Linkuri accesibilitate

«Я не узнаю свой город». Рассказ корреспондента Настоящего Времени в Кабуле


Талибы на улицах Кабула, 16 августа 2021 года

Обстановка в Афганистане меняется каждый день. После того как представители "Талибана" взяли Кабул, а президент Ашраф Гани бежал из страны, тысячи людей тоже пытаются покинуть Афганистана.

Журналистка Лиза Карими сейчас находится в Кабуле и наблюдает, как город меняется на глазах. Она рассказала в эфире Настоящего Времени, что происходит на улицах города прямо сейчас.

Журналист из Кабула – о том, как при талибах меняется город
Așteptați

Nici o sursă media

0:00 0:07:50 0:00

— Прошли первые сутки после того, как талибы зашли в Кабул. Каковы главные итоги этих суток?

— Сегодня первый раз, как я вышла из дома, посмотрела. Изменения были очень резкие, я вообще была в шоке. Город полностью изменился. То, что я видела два-три дня назад здесь, – такого больше не было. Конечно же, некоторые магазины открылись, людей было очень много, но среди этих людей я увидела очень мало женщин. Сегодня утром я увидела двух-трех женщин – они были с мужчинами, [потому что только так] они могли выйти из дома, я так думаю. Так что ситуация очень сильно изменилась. Даже я думаю, что это не те люди, которых я здесь видела два-три дня назад.

Изменился и образ жизни людей. Практически за два дня такое изменение – это шок для всех. Люди начали уже одеваться по-другому. Когда раньше здесь были в чекпойнтах правительственные войска – сейчас здесь стоят талибы. Все испуганные, все боятся. Их лица – мне просто не верится, что это мой народ.

— Вы ранее говорили, что люди боялись выходить из своих домов, а сейчас вы говорите, что было много людей на улицах. То есть перестали бояться? Или это приезжие?

— Я этих людей не знаю. Я здесь выросла, я здесь живу, но тех людей, которых я сегодня увидела, я их не узнаю. Я не знаю, откуда они вообще пришли и кто они. В основном это были мужчины. Среди них женщин не было. Да, людей очень много. В аэропорту поток людей тоже очень заметен – у них еще есть надежда вылететь из Афганистана. Но эти люди, которых я увидела, я не думаю, что это те люди, которые [здесь жили]. Либо они работали в правительстве, либо они так сильно изменились, что я их уже не узнаю. Либо это не те люди.

— Вы говорите о том, что люди продолжают приезжать в аэропорт. Есть надежда еще вылететь из Кабула, из Афганистана или до сих пор их внутрь не пускают?

— Людей внутрь не пускают, все люди ожидают возле аэропорта. Я не знаю, сколько там внутри, я думаю, что внутри тоже есть некоторые люди. Я уверена, что люди, которые ожидают возле аэропорта, у них нет никакого разрешения войти – у них нет никакой иностранной визы, я так думаю. А оставшиеся внутри аэропорта – это уже те, которых должны вывезти. Вы наверняка слышали новость о том, что вчера аэропорт был закрыт и никаких полетов не было, а сегодня возобновились.

Эвакуация людей из Афганистана в Катар
Эвакуация людей из Афганистана в Катар

Больше 400 человек смогли покинуть Афганистан, что и усилило надежду среди тех людей, которые находятся уже возле аэропорта на то, чтобы покинуть Афганистан.

— Вы сказали, что раньше в тех местах, где стояли правительственные войска, сейчас вы видите талибов. Как ведут себя они: агрессивны, спокойны, вежливы?

— В первый раз я увидела улыбку на лице талиба. Это для меня было что-то новое. Они улыбались, останавливали машины, не смотрели, кто внутри, просто останавливали – это чекпойнт, – а после этого улыбались и давали им разрешение. И это – возле аэропорта. Им давали разрешение проехать.

И что еще сегодня я заметила, что возле аэропорта стояли талибы и у них есть нож, палка – чем они пугали людей. Для меня это та же самая картина, когда во власти они были в прошлый раз. И они, кстати, избили одного мальчика из-за того, что талиб несколько раз сказал ему: "Не надо стоять возле двери аэропорта, продвигайся туда". После того как он не услышал и снова пошел туда, этот талиб ударил его палкой. Я не узнаю свой город – это что-то другое.

— А вам что-либо известно о задержании бывших чиновников в Кабуле?

— Есть только слухи, но не о задержании бывших чиновников, а о том, что они ищут их. Есть такие слухи, что ходят по домам, начали искать. Вы наверняка знаете, что многие СМИ уже не работают, новостей нет. А те СМИ, которые передают новости, тоже с большим страхом. Не знаю, говорят ли они всю правду или нет. Я не могу быть уверенной в этом.

— Что знаете об информации, которая появилась совсем недавно, о фактах мародерства в Кабуле?

— Нет, такого нет. Пока я о таком не слышала. Если бы такое произошло, у нас есть группа журналистов, которая проживает по всему Кабулу, и я не слышала такого, чтобы кто-то сказал, что вошли в его дом, вошли в магазин и украли что-то. Я даже могу сказать что-то позитивное, что, наоборот, сейчас люди не боятся того, чтобы оставить свое имущество возле своего дома. Я увидела некоторых своих соседей, которые раньше боялись оставлять свои велосипеды, и они уже их оставляют.

А в прошлый раз, когда талибы были у власти, чему радовался народ – это тому, что не было краж. Люди не боялись за свое имущество. И то же самое у них сейчас в памяти есть. И они так думают, что сейчас будет точно так же. Поэтому я думаю, что-то такое позитивное для них существует – для талибов.

XS
SM
MD
LG