Linkuri accesibilitate

«Продолжайте метелить протестующих»: суды над активистами в Москве


Акция протеста в Москве

Преследования за участие в московских протестах продолжаются

3 сентября Пресненский суд Москвы приговорил финансового менеджера из Подмосковья Владислава Синицу к пяти годам колонии за твит с рассуждениями о деанонимизации сотрудников правоохранительных органов. В этот же день в московских судах началось рассмотрение нескольких дел о применении насилия по отношению к представителям власти в ходе последних несогласованных акций протеста.

Тверской суд уже приговорил к трем годам лишения свободы 25-летнего Ивана Подкопаева и к двум годам – 25-летнего Данилу Беглеца. Их дела рассматривались в особом порядке, поскольку оба признали свою вину. Также 3 сентября Следственный комитет прекратил уголовное преследование пятерых обвиняемых по так называемому делу "о массовых беспорядках" 27 июля – Сергея Абаничева, Даниила Конона, Валерия Костенка, Владислава Барабанова и Дмитрия Васильева. Еще двух фигурантов этого дела – Егора Жукова и Сергея Фомина – ​перевели из СИЗО под домашний арест. Еще двум обвиняемым в применении насилия к представителю власти, Кириллу Жукову, приподнявшему полицейскому забрало, и Евгению Коваленко, бросившему в сторону полицейского урну, приговоры, как ожидается, вынесут в среду, 8 сентября. Обвинение предлагает назначить наказание Жукову – 4,5 года, а Коваленко – 5 лет заключения.

Владислав Синица получил 5 лет за твит

"Посмотрят на милые счастливые семейные фото, изучат геолокацию, а дальше ребенок доблестного защитника правопорядка просто однажды не приходит из школы", – написал Синица, добавив, что родители могут получить по почте "снафф-видео". Сообщение было размещено в твиттер-аккаунте "Макс Стеклов" 31 июля. Так автор твита ответил на вопрос о целесообразности деанонимизации сотрудников правоохранительных органов гражданскими активистами.

Владислав Синица в суде
Владислав Синица в суде

Днем 4 августа публикацию процитировал телеканал НТВ. Вечером Следственный комитет сообщил о задержании Владислава Синицы. Обвиняемый признал авторство твита, но отрицал преступный умысел. На допросе он сказал сотруднику СКР, что под "снафф-видео" он подразумевал записи, на которых демонстрируются убийства: "Данный термин использовался в кинематографе, например, в фильме "Советник". "Совершенно очевидно, что там не призывы, а размышления о том, к чему это все может привести", –​ комментировал обвинение адвокат блогера Дмитрий Никольский.

Следствие было завершено за рекордные два дня, а суд рассмотрел дело за сутки. Сотрудники Росгвардии, бывшие свидетелями по делу Синицы, настаивали, что его твит принес им моральные страдания и заставил переживать за близких.

Полиция на акции в Москве, 3 августа 2019 года
Полиция на акции в Москве, 3 августа 2019 года

"После работы я домой пришел, поужинал, открыл свой мобильный телефон посмотреть новости в "Одноклассниках". Открыл твиттер, где я увидел эти записи, переписку, то, что там было написано… Товарищ под ником Макс Стеклов писал, что… Ну, призывы были похищать детей росгвардейцев с последующей расправой. И я посмотрел ответы людей, комментарии. Меня это насторожило, и я стал как бы беспокоиться за судьбу своей дочери, ее здоровье. У меня дочь 1999 года рождения, учится в вузе. И там последовал такой призыв к тому, чтобы похищать детей росгвардейцев с последующей расправой. И присылать родителям диск с этим видео", – говорил в ходе заседания сотрудник Росгвардии Александр Андреев.

"Указанную угрозу я воспринял реально и стал опасаться за жизнь и здоровье моей семьи, поскольку я непосредственно принимал участие в охране общественного порядка", – заявил второй свидетель, старшина Росгвардии Артём Тарасов.

Владислав Синица в суде, 5 августа 2019 год
Владислав Синица в суде, 5 августа 2019 год

Юрист Международной правозащитной группы "Агора" Алексей Глухов полагает, что этот приговор – своеобразный сигнал от власти полицейским и Росгвардии продолжать в том же духе:

Назначать реальное лишение свободы за слова без реальной угрозы – это верх несправедливости

– Я видел этот твит, и он, конечно, спорный. Но назначать реальное лишение свободы за слова без какой-то реальной угрозы – это верх несправедливости. Если же кто-то там обиделся или испугался, достаточно было бы гражданско-правовой ответственности. Этот приговор – форма классовой мести со стороны силовиков. Он обращен даже не к обществу для запугивания людей, а этим вот росгвардейцам и полицейским, которые носятся с дубинками по улицам Москвы за мирными протестующими: "Мы вас защищаем, продолжайте метелить протестующих, задерживайте, не бойтесь, а всех, кто посмеет на вас прыгнуть, мы будем сажать на пять лет в тюрьму". Это очень сильно читается в этом деле. А то, что суд прошел так быстро, – это новая реальность. Здесь нет ни потерпевших, ни свидетелей, никого. Есть скриншот Твиттера, есть какое-то заключение, сделанное силовиками, и все. В этом деле нет никаких доказательств, которые требуют длительного рассмотрения. Совершенно понятно, что это дело показательное. Основным получателем сигнала от суда и руководства силовиков являются рядовые исполнители, которые разгоняют митингующих. Это дело нужно мотивированно обжаловать, работать на смягчение приговора. Потому что верить в оправдательный приговор в современных условиях по таким категориям дел сейчас трудно, – полагает юрист "Агоры" Алексей Глухов.

Уголовные дела в московских судах​

3 сентября в судах началось рассмотрение первых уголовных дел, возбужденных после массовых акций протеста в Москве. В частности, Тверской суд приговорил к трем годам колонии 25-летнего техника Ивана Подкопаева. Он обвиняется по части 1 статьи 318 Уголовного кодекса России ("Применение насилия к представителю власти"). Следствие утверждает, что 27 июля на несогласованной акции оппозиции Подкопаев распылил перцовый газ в сторону сотрудников правоохранительных органов. В ходе следствия он свою вину признал, поэтому дело рассматривалось в особом порядке – без исследования доказательств.

Иван Подкопаев в суде
Иван Подкопаев в суде

В этом же режиме тот же Тверской суд 3 сентября рассмотрел и уголовное дело в отношении 25-летнего предпринимателя Данилы Беглеца, также признавшего вину в применении насилия в отношении представителя власти. Беглеца обвинили в том, что на протестной акции 27 июля он потянул за руку полицейского, который задерживал протестующих. Сам же он объяснял, что в центре Москвы оказался случайно, случайно попал в оцепление, а потому не мог покинуть место акции. А задержали Беглеца после того, как он поднял и попытался вернуть одному из задержанных выпавшие наушники. Этих объяснений суд не принял и, несмотря на особый порядок рассмотрения дела, приговорил Данилу Беглеца к двум годом лишения свободы.

"Он нужен сыну и детям очень. Сыну два годика. Я вчера у них была. Он все время зовет папу. Он с детства мне много помогал. Я рано осталась без мамы. Он с малых лет все для меня делал. У меня уходит здоровье. А он моя правая рука. Он рос без отца, а его дети не должны расти без отца", – говорила в суде мама обвиняемого. Адвокат настаивал на прекращении дела и судебном штрафе.

Административные преследования политиков и активистов

После несогласованной акции оппозиции 31 августа в Москве, где обошлось без задержаний, правоохранительные органы возбудили административное дело о нарушении правил проведения публичных мероприятий. В его рамках ночью 2 сентября были задержаны, но после отпущены оппозиционные политики Любовь Соболь и Николай Ляскин и действующий муниципальный депутат и журналист "Новой газеты" Илья Азар. Задержав Азара, полицейские оставили в незапертой квартире его двухлетнюю дочь, что вызвало волну возмущения. Уполномоченный по правам ребёнка Москвы Евгений Бунимович обратился в прокуратуру с просьбой проверить действия полицейских. "Они могли подождать маму либо связаться с соцзащитой. Они не связывались. Я звонил – ни соцзащита, ни органы опеки ничего не знали, – рассказал детский омбудсмен агентству "Интерфакс". – Если это подтверждается, то надо принять соответствующие меры".


Позднее жена Ильи Азара Екатерина рассказала, что ребенок оставался дома один с открытой дверью. Главный редактор "Новой газеты" Дмитрий Муратов, поручившийся за Илью Азара в полиции, считает ситуацию с его маленькой дочерью совершенно неприемлемой:

Это совершенно чудовищная история – ребенка подвергли опасности

– В данном случае человеческая и юридическая точка зрения, как ни странно, совпадают, – полагает Муратов. – Существуют абсолютно жесткие инструкции для сотрудников внутренних дел в отношении несовершеннолетних, которые находятся в местах обысков. Тем более при проведении следственных действий категорически запрещено подвергать опасности жизнь и здоровье людей, которые находятся в этих помещениях. Я не знаю всех подробностей. Но со слов жены Ильи Азара Екатерины я знаю, что полчаса ребенок был один при открытой двери, когда Азара забрали в тапочках с лестничной площадки, где он курил. Это, конечно, не укладывается ни в какие рамки. Это совершенно чудовищная история – ребенка подвергли опасности, но полицейские сказали, что у них есть какие-то видео, на которых видно, что в доме могла находиться няня. К сожалению, показать мне эти видео никто не сумел. У меня есть ощущение, что полиция выполняет чьи-то быстрые и срочные приказы. До этих событий за полицией водилось много грехов, но вот таких отчаянных нарушений прав человека, да еще в столь щекотливой эмоциональной сфере, как дети, я не припоминаю, – рассказал главный редактор "Новой газеты" Дмитрий Муратов.

Отношение общества к применению силы

Протесты с требованием допустить до выборов в Мосгордуму независимых кандидатов продолжаются более месяца. Во время акций 27 июля и 3 августа были задержаны несколько тысяч человек, полиция применяла силу и спецсредства. Было возбуждено уголовное дело о массовых беспорядках. Оно вызвало резкую критику со стороны оппозиции, правозащитников и деятелей культуры. Ряд независимых кандидатов были отправлены под административный арест. Илья Яшин отбывает пятый административный срок подряд.

Илья Яшин в суде
Илья Яшин в суде

45 процентов россиян считают, что сотрудники правоохранительных органов необоснованно использовали силу при задержании участников протестных акций в Москве. Около трети респондентов сочли действия полиции адекватными. Об этом свидетельствуют данные опроса "Левада-центра".

Задержания в Москве, 3 августа 2019 года
Задержания в Москве, 3 августа 2019 года

Согласно результатам исследования, почти половина опрошенных равнодушно относится к акциям протеста в Москве, связанным с недопуском независимых кандидатов на выборы в Мосгордуму. Положительно и отрицательно к митингам протеста относятся 23 и 25 процентов респондентов соответственно.

Треть опрошенных отвергли возможность того, что протестные акции в Москве были проведены в результате вмешательства внешних сил. 26 процентов назвали такое вмешательство главной причиной выступлений.

Согласно опросу социологов, 30 процентов россиян считают, что в стране возможны протестные выступления с политическими требованиями. О готовности лично в них участвовать заявили 20 процентов респондентов.

Треть россиян допустили выступления против падения уровня жизни и в защиту своих прав. В таких протестах готовы участвовать 27 процентов опрошенных, рассказал Радио Свобода социолог, директор Левада-центра Лев Гудков:

Возмущение действиями властей нарастает. Молодежь шокирована действиями полиции


– Это наш регулярный опрос по целому ряду проблем, который мы проводим каждым месяц. В этот раз мы спросили людей о протестах. Мнения сильно различаются в зависимости от того, откуда они получили информацию: либо по федеральным каналам, либо из интернета, из социальных сетей, видеоблогов и прочее. В принципе, тут особых изменений не произошло, потому что за протестами внимательно следит более либеральная, демократически настроенная публика, а это всего 16 процентов. 45 процентов относились к этому абсолютно равнодушно. Остальные относились отрицательно. Но что здесь нового и интересного – это нарастающее возмущение действиями полиции и властей. Причем новой была и реакция молодежи, которая шокирована действиями полиции. Это стало стимулом быстрой социализации, включения в осмысление политических событий. Думаю, в ближайшее время быстрых последствий митингов и протестов мы не увидим. Для осмысления и переосмысления реальности требуется два-три года. Мозги людей будут работать, и это может привести к довольно сильным изменениям в настроениях, – полагает социолог Лев Гудков.

XS
SM
MD
LG