Linkuri accesibilitate

«Цены как на Мальдивах, а сервис жуткий». Где теперь зимуют россияне


Дома местных жителей на острове Занзибар

В Россию пришла зима со слякотью, снегами и морозами, и тысячи ее жителей, раньше проводившие холодный сезон в тропических странах, поняли, что ехать практически некуда: большинство государств закрыты, а те, что разрешают въезд, не всегда удобны для жизни.

Некоторые зимовщики отправились на российский юг, но зимой здесь не очень тепло. Индия, излюбленное место многих россиян, закрыта для туристов, отменены даже выданные ранее долгосрочные туристические визы, а новых не дают. Таиланд начал приоткрываться, но по приезде нужно пройти двухнедельный карантин в достаточно дорогом отеле, что не всем по карману. Открыты Танзания, Египет и Турция: кое-кто поехал туда.

Радио Свобода поговорило с людьми, несмотря на пандемию, не изменившими своим привычкам и проводящими эту зиму в разных южных странах.

Вадиму 47 лет, он – одновременно программист, поэт, художник и блогер Красная Рыбка. Уже восемь лет он вместе со своей семьей живет в тайском городе Хуа-Хин. В Москве осталась недвижимость, но семья бывает там редко. Виза у них несколько лет подряд была учебная, долгосрочная, и они действительно изучали английский язык в местной лингвистической школе. Недавно жене Вадима Анжеле исполнилось 50 лет, и она оформила пенсионную визу. А их внучка Кася вообще родилась в Таиланде, и виза ей не нужна. Вот что рассказал нам Вадим.

– Мы с супругой – цифровые кочевники: живем в разных местах, повсюду ездим, но при этом у нас базовое гнездо в Хуа-Хине. Уже почти год мы тут, поскольку закрыты границы. Здесь минимальное число заражений и смертей от ковида. Разница между Западом и Востоком гигантская. Если Запад закрывал всех и сразу, то у нас закрывали конкретные места, где были случаи заражения. Вот, скажем, в городе был один кондоминиум, где появился один больной: весь кондоминиум закрыли, как при чуме в XV веке. Город Чиангмай, где было довольно много случаев, закрыли полностью. В Бангкоке закрывали отдельные улицы. Все это держалось у нас месяца четыре. И даже при плохих вводных (сюда ведь всегда приезжало множество китайцев) эту проблему решили. Мы до сих пор носим маски, но преимущественно в магазинах, а на улицах никогда не заставляли это делать. Огромную роль сыграла разумная политика, хотя здесь нет демократии, тут авторитаризм и монархия. Просто есть конкретная проблема – ее надо решить. У нас, правда, серьезные экономические последствия: ушли 25% туристического дохода, но они пока компенсируются государством.

– Как устроен ваш быт в Таиланде?

– Быт устроен счастливо. Мы снимаем большой дом практически в деревне, на краю города: три комнаты, каждая со своей ванной. При доме большой сад, где растут фруктовые деревья: джекфрут, шелковица, бананы, папайя. За все это великолепие я плачу 600 долларов в месяц. Здесь вполне приличный интернет. Еда вкусная, очень качественная и дешевая, особенно если готовить дома. Здесь живет множество европейцев (в обычное время около 50% населения – экспаты), которые привозят с собой технологии изготовления еды, поэтому у нас есть итальянское колбасы, швейцарский шоколад, чудесные сыры. Мы всюду перемещаемся на мотоцикле, что очень удобно. В Москве любой путь на машине с окраины в центр занимает от часа до двух, а в Хуа-Хине в пределах города мы считаем время пути на минуты. К нам приехал друг с женой – в отпуск, но они застряли тут из-за ковида и теперь не хотят никуда отсюда уезжать, говорят, что это были лучшие месяцы в их жизни.

– Почему вы выбрали для жизни именно это место?

Вадим
Вадим

– Город очень комфортный, культурный, в нем идет активная художественная жизнь, можно каждый день куда-то ходить. Мы даже замутили русский арт-клуб! Здесь живут замечательные музыканты из Шотландии, Ирландии, Штатов. Есть великолепнейший бар, где по вечерам играют музыку совершенно фантастические старики: люди всю жизнь жили в Европе, а потом им надоел тамошний климат, и они приехали сюда. Все это накладывается на отличный климат, на постоянное хорошее настроение окружающих. Здесь нет всей этой чепухи: ты выходишь на улицу – какой-то сосед поставил тебе машину поперек дороги, ты зашел в магазин – тебя обхамили… Все это создает общий фон депрессии. Ты приходишь на любой московский творческий вечер, и там большинство людей сидит с кислыми минами. Здесь ты приходишь на вечер – и все пляшут, как подростки, независимо от возраста.

Я люблю Таиланд – это здоровая культура, здоровый образ жизни, свежий воздух, прекрасное питание, хорошая экология, естественность и изобилие физической культуры: йога, массаж. Русских семей, постоянно живущих в Хуа-Хине, около трех сотен, – рассказывает Вадим.

Светлана
Светлана

Светлане 60 лет, она из Белгорода, преподает йогу – сейчас по зуму. Последние 13 лет по 6–9 месяцев в году жила в Индии. Прошлый сезон тоже провела там, успела выехать в Россию до введения карантинных ограничений. Ближе к осени начала думать, куда бы податься на зиму.

– Из того, что было возможно, я выбрала самый бюджетный и самый теплый Египет (сюда даже перелет недорогой). Приехала в Шарм-эль-Шейх в начале октября. Я вообще-то не люблю мусульманские места, так что страна однозначно не моя. Единственное, чему я порадовалась: тут хорошие и относительно дешевые фрукты-овощи, сыры и молочные продукты (мяса и рыбы я не ем). Сначала я жила в отеле, и мне тут очень не нравилось, думала: сколько же я выдержу?.. Потом нашла квартиру на юге города, около коптской церкви: просторная кухня-холл, спальня и два балкона, хорошая мебель. Стоит она около 15 тысяч рублей в переводе на наши деньги, и это вместе со светом и водой. По сравнению с Индией жилье куда более комфортное.

– Насколько строги сейчас в Египте карантинные ограничения?

– Двухнедельный карантин по приезде проходить не нужно. На границе надо предъявить свежий отрицательный результат ПЦР-теста на коронавирус. В Шарме можно его сделать прямо на месте, а я прилетела в Каир со своей справкой, и там у меня ее особо не проверяли. Но в соцсетях я читала, что даже если человек приезжает без ПЦР, все равно он не сидит в карантине. В октябре и начале ноября маски требовались только в больших супермаркетах, без них просто не пускали. Во все остальных местах: на рыночках, пляжах, в маршрутках и такси – очень редко можно было встретить человека в маске. В последние недели две стали просить надеть маску в маршрутке, и в целом людей в масках стало больше.

Шарм-Эль-Шейх. Море
Шарм-Эль-Шейх. Море

Пляжи в Шарме почти все платные. Есть, правда, еще общественные и дикие пляжи, но они закрыты еще с первой волны ковида. Русские и украинцы, как всегда, находят лазейки: в обход, через забор… Вот и мне знакомые показали такой пляж с прекрасным коралловым рифом. Мы купили маски, ласты, смотрим разноцветных рыбок на рифе – это потрясающе! Море тут очень красивое. Вода похолоднее, чем в Индийском океане, но когда ветра нет, плавать можно. А сейчас вот появился ветер, прохладно.

Что меня тут радует, так это постоянно голубое небо и солнце, очень редко можно увидеть облака, но когда они есть, бывает очень красивый закат. Днем просто обжигающая жара, а вечерами сейчас стало прохладно, нужна одежда с длинным рукавом. И я, конечно, предпочту остаться здесь, чем вернуться в Россию, в холод и слякоть. Я продолжаю работать с небольшими группами по зуму, написала объявление в местных группах, пробую живьем собрать людей на занятия. Но с Гоа это место все-таки не сравнить, это совершенно разные планеты, для совершенно разных людей. Конечно, если жить здесь затворнической жизнью и заниматься собой, то, в принципе, нормально. Но если нужно общение, то здесь швах, очень не хватает привычной гоанской тусовки и драйва, тем более что там я обычно езжу на мотоцикле…

У меня сложилось впечатление, что Шарм живет какой-то ночной жизнью. Например, дети даже совсем маленькие, очень поздно ложатся спать. Недалеко от моего дома детская площадка, и я вижу, что до 12 часов ночи они на улице – играют, кричат… Мне сказали местные, что мамы с детьми могут тут гулять всю ночь, а потом спать до часа дня. Рынок открывается в шесть вечера и работает до полуночи или даже еще позже, – рассказывает Светлана.

Танзания открылась для россиян еще в августе, и сейчас туда идет постоянный туристический поток. Тот же фейсбук пестрит рекламой: "Забронируйте отпуск своей мечты на Занзибаре! Погрузитесь в захватывающий природный ландшафт на нашем тропическом курорте!" К этому прилагаются фото прозрачного бирюзового моря с белоснежным пляжем. Однако при ближайшем рассмотрении все выглядит далеко не так привлекательно. Некоторые бывшие индийские зимовщики в поисках комфортного климата отправились на остров Занзибар, например Сергей, тренер по тайскому боксу. В Москве у него небольшой бизнес, которым он управляет дистанционно. Раньше зимовал в Индии, Камбодже, Таиланде, Мексике и Доминикане, так что ему есть с чем сравнить. Последний сезон он провел в Гоа, вернулся в Россию в конце апреля вывозным рейсом.

– Получилась полная несправедливость: нас вывезла та же авиакомпания "Россия", которой я и должен был улетать, но тот мой билет пропал, а новый они мне впарили втридорога и за пропавший деньги не вернули. Зато мне каждый день присылали по 2500 рублей – такая вот была социальная помощь от российского государства.

Торговец кокосами на Занзибаре
Торговец кокосами на Занзибаре

Мы с подругой дотянули до осени, и как только появилась возможность, улетели в Черногорию. Потом там похолодало, мы долго думали, куда лететь, выбрали Занзибар и находимся тут уже больше месяца. Оказалось, что страна криминальная: и сумки дергают, и вещи таскают на пляже, и в отельный номер залезть могут. Просто откровенный криминал, по беспределу, ничего не боятся! Я здоровый мужик, и прямо при мне у моей подруги из темноты дернули сумку (правда, у него в руках остался только ремешок). А через три дня у одной девчонки хотели украсть рюкзак, она в него вцепилась, и грабитель полоснул ей по руке ножом. Так что сумки и телефоны носить с собой не советую. Всюду надо торговаться, даже в супермаркете: "Я же вчера пакет молока покупал за доллар!" – "Нет, сегодня вот такая цена". Ценников нет, и тебя везде пытаются обсчитать, обмануть.

– Как вы устроились?

– Понятия "зимовщик" здесь не существует, в основном приезжают туристы на пару недель, и есть русские, живущие тут постоянно. Но, главное, тут нет нормального жилья. Приезжие живут в основном в отелях, готовить там негде, а в ресторанах местные готовят все с ленью, могут переперчить, если что-то не очень свежее, чтобы убить запах, или пережарить. Ценник как в Европе, а качество оставляет желать лучшего. Какие-то гнутые вилки, отколотые стаканы... Мы успели пожить в трех отелях. Если управляющий местный, то на бизнесе можно ставить крест: они сидят на зарплате, и им все равно, что никто больше к ним не приедет. Мы говорим: "У вас невкусно. Можно мы себе сами приготовим что-то простое?" – "За пользование кухней платите пять долларов в день". Находим другой отель, отдаем депозит, назавтра заезжаем и слышим: "Теперь цена на 20 долларов в день больше". – "Но мы же договорились, я ведь вам уже деньги отдал!" – "Нет, подорожало". Цена за номер от 40 до 50 долларов в день. Русских, кстати, тут много, в отелях в основном они живут.

Занзибар. Ноги местного жителя на пляже
Занзибар. Ноги местного жителя на пляже

Мы взяли убитый восьмилетний байк – 250 долларов в месяц. Дорог нет, колдобины, после дождя лужи: ты ныряешь в нее мотоциклом, и непонятно, выедешь или нет. Вот автобус везет туристов в пятизвездочный отель – съезжает с дороги и едет по таким буграм, что людей просто подбрасывает!

Каким-то чудом мы познакомились со шведами, которые, уезжая, оставили нам свой собственный дом с нормальными удобствами за 600 евро в месяц. Мы были просто счастливы! В общем, занзибарцы проворонили свой шанс раскрутить здесь курорт: сейчас, пока все закрыто, им надо было нас просто облизывать, чтобы мы потом вернулись. Но этого нет: цены как на Мальдивах, а сервис чудовищный.

Есть, конечно, и плюс: очень дешевые морепродукты. На рынке у рыбаков кальмары – 3 доллара кило, осьминоги – 4, свежайший крупный тунец, который в Европе стоит 40 евро, здесь – 2 доллара. Ну, а еще фрукты и чистейшее море, которое они пока не загадили, но скоро загадят, если и дальше будут жечь пластик прямо на берегу.

– А есть там какие-то карантинные меры?

– Вообще никаких! Выходишь в маске из аэропорта и выкидываешь ее в мусорку. И в аэропорту никого не проверяли, никому это не интересно.

– Я читала рассказ одной русской девушки об отдыхе на Занзибаре. Она пишет, что у местных не принято часто мыться – максимум раз в неделю, и это в таком жарком климате! Соответственно, по свидетельству этой туристки, в общественных местах, мягко говоря, не очень приятно пахнет. Это действительно так?

Сергей пытается воспользоваться общественным транспортом на Занзибаре
Сергей пытается воспользоваться общественным транспортом на Занзибаре

– У местных большие проблемы с водой. Вот нам заправляют бочку: 2 куба воды стоят 15 долларов. Местные живут без водопровода и канализации, с выгребной ямой на пять дворов. Дома у них – бетонные коробки под железными крышами, мебели нет. Спят на полу по 20 человек. В магазинах нет лосьонов после бритья, один вид зубной щетки, одна бритва "Шик" с пластиковыми лезвиями, и больше ничего. Просто никакого выбора! Здесь социализм с далеко не человеческим лицом. После выборов местная оппозиция бунтовала, и власти ограничили доступ к соцсетям, пришлось VPN ставить, но он все время слетал. И сильно напрягало количество вооруженных военных на дорогах. Сейчас вроде все нормализовалось. Но мы все равно больше никогда сюда не поедем! – возмущается Сергей.

В Турции зимой прохладнее, чем в Африке и Юго-Восточной Азии, однако и туда устремились россияне, раньше зимовавшие в тропиках. 30-летняя Нина с мужем и маленьким сыном прежде жили во Вьетнаме и Таиланде, а прошлую зиму провели в Шри-Ланке.

– Все лето мы были в России, – вспоминает Нина. – Успели даже осуществить путешествие на машине по стране, доехали аж до Красноярска. Это было здорово! Давно собирались, да все никак не складывалось, а тут уж сам бог велел, ехать-то больше некуда, а сидеть на одном месте тоже скучно. А в сентябре решили поехать в Турцию. Изначальный план был прожить там два месяца: надеялись, что откроется что-то из более привычного и теплого, но, поскольку ничего не открылось, решили сидеть тут до марта. Мне здесь интересно, есть чем заняться, я посмотрела какие-то отели (у меня свой небольшой туристический бизнес). Но не думаю, что я еще раз поеду сюда зимовать, ведь есть куда более интересные места.

– Какая там сейчас погода?

– Осень была прекрасная: до начала ноября мы купались. Сейчас уже к вечеру становится холодно, я хожу в ветровке. Градусов 20–22 днем и где-то около 15 вечером. Проблема в том, что в Турции на побережье очень мало домов с нормальным отоплением, и если неудачная квартира, какой-нибудь первый-второй этаж в тени и без газового отопления, то, как люди говорят, они просто вымерзают.

Мы живем в Анталии. Для меня было важно найти какие-то развивающие занятия и садик для ребенка, а здесь этого полно. Снимаем апартаменты недалеко от моря: спальня и гостиная, объединенная с кухней (около 550 долларов в месяц). С едой здесь все очень круто, разнообразно, потрясающие фрукты-овощи, отличная клубника, рыба, и все стоит копейки. На местный базар я раз в неделю хожу как на праздник. Самое подходящее место для того, чтобы заниматься здоровым питанием. Если же не хочется готовить, то полно кафешек, и ценник очень гуманный, значительно ниже московского. В приличном ресторане мы втроем хорошо едим на две тысячи рублей, а в простеньких заведениях на улице все не сильно дороже, чем в Азии.

– Были ли какие-то трудности при въезде? Вас проверяли на коронавирус?

Нина с сыном
Нина с сыном

– При въезде в Турцию до сих пор ничего не проверяют. В аэропорту стоят тепловизоры, и, наверное, если ты идешь с температурой 39, то тебя выцепят. Хотя прилетали сюда люди и с температурой, пили жаропонижающие и нормально проходили. Даже турки периодически возмущаются по этому поводу. Долгое время не было практически никаких ограничений, и вот только недели две назад их начали постепенно вводить. Сначала сделали комендантский час ночью в выходные, а недавно объявили, что по выходным вообще нельзя выходить из дома, и по будням нужно быть дома с девяти вечера до пяти утра, хотя на туристов это вроде как не распространяется. Другой вопрос: куда мы пойдем, если все вокруг закрыто? Честно говоря, у меня был первый порыв – уезжаем! Посмотрим, насколько суровые будут ограничения. Сидеть по квартирам, конечно, совсем не интересно.

– В Анталии сейчас много россиян?

– Достаточно. Многие русские живут тут постоянно, но есть люди, которые приехали, как и мы, на зиму. Есть и европейцы. Народу на улицах полно. Местные достаточно дружелюбны: турист, как и зимовщик, – это ведь средство заработка. Я слышала какие-то истории: вроде кто-то там не рад туристам, но вживую этого не встречала.

Эдик по прозвищу Пчёл – формально не россиянин, но человек русской культуры – пишет на русском стихи и песни. Зарабатывает, делая массаж, преподавая цигун и восточные единоборства. Родился он в советские годы в Баку, теперь гражданин Израиля. До закрытия границ ездил по всему миру, а прошлой весной из-за пандемии коронавируса застрял в Гокарне, городке в индийском штате Карнатака. С тех пор была пара вывозных рейсов в Израиль, но, по свидетельству Эдика, уж больно дорогих, и он решил остаться.

– Мне вообще здесь нравится, и, кстати, гораздо больше, чем в Гоа, скажем: туда я езжу только поработать и повидать друзей. Здесь спокойно и тепло – в прямом и переносном смысле. Гокарна – это настоящее место силы. А вот работы сейчас очень мало. Живу в основном на сбережения, но и они уже кончаются, хотя сейчас тут все недорого: домик снимаю за восемь тысяч рупий в месяц, байк – за четыре, а еда совсем дешевая. Иностранцев в Гокарне осталось, наверное, человек 60. У нас хорошая компания. В последнее время увлеклись шахматами. Катаемся на байках по окрестностям, открываем новые места. Ездим и по ночам, иногда видим диких животных, стараемся их сфотографировать: леопардов, куниц, мангустов. Ну и, конечно, море, пляж, храмы...

Локдаун тут был жесткий, особенно поначалу, весной, когда царила паника, но для меня это было отличное время для углубления в себя, для медитаций. Потом постепенно ограничения стали мягче. А сейчас опять дело идет ко второй волне карантина, потихонечку начинают прижимать, приучают нас к тому, что не надо кататься по ночам и вообще особенно часто выходить.

– А за пределы Карнатаки вы не выезжали?

Эдик по дороге из Гокарны в Гоа
Эдик по дороге из Гокарны в Гоа

– Я дважды ездил в Гоа на скутере. Путь не ближний, сто с лишним километров. Второй раз мы поехали в августе вдвоем с приятелем. Автотрассы были перекрыты, и мы покатили байк по шпалам железной дороги. Когда появлялся поезд, нам приходилось быстро перекидывать скутер (около 100 килограммов) на насыпь, а самим падать рядом у рельсов. Когда нас заметил обходчик, пришлось уйти с путей и пробираться через джунгли. Через сто метров дорога кончилась, но мы продолжали ехать по звериным тропам и болотам, кое-где тащили байк волоком через грязь и бугры. Ночью было страшновато, слышались непонятные звуки. Полностью в грязи, исцарапанные, все в занозах от колючек, наглотавшиеся мошкары ртом, носом, глазами и ушами, к рассвету мы добрались до туннеля, за которым начинался штат Гоа. Я написал у себя в фейсбуке: друзья, не повторяйте этот путь, он опасен!

Москвичка по имени Лина находится на индонезийском острове Бали, приехала сюда еще весной, в разгар первой волны пандемии. По первому образованию Лина – экономист, по второму – дизайнер. У нее двое взрослых детей и маленькая внучка. Последние 15 лет, имея достаточно средств для жизни, она много ездила по разным странам, пока не закрыли границы.

– Моя история абсолютно не типичная, – рассказывает Лина. – Я почти непрерывно путешествую с осени 2015 года. В 2019-м несколько месяцев была в Индии, потом уехала – сначала в Таиланд, затем в Португалию. На пару месяцев возвращалась домой – и снова в путь. В конце лета улетела в Латинскую Америку, где мы с сыном снимали фильм для его проекта: проехали все Перу, были в совершенно невероятных местах! Там у меня был очень серьезный ретрит (серия духовных практик. – РС), коренным образом изменивший мою жизнь. Потом приехали в Эквадор, там началась революция, и мы сбежали от нее на Галапагосские острова. Еще я была в Бразилии, танцевала самбу в Рио-де-Жанейро, затем полетела в Сан-Паоло, оттуда – в Киев и Одессу, потом еще были Москва, Бирма и Таиланд.

Дайвинг с китовыми акулами
Дайвинг с китовыми акулами

В какой-то момент я поняла, что хочу заняться дайвингом. Очень увлеклась этой темой. Поехала на маленький остров Дараван, чтобы поплавать там с китовыми акулами. Это было так страшно… В достаточно замкнутом пространстве вместе с тобой плавает штук шесть этих тварей метров по пять длиной. Китовые акулы не хищные, питаются в основном планктоном, но я-то узнала об этом только потом, я-то думала, что все по Спилбергу! Я в жизни не испытывала такого животного ужаса! Когда я вылезала на катер, сразу две эти твари ударились об него головой, а ведь они, бывает, запросто переворачивают такие лодки!

В моменты паники тебя просто вырубает из реальности. И именно тут (и, возможно, именно поэтому) я влюбилась – в очень странного человека, айтишника из Бельгии, настоящего "человека дождя". Он тоже был на нашем катере, но практически ни с кем не общался. А я смотрю на него и понимаю: это он, тот, кого я всю жизнь искала… Что делать, непонятно. Мне через пару дней уезжать. Перед отъездом я пришла к нему в номер и говорю: расскажи про себя, мне так интересно, кто ты и что ты. Он рассказывает, а я все больше обалдеваю, потому что понимаю: это действительно мой человек! В конце говорю: я еду нырять на Комодо – может, приедешь туда? А он глаза выпучил и отвечает: я не знаю… Ну, говорю, как хочешь, думай. И уехала. 14 февраля, в День влюбленных, он прилетел ко мне, в аэропорту мы взялись за руки и с тех пор не расставались.

Лина со своим бельгийским другом
Лина со своим бельгийским другом

Комодо и соседний остров Флорес, по-моему, самые красивые места на Земле. Мы провели неделю в этом раю, смотрели комодских драконов... И тут локдаун! Страны начинают схлопываться одна за другой! И что нам делать-то? Я – русская, он – бельгиец, Шенген у меня закончился, в Европу уже не пускают… Он говорит: я придумал, мы поедем в Таиланд! Мы покупаем билеты, едем в аэропорт, и тут билеты нам отменяют: Таиланд захлопнулся. Тогда мы отправились на Бали, прилетели туда за несколько часов до закрытия страны – и тут балийцы включили emergency для иностранцев, то есть открыли возможность оставаться столько, сколько нужно, без визы.

– В каких условиях вы живете?

– Сейчас мы за 800 долларов в месяц снимаем традиционный балийский дом, целую усадьбу. Когда мы впервые туда вошли, я глазам своим не поверила! Огромный, как в кино, ландшафтный сад со старинными деревьями и бассейном. Там растет гигантское столетнее сандаловое дерево, все в цветах, а вся земля под ним в лепестках, и они так пахнут… В саду два небольших дома для жилья: гостиная и спальня. Есть беседка для хранения риса, в отдельном здании кухня. Особняком стоит старинный семейный храм. Хозяева поручили мне каждый день делать в этом храме подношения богам.

И тут я столкнулась с совершенно неожиданной проблемой. Никак не могла понять, как жить, когда у тебя все хорошо, вокруг невероятная красота, рядом любимый, то есть у тебя есть абсолютно все... Вы знаете, это, оказывается, огромный стресс! Наша психика так устроена, что нам все время надо преодолевать какие-то трудности, и мы их сами себе создаем. У нас же "все должно быть заработано трудом", "страданиями очищается душа", "бог терпел и нам велел"… Я все время думала: а что же я теперь буду делать? И я стала учиться – балийскому батику, живописи, нашла лучших местных портных, стала шить красивую одежду (город Убуд, где мы живем, – это центр культуры и искусства: художников, скульпторов, резчиков по дереву). Я вычистила весь наш огромный сад, завела огород, и теперь мы едим свои баклажаны, помидоры и чеснок, а вчера я посадила тыкву!

– Локдаун на Бали был не слишком жесткий?

Дом на острове Бали
Дом на острове Бали

– Вот что мне понравилось: они все надели маски в один день, причем без всякого внутреннего сопротивления – поняли, что это нужно (кстати, если ты видишь человека без маски, то с ним наверняка можно разговаривать по-русски: никто, кроме соотечественников, правил не нарушает). Власти весной изолировали страну, отменили все крупные мероприятия, закрыли туристические места. День за днем закрывались небольшие магазины и рестораны: не насильственно, а сами по себе, потому что не было клиентов, многие уехали, когда началась паника. Но кое-что работало. Любая крупная деревня имеет свое самоуправление, и если где-то возникала вспышка болезни, населенные пункты сразу закрывались. И за счет сознательности людей заболеваемость здесь сейчас минимальная. Летом постепенно начали открывать что-то для внутреннего туризма: цены упали, люди начали ездить. Когда открыли туризм с Явы, возникла еще одна вспышка вируса, но власти действовали грамотно и погасили ее. Жизнь стала возрождаться: можно ходить в спортивный клуб, на йогу, в спа, на пляж, народ занимается серфингом. Здесь нормальная жизнь, хотя туристов и нет, осталось только около семи тысяч иностранных лонгстееров (туристов, проводящих в стране длительное время. – РС). Я вот все думаю: неужели для того, чтобы я наконец стала счастливой, должен был случиться весь этот армагеддон?

А в августе, в день моего рожденья, я исполнила еще одну свою мечту – плавала с мантами! Это такие скаты с размахом крыльев четыре-шесть метров. Вокруг меня танцевала целая стая этих прекрасных существ, похожих одновременно на гигантских бабочек и на инопланетян! – рассказала Лина.

XS
SM
MD
LG