Linkuri accesibilitate

Цензура Росгвардии. О чем прапорщику нельзя говорить в YouTube


Дмитрий Куприн

В декабре прошлого года прапорщика Росгвардии Дмитрия Куприна уволили за то, что он публиковал на своем YouTube-канале видео, где обсуждал проблемы в стране и критиковал действия властей. Пресс-служба Уральского округа войск Национальной гвардии заявила, что Куприн был уволен в соответствии с федеральным законом "О статусе военнослужащих", который запрещает публичные высказывания "в отношении деятельности государственных органов, их руководителей". Недавно в сети появилась листовка, которая распространялась среди сотрудников Росгвардии. В ней говорилось о потере Куприным всех льгот после увольнения и давался совет: учиться на ошибках других.

Всего Дмитрий прослужил более 11 лет. В 2015 году он приобрел квартиру по программе военной ипотеки. Получить ее в собственность он мог уже через два года – после того, как дослужится до так называемого предельного возраста. Сейчас ему придется вернуть Росгвардии более миллиона рублей, чтобы его семья не лишилась жилья. Радио Свобода поговорило с Дмитрием Куприным о службе в Росгвардии и его политических взглядах.

Расскажите про видео, которое стало причиной увольнения. В СМИ появилась информация, что это было связано с критикой главы Росгвардии Виктора Золотова. На одном из видео вы обращаетесь к нему по поводу шеврона старого образца на форме, в которой он записал обращение к Алексею Навальному.

– Это не совсем так. Журналисты написали об этом, но не связывались со мной, чтобы узнать причину увольнения. Членам аттестационной комиссии показывались два ролика. Один ролик, где я в военной форме рассуждал о событиях августа 1991 года. О том, какие люди выходили против ГКЧП. На этом видео я призывал выходить людей на санкционированные митинги против повышения пенсионного возраста.

Второй ролик назывался "Дмитрий Куприн. Что нас ждет". Там я делился своим прогнозом о том, что нас ожидает в 2018 году. Я говорил, что будет повышение курса доллара к рублю. Там была критика власти в целом. Я был не согласен с повышением пенсионного возраста.

– То есть вы не критиковали главу Росгвардии?

– Видео, в котором я говорю про шеврон, появилось на канале уже после принятия решения о моем увольнении. Видео новогоднее, а меня уволили 11 декабря.

– Почему вы решили обратить внимание на то, что он носит старый шеврон?

– Появилось его предновогоднее интервью, где он поздравлял всех с Новым годом. Там он сказал, что он очень просто сделал бизнес и у него внук учится в Англии. Это меня сильно задело. Особенно меня удивили его слова о том, что он не хочет возврата в 90-е годы. Как он не хочет, если в 90-е годы он сделал основную карьеру, в том числе и бизнес? В это время он помогал Ельцину, Путин работал с Собчаком. Для них это самые лучшие годы.

– Как тогда называется официальная причина увольнения, если это не критика руководства?

– Агитация и пропаганда. По закону, военнослужащему запрещено этим заниматься. Но статья достаточно расплывчатая. Я не юрист, поэтому не могу прокомментировать этот запрет. Я понимаю, что запрещено заниматься агитацией и пропагандой в пределах воинской части. Многие ролики я делал в отпуске. Повторюсь, военнослужащим не запрещено выходить на митинги. Если военнослужащий вышел на митинг, выступил на сцене, это будет считаться агитацией или пропагандой? Эта ситуация мне непонятна.

Если военнослужащий вышел на митинг, выступил на сцене, это будет считаться агитацией или пропагандой?

Вторая причина увольнения – это получение денег от Google. У меня включена монетизация канала, и за все 7 лет мне набежало 18 999 рублей. Но так как эти деньги я получил от иностранной компании, мне добавили пункт "получение денег от иностранного государства". В законе о государственной гражданской службе написано, что запрещено заниматься иной оплачиваемой деятельностью, финансируемой исключительно за счет средств иностранного государства. По-моему, когда я открывал канал и включил монетизацию, этого пункта еще не было. Мне кажется, его ввели, когда начали бороться с некоммерческими организациями, ввели закон об иностранных агентах.

– Вы призывали выходить только на согласованные митинги?

– Да. Я обсуждал митинги, которые проводили КПРФ. Возмущался тем, что люди не выходят на спокойные санкционированные митинги. Сейчас во всех СМИ идет наезд на Росгвардию: якобы Росгвардия всех бьет, сажает. В этом видео я также говорил, что были митинги КПРФ, но там же Росгвардия никого не трогала. Почему вы не выходите на согласованные митинги?

– Как вы относитесь к несогласованным митингам?

– Я отношусь к ним отрицательно. В одном из своих роликов я говорил, что не нужно выходить на несогласованные митинги. Я считаю, что они вредят людям: они потом попадают под административный арест. Несогласованные митинги вредят репутации Росгвардии. В нашем обществе возникло такое мнение, будто Росгвардия только тем и занимается, что митинги разгоняет. Как сказал Виктор Золотов, за его спиной 350 тысяч штыков. Это большое количество людей. Неужели все они только и занимаются разгоном митингов? Росгвардия выполняет много задач. Я, например, служил в охране важных государственных объектов. Есть очень много рутинной службы, которая людям не видна. Части, которые привлекаются к охране порядка на митингах, находятся в основном в Москве и других крупных городах. Если вы помните события 9 сентября, во многих городах никого не задержали. Сотрудники полиции просто призывали в мегафон разойтись. Везде по России ситуация разная – в зависимости от того, какой начальник принимает решение. Может, действительно происходят какие-то провокации. Здесь нужно в каждом случае отдельно разбираться.

– Когда и почему ваш YouTube-канал стал политическим?

То, что Путин выдвинулся на четвертый срок, переполнило чашу терпения. Я считаю, это издевательство

– Свой канал я открыл в 2007 году, я туда выкладывал конкурсы "Леди Очарование в погонах". Начальство это смотрело, и никто не выступал против. Политическим он стал в 2018 году, когда проходили выборы президента. То, что Владимир Путин выдвинулся на четвертый срок, переполнило чашу терпения. Я считаю, это издевательство. Тогда появилась фигура Павла Грудинина. И народу он действительно понравился, хоть и появляется сейчас информация о том, что Грудинин был прокремлевским проектом. Я искренне агитировал за него. У многих людей появилась надежда, что можно победить на этих выборах или хотя бы добиться второго тура. Я сделал простой ролик в поддержку Павла Грудинина. Он почему-то быстро стал популярным, набрал полмиллиона просмотров. До этого у меня было всего 30 подписчиков, у роликов было по 150 просмотров. А когда я стал агитировать за Павла Николаевича, на меня стали подписываться, со мной стали общаться. Мне, конечно, это стало очень интересно. Раздражает только, что люди иногда пишут, что я затеял это ради денег. Меня это оскорбляет. За семь лет 19 тысяч рублей? Я на оплату электричества и интернета больше потратил.

– Вы пожалели, что решили вести политический канал?

– Честно сказать, не знаешь, где найдешь, где потеряешь. Но я ведь до конца не был уверен, что меня уволят. Мне говорили, что могли бы обойтись и выговором. У меня на тот момент не было ни одного взыскания за весь год, до этого я неоднократно поощрялся. На аттестационной комиссии решение принимали 11 человек. Ставился вопрос: либо объявить выговор вплоть до неполного служебного соответствия, либо уволить. Но почему-то все 11 человек единогласно проголосовали за увольнение. Сейчас я ни о чем не жалею.​

– Как вы думаете, почему за относительно несерьезное нарушение вас все-таки решили уволить?

– Это связано с напряженной политической обстановкой. За пару месяцев до того, как я устраивался на контракт во внутренние войска, я участвовал в митингах. Мы проводили в Озерске митинги против коттеджной застройки возле озера, я выступал под флагами КПРФ. И все это воспринималось нормально. Даже когда я устраивался, спрашивал, не страшно ли, что я участвовал в митингах. Мне ответили, что нет. По закону у нас не запрещено участие в митингах. Главное, чтобы в пределах воинской части служащий не занимался никакой агитацией. Все закручивания гаек начались с 2012 года после событий на Болотной площади, а затем после событий в Украине. Появились новые запреты. Если раньше военнослужащий мог спокойно опубликовать свое фото в какой-нибудь социальной сети, сейчас появились запреты и на это. Пока нет соответствующего закона, и это регулируется приказами. Но теперь хотят принять запрещающий закон. Это связано с тем, что начальство сильно напугано. Боятся, что если в военнослужащих начнется какое-то брожение или недовольство, будет очень тяжело для власти.

Все закручивания гаек начались с 2012 года после событий на Болотной площади

– Как сами служащие относятся к такому закручиванию гаек? Возможно, есть какие-то признаки брожения, раз руководство переживает об этом?

– Росгвардия опубликовала идиотскую листовку о моем увольнении. Многие пишут, что она сделана топорно. Эта листовка была опубликована не в каких-то изданиях, она для служебного пользования, размещалась в частях. В листовке все описано так, словно нам важны только материальные блага и больше ничего. Кто-то из военнослужащих сфотографировал эту листовку и выложил в социальные сети. Видимо, его рассмешила эта листовка. Дело в том, что военнослужащий должен служить не за какие-то "плюшки" и "пряники". Нам нередко говорят про духовные скрепы. Есть, например, Николай Гастелло, самолет которого загорелся во время боевого вылета, и он совершил таран колонны вражеской техники. Или Александр Матросов, который закрыл своей грудью амбразуру немецкого дзота. Они же не думали о квартирах, о машинах. Это же не нормально. Военнослужащий в первую очередь должен быть готов пожертвовать своей жизнью ради родины. Не ради президента или кого-нибудь, а ради родины.

Я так думаю, сейчас у них идет, как говорится, кипиш в войсках. И руководство не знает, что делать. Запретить пользоваться сотовыми телефонами на службе? Как сделать так, чтобы военнослужащие не фотографировали что-то и не публиковали? Думаю, у них теперь стоит такая задача.

– Как вы относитесь к онлайн-дебатам Золотова и Навального?

– Когда Золотов выступил со своим обращением, мне понравилось. У Росгвардии есть свой канал, и до выступления Золотова они даже стеснялись показать, сколько у них подписчиков. От силы тысяча. Выступление Золотова набрало миллион просмотров на канале, то есть он сделал мощный пиар-ход. После этого поднялся, как сейчас говорят, хайп. Почему потом возникли рассуждения о том, что Виктор Золотов хочет его избить... Вообще, их поединок мог стать внештатной ситуацией, которая могла бы изменить наше общество. Во-вторых, он назвал Навального по фамилии. До этого ни один крупный руководитель страны не называл его фамилию.

Золотов назвал Навального по фамилии. До этого ни один крупный руководитель не называл его фамилию

– Пиар – это, конечно, хорошо. Но как вам сам смысл его выступления: предложения "надавать по заднице", чтобы можно было "печенкой прочувствовать"?

– Мне как человеку культурному, мягко говоря, не очень понравилось это. Допустим, если бы я в военной форме выложил на YouTube видео с предложением сделать из кого-то отбивную, меня бы тут же уволили. Но я думал, что будет какое-то развитие ситуации.

– Какое развитие событий вы предполагали? Что они действительно будут драться?

– А почему нет? Это же боксерский поединок. Обсуждали же поединок Конора и Хабиба. Весь мир следил бы за этим поединком. В конце поединка они пожали бы друг другу руки, и уже потом начали бы общаться, устраивать дебаты. Это изменило бы ситуацию. Виктор Золотов вообще мог бы стать народным героем, если бы он в конце концов пожал руку Навальному. Как русский человек рассуждает? Ненавидят друг друга, подерутся, а потом становятся лучшими друзьями.

– Как вы относитесь к расследованию Навального о закупках продуктов в Росгвардии?

– Алексей Навальный немного ошибался в посыле. Ему надо было обращаться не к военным, а к гражданским. Допустим, положено военному 200 граммов сока, он их получает. А по какой цене этот сок закуплен, военного мало интересует. Это должно интересовать гражданских и тех, кто эти средства тратит. Он сказал, что военных объедают. На самом деле, сколько положено, столько они и получают. Насчет того, как это закупается, я не обладаю информацией. В принципе, Золотов правильно сказал: у нас есть структуры, которые этим занимаются, проверяющие. У нас столько проверяющих структур в России. Это вопрос к ним, почему они это все не отслеживают.

– Но ведь дело не в объеме порции, а в качестве еды. Идея в том, что за эту цену можно было купить более качественные продукты.

– Я не ориентируюсь в ценах. Вы можете сказать, какая может быть цена у хорошего сока? Я не могу. Далеко не все сотрудники Росгвардии поставлены на паек. Его получают люди, которые находятся в наряде, несут суточные дежурства. Многие из тех, кто на контракте, не стоят на пайке. Та пища, которую я ел, была в принципе нормальной. Когда я служил в армии, меня намного хуже кормили. В контракте есть фраза "стойко переносить все тяготы и лишения воинской службы". У военных не принято жаловаться на питание.

Самоцензура есть уже давно. Таких, как я, которые готовы пойти на какие-то риски ради правды, немного

– Как вы думаете, после вашего увольнения появится у сотрудников Росгвардии самоцензура? Лишний раз не обсуждать какие-то политические процессы, не высказывать свое мнение о политиках.

– Самоцензура есть уже давно. Таких, как я, которые готовы пойти на какие-то риски ради правды, немного. Это меня огорчает. На телеканале "Дождь" сказали, что я первый диссидент Росгвардии. На самом деле, я не первый. Был случай в Екатеринбурге, когда сотрудник Росгвардии, тоже прапорщик, выступил против сноса недостроенной телебашни. Он проник в эту телебашню, и за это его уволили из Росгвардии. Про него поговорили и забыли. Меня удивляет, почему прапорщики оказываются самыми смелыми? А где же наши офицеры? Если офицеры и говорят что-то, то только отставные. Как же честь офицера? Все эти высокопарные слова? Даже фильм был хороший "В зоне особого внимания". Там был описан такой случай. Герои шли на задание и столкнулись с преступлением. Перед ними встал выбор: либо они идут дальше и выполняют свое задание, либо помогают пострадавшим, но задание проваливают. Молодой офицер решил помочь людям в ущерб своей карьере. Военнослужащий должен жертвовать ради народа. Он должен не бояться потерять не только машину, например, а потерять жизнь ради страны. Не ради президента, а ради своего народа.

Допустим, Ольга Скабеева. Пусть она скажет правду хоть раз. Или Артем Шейнин, Дмитрий Киселев

– Почему все же среди военных так мало людей, которые готовы открыто рассказать о своих политических взглядах, о проблемах в стране?

– В Росгвардии служат обычные люди. На гражданке тоже не много людей, которые способны говорить правду. Также этого боятся люди на предприятиях, опасаются выступать против начальства. А много ли вы знаете журналистов, которые готовы говорить правду на телевидении? Работает там, допустим, Ольга Скабеева. Пусть она скажет правду хоть раз. Или Артем Шейнин, Дмитрий Киселев. Чего они боятся?

– Что вы планируете делать дальше?

– Может, я открою бизнес, и у меня так же, как у Виктора Золотова, очень просто получится приобрести недвижимость в Москве (смеется). А вообще, жизнь не заканчивается, и я думаю, что все образуется. Руки и голова на месте, поэтому все будет нормально. Я оптимист.

XS
SM
MD
LG