатской монополии, о сокращении числа депутатов украинского парламента с 450 до 300. По словам лидера парламентской фракции "Европейская солидарность" Артура Герасимова, почти все законопроекты "ведут к полной концентрации власти в руках одного человека и к полному отсутствию контроля над действиями власти".

Депутат Верховной рады Алексей Гончаренко
Депутат Верховной рады Алексей Гончаренко

В своей речи с парламентской трибуны 3 сентября член этой же фракции Алексей Гончаренко сравнил Зеленского, стремящегося получить максимальную власть, с российским лидером Владимир Путиным. Зачем это нужно шестому президенту Украину?

– К сожалению, власть имущим всегда кажется, что им не хватает власти, – говорит Алексей Гончаренко. –​ Дайте еще, еще и еще... К сожалению, мы видели, к чему это привело в России. Поэтому, выступая с трибуны Верховной рады, я попросил президента Украины Владимира Александровича Зеленского помнить, что он Владимир Александрович, а не Владимир Владимирович. И Украина не должна скатиться к авторитаризму. Уверен, что этого не произойдет. Мы должны защитить демократию в нашей стране. А то, что Зеленский не может остановиться в каком-то бешеном желании получить еще больше и больше полномочий, это неправильно и это нужно остановить.

–​ По вашему мнению, это личная инициатива Зеленского – получить все рычаги власти – или же к этому его подталкивает окружение?

– Я не буду раскрывать какую-то теорию заговора. Понятию не имею, не готов и, в принципе, мне не интересно, сам Зеленский действует или за ним кто-то стоит. В любом случае, в стране должны быть балансы власти, антикоррупционные органы должны быть независимыми, и об этом идет речь. Главная задача антикоррупционных органов – бороться с коррупцией во власти. Оппозиция ведь не может заниматься коррупцией априори, у нее нет никаких возможностей. Этим может заниматься лишь власть. Но если эти органы будут полностью подконтрольны власти, то разве могут они быть независимыми и разве будут таковыми результаты их работы? Думаю, ответ очевиден. И поэтому мне все равно, кто за этими решениями стоит – лично Зеленский или коллективный Зеленский. В любом случае, мы не должны допустить узурпации власти. И Украина не должна превратиться ни в Россию, ни в советскую социалистическую республику.

Вы полагаете, что гражданское общество в Украине сейчас настолько сильное, что сможет не допустить концентрации власти?

– У нас уже была такая попытка, когда Виктор Янукович в 2013 году вышел за пределы своих президентских полномочий, изменил стратегический курс страны, и реакцией на это была "революция достоинства", когда сначала сотни тысяч, а затем – миллионы людей вышли на улицы. Украинцы показали, что они такие вещи не допускают. Хотя и цена у этого высока – на киевском Майдане погибло более ста человек, началась российская агрессия, и много чего другого произошло. Поэтому до этого доводить не стоит. И при малейших поползновениях подобные попытки следует сразу же пресекать.

Оппоненты действующего украинского президента полагают, что, расширяя свои полномочия, он идет по стопам упомянутого Гончаренко четвертого президента Виктора Януковича, который через Конституционный суд осенью 2010 года узурпировал власть, получив все рычаги управления государством, а в феврале 2014-го – после "революции достоинства" – бежал в Россию. Зеленский, как и Янукович, был избран на выборах с ограниченными президентскими полномочиями.

Лидер парламентской фракции "Голос" Сергей Рахманин (в центре)
Лидер парламентской фракции "Голос" Сергей Рахманин (в центре)

"Возможно, я невнимательно читал предвыборную программу Зеленского, но я не помню, чтобы он обещал увеличить свои полномочия. Если посмотреть на некоторые изменения, конституционные и законодательные, то он собирается фактически подчинить себе все силовые структуры, начиная от Нацгвардии и заканчивая возможностью создания в неограниченном количестве регуляторных органов. Мне кажется, что какую-то серию "Слуги народа"(в этом сериале Зеленский сыграл роль президента Украины Василия Голобородько. – РС) я пропустил", – заявил с парламентской трибуны председатель фракции "Голос" Сергей Рахманин.

Гвардейцы президента?

Подготовленные поправки в Конституцию Украины, предусматривающие переподчинение Национального антикоррупционного бюро Украины (НАБУ) и Государственного бюро расследований (ГБР) президенту, действительно могут привести к неоправданной концентрации власти в руках главы государства, предупреждают в Transparency International. В международной правозащитной организации отмечают, что НАБУ и ГБР должны находиться в ведении правительства, а не президента, поскольку правоохранительные органы относятся к исполнительной власти. Среди законопроектов, которые внес на рассмотрение Верховной рады президент, серьезную критику вызвала и его инициатива по выводу из подчинения министерства внутренних дел Национальной гвардии Украины (НГУ), насчитывающей 50–60 тысяч бойцов, и передаче ее в подчинение главе государства.

Бойцы Национальной гвардии Украины на учениях
Бойцы Национальной гвардии Украины на учениях

В пояснительной записке к документу указывается, что такой шаг позволит президенту "более эффективно использовать возможности НГУ в сфере национальной безопасности и обороны". Таким образом, Арсен Аваков, который, несмотря на протесты активистов, все же был назначен министром внутренних дел в новом украинском правительстве, станет уже не такой влиятельной политической фигурой, как в период президентства Петра Порошенко, говорит глава Центра военно-правовых исследований Александр Мусиенко:

– Зеленский и его окружение преследуют цель максимально сократить полномочия Авакова. И именно так это (переподчинение НГУ. – РС) будет преподнесено обществу и особенно ярым противникам министра, мол смотрите, мы оставили его на посту главы МВД, но, тем не менее, полномочия урезали. Такая тенденция уже прослеживается. Правительство уже ликвидировало управление Национальной полиции, которое занималось борьбой с экономическими преступлениями в составе МВД. Теперь, если заберут у ведомства Авакова подконтрольные ему Национальную гвардию и, возможно, еще и Погранслужбу, то, конечно же, это существенно сократит его полномочия и влияние. Что же касается самого законопроекта о переподчинении Нацгвардии главе государства – я не поддерживаю такую инициативу, поскольку в силовых ведомствах между собой должен сохраняться баланс и некая конкуренция. Это своего рода предохранитель от концентрации власти над силовым блоком в одних руках – в руках президента Украины. Именно из-за того, что существовала такая конкуренция между руководителями МВД и СБУ, генеральным прокурором, мы видели в последние пять лет и даже до этого, когда министр внутренних дел назначался в результате договоренностей парламентской коалиции. Это дало возможность обеспечить и честный избирательный процесс.

Министр внутренних дел Украины Арсен Аваков
Министр внутренних дел Украины Арсен Аваков

Едва ли не впервые в украинской истории на последних президентских выборах руководитель МВД не стал на сторону главы государства, а занял более-менее нейтральную позицию. Кстати, можно вспомнить, что еще со времен первого президента Украины Леонида Кравчука и первоначального периода правления второго президента страны Леонида Кучмы – до принятия Конституции Украины в 1996 году, – функции по управлению Нацгвардией были у парламента. А уже позже были созданы Внутренние войска, подконтрольные МВД Украины, и все силовые органы подчинились главе государства, поскольку действовала президентская форма правления. В современной же парламентско-президентской Украине концентрация всей власти в руках президента вызывает закономерные вопросы. Мы не видим желания нынешней власти допустить парламентский контроль за Нацгвардией и другими силовыми структурами. Кроме того, возникают сомнения, а не может ли инициатива президента о переподчинении ему Нацгвардии привести к негативным последствиям, когда всеми силовыми структурами будет руководить один президент из единого центра. Поэтому считаю нецелесообразным принятие такого законопроекта. Существующая структура вполне соответствует европейским моделям форм управления силовыми органами, и ее следовало бы сохранить. Тем более что Национальная гвардия прекрасно себя зарекомендовала в составе МВД.

А, по вашему мнению, существует ли сейчас угроза узурпации власти в Украине?

–​ Оценивая все факты начиная с конца весны, после вступления Владимира Зеленского в должность президента Украины, началась целенаправленная кампания, призванная сосредоточить в руках Зеленского как можно больше рычагов влияния и власти. Сейчас мы видим пик этой кампании, ее цель, очевидно, фактическое установление в Украине президентской формы правления. Причем президентской формы в таком худшем понимании, потому что даже при такой форме правления во многих странах парламенты имеют контролирующие функции, например, во Франции и США. У них есть инструменты, которые позволяют не допускать осуществления президентом незаконных, неконституционных действий. У нас же преобладает политическая логика над правовой. И это становится все более заметным. Иногда такие "благие намерения" приукрашиваются популизмом. А на это позитивно реагируют рядовые украинцы. Им нравятся идеи разогнать часть депутатов Верховной рады, сократив их численность с 450 до 300, посадить провинившихся политиков за решетку и так далее. На самом деле подобные инициативы продиктованы стремлением, повторюсь, получить как можно больше власти. До какой степени это может дойти? Пока говорить об этом сложно. Думаю, что существующие в Украине гражданские институты, журналисты, активисты и рядовые украинцы, как свидетельствует наша история, не очень благосклонно реагируют на узурпацию власти, на попытки установить диктатуру. Но здесь есть один существенный момент – если у Зеленского при этом будут экономические успехи, качественные реформы, позитивные результаты, которые ощутят в своих карманах все граждане, то реакцию на узурпацию власти в этом случае предположить затруднительно: возможно, многие будут одобрять такие шаги власти. Правда, учитывая свободолюбивость украинского народа, это может быть лишь до поры до времени, – считает Александр Мусиенко.

Почему в нынешней Украине невозможно узурпировать власть

Шестой украинский президент требует от своих подчиненных быстрых решений. Парламентское большинство в составе членов его партии для этого готово заседать в Раде, голосуя за неотложные президентские инициативы, не только днем, но и ночью.

Украинский президент Владимир Зеленский выступает в Верховной раде
Украинский президент Владимир Зеленский выступает в Верховной раде

Несмотря на то что Владимир Зеленский сосредоточил в своих руках и законодательную, и исполнительную власть, Украине не грозят ни узурпация власти в классической форме, ни сворачивание демократии, уверен заведующий отделом Института философии Национальной академии наук Украины Евгений Быстрицкий:

Бывший комедийный актер в роли диктатора – сейчас вероятность такой перспективы вызывает лишь иронию


– Узурпации власти в Украине в классической форме, когда есть диктатор и его команда, которые полностью меняют нормы права и Конституции, быть не может. Но есть то, что я бы назвал концентрацией власти. Но не в одних руках самого президента Зеленского, а в одной представительской политической команде, которая состоит из Офиса президента, большинства в Верховной раде и исполнительной власти. Такая концентрация наблюдается. И те законопроекты, которые поданы "Слугой народа" на рассмотрение депутатов парламента, действительно говорят о такой концентрации, а именно: президент не только стремится подчинить себе Национальную гвардию, что, в общем-то неплохо, потому что в наших условиях он – главнокомандующий ВС Украины, и подчинение Нацгвардии главе МВД, как мы видели в период президентства Петра Порошенко, приводило к возникновению двоевластия или элементов двоевластия. И в последние пять лет мы наблюдали, когда министр внутренних дел не подчинялся, не смотрел в сторону президента. Но самое не очень приятное – то, что Зеленский подал законопроекты, которые позволят ему назначать руководителей регуляторных органов Украины. Здесь возникают, конечно, элементы и конфликта интересов, и возможной коррупции. Насколько это опасно? Безусловно, это недемократично, но тем не менее это можно отслеживать – кого будет Зеленский назначать, следствия такого назначения. Однако я не уверен до конца, что эти законопроекты будут приняты Верховной радой, поскольку украинский президент пообещал проанализировать их на предмет соответствия нормам Европейской конвенции по правам человека, нормам демократии. Мы посмотрим, чем закончится эта кампания. Я бы интерпретировал желание концентрации исполнительной и законодательной власти в одной представительской политической команде как желание достаточно радикально проводить реформы. Это очевидно, поскольку реформы нужно сейчас сильно динамизировать, и без этого довольно сложно выполнить предвыборные обещания президента. Теперь почему я думаю, что узурпации власти не будет? Во-первых, я бы обратил внимание на качество исполнительной власти. Там есть 5–6 персон, не буду их называть, которые, полагаю, не допустят узурпации. Они не так сильно держатся за свои кресла, там есть, например, Айварас Абромавичус (генеральный директор Укроборонпрома, бывший министр экономики в украинском правительстве. – РС), скажем, которые по своему характеру не пойдут на сотрудничество с диктаторским режимом. Но это не самое главное. Второе, что важно – национальные силы. Я имею в виду патриотически проукраинские, но не националистические силы, которые сейчас отслеживают все происходящее во власти. И думаю, что они вместе с гражданским обществом будут действовать сообща, если возникнет угроза узурпации власти. И наконец, третий фактор – западные доноры Украины и международные отношения с Западом, в которые встроена Украина. В условиях войны – вооруженного конфликта в Донбассе – идти на обострение, идти вообще на шаги, которые будут разрушать демократию в Украине? Думаю, что мы встретим довольно резкое сопротивление и недовольство наших западных коллег. Это связано и с экономическими санкциями против России, и с войной на востоке Украины, и с крымской проблемой. Весь этот комплекс неразрешенных вопросов не даст возможности даже при большом желании стать диктатором. Бывший комедийный актер в роли диктатора – сейчас вероятность такой перспективы вызывает лишь иронию. Думаю, что это фантастический сценарий, и реализовать его в реальности не удастся, – полагает философ Евгений Быстрицкий.

XS
SM
MD
LG