Linkuri accesibilitate

«Нас никто не признает, я будущее вижу только в составе Молдовы»


Дорогие радиослушатели, добрый день. В студии Александр Фрумусаки, ведущий передачи Приднестровские диалоги. 30 минут на Радио Свободная Европа. Сегодня в выпуске:

После встречи в Братиславе, состоявшейся в середине октября, дискуссии о перспективах приднестровского урегулирования продолжаются на уровне экспертов и политиков. Мнения из Кишинева и Тирасполя, взгляд западного аналитика и размышления жителей Приднестровья о будущем региона.

Эти и другие вопросы обсудим в ближайшие полчаса.

«Никто нас не признает. Будущее вижу в составе Молдовы»
Așteptați

Nici o sursă media

0:00 0:30:00 0:00
Link direct


***

Свободная Европа: Как обычно, начнем наш выпуск с обзора новостей и главных событий минувшей недели.

Приднестровское урегулирование и возможные разногласия по этому вопросу внутри парламентского большинства, могут пустить под откос хрупкую политическую коалицию в Кишиневе, считает министр иностранных дел Нику Попеску. Он предостерег от «крутых виражей и нововведений», направленных на быстрое урегулирование конфликта, и призвал сосредоточиться на борьбе с коррупцией и реформе юстиции. «Нельзя строить два дома одновременно», сказал Попеску в интервью «Свободной Европе». Подробности в сегодняшней передаче.

Президент Игорь Додон планирует встретиться в конце октября с приднестровским лидером Вадимом Красносельским, передает IPN. Глава государства уточнил, что встреча намечена на 29 октября и что ее повестку он обсудил с вице-премьером по реинтеграции Василием Шовой. Президент предложил возобновить работу координационного совета по согласованию позиций в отношении приднестровского урегулирования, в который входят представители всех правительственных структур. Обсуждалась также подготовка баварской конференции по приднестровскому урегулированию, которая состоится в начале ноября.

В Тирасполе главный переговорщик Виталий Игнатьев сказал в ходе встречи с делегацией министерства иностранных дел Германии, что Приднестровье готово принять участие в Баварской конференции. В списке приоритетных региона тем – экономика и банки, грузовое железнодорожное сообщение и участие приднестровского транспорта в международном движении, телекоммуникации, образование, документы граждан. Игнатьев рекомендовал руководителям групп обсудить с Кишиневом и выработку механизма доступа к регистрации в Тирасполе и Рыбнице грузопассажирского транспорта и решения проблемы водительских удостоверений.

Визиты приднестровских лидеров в Москву участились. На прошлой неделе Вадим Красносельский посетил российскую столицу, его сопровождал глава внешнеполитического ведомства региона, главный переговорщик от Тирасполя Виталий Игнатьев. Неделей раньше в Москве побывал глава исполнительного органа региона Александр Мартынов, а три недели назад состоялся так называемый официальный визит Красносельского, Мартынова и Игнатьева. На этот раз Вадим Красносельский встретился в Госдуме с эксцентричным российским политиком Владимиром Жириновским, с которым обсудил упрощение процедуры предоставления российского гражданства жителям Приднестровья. Этот же вопрос Красносельский поднял и в министерстве иностранных дел Российской Федерации. Красносельский также обратил внимание на инициативы о выдаче приднестровцам российских полисов медицинского страхования для их последующего применения на территории России.

Новый председатель подкомитета ПАСЕ по замороженным конфликтам Эгидиус Варейкис считает, что надежды на урегулирование приднестровского конфликта связаны с тем, что обе стороны настроены встречаться. «Гораздо труднее организовать встречи и дискуссии, например, между представителями Нагорного Карабаха, Азербайджана и Армении. Что касается Приднестровья, люди достаточно разумны для того, чтобы говорить друг с другом», сказал в интервью «Свободной Европе» литовский депутат-консерватор Эгидиус Варейкис, который является и содокладчиком ПАСЕ по Молдове.

Европейский суд по правам человека признал обоснованными два иска к России по факту нарушения прав человека в Приднестровье. Истцы Ион Грама и Михай Дырул - жители сел Коржова и Лунга, расположенных в Зоне безопасности, у которых сотрудники приднестровской таможни конфисковали автомобили (в ноябре 2005 и декабре 2006 года) на том основании, что у них были молдавские регистрационные номера, а их владельцы не заплатили таможенные пошлины на левом берегу Днестра. Как сообщает Ziarul de Gardă, заявителям пришлось заплатить штрафы, чтобы вернуть свои автомобили. ЕСПЧ постановил взыскать с России более 22 тысяч евро в качестве морального и материального ущерба, и в порядке возмещения судебных издержек и расходов. В ЕСПЧ истцов представляли адвокаты и юристы ассоциации Promo-LEX.

В пятницу, 18 октября, Европейская комиссия одобрила очередной транш бюджетной помощи для Молдовы в размере более 14 млн евро. Как сообщается в пресс-релизе Еврокомиссии, деньги предназначены для поддержки реформ, начатых новым молдавским правительством, в частности, реформы полиции, модернизацию энергетического сектора, а также оптимизацию управления госбюджетом, отмечается в пресс-релизе Европейской комиссии.

Это был обзор главных событий минувшей недели.

***

Свободная Европа: Переговоры в формате «5+2» по приднестровскому урегулированию в Братиславе завершились 11 октября без подписания протокола. Премьер Майя Санду заявила накануне встречи, что для политического урегулирования приднестровского конфликта сейчас нет ни внешних предпосылок, ни внутренних условий, в частности, нет консенсуса в коалиционной власти Молдовы. В интервью «Свободной Европе» премьер подвергла критике так называемую политику «малых шагов», отметив, что это «путь, который ведет в никуда». «Мы очень осторожны в этом смысле, учитывая опыт прежней власти, которая брала на себя всевозможные обязательства, не имея четкого представления о том, в чем же они конкретно состоят, к чему ведут», подчеркнула Майя Санду.

На прошлой неделе своим мнением по этому вопросу поделился и министр иностранных дел и европейской интеграции Нику Попеску. Наша коллега Лилиана Барбэрошие для начала спросила его, может ли «формула Штайнмайера», которую планируется применить на Украине, как-то повлиять на ход переговоров по приднестровскому урегулированию

Нику Попеску: Мы ведем переговоры по урегулированию приднестровского конфликта уже около 30 лет. За эти три, практически, десятилетия чередовались десятки формул, набросков, оценок дальнейших действий, маленьких шагов, больших шагов, федерализации, симметричной федерализации, асимметричной федерализации, общего государства – обсуждались десятки формулировок. Некоторые даже были парафированы, например, «меморандум Козака», но конфликт так и не разрешен.

И в случае Украины, можно не сомневаться, будут десятки – да уже и были десятки – концепций: Минск, Минск-1, Минск-2... Иными словами, Украина проходит через аналогичный процесс обсуждений и поиска формул. Сегодня «формула Штайнмайера», завтра будет другая, послезавтра – третья… Все это — усилия по стабилизации ситуации.

Свободная Европа: До раунда переговоров в Братиславе в кишиневских СМИ появилась информация о некой декларации, подписанной Василием Шовой. Советник премьера Влад Кульминский сообщил, что этот документ правительство отклонило; с другой стороны, некоторые эксперты, в частности, Думитру Мынзэрарь называют эту декларацию «формулой Штайнмайера» для Молдовы. Что опасного в том документе? Почему правительство его отклонило?

Нику Попеску: «Формула Штайн-майера» касается порядка проведения местных выборов в зоне конфликта в Украине. Проект декларации «3+2», предложенный Бюро по реинтеграции Республики Молдова, не рассматривает проведение местных выборов ни в Республике Молдова, ни в Приднестровском регионе Республики Молдова. Так что эти инициативы несопоставимы.

В то же время, в проекте декларации, предложенном Бюро по реинтеграции, есть ряд элементов, которые не вписываются в параметры политического консенсуса парламентского большинства. И у меня, и у премьер-министра, и у посредников возникли вопросы по поводу некоторых формулировок в этом проекте декларации.

Республика Молдова развернула активную работу по искоренению коррупции, деолигархизации государства, реформированию юстиции, судебной системы, прокуратуры, Национального центра по борьбе с коррупцией. Иными словами, мы коалиционное правительство, парламентское большинство. Аппарат главы государства – взяли на себя огромное поле действий. Довести эту работу до конца будет не так просто, потребуется время, на быстрый успех рассчитывать не приходится.

В этих условиях у нас нет возможности начинать другой проект, не менее, а может, и более сложный, направленный на быструю реинтеграцию страны. Нельзя строить два дома одновременно.

Свободная Европа: Социалисты с вами согласны? Игорь Додон согласен с вами? Во всяком случае, у многих сложилось мнение, что он буквально подталкивает вас к открытию второй стройплощадки?


Нику Попеску: Вернемся к соглашению, заключенному 16 сентября между составляющими парламентского большинства. Там есть пункт, посвященный приднестровскому урегулированию, в котором говорится, что Молдова продолжит политику «малых шагов» по укреплению доверия между берегами Днестра и продолжит усилия по выводу российских войск, утилизации и эвакуации боеприпасов.

В соглашении, подписанном и принятом Партией социалистов и блоком ACUM, ничего не сказано о срочной реинтеграции страны, о переговорах с Тирасполем по новому статусу, о необходимости дипломатических усилий для признания нейтралитета Республики Молдова. Этих пунктов в соглашении нет.

Поэтому, когда вы меня спрашиваете, согласна ли Партия социалистов, я отвечаю, что я руководствуюсь соглашением, заключенным между Партией социалистов и блоком ACUM. И эта декларация не вписывается в те обязательства, которые взяло на себя парламентское большинство.

Свободная Европа: Г-н Нойкирх говорил, что в ближайшие дни продолжится обсуждение каких-то вопросов…

Нику Попеску: В Братиславе обсуждались два вопроса. Изначально существовал протокол из 12 пунктов в отношении «малых шагов» по укреплению доверия – и этот протокол в Братиславе подписан не был. Но г-н Нойкирх публично заявил, что переговоры продолжатся, и выразил надежду, что удастся составить четкий текст итогового документа. Это касается протокола, так называемых «малых шагов».

Проект декларации «3+2», который касается глобального, геополитического контекста приднестровского урегулирования, не получит дальнейшего развития, потому что не отражает позиции всего парламентского большинства по вопросам, которые обсуждаются в процессе урегулирования приднестровского конфликта. Такие глобальные заявления о признании нейтралитета, о региональном геополитическом контексте лишь углубляют раскол между политическими силами Республики Молдова, раскол в обществе, поэтому правительство не продвигает и не поддерживает такой подход. Парламентское большинство также не желает прогресса в этом частично абстрактном диалоге, но в отношении, которого ни у правительства, ни у коалиции в целом нет мандата со стороны граждан.

Свободная Европа: Не уклонение ли это?

Нику Попеску: Это признание того факта, что в Республике Молдова нет консенсуса по параметрам и методам урегулирования приднестровского конфликта. И если мы не хотим еще больше взбудоражить наше общество, если мы не хотим многотысячных акций протеста, как в Украине, важно, чтобы каждая инициатива, каждое заявление по приднестровской проблематике было согласовано со всеми сторонами. В противном случае мы рискуем еще больше накалить ситуацию в обществе, накалить атмосферу в парламенте и сорвать процесс реформ, поставить крест на борьбе с коррупцией. Потому что приднестровская проблематика, разногласия по этому вопросу, которые есть внутри парламентского большинства, могут пустить под откос политическую конструкцию в Кишиневе, могут взорвать, заблокировать, затянуть процесс реформ в сфере юстиции, поставить под угрозу наши отношения с внешними партнерами. Поэтому я твердо убежден – исходя из соглашения, заключенного в парламенте 16 сентября – что действующее парламентское большинство, действующее правительство не располагает мандатом для каких-то крутых виражей или нововведений по сегменту приднестровского урегулирования

Свободная Европа: Известно предложение Москвы об утилизации боеприпасов, которые хранятся в Приднестровье. Вы говорили, что любая попытка вывоза или утилизации должна происходить под международным мониторингом, с участием и других международных игроков, не только России. В чем причина таких подозрений? Неужели правы аналитики, которые считают, что на самом деле Россия, напротив, хочет воспользоваться случаем для модернизации своей группы войск в Приднестровье?

Нику Попеску: Все, что происходит по приднестровскому урегулированию последние лет тридцать, происходит при международном участии, с участием ОБСЕ и стран-участниц ОБСЕ, куда входят США, все государства Европейского союза и другие страны. Евросоюз и США также входят и в формат «5+2», следовательно, все, что происходит вокруг приднестровского урегулирования, вывода группы российских войск, утилизации боеприпасов, происходит не в двустороннем режиме Республика Молдова – Российская Федерация, в этот процесс задействованы все наши внешние партнеры, включая Украину.

Свободная Европа: Но Россия хочет, чтобы все происходило в двустороннем режиме?

Нику Попеску: Изначально у нас состоялся обмен мнениями по этому вопросу, в ходе которого Россия сформулировала – не на бумаге, неофициально – свою позицию; мы говорили и с г-ном Лавровым, который в общих чертах пояснил, как видит российская сторона начало процесса утилизации боеприпасов. В свою очередь, я изложил позицию Кишинева, и эта позиция состоит в том, что этот процесс может состояться только с участием и под наблюдением ОБСЕ, так как абсолютно во всех зонах конфликта, когда заходит речь о ликвидации боеприпасов или разоружении, подключаются международные наблюдатели.

Свободная Европа: Насколько я понимаю, процесс не очень продвигается Сложно представить, что Россия пойдет на это.

Нику Попеску: Процесс уже пошел. Сейчас мы ждем официальных предложений в письменной форме о том, каким Российская Федерация видит прогресс в этом направлении. Что касается нас, то мы хотим, чтобы боеприпасы были утилизированы как можно скорее и этот процесс завершился в максимально сжатые сроки.

Свободная Европа: Как ОБСЕ может практически включиться в этот процесс? Или можно обойтись без ОБСЕ?

Нику Попеску: Практически, с одной стороны, ОБСЕ уже выделила определенные средства для этого. Речь идет о 7 миллионах евро, специально отложенных для финансирования утилизации боеприпасов, хранящихся в Приднестровье. Эти деньги уже выделены и ждут своего часа; кроме того, представители ОБСЕ должны присутствовать при уничтожении боеприпасов – несколько десятков человек наблюдают, как боеприпасы выносят со склада, подвергают утилизации или вывозят.

***

Свободная Европа: В Тирасполе главный переговорщик Виталий Игнатьев сказал, что дискуссии в Братиславе были очень сложными, и что протокол не удалось подписать в силу разногласий. По его словам, отдельное внимание участники переговоров уделили проблемам закрытия счетов предприятий Приднестровья в молдавских банках – и этот вопрос, заверил Игнатьев, приднестровская сторона будет поднимать и на следующих встречах, в том числе на неформальной встрече в Баварии, а также на следующих переговорах в формате 5+2. Напомним, Нацбанк Молдовы заявил, что на фоне новых международных требований пришлось ужесточить меры по предупреждению отмывания денег, и что из более 420 приднестровских компаний, у которых есть счета в молдавских банках, только четыре компании отказались подчиниться новым правилам. Тирасполь расценил эти меры как очередную попытку Кишинева экономической блокады Приднестровья; кроме того, администрация региона запросила полный список 420 компаний, открывших счета в молдавских банках.

По оценкам некоторых российских чиновников, встреча по приднестровскому урегулированию в формате «5+2» не завершена. Агентство ТАСС цитирует представителя России в переговорном процессе по приднестровскому урегулированию Сергея Губарева, который сказал, что участники братиславской встречи приняли решение «остановить часы» по той простой причине, что «сторонам не удалось достичь компромисса по обсуждавшимся вопросам».

Что думают об этих переговорах в Тирасполе и что может означать тот факт, что сторонам не удалось достичь согласия в Братиславе – очередную «заморозку» отношений, новый виток напряженности между Кишиневом и Тирасполем – эти вопросы наш корреспондент в Приднестровье Сергей Урсул задал директору Тираспольской школы политических исследований Анатолию Дируну.

Анатолий Дирун: «Я бы не назвал это замороженным итогом братиславской встречи, скорее, это закономерный результат, конечно, не столь очевидный результат, так как на фоне последних встреч и переговорных решений стороны как минимум, всегда приходили к пониманию необходимости подписания итогового протокольного решения. Здесь этого не произошло, но этот результат во многом предопределен теми накопившимися противоречиями, которые существуют на сегодняшний день внутри молдавского политического класса. Эти противоречия проецируются на сам процесс урегулирования и отношение к нахождению решения приднестровского вопроса. Вот, что я имею в виду: на сегодняшний день мы знаем, что в Молдове у власти находится коалиционное большинство из представителей партии социалистов и блока ACUM, и соответственно, у каждой из трех партий, входящих в эту коалицию, есть собственное понимание, как должно, по каким параметрам проходить урегулирование этого конфликта.

Если оставить в стороне все заявления о территориальной целостности Республики Молдова, то мы увидим, что внутри молдавского политического класса на этом этапе взаимодействия между собой нет даже единой концепции, как это должно происходить. Мы видим заявление премьер-министра Майи Санду о том, что сегодня не ни внутренних, ни внешних условий для урегулирования конфликта. Мы уже привыкли к очень часто изменяющейся позиции президента Игоря Додона с его заявлениями о широкой автономии для Приднестровья и затем – время не пришло, нужно отложить этот вопрос. На мой взгляд, молдавская сторона прибыла на эти переговоры с очень неясным бэкграундом, достаточно противоречивой внутренней позицией.

Со стороны Приднестровья все было очень понятно, четко, ожидаемо. Накануне этой встречи была проведена широкая информационная кампания по продвижению вопроса о блокировании банковских счетов, о ситуации с водительскими удостоверениями для граждан, которые не имеют подданства Молдовы. У Приднестровья на столе были очень четкие и ясные вопросы. Поэтому неспособность подписать итоговый протокол (мы опускаем ряд очень важных деталей) свидетельствует о том, что стороны на данным момент в старом новом качестве – они друг друга хорошо знают, я имею в виду переговорщиков от молдавской стороны - они должны притереться , и новое коалиционное большинство в Молдове должно, прежде всего, наладить взаимоотношение между собой. Как минимум администрация президента и правительство Молдовы должны выстроить конструктивные каналы коммуникации, чтобы не посылать экспертам, а также молдавской и приднестровской сторонам столь противоречивые сигналы, чего они хотят. Когда такая противоречивость будет снята, тогда будет достаточное ясное понимание практического решения вопроса».

Свободная Европа: Сейчас в Украине предпринимаются попытки урегулирования ситуации в Донбассе. Одни эксперты говорят о том, что там ситуация во многом напоминает приднестровскую, и «формула Штайнмайера» способна обеспечить мир на востоке Украины. Другие категорически не согласны и считают принятие администрацией президента Зеленского условий «формулы Штайнмайра» неприемлемыми уступками. Сторонники последних даже протестовали в Киеве и других городах страны. Можно ли сравнивать формулы и проводить параллели между ситуацией в Приднестровье и Донбассе?

Анатолий Дирун: В действительности их уже увязывают – информационно, территориально. Мы граничим с Украиной. В настоящий момент каждая из сторон, вовлеченных в разрешение конфликта, как на Украине, так и в рамках урегулирования есть свое понимание, какая существует взаимосвязь. Я могу сказать, что, к очень большому сожалению, та ситуация, которая сложилась на востоке Украины, на Донбассе, она очень далека еще от параметров приднестровского урегулирования.

С экспертной профессиональной точки зрения, нельзя согласиться с оценкой, которую дал в одном из своих интервью президент Украины Владимир Зеленский, что ситуация на Донбассе – это Приднестровье, только там не стреляют. Но для того, чтобы прийти к понимаю, почему не стреляют, чтобы прийти, как минимум, к текущей ситуации во взаимоотношениях Тирасполя и Кишинева, прежде всего, Киеву нужно проделать очень большую работу. Можно сказать, что сегодня на Донбассе не Приднестровье, сегодня на Донбассе, к сожалению, Нагорный Карабах, где продолжается вооруженный конфликт низкой интенсивности. Сегодня на Донбассе никак не Приднестровье, где люди свободно коммуницируют, ездят, нет проблем с точки зрения общения, но в то же время есть четкая позиция сторон, которые отстаивают свое видение в рамках переговорного процесса, не под звуки артиллерийской канонады.

Касательно формулы Штайнмайера, действительно, существует интересная и противоречивая одновременно ситуация. С одной стороны, украинские политики очень сильно боятся «приднестровизации» как сценария урегулирования конфликта на Донбассе, а с другой стороны, можно заметить, что и молдавские политики будут бояться любых инициатив в формате формулы Штайнмайера, которая могла бы развести и внести новые акценты в урегулирование. Мы сейчас даже говорим не о конкретной формуле Штайнмайера, а об инициативах, в первую очередь, со стороны Германии, которая бы также могла каким-то образом повлиять на процесс урегулирования и расстановку акцентов в приднестровской ситуации. Я уверен, что для молдавского политического класса такие инициативы европейских партнеров будут вызывать определенную настороженность и некоторые опасения.

***

Свободная Европа: Наши корреспонденты в Тирасполе и Бендерах поинтересовались у прохожих, может ли политическое урегулирование улучшить жизнь граждан и положительно повлиять на экономику, и какой статус должен быть у Приднестровья?

- Мы от экспорта зависим, поэтому урегулирование поможет более быстрому развитию. Признать нас никто не признает, я вижу будущее только в составе Молдовы – в последнее время так кажется, на важно – на каких условиях. Возврат к положениям Меморандума Козака, думаю, будет лучше. Тем более, что и Россия видит нас в составе Молдовы. От этого нам не уйти, там решат даже скорее, чем волей народа – увы, в современном мире так.

- Делать надо все всегда самим. Я не экономист, надо головой думать, обращаться к специалистам.

- Нужно уже как-то объединиться с Молдовой. Я за это. Будет больше возможностей, в экономическом плане станет лучше, пути будут открыты для экспорта, импорта. И вообще качество жизни у нас может значительно улучшиться. Я вот за это.

- Я знаю, что они могут решить? Надо с Молдовой нормально жить, в дружеских отношениях. Две страны никак не получится, потому что уже столько лет прошло, а ничего конкретного нет. И вряд ли получится. Я так думаю. Если б мы хоть каким-то боком были к России, то другое дело. А так – что? Мы ж не граничим с Россией.

- Я даже не слышала, что они встречались. Если честно, уже всем надоело, люди хотят жить хорошо. Дай Бог, будет какой-то конец, надеюсь, что все будет хорошо. Договорятся, но когда? Все говорят, договариваются, вроде бы, а результат не виден. Все время обещают, встречаются, а мы стоим на одном месте.

- Лукашенко, вот он хозяин. У него консультироваться, спрашивать по всем мелочам. Так во все внедряться, выпытывать, чтобы потом это применить у себя здесь, на месте. Александр Григорьевич Лукашенко – он час, два говорит, не наслушаешься. Не хочешь работать – дай другому дорогу, пусть другой работает, пусть делает, как положено в хозяйстве. А то вон, нахапают, нахапают – и все.

- Сложно ответить, они там между собой должны договориться. Конечно, очень хочется, чтоб это произошло быстрее, народ хочет определенности. Как? Независимости хотим! Или автономия. Но хотя бы что-то уже было, чтобы можно было бы выходить на рынки от себя, и за счет этого, конечно, появилось бы больше рабочих мест, я думаю. И экономическое положение улучшилось бы у народа. Люди хотят жить и работать на своей земле.

***

Свободная Европа: У аналитика Джеймстаунского фонда Владимира Сокора своя точка зрения по поводу сложившейся ситуации в приднестровском урегулировании, об этом он говорит в интервью Валентине Урсу.

Владимир Сокор: Лично меня радует то, что итоговый документ не был принят. Этот процесс идет в направлении, противоречащем интересам Республики Молдова, поэтому любая пауза в нем меня устраивает. Особенно если учесть, что в Братиславе, похоже, молдавская сторона в лице Василия Шовы отказалась идти на новые уступки. Этот вывод вытекает из сообщения Бюро по реинтеграции Республики Молдова, а также из пресс-релиза Тирасполя. Молдавская сторона не пошла на уступки. И это радует.

Свободная Европа: Вы даете понять, что до недавних пор Кишинев шел на уступки в пользу Приднестровья?


Владимир Сокор: Да, при Плахотнюке Кишинев неоднократно уступал Тирасполю, точнее – России. Я назвал этот процесс десуверанизацией Республики Молдова на левом берегу Днестра; правда, этот процесс идет мелкими шагами, но с приходом к власти действующей коалиции, похоже, этот процесс приторможен или даже остановлен. Об этом говорит, в частности, отсутствие результатов на переговорах в Братиславе.

Свободная Европа: Г-н Сокор, но аналитики называли этот раунд переговоров в формате 5+2 в Братиславе попыткой прозондировать почву, а не площадкой для возможных договоренностей. Правы они или нет?

Владимир Сокор: Правительство Майи Санду отклонило изначальный проект, разработанный Василием Шовой. Этот проект был воспринят как попытка закрепить за Республикой Молдова так называемый статус «полиэтнического» государства, что могло обернуться уступками в пользу русского языка на территории Республики Молдова. Поэтому, но и по другим причинам тоже, правительство Майи Санду не поддержало проект, предложенный Василием Шовой к переговорам в Братиславе. А аппарат президента Игоря Додона не настаивал, чтобы проект был представлен на встрече в Братиславе.

Я разделяю мнение премьер-министра Майи Санду, которая считает, что на данный момент нет ни внутренних, ни внешних условий для разрешения этого конфликта. Второй принцип, представленный Майей Санду на встрече с посредниками и наблюдателями, следующий: Приднестровье должно быть преобразовано изнутри, прежде чем перейти к какому-либо политическому регулированию.

Майя Санду, по сути, предложила вернуться к известному проекту под названием «3D» – демилитаризация, демократизация, декриминализация – предложенному представителями гражданского общества Республики Молдова лет десять назад. И Майя Санду абсолютно права в том, что сегодня нет реальных предпосылок – ни внутренних, ни внешних – для разрешения конфликта; более того, наивно надеяться, что они появятся в ближайшем будущем или хотя бы в среднесрочной перспективе.

Скажу больше: к этим давно известным 3D Блок ACUM приплюсовал еще одну D, четвертую – деолигархизацию. Процесс деолигархизации пошел, но пока только на правом берегу Днестра, на левом он еще далеко не начался. У олигарха Гушана были темные договоренности с Плахотнюком, как политические, так и деловые. И Гушан по-прежнему чувствует себя прекрасно в Приднестровье, держа всю местную власть в своих руках.

Свободная Европа: И сейчас кто мог бы стать партнером Гушана на правом берегу Днестра?

Владимир Сокор: В этом-то все дело – никто не может стать партнером Гушана или Красносельского на правом берегу Днестра, потому что Гушан оказывает незаконное, нелегальное, я бы даже сказал, конспиративного вида влияние на приднестровскую власть. Приднестровская администрация зависит как от г-на Гушана, так и от Москвы. Схожая ситуация с тем, что наблюдалось в Кишиневе до смены режима. Вот почему внутренние преобразования в Приднестровье является одним из ключевых условий для урегулирования; вопросы урегулирования обсуждаются, по сути, не с Тирасполем, а с Москвой.

Свободная Европа: Но лично вам сегодня ясно или нет – Россия на самом деле увязывает вывод армии с политическим урегулированием?

Владимир Сокор: Нет, неясно. Требует еще прояснения идея Москвы насчет роли группы российских войск в Приднестровье. Не исключено, что Москва пожелает оставить в Приднестровье энное количество своего военного контингента как гарантийный элемент политического урегулирования. Москва всегда следовала этой логике, и сейчас неясно, отказалась она от нее или нет. С точки зрения Москвы, какая-то часть военного контингента должна остаться в Приднестровье как гарант политического статуса Приднестровья.

Мне бы хотелось особое внимание обратить на один стратегический момент, более важный, чем подробности того, что обсуждалось в Братиславе. Стратегический контекст изменился на фоне того, что украинский президент Зеленский одобрил так называемую «формулу Штайнмайера», направленную на политическое урегулирование конфликта между Россией и Украиной в Донбассе.

Свободная Европа: Говорят, эта формула может привести к приднестровизации конфликта на востоке Украины.

Владимир Сокор: Принятие Зеленским «формулы Штайнмайера» означает инверсию логики, которую мы считали действительной до сих пор, в том числе я, а именно – что Молдова станет первой страной, которая может пойти на фатальные уступки в отношении особого статуса для Приднестровья, уступки, которые могут быть использованы Россией в качестве прецедента или в качестве модели для особого статуса Донбасса. Сегодня, когда Зеленский одобрил «формулу Штайнмайера», Украина, похоже, обгоняет Молдову на пути к принятию особого статуса для своих мятежных территорий.

Не Республика Молдова первой пойдет на уступки – это может сделать Украина. И эти уступки, возможно, сработают против Республики Молдова, так как станут прецедентом или моделью урегулирования.

Россия продвигает эту идею и для Украины, и для Республики Молдова. В Европе нигде больше не стоит вопрос об особом статусе, этот яд в процессы урегулирования добавила Россия. Мы не можем требовать от западной дипломатии полностью отказаться от этого концепта, он уже закреплен во всех документах, во всех инструкциях, адресованных правительствами своим дипломатам, этот концепт уже получил постоянную прописку. Невозможно требовать официального отказа от этого концепта, но мы можем – и именно так поступила Украина при Порошенко – помешать принятию и применению этого концепта до тех пор, пока не наступят более благоприятные условия, как внутренние, так и внешние, которыми смогут воспользоваться Киев и Кишинев. Сейчас, похоже, Киев выбросил белый флаг; что касается Кишинева, лучший вариант для него – тормозить предоставление особого статуса большими, либо малыми шагами.

***

Свободная Европа: Дамы и господа, наша передача подошла к концу. Ее ведущий Александр Фрумусаки благодарит вас за внимание и прощается до следующей встречи. Вы слушали Радио Свободная Европа.

XS
SM
MD
LG