Linkuri accesibilitate

"Бронированные машины, ребята с автоматами. Иду и молю Бога, чтобы могла домой дойти". Рассказ Надежды из оккупированного Херсона


"Ребята с автоматами. Иду и молю Бога, чтобы я могла домой дойти": рассказ жительницы Херсона о российской оккупации

Украинские военные медленно продвигаются вглубь Херсонской области: пока за две недели им удалось освободить три села, сообщает Генштаб ВСУ. Херсонская область и сам Херсон оккупированы почти с первых дней войны в Украине. Только из самого Херсона с начала оккупации выехало почти 50% населения – около 150 тысяч человек.

Среди тех, кто смог выбраться из оккупированного Херсона, – Надежда: вместе с двумя детьми она уехала в конце апреля и говорит, что ей чудом удалось проехать через российские блокпосты. Сейчас Надежда живет в общежитии в Дрогобыче во Львовской области. Она рассказала Настоящему Времени о жизни в оккупированном городе.

Как и многие в городе, первые недели войны Надежда с детьми провела в подвале своего дома.

"Там сыро. Мы очень редко выходили на улицу. Домой ходили редко и возвращались, – рассказывает сын Надежды Александр. – Я лежал на одеялах и представлял, что все закончится. Представляю, что мы потом будем играть на улице, будем дома. В доме своем будем спать, а не в подвалах".

В середине марта обстрелов стало меньше, и Надежда с детьми и соседями смогли вернуться из подвалов в свои квартиры. Но жить в Херсоне стало тяжелее. Женщина рассказывает, что повсюду на улицах была военная техника и тысячи вооруженных российских солдат.

"Мы стояли колонной и слышали выстрелы, автоматную очередь, – рассказывает она. – Мы испугались. И там были кадыровцы. Главное, что нас испугало, честно говоря, – это впечатление, что они под чем-то. От некоторых на постах мы слышали запах алкоголя".

Надежда рассказывает, что когда ходила по улице, старалась не смотреть на российских военных, чтобы не провоцировать их:

"Бронированные машины. Сверху сидят ребята с автоматами. Эти автоматы направляются на нас, и я так вот голову опустила вниз и не смотрю на них, – описывает украинка. – Я иду и молю Бога, чтобы я могла домой дойти".

Надежда говорит, что из-за оккупации большинство предприятий и бизнесов в городе закрылись. На полках супермаркетов почти не осталось продуктов. Люди в оккупированном городе начали торговать своими вещами – прямо на улицах. На скамейках продавали лекарства из закрытых аптек.


"В больших супермаркетах ничего не было. Все было вычищено. Были там некоторые консервы, какое-то сладкое", – вспоминает она. Затем в магазины, которые остались открытыми, начали привозить товары из аннексированного Россией Крыма и Донецка. Но стоили они в несколько раз дороже, чем до российского вторжения.

"Кусочек мыла, 100 граммов, 70 гривен стоит (почти $2), 400 гривен ($10) стоит женщинам личная гигиена на месяц. Это маленькая пачка. Шампунь – 300-400 гривен, маленькая бутылочка, 200 миллилитров, – вспоминает Надежда. – Почти 250-300 гривен за килограмм вареной колбасы. Я, честно говоря, не брала. Принципиально не брала, хотя и дети просили… Я понимала, что они хотят, но я принципиально не брала. Ну, это от них идет... А, во-вторых, немножко надо было сэкономить".

В моей стране заблокировали

Настоящее Время

XS
SM
MD
LG