Linkuri accesibilitate

Торчащие уши. Ливия, российские военные и глобальные интересы


Фельдмаршал Халифа Хафтар по время одного из визитов в Москву

Российские военные, базы и наемники в Ливии, о присутствии которых в этой все еще разодранной гражданской войной стране недавно писали несколько западных изданий, на самом деле там еще не появились, по крайней мере в больших количествах. Однако в скором времени такое может произойти – если России удастся обыграть на "ливийском поле" многих других, местных и внешних, игроков. Все шансы на такую победу у Кремля есть.

"Российского военного присутствия в Ливии нет, – заявил недавно заместитель председателя комитета Госдумы по обороне Юрий Швыткин, назвавший фантазиями сообщения спецслужб Великобритании о якобы имеющихся у Москвы планах "превратить Ливию в новую Сирию". "Если говорить про мнение Великобритании, можно ответить, что их фантазиям нет предела. Поэтому они могут скоро сказать, что уже в Лондоне Псковская дивизия находится", – сказал Швыткин.

Ранее британская газета Sun со ссылкой на высокопоставленный источник в правительстве сообщила, что руководство MI6 доложило премьер-министру Терезе Мэй о намерении России закрепить свое военное присутствие в Ливии. Sun утверждает, что десятки агентов ГУ Генштаба России (бывшее ГРУ) и отряды спецназа уже находятся на средиземноморском побережье Ливии, в Тобруке и Бенгази, пользуясь поддержкой бойцов "ЧВК Вагнера". Британская разведка считает вероятным, что на территорию Ливии сейчас доставляются российские крылатые ракеты "Калибр" и зенитно-ракетные комплексы С-300.

Пуск ракет "Калибр" с российского сторожевого корабля "Адмирал Григорович" по объектам повстанцев в Сирии
Пуск ракет "Калибр" с российского сторожевого корабля "Адмирал Григорович" по объектам повстанцев в Сирии

После свержения в 2011 году режима Муаммара Каддафи в Ливии началась война между разнородными силами повстанцев, когда-то выступавших единым фронтом. Сейчас в Ливии царит как минимум двоевластие. Основные стороны конфликта, противостоящие друг другу при поддержке различных временных союзников в 2018 году, это:

1. Палата представителей Ливии (Меджлис) – ранее признанный многими государствами парламент, избранный в 2014 году, известный также как "правительство в Тобруке". Он контролирует обширные области востока, юга и центра страны. Именно его поддерживает нынешняя Национальная армия Ливии во главе с самым известным и влиятельным сейчас ливийским военным и политическим деятелем – фельдмаршалом Халифой Хафтаром.

2. Правительство национального единства в столице Триполи во главе с Президентским советом, руководимым премьер-министром Фаизом Сараджем. Этот орган власти был создан в 2016 году при поддержке Совета Безопасности ООН.

Кроме этого, в Ливии действует огромное количество других средних и мелких группировок и объединений, из которых самые крупные это "Бригады Мисураты", "Зинтанские бригады" и террористы из "Исламского государства", проникшие в страну в 2014 году и всегда выступающие самостоятельно.

В продолжающейся в Ливии гражданской войне, говорится в публикации Sun, Кремль занимает сторону наиболее влиятельного полевого командира – фельдмаршала Халифа Хафтара и снабжает именно его войска тяжелым вооружением. При этом российские военные и разные ЧВК, связанные с Кремлем и российскими нефтяными госкомпаниями, действуют в Ливии довольно давно. Например, The Washington Times писала, что по крайней мере с весны прошлого года в Ливии находится российская ЧВК "РСБ-Групп".

8 августа представитель Хафтара бригадный генерал Ахмед аль-Мисмари в интервью российскому государственному агентству РИА Новости выразил официальную позицию своего командующего – что разрешение ливийского кризиса невозможно без вмешательства со стороны Москвы и лично президента России Владимира Путина. Фельдмаршал Хафтар за последние несколько лет совершил несколько поездок в Москву, результатом которых стала готовность России в будущем поставить фельдмаршалу оружия на два миллиарда долларов. В январе 2017 года Хафтар даже поднимался на борт российского авианосца "Адмирал Кузнецов", который подошел к берегам Ливии после завершения боевого похода к берегам Сирии.

О том, насколько верны утверждения западных изданий о заметном увеличении числа российских военных в Ливии и росте поставок из России фельдмаршалу Хафтару разных вооружений, и о глобальных военно-политических интересах Москвы в этой стране и в Северной Африке в целом, в интервью Радио Свобода рассуждает политический аналитик, знаток региона арабист Кирилл Семенов:

– Появились ли к сегодняшнему дню новые данные о присутствии российских военных или российских наемников в Ливии? Откуда Washington Times и Sun взяли такие подробные сведения?

– ЧВК "РСБ-Групп" сама никогда не скрывала своего присутствия в Ливии, ее бойцы там занимаются в основном разминированием. Возможно, одновременно они предоставляют и некие дополнительные услуги, такие как охрана некоторых ливийских военных, должностных лиц, бизнесменов. Но о том, что эта ЧВК участвовала именно в боевых действиях, военных операциях, конечно, никаких сведений нет. По всей имеющейся информации, эта ЧВК такими вещами не занимается, это не такая структура, как, например, "ЧВК Вагнера".

"Калибры" – это слишком большой боевой ресурс, который Хафтар просто не сможет освоить

Что касается новостей о появлении в Ливии С-300 и "Калибров", это может казаться убедительным – но в действительности самому фельдмаршалу Хафтару и С-300, и "Калибры" просто-напросто вовсе не нужны, так как у противников Хафтара нет авиации, которую бы С-300 могла поражать. Ему скорее нужны артиллерийские системы. И "Калибры" – это слишком большой боевой ресурс, который Хафтар просто не сможет освоить. И вряд ли такие масштабные поставки тяжелых вооружений в Ливию могли бы пройти незамеченными для всего мира. Для этого должны либо совершаться многочисленные полеты тяжелых военно-транспортных самолетов, которые бы давно отследили армии и спецслужбы всего Запада, либо заходы в ливийские порты больших российских десантных кораблей и других судов. Но в ливийских портах и на аэродромах никакой активности российского флота или авиации замечено не было. При этом, например, НАТО известно, что в Ливии есть база вооруженных сил ОАЭ, где западные разведчики обнаружили появление нескольких винтовых самолетов, которые там базируются. Это так называемые "летающие тракторы", переделанные в легкие штурмовики. Поэтому проблем с обнаружением С-300 либо "Калибров" вообще у Запада бы не возникло. Но пока об этом писали лишь несколько западных изданий.

– В начале августа власти в Тобруке, связанные с фельдмаршалом Халифом Хафтаром, прямо обратились к Владимиру Путину с просьбой о помощи, в том числе военной. Притом что в западной Ливии при правительстве в Триполи тоже активно действуют российские представители. Если говорить о политической составляющей, не военной, какую сторону выбирает Кремль?

– А Кремль, в том-то и дело, пока пытается быть равноудаленным и от Тобрука, и от Триполи. И пока, в отличие, например, от Сирии, ему это удается. То есть Москва поддерживает хорошие отношения как с Хафтаром, так и с правительством в Триполи, имеет выходы на две стороны конфликта. И даже больше чем на две – Россия контактирует с самыми разными группировками, часто в обход даже Хафтара.

– Во-первых, Ливия богатая нефтью страна, а во-вторых, после падения Каддафи вся ее территория стала одним из основных перевалочных пунктов для сотен тысяч африканских беженцев, стремящихся попасть в Европу. Кремлю важнее контролировать ливийские нефтяные запасы или обрести новый рычаг давления на Запад с помощью этой угрозы со стороны нелегальных мигрантов?

– Конечно, России в перспективе хотелось бы обрести такой рычаг влияния, возможно, она хотела бы иметь там военные базы и тому подобное, но пока что нынешнее состояние ливийских дел не позволяет Москве это сделать. Пока что говорить о том, что Россия сможет контролировать всю Ливию, не приходится, потому что, кроме РФ, там есть, в политическом смысле, много других игроков. Это и Объединенные Арабские Эмираты, и Франция, и Саудовская Аравия, и Италия, и даже США постепенно подключаются к "ливийскому вопросу". В отличие от той же Сирии, в Ливии на стороне либо Триполи, либо Хафтара уже возникла конкуренция за то, чтобы обеспечить собственное политическое влияние на того или иного участника ливийского конфликта.

Лодка с нелегальными мигрантами, остановленная у берегов Ливии вблизи Триполи. Июнь 2018 года
Лодка с нелегальными мигрантами, остановленная у берегов Ливии вблизи Триполи. Июнь 2018 года

Одновременно политическое влияние, естественно, проецируется на экономическую сферу и идет борьба за контракты, связанные с добычей и экспортом ливийской нефти. Сейчас можно говорить, что в первую очередь Россия рассчитывает добиться выгодных условий для своих нефтяных компаний. А также возможности реанимировать разные старые проекты, которые были закрыты после того, как был свергнут Каддафи: например, это строительство железной дороги из Бенгази в Триполи. Но для этого нужен действительно устойчивый мирный процесс, без угрозы нового коллапса и возобновления в Ливии полномасштабной гражданской войны.

– Если до сих пор, и в обозримой перспективе, потенциал и возможности Москвы в Ливии не очень велики, почему Запад так пугается? Почему именно влиянию России в Ливии, гипотетическому или истинному, уделяется такое внимание?

– Да потому что в целом российская угроза для Запада сейчас стала реальностью. Даже в рамках только этого континента и региона – после того же появления российских ЧВК в ЦАР, естественно, Ливию просто нельзя обойти вниманием. Особенно с учетом того, что дыма без огня не бывает. Вот этот "огонь", то есть постоянные визиты Хафтара в Москву, посещение российского авианосца и другие активные контакты не могут, естественно, не привлекать внимания западных столиц. Настороженность Запада – результат в том числе и того, что Хафтар сам позиционирует себя как главный союзник Москвы в Ливии, утверждающий, что в действительности Россия готова его поддержать.

– Российские "военные уши" в Африке уже много где торчат. За последние пару лет с 19 государствами континента Кремлем были подписаны именно военные соглашения.

– Конечно. И Россия готова и дальше подписывать такие соглашения. Но в Ливии Москва в данном случае не будет идти на большие риски, заключая определенные договоры с Хафтаром, который, на самом деле, остается абсолютно нелегитимной пока что фигурой и является обыкновенным полевым командиром, таким же как и еще много-много других. Просто его группировка, скажем так, несколько больше всех остальных. Соответственно, Москве нужно вначале решить проблему мирного процесса, чтобы затем можно было уже иметь дело с какой-то сформированной легитимной единой властью. Очень возможно, что зайдет речь и о создании российской военной базы в Тобруке. Это не слухи, делегация Минобороны России уже даже посещала и рассматривала возможное место строительство такой базы, примерно такой же, как в сирийском Тартусе. Но, повторю, все такие договоренности – по базам, по закупкам вооружений у России – могут быть достигнуты только после того, как в Ливии появится одна легитимная власть. То есть с одним Хафтаром такие вопросы Москва решать не станет, – убежден Кирилл Семенов.

XS
SM
MD
LG