Linkuri accesibilitate

Права человека-2020: от насилия до надежды


Здравствуйте, дорогие радиослушатели. Меня зовут Александр Фрумусаки. В эфире Радио Свободная Европа и программа Приднестровские диалоги. Главные темы выпуска:

Новый состав законодательного органа Приднестровья взялся за работу, по итогам выборов, большинство депутатов сохранили свои места. Благодаря Соглашению о свободной торговле между Молдовой и Европейским союзом приднестровские экспортеры сэкономили миллионы долларов на выплате налогов и пошлин. Проблема домашнего насилия усугубилась на левом берегу Днестра во время пандемии. И права человека в Приднестровье — отчаяние активистов и циничность чиновников. Обо всем этом поговорим в ближайшие полчаса.

Права человека-2020: от насилия до надежды
Așteptați

Nici o sursă media

0:00 0:30:00 0:00
Link direct

В начале, как обычно, обзор главных событий минувшей недели.

Приднестровская администрация запретила проводить в этом году новогодние мероприятия — утренники в детских садах и школах, вечеринки и корпоративы на предприятиях, концерты и ярмарки у новогодних елок тоже запрещены. Прогулки на свежем воздухе и время в кругу семьи — таким будет новый год в этом году, — заявил лидер Приднестровья Вадим Красносельский. Приднестровский регион — на втором месте после Кишинева по распространенности ковид-19. Количество подтверждённых случаев растет ежедневно. На прошлой неделе суточный прирост превысил 392 случаев заражения, это на 142 случаев в день больше, чем неделей ранее. Больницы на левом берегу Днестра заполнены на 80 процентов, около тысячи человек лечатся дома. Общее число случаев заражения в регионе с начала эпидемии приближается к 17 тысячам, зарегистрировано 325 летальных исходов.

Россия перечислила приднестровской администрации, с задержкой почти на год, деньги на прибавки к пенсиям местным пенсионерам. С 2008 года российские власти выплачивают каждому приднестровскому пенсионеру надбавку в размере 150 рублей ежемесячно — это приблизительно 8 долларов. Планировалось, что такие переводы будут поступать каждый месяц, но в этом году помощь из России последний раз поступила в январе — тогда были покрыты задолженности за вторую половину 2019 года. В июле 2020 приднестровская администрация заявляла, что деньги поступят в ближайшее время, но этого не произошло. Пресс-секретарь приднестровского лидера Денис Подгорный говорил тогда, что задержка обусловлена пандемией коронавируса. «Уверен, что Российская Федерация, несмотря на санкции и экономический кризис, найдет возможность и продолжит этот гуманитарный проект», — уверял и глава законодательного органа Александр Коршунов. И вот сейчас глава региона Вадим Красносельский объявил, что деньги поступили в Приднестровье, но не стал уточнять сколько и за сколько месяцев пенсионеры получат надбавки.

В Приднестровье катастрофа с правами человека!

10 декабря во всем мире отметили День прав человека. В приднестровском регионе ситуация в этой области постоянно ухудшается, а местные власти под предлогом противоэпидемических мер жестко ограничивают свободы и права человека.

«Жесткое наступление на права человека», — так характеризует ситуацию в регионе тираспольский правозащитник Степан Поповский: «В этом году мы видим резкое ухудшение ситуации со свободой выражения мнений и свободой собраний. Идет полная зачистка политической жизни. Поэтому Организация Объединенных Наций, все 5 участников[переговорного формата по приднестровскому урегулированию] плюс ООН должны признать: Да, в Приднестровье катастрофа с правами человека!».

Вадим Красносельский на военных учениях, октябрь, 2020
Вадим Красносельский на военных учениях, октябрь, 2020

Вопреки тревогам активистов, лидер региона Вадим Красносельский поздравил приднестровцев с Международным днем прав человека и заявил, что соблюдение прав человека должно быть «краеугольным камнем для любого государства». «Я убежден, что наше государство пойдет по демократическому пути развития, и основой по-прежнему будут права человека», — сказал Красносельский.

Депутат проевропейской оппозиции в молдавском парламенте Кирилл Моцпан заявил, что партия анаболиков, обнаруженная на молдавской границе 5 декабря в машине с дипломатическими номерами, произведена в Молдове и вывезена контрабандой из приднестровского региона. По словам Кирилла Моцпана, эта контрабандная схема организована госслужащими и людьми из окружения президента Игоря Додона и его брата.

Европейская комиссия выделит белорусскому народу 24 миллиона евро. Программа помощи будет сосредоточена на четырех ключевых областях. Речь идет о поддержке гражданского общества и независимых СМИ. Будет оказана прямая помощь белорусской молодежи, в том числе через стипендиальную программу для студентов и молодых специалистов, пострадавших от политического кризиса. ЕС готов также оказать консультативную поддержка малым и средним предприятиям. Кроме того, средства будут выделены на повышение устойчивости системы здравоохранения на фоне пандемии коронавируса. Эта программа является частью пакета поддержки на сумму в 53 млн евро. ЕС выступает за демократический и мирный переход власти в Беларуси. За время протестов после президентских выборов более 27 тысяч человек подверглись арестам и задержаниям, пыткам и жестокому обращению. Журналисты, в том числе нашей медиакомпании, все еще находятся за решеткой.

В Баку в четверг прошел военный парад в честь победы в войне против Армении. Главным гостем на параде был президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган, который не только выступил с трибуны, но и привез с собой почти 3 тысячи турецких военнослужащих. Война завершилась 9 ноября подписанием заявления лидеров Азербайджана, Армении и России.

Военный парад в Азербайджане
Военный парад в Азербайджане

В Азербайджане такой исход считают победой - страна получила контроль над занятыми в результате войны территориями, а также районами, оккупированными армянскими силами по итогам первой карабахской войны. В Армении многие в этом исходе видят капитуляцию, а оппозиция требует отставки премьер-министра Никола Пашиняна. Часть Нагорного Карабаха осталась под контролем армянских сил, и вдоль ее границ был введен контингент в 2 тыс. российских военных.

Владимир Путин, декабрь, 2020
Владимир Путин, декабрь, 2020

Госдума России приняла в третьем окончательном чтении законопроект о гарантиях экс-президенту России и членам его семьи – в соответствии с поправками, внесёнными в Конституцию. Теперь документ должен одобрить Совет Федерации и подписать глава государства. Президент России после истечения срока полномочий будет обладать неприкосновенностью. Его не смогут арестовать, задержать, обыскать либо привлечь к административной или уголовной ответственности. Лишить экс-президента неприкосновенности сможет только Совет Федерации – на основании выдвинутого Госдумой обвинения в госизмене или другом тяжком преступлении, которое подтвердят Верховный и Конституционный суды.

***

Свободная Европа: Во вторник, 8 декабря, в Тирасполе состоялось первое заседание нового состава верховного совета, избранного 29 ноября. Большинство народных избранников сохранили свои места, в парламент прошли лишь двое новичков. Прежним осталось и руководство законодательного органа — спикером избран Александр Коршунов, его заместителем вновь стала Галина Антюфеева — лидер партии «Обновление».

В составе приднестровского законодательного органа, избранном на пять лет, нет ни одного независимого депутата, не связанного с партией «Обновление» или холдингом «Шериф» — эти структуры контролируют всю политическую и экономическую деятельность на левом берегу Днестра. Из-за уменьшения числа депутатов — с сорока трех до тридцати трех, структура приднестровского парламента изменилась. Теперь там 5 комитетов и три постоянные комиссии. Депутаты начали свою работу с принятия в первом чтении бюджета региона на следующий год.

*

Свободная Европа: Предприятия-экспортеры из приднестровского региона освобождены от отплаты пошлин благодаря Соглашению о свободной торговле между Молдовой и ЕС, и это освобождение от выплат исчисляется миллионами долларов.

Портал Zonadesecuritate.md цитирует программного директора организации Expert-Grup Вадима Гумене, по его словам, все товары, которые экспортируются на основании сертификатов о происхождении, проходят через молдавскую таможню и всюду в документах местом происхождения указана Республика Молдова.

Вадим Гумене: За основу мы взяли 2017 год и мы говорим о пошлинах, установленных в том году. Сельскохозяйственная продукция, экспортированная из Приднестровья, была освобождена от уплаты пошлин почти на 18 миллионов долларов, а промышленные товары — на 8 миллионов долларов.

Приднестровская администрация постоянно говорит о важности торговых отношений с Российской Федерацией, куда поставляет всего лишь около 10 процентов приднестровского экспорта. При этом преимущества и льготы поставок в ЕС, куда регион экспортирует более 60 процентов своей продукции, местная пропаганда игнорирует.

Украина, Румыния, Италия, Германия и только на пятом месте — Россия — основные направления приднестровского экспорта, — об этом говорится в исследовании, проведенном в ходе проекта «Развитие экспортных возможностей на берегах Днестра», который финансирует Швеция, а внедряет Программа развития ООН.

В исследовании проанализирован экспортный потенциал поставок в ЕС из восточных районов Молдовы. По данным специалистов, после подписания Соглашения о свободной торговле с Европейским союзом, экспорт сельскохозяйственной продукции из приднестровского региона заметно вырос. Поставки семян, фруктов, алкогольных и неалкогольных напитков удвоились. Экспорт овощей на рынок Европейского союза вырос с пяти миллионов долларов в 2016 году до девяти миллионов долларов в 2019. Пандемия ковид-19 негативно сказалась на экспортных поставках из Приднестровья. Подробнее об этом — материал Дианы Рэйляну.

Больше двух десятилетий Борис Кичук управляет текстильным производством на левом берегу Днестра. В настоящее время он поставщик тканей для известных мировых брендов — Прада, Лакосте, Burberry. Кичук говорит, что бизнес заметно пострадал в 2020, так как зависит сильно от внешнего рынка, сократило доходы предприятия закрытие крупных торговых центров в Германии, Франции, Чехии — в эти страны он экспортирует свою продукцию.

Борис Кичук: Вся весенняя коллекция, весны 2020 года, которая была отправлена нашим покупателям, практически вся застряла, на 90 процентов, на складах наших оптовых покупателей, наших самых главных клиентов, потому что повсеместно были закрыты торговые центры, это касается как европейских стран — Германии, Франции, Чехии, так и восточноевропейских — России, Казахстана, Азербайджана. Закрытие торговых центров практически остановило продвижение нашего товара до конечного покупателя. И, естественно, статистика по продажам очень негативна начиная с весны этого года. Но несмотря на это, мы плотно работали с нашей клиентской базой, нам удалось к июню сформировать полностью заказ ассортимента на весну следующего года.

Пример Бориса Кичука скорее исключение из правил. По словам представителя ассоциации «Днестровский фрукт» Юрия Диуцэ, приднестровские предприниматели по инерции ориентируются больше на российский рынок, особенно сельхозпроизводители. Почему они менее гибкие? Потому что экспорт на рынок Европейского союза предполагает дополнительные инвестиции для повышения качества продукции, в то время как рынок на востоке — менее требовательный. Там действительно легче и быстрее можно продать свой товар, но опасения связанные с европейским рынком приводят фактически к потере более высоких доходов, — говорит Юрий Диуцэ: «Мы, производители фруктов, прекрасно понимаем, что стоять на одной ноге — очень опасно. Есть старая привычка — все продавать в Россию. Но мы понимаем, что в любой момент может произойти какая-то ситуация, непрогнозируемая, и этот рынок может просто закрыться для нас. И понимая это, производители фруктов работают над качеством продукции. Я не берусь сказать когда большая часть производителей фруктов придет к качеству, соответствующему сертификации Global Gap — выполнение этих требований открывает путь в Европейский союза для наших фруктов».

Данные, которыми оперирует приднестровская администрация, что в основном экспорт с левого берега Днестра ориентирован на страны СНГ. «Но при ближайшем рассмотрении все обстоит иначе», — утверждает эксперт института «Вииторул» Виорел Киврига. К примеру, экспорт в Украину считается экспортом в страну СНГ, хотя Украина давно уже не является членом содружества. И Виорел Киврига отмечает, что предприниматели на обоих берегах Днестра скептически относятся к взаимному сотрудничеству.

Виорел Киврига: Было организовано много совместных действий. В то же время очевидно явное нежелание большинства производителей сотрудничать таким образом. Я думаю, нужно сосредоточить внимание многих организаций и бизнес-ассоциаций с правого берега Днестра. Тут подходит поговорка — один в поле не воин, и это вполне применимо для успешного сотрудничества, которое может привести к росту производительности и увеличению экспорта.

Виорел Киврига добавляет, что непризнанный статус региона вынуждает иностранных инвесторов учитывать огромные риски. И каким бы заманчивым ни было желание вести бизнес в еще неосвоенных областях с минимальной конкуренцией, многих бизнесменов несоблюдение законов, прав человека и игнорирование права собственности в регионе заставляет избегать отношений с восточной частью Молдовы.

*

Свободная Европа: Женщины в конфликтных зонах Украины подвержены высокому риску домашнего насилия, несмотря на совершенствование украинского законодательства в сфере борьбы с насилием, — говорится в докладе правозащитной организации Международная амнистия. В документе отмечается, что ситуация в этом смысле ухудшилась в Донецкой и Луганской областях, а насилие в отношении женщин чаще всего скрыто из-за военного присутствия, неработающего законодательства и повсеместной безнаказанности — реальной или воспринимаемой, чем и пользуются виновные в насилии в отношении женщин.

В приднестровском регионе завершилась ежегодная кампания "16 дней активных действий против насилия в семье".

Как показывает статистика, период карантина усугубил проблему — число звонков на горячую телефонную по проблеме насилия в семье выросло примерно вдвое. С января по октябрь этого года 156 женщин и детей получили поддержку по программе помощи жертвам насилия в семье после обращения на горячую линию.

Во время крантина, созданный в Приднестровье единственный приют, где пострадавшие могут укрыться от агрессоров, не прекращал свою работу, 93 человека продолжают получать всестороннюю поддержку. Программу помощи при поддержке европейских доноров реализует приднестровский центр «Резонанс».

*

Свободная Европа: 10 декабря во всем мире отмечают День прав человека. В Приднестровье ситуация с соблюдением и защитой прав человека постоянно ухудшается, администрация региона в условиях пандемии пытается еще больше ограничить права и свободы людей.

«В этом году резко ухудшилась ситуация со свободой выражения и свободой собраний в Приднестровье. Эти два права, определяющие основу демократического общества, и их чаще всего нарушает приднестровская администрация», — заявил нашему корреспонденту на левом берегу Днестра адвокат и правозащитник Степан Поповский. Послушаем интервью, которое записал наш приднестровский корреспондент.

Степан Поповский
Степан Поповский

Свободная Европа: Как изменилась ситуация с правами человека в Приднестровье в 2020 году?

Степан Поповский: Тенденция резкого наступления на права человека — я бы это даже так назвал — не просто ухудшения, а топтания началась до ковида, накануне. Это мы видим, исходя из дел, связанных с экстремизмом. Это дело Ларисы Калик (за книгу «Год молодости» о том, как проходит служба в приднестровской армии — ред.), стэндапера Ямбогло (шутил о руководстве Приднестровья), правда, дело о нем не получило огласки.

В этом году резко ухудшилась ситуация со свободой выражения и свободой собраний в Приднестровье

Сначала мы почувствовали это, когда появилось достаточно агрессивное, скажем так, применение закона об НПО к центру «Априори». Наверное, это был первый звонок о том, что идет сильное давление при отсутствие на то каких-либо оснований. Но окончательно стало понятно, когда возникла ситуация с Ларисой Калик. И Самоний, и Чорба, и коммунистка Бондаренко, и Василакий — в отношении последней было уже четыре процесса, продолжается уголовное преследование за свободу выражения мнения.

Мы видим в этом году резкое ухудшение ситуации со свободой выражения мнений и свободу собраний. Эти два права Европейский суд охарактеризовал как лежащих в фундаменте демократического общества. То есть, мы сегодня можем говорить о том, что этот фундамент рухнул.

Свободная Европа: На ваш взгляд, что стало трИггером ухудшения ситуации? Ведь мы прекрасно помним визиты старшего эксперта по правам человека ООН Томаса Хаммарберга на левый берег, его доклады, желание властей следовать его рекомендациям, и даже первые шаги в этом направлении. Что случилось?

Степан Поповский: Визиты и миссия Хаммарберга закончились. Рекомендации, которые я контролировал, — они касаются земельных прав, Красносельский тут же закрыл, прекратил разговор, хотя Томас Хаммарберг сказал, что должно быть найдено непосредственное решение с земельными пайщиками.

Идет полная зачистка политического поля

С чем это связать? Мне трудно сказать, наверное, это следствие полной монополизации политической жизни. Я по-другому не могу объяснить, потому что настолько задавлены свобода слова и свобода собраний, причем элементарные вещи! Одиночный пикет — он вообще никак не попадает законодательные ограничения, — и его не дают провести. То есть, идет полная зачистка, скажем так, политического поля.

Свободная Европа: Пандемия ковид-19 как-то усугубила ситуацию, или давление на свободы не связано с распространением нового вируса?

Степан Поповский: Венецианская комиссия — это комиссия при Совете Европы — в период ковида сказала: да, ковид требует особых мер, но при этом права человека должны соблюдаться. То есть, их ограничение не должно быть произвольным. Вот я бы сказал, как правильно.

И что наша власть? Она использовала ковид для еще большего ужесточения прав. Если вначале мы почувствовали, что был взят курс на ущемление права на свободу объединений, права на свободу собраний, права на свободу слова, то с ковидом ограничили право на свободу собраний окончательно.

И дело, например, по Гиске (когда на заброшенную ферму в селе Гиска приехали «маски-шоу» и уложили молодежь лицом в пол, грубо обращались, избивали, в итоге предъявив нарушение масочного режима — ред.) — это яркий пример, как ограничение реализуется в жесткой, даже брутальной форме. Более того, власть воспользовалась ковидом, чтобы ограничить право на свободу передвижения, право свободно покидать свою страну и возвращаться в нее. Потому что давайте говорить честно — наше население очень завязано на правый берег: и родственные отношения, и медицина — зачастую мы ездим туда, чтобы получить более качественный уровень медуслуг. Поэтому в данном случае произошло жесткое ограничение прав. Причем эти права ограничены даже в нарушение собственной конституции. Это верх наглости.

Свободная Европа: Что делать людям в такой ситуации? Если ли варианты смягчения давления?

Степан Поповский: Первое: надо, чтобы нарушение этих прав было признано. В данном случае оно может быть признано хотя бы странами-участницами переговорного процесса, ОБСЕ и ООН — так или иначе, эти международные организации вовлечены в этот процесс.

Какая-то рабочая группа была создана главой Приднестровья для выработки какой-то стратегии по правам человека — это звучит кощунственно в условиях, когда идет тотальное топтание и ущемление этих прав. Они говорят о какой-то комиссии по стратегии по правам человека!..

Поэтому ООН и участники переговорного процесса должны признать: да, в Приднестровье — катастрофа с правами человека. Когда это будет проговорено и признано, тогда можно будет говорить, какие могут быть решения в условиях случившейся катастрофы. Вот тогда мы можем обсудить различные варианты.

Надо не просто это признать, а внести это в повестку дня под вопросом номер один. Всякие дальнейшие действия должны завязываться на одном: на неукоснительном соблюдении прав человека. Вы понимаете, получается так: все страны Европы — кроме Белоруссии, мы ее пока не берем во внимание — все страны несут ответственность за соблюдение прав человека. А у нас получается так: ответственность за соблюдение прав человека в Приднестровье несет Молдова, поскольку Приднестровье — международно признанная часть Молдовы, и Российская Федерация, поскольку Европейский суд признал ее ответственной за права человека в Приднестровье. А нарушает эти права Приднестровье, понимаете? Ответственность лежит на одних, а нарушает другой. И это почему-то как норма воспринимается.

В данном случае надо все расставить по своим местам. Надо ответить на вопрос: может ли Приднестровье бесконтрольно нарушать права человека, правильнее скажем, не нарушать, а вмешиваться.

Допустим, насильника может преследовать? Да, может преследовать. Но любое вмешательство в права человека должно быть подконтрольно. Не бесконтрольно — вот что значит первая статья Европейской конвенции по правам человека.

Свободная Европа: Это был правозащитник, адвокат и глава тираспольской организации «Содействие эффективному правосудию» Степан Поповский.

*

Свободная Европа: Наш корреспондент поговорил и с директором информационно-правового центра «Априори» Евгением Дунаевым. Организация очень активна на левом берегу Днестра, оказывает юридическую помощь тем, чьи права были нарушены. Евгений Дунаев подводит правозащитные итоги года.

Евгений Дунаев: Не то, чтобы это есть приоритет нашей деятельности — вот, мы такая организация, которая занимается защитой прав человека... У нас много направлений, больше культурного характера, чем про права человека. Другое дело, что наша культура — гуманизм, который сейчас является доминирующей, если это можно назвать, идеологией, он основан на правах человека. И поэтому это везде вплетено, и в целом воспринимается как некая достаточно интересная актуальная матрица, сквозь призму которой можно рассматривать все современные культурные явления и общественные события.

Вот именно последние общественные события стали очень резко контактировать с вопросами прав человека. Может быть, это больше связано с выборами, может быть, это общий тренд развития нашего социума. Потому что мы как организация все больше сталкивается и фокусируемся на свободе слова и свободе собраний — именно с этими свободами в последние годы как раз основные проблемы в Приднестровье. Мы — единственная, по большому счету, организация, которая всерьез этими вопросами занимается, поэтому логично, что мы связаны с этими кейсами — я говорю сейчас о преследованиях по поводу свободы слова: какие-то выступления происходили непосредственно на площадке Клуба 19 (проекта Центра «Априори» — ред.), какие-то вообще не связаны никак с нами, но, тем не менее, мы оказались единственной организацией, к которой можно обратиться, и мы с этим работали.

В целом этот год в этом смысле был очень насыщенным, трудно судить о причинах. Я думаю, логичнее о причинах спрашивать людей, которые непосредственно инициируют все эти процессы.

Свободная Европа: С какими ситуациями и проблемами люди стали чаще к вам обращаться в надежде получить совет или юридическую помощь при защите их прав?

Евгений Дунаев: Тут нужно обозначить, что логика, похоже, была вот какая: когда был кейс, связанный с попыткой надавить на нашу организацию в связи с тем, что у нас была выявлена составляющая политической деятельности, на тот момент запрещенная, и мы, как и всё, что делаем, сделали и этот кейс публичным. Может быть, это и помогло людям увидеть, что есть такая организация, которая несмотря на то, что на нее идет давление, публично отстаивает то, что считает правильным.

После этого случился кейс (дело стендапера Ямбогло — ред.) выступления парня на вечере комедии, после которого ему вменили угрозу убийством министра внутренних дел и его оскорбление. Были и другие кейсы. Тут происходит двояко, мы обычно, осознавая, что люди, оказавшись в подобной ситуации, не знают, что дальше делать, сами предлагаем им юридическую помощь. Иногда мы предлагали, люди отказывались и говорили, что самостоятельно справятся, как было с делом Геннадия Чорбы — мы ж не можем помогать против воли.

И с Романом Ямбогло произошло так, что он отказался от помощи, соглашается с предъявленными обвинениями, я был на одном из судов как свидетель. Иногда люди сами к нам обращались и приходили за помощью. Бывает по-разному. Как я уже упомянул, все эти кейсы объединены тем, что это в той или иной форме преследование за слова. За исключением кейса, связанного с собранием и выступлением в Рыбнице, по поводу которого мы сделали открытое заявление, подготовили письмо-обращение. После этого — что не значит в связи, мы подозреваем, что в связи — выступил глава миссии ОБСЕ в Молдове, высказав озабоченность по поводу ограничения передвижения людей.

Если мы видим нарушения — и неважно, к нам обращались, или мы предлагали поддержку — в этом смысле мы должны солидаризироваться, и используя свою публичность привлечь в проблеме внимание, насколько это возможно — поспособствовать разрешению ситуации. Ну, и как мы знаем, после этого несколько были пересмотрены нашим правительством ограничения, связанные с выездом.

Свободная Европа: 2020 год для многих людей, организаций и предприятий стал годом испытаний. Сейчас в Клубе №19 проходит традиционная Неделя прав человека. Деятельность «Априори» изменилась за время карантинных ограничений, связанных с ковидом?

Евгений Дунаев: Для нас как организации все эти меры были не очень актуальны, потому что мы примерно за полгода-год до карантина благополучно уходили от просиживания штанов, если так можно выразиться, в офисе. У нас офис был всегда для встреч, и всегда возникала проблема, что невозможно сконцентрироваться и поработать в офисе, потому что постоянно кто-то заходит, люди воспринимали наш офис точно так же, как открытое пространство клуба. С этой привычкой мы ничего не могли сделать, что в целом несколько мешало работе, но соответствовала философии организации.

Поэтому для нас было нормальным, если человеку нужно было сконцентрироваться, он говорил, что пойдет дома поработает, чтоб процесс был более эффективным. В том числе, какие-то встречи мы уже делали онлайн. Поэтому когда появились ковид-ограничения, мы были в к этому абсолютно подготовлены. Единственное — программа Клуба №19 очень связана с публичными собраниями, и те ограничения, которые вводились, они влияли, — где-то на несколько месяцев мы даже закрывали клуб. Потом эти ограничения смягчились, и с сентября Клуб открылся, но уже в новом формате — соблюдением всех необходимых мер предосторожности: маски, санитайзеры, дистанция...

К счастью, у нас редко когда не хватало места в Клубе, всегда было достаточно пространства для того, чтобы не было столпотворения. Большая проблема — мы видим это по запросам молодежи — не хватает концертов. Это мы не можем позволить, а летом мы это делали во дворе. И это сегодня единственный формат, в котором мы ограничены.

Есть другая проблема — она практически не связана с нашими ограничениями — она специфическая, мало для кого актуальна, но она есть. В случае преследования человека, он вынужденно покидает пределы Приднестровья. Мы видели в 2020-м такой кейс Александра Самония. В ситуации закрытых границ, понимая, что и в Молдове тем людям, которых в Приднестровье пытаются преследовать, небезопасно. Это показал кейс Геннадия Кузьмичева, которого задержали в Молдове, или тот же кейс Ларисы Калик, за которой следили, когда она была в Кишиневе, уже выехав из Приднестровья. То есть, даже находясь в Молдове, люди не чувствуют себя в безопасности.

А получить какую-нибудь визу, чтобы уехать дальше, сейчас, мягко говоря, довольно сложно. То есть, если раньше человек мог приехать в любую, плюс-минус, страну, сказать, что, друзья, меня преследуют на моей родине, я хочу попросить убежища, то сейчас это невозможно, потому что ты просто не можешь поехать в другую страну, тебе нужна виза, а туристическую или иную визу сейчас невозможно получить, если мы говорим о странах Европы — они закрыты.

В этом смысле есть определенные сложности, но, к счастью, с ними сталкиваются единицы, и это еще один нюанс, который стал новым вызовом, связанным с ковидом.

Свободная Европа: Будущий год объявлен Годом молодежи в Приднестровье. Что ждет молодых людей в 2021-м?

Евгений Дунаев: В этом контексте было бы интересно вспомнить, что говорили бизнесмены по итогам Года предпринимателя в Приднестровье. Если говорить о молодежи, я думаю, что нужно отказаться от этих полумер. И просто уже, наконец, объявить у нас Год демократии, чтоб Приднестровье стало демократичным государством. И тогда всем сразу станет хорошо! Не знаю, зачем мы так мелочимся?!

...А если серьезно, то я поднимал вопросы о том, что молодежь уезжает из Приднестровья даже на пресс-встрече с Вадимом Красносельским около года назад. И все, что смог ответить глава, что-то вроде «ну, что, мы границы закроем».

К сожалению, это предел того, как можно остановить уезжающую молодежь, хотя я говорил о проблемах, которые как раз и подталкивают ее к этому. Так или иначе, я не думаю, что в целом год принесет нам что-то позитивное. Если мы посмотрим на то, что делается, то в молодежи Приднестровье, по большому счету, никогда и не было заинтересовано, никогда это не было приоритетом.

Вот недавняя новость о том, что студентов согнали для того, чтобы они как бы волонтерили на горячей линии МВД, — ну, это тот уровень заботы о молодежи, который у нас есть. Ее просто используют. И все, что будет связано с Годом молодежи — возьмут какую-то молодежь, часть из них будет даже чуть-чуть искренне пытаться что-то сделать красивое, как их воспитывали и учили, а какая будет попросту принуждена к волонтерству, чтобы обеспечить какие-то картинки — какая у нас классная, активная молодежь.

Но ничего реального, по большому счету, думаю, сделано не будет. В этом смысле я недавно наткнулся на видео парня — это единственное его видео на YouTube, крик души, он как раз там рассказывал о поддержке и предпринимательства, и молодежи. Видео минут на сорок, там он делится личным опытом и опытом его друзей — прохождения обучения в бизнес-инкубаторе Торгово-промышленной палаты, рассказывал о своем опыте трудовой миграции в Польшу, очень искреннее и классное, на мой взгляд, видео.

Наверное, логичнее спрашивать у молодежи — я, все-таки, уже не ощущаю себя особо привязанным к молодежи и хорошо ее чувствующим, способным говорить от ее имени. Но с точки зрения управленческих решений... Мы всю свою историю существования Приднестровья показываем свою абсолютную некомпетентность в деле мотивации молодежи оставаться в Приднестровье.

Свободная Европа: Евгений Дунаев, директор центра «Априори» в Тирасполе.

*

Свободная Европа: Наши корреспонденты в Тирасполе и Бендерах спросили у прохожих на улицах — что они знают о правах человека и как они могут их защитить?

Мне кажется, что у нашего народа нет прав
  • Как защищать? Нападают – защищайся, что я не знаю. Как-то так.
  • У нас – неактуально. В мире всегда права человека соблюдаются, везде. Всегда так было.
  • Права человека – это слишком обширное понятие, чтоб можно было сразу о них сказать. Единственное, с чем явно сталкивался, - когда зарплату не выплачивают. Как действовать? А никак! Ждать. И все.
  • У нас пока в норме. Никаких претензий к власти не имеем. Выбрали депутатов своих, которых надо было выбирать. Они заслужили быть снова во власти.
  • Интересный вопрос, конечно. У нас обращаться к кому-то можно за своими правами человека? Я хочу сказать, что права человека – это свобода выбора, когда мы должны отстаивать свое мнение и не бояться. Но просто мы находимся в таком государстве, что свое мнение мы не можем высказывать. Может в других государствах, во Франции, Америке, это норма, есть место быть, как говорится. Они отстаивают и за это никаких негативных последствий – они дальше работают, получают зарплату, социальные пакеты у них. Когда у них идут митинги, верховная власть – она обращает внимание, а у нас даже если люди и выйдут, то может быть и обратят внимание, но потом люди будут страдать.
Никаких претензий к власти не имеем. Выбрали депутатов своих, которых надо было выбирать.
  • Я не буду комментировать. Просто люди зачастую до конца и не знают своих прав – это честно. Потом, это понятие – права человека - вообще очень размыто и растяжимо.
  • Плохо. Никаких прав. Вообще не знала, что 10 декабря – день их защиты. А толк есть? Вот и все.
  • Мне кажется, что у нашего народа нет прав, во всяком случае, в нашем государстве. Рыба гниет с головы.

Свободная Европа: Мнения жителей Тирасполя и Бендер.

XS
SM
MD
LG