Linkuri accesibilitate

"Ни о каком жесте доброй воли речь не идет". Можно ли говорить, что россияне уходят из Запорожской области – объясняют эксперты


Генштаб Украины заявляет, что российская армия выводит отдельные подразделения из оккупированной части Запорожской области и готовит к эвакуации сотрудников местных администраций, назначенных после аннексии региона. Как говорится в сводке Генштаба ВСУ, из поселка Михайловка (это примерно в 60 километрах от Мелитополя) выехали подразделения, которые базировались в местном отделении полиции и учебном заведении. В городе Пологи и селе Инженерное российские военные выезжают из домов, где были расквартированы, и вывозят имущество, утверждает Генштаб. А в селе Бурчак назначенные Россией оккупационные власти проводят перепись для "добровольной эвакуации населения".

Аналитики американского Института изучения войны считают, что российские военные готовятся к возможному контрнаступлению ВСУ. По мнению аналитиков, точечные удары ВСУ по позициям россиян в Токмаке, Мирном и других населенных пунктах заставили их отвести личный состав от линии фронта. Уход из Пологов особенно примечателен, поскольку город находится на критической развязке дорог и российским военным, вероятно, будет сложно оборонять Токмак от возможного наступления ВСУ без контроля над этой развязкой. При этом аналитики подчеркивают, что независимых подтверждений этой информации нет и нельзя исключить версию, что эти заявления делались с целью дезинформации противника.

Действительно ли российские военные отходят из Михайловки, для чего делают перепись населения в Бурчаке и почему Пологи – настолько важный населенный пункт, Настоящему Времени рассказал глава Запорожской районной администрации Олег Буряк.

– В Михайловке выехало подразделение из здания полиции и из здания учебного заведения. То есть это обычная ротация.

В Бурчаке идет перепись населения якобы для эвакуации. Но этой переписью населения они занимаются давно, особенно их интересуют в первую очередь мужчины, потому что они формируют добровольческие батальоны так называемые. У нас есть информация, это подтверждено и информацией разведки, о том, что на той стороне идет строительство фортификационных сооружений и строится довольно-таки глубоко эшелонированная оборона. Вокруг Мелитополя строятся различные траншеи и блиндажи. Отливаются и выкладываются вокруг Мелитополя бетонные пирамиды, для того чтобы не прошла наша техника. Минируется огромное количество полей вокруг города. То же самое происходит вокруг Токмака. То же самое происходит в районе Васильевки.

В моей стране заблокировали

Настоящее Время

Очень важный опорный пункт – это Пологи. За него идут довольно-таки серьезные бои. Почему важны Пологи? Полностью контроль Полог – это выход уже на город Бердянск. Это следующий город, который находится непосредственно на побережье Азовского моря. И освобождение Бердянска – это уже последняя ступенька, чтобы дальше освобождать Мариуполь.

Поэтому говорить о том, что оккупанты выходят, – нет. Я бы сказал, что идет ротация войск, что одни войска заменяют другими. С менее важных направлений перебрасывают на более важные. Где точно они укрепляются очень сильно – это район Токмака. Вот здесь они для себя строят такую опорную позицию, на которую они отойдут, когда мы их выбьем с Полог, и будут пытаться закрепиться там так, чтобы дальше нас не пустить.

За Пологи будут бои, но, я думаю, это просто вопрос времени.

Полковник, экс-спикер Генштаба Украины Владислав Селезнев рассказал в эфире Настоящего Времени, что заявления украинского командования, вероятнее всего, носят тактический характер.

– Олег Буряк опровергает информацию Генштаба, что Россия отводит отдельные подразделения из населенных пунктов Запорожской области, он называет это ротацией. Вы понимаете, что на самом деле происходит на южном направлении?

– Да, совершенно очевидно, ни о каком акте или жесте доброй воли со стороны российской оккупационной армии здесь речь не идет. Очевидно, что происходит либо ротация либо российские оккупационные войска выходят на более выгодные рубежи для себя, чтобы по этим рубежам занять оборону, либо происходят иные мероприятия. Но я уверен, что российская армия вдруг ни с того ни с сего не станет оставлять свои позиции в районе Полог. И заявления украинского Генерального штаба носят тактический характер. Тут сейчас происходит перемещение каких-то сил и средств, но мы с вами не знаем и из заявлений Генерального штаба Украины непонятно: заходят ли на место убывших подразделений новые силы и средства.

Заявления украинского Генерального штаба носят тактический характер

Но очевидно, что бои на запорожском направлении будут идти, очевидно, что для того, чтобы украинская армия имела возможность продвигаться, нам в больших количествах необходимы артиллерийские средства, потому как именно они являются самым важным фактором, который влияет на решение российских генералов и командиров: перемещаться им на новые рубежи и позиции либо же нет.

Очевидно, что представитель администрации Запорожской области совершенно четко знает обстановку в тех населенных пунктах, где он является руководителем, поэтому его оценкам, я думаю, можно совершенно четко доверять и принимать их во внимание.

– Вы говорите, что из сообщения Генштаба не следует, заводят ли россияне на место отведенных какие-то свои группы, но мне кажется, что раньше украинский Генштаб в принципе не сообщал об отходе российских войск из населенных пунктов до того момента, пока этот населенный пункт не был освобожден, пока туда не зашла украинская армия, причем уже основательно. Что изменилось? Откуда сейчас появляются эти заявления?

– У меня есть надежда на то, что россияне действуют таким же образом, как они недавно действовали на территории Херсона. Нам нетрудно с вами вспомнить тот кейс, когда в течение двух или даже трех недель российские оккупанты вывозили имущество: коммунальное, государственное, имущество частных лиц с территории правого берега Херсона. Но тогда наша разведка сообщала о том, что это работают российские мародеры. И речи об отводе основных средств не было. Но тем не менее потом оказалось, что именно под прикрытием награбленного имущества в том числе бежали с правого берега Днепра российские оккупационные силы. Потом состоялся соответствующий доклад Суровикина. И в течение двух суток неожиданно огромная группировка российских войск испарилась с правого берега Днепра.

Может ли в этот раз реализоваться такой план – такой вариант исключать нельзя. Но я мало верю в то, что в рамках в том числе информационной войны события и действия российской оккупационной армии, которые будут направлены на ослабление ее же позиций на запорожском направлении, будут таковыми.

То есть единственный вариант, при котором российская оккупационная армия станет отходить на иные, более выгодные рубежи, – это результаты эффективной работы украинской артиллерии. То, что артиллерийские бои на запорожском направлении идут с завидной регулярностью, – там нет активных боевых действий с привлечением пехоты, бронетехники, а в основном противостояние находится на уровне контрбатарейной борьбы, артиллерийской дуэли – это очевидно. Поэтому исключать ничего нельзя.

Я занял для себя следующую позицию. Два-три дня необходимо понаблюдать и определить тенденции тех процессов, которые мы сейчас наблюдаем в районе Полог, а потом уже делать определенные выводы.

– Я хотел обратить внимание еще на одни слова Олега Буряка. Он перечислил населенные пункты, я сейчас смотрю на карту: Васильевка – это ближе к северу Запорожской области. Ближе к Запорожью находится КПП, насколько я понимаю, через который сейчас проезжают из оккупированной части в неоккупированную. Дальше – Токмак, который чуть восточнее и южнее. И дальше – Мелитополь. Олег Буряк говорит, что российские военные строят оборонительные укрепления в Васильевке, в Токмаке. Но самое большое строительство развернулось как раз для обороны Мелитополя. Объясните, к чему они готовятся? Понятно, что они готовятся к наступлению, но их прогнозы, видимо, заключаются в том, что самая крупная контратака ВСУ может быть на Мелитополь?

– В свое время американский генерал Бен Ходжес, бывший командующий войсками США в Европе, говорил неоднократно, что для Путина крайне важно создать тот самый сухопутный коридор, которые соединяет временно оккупированный Донецк с временно оккупированным Крымом и Севастополем соответственно. Плюс для Путина было крайне важно получить доступ к днепровской воде. И через сеть Северо-Крымского канала обеспечивать временно оккупированный Крым той самой днепровской водой.

Поэтому очевидно, что путинская армия сейчас создает все предпосылки, чтобы удержать и первый, и второй инфраструктурные объекты: сухопутный коридор и Северо-Крымский канал. Но крымский Генеральный штаб всячески работает над кейсом недопущения реализации такого плана.

После окончания контрнаступательных действий украинских сил обороны на правом берегу Днепра фактически у украинских сил высвободилось порядка шести бригад. Куда именно будет направлена эта сила – пока неизвестно. Но с определенной долей вероятности можно предположить, что именно на запорожском направлении будут действовать наши силы и средства. И сейчас происходит определенный этап накопления ресурсов, подвоза боеприпасов, дабы потом переходить в контрнаступление.

Будет ли это так или нет – вам сейчас никто не скажет, потому что любые действия украинских сил обороны – это государственная тайна. И вряд ли кто, даже имеющий соответствующую информацию, станет об этом распространяться. Но то, что мы с вами узнаем постфактум о том, что контрнаступление будет идти, – это очевидно. То, что ключевая задача украинских сил обороны – полностью освободить территорию нашей страны от оккупантов, – это также очевидно. Но где именно будут происходить эти действия – я думаю, мы узнаем, уже когда эти действия начнут реализовываться.

– Если вспоминать то, как Украина освобождала Харьковскую область и правобережье Херсонской области, были немного разные сценарии. Когда ВСУ освобождали Харьковскую область, то, что там происходило, многие назвали обрушением российского фронта. В Херсонской области ВСУ очень систематично уничтожали склады с вооружением, наносили удары по Антоновскому мосту. В конечном итоге россияне по телевидению объявили о выходе из Херсонской области. По-вашему, как может быть в Запорожской области?

– Очевидно, что местность в Запорожской области не позволяет противоборствующим силам скрытно подходить к позициям противника. Очевидно, что в этом случае украинским силам обороны необходимо использовать то самое преимущество в высокоточной артиллерии. Именно благодаря ей мы имеем возможность эффективно проводить контрбатарейную борьбу, эффективно уничтожать вражеские позиции, места хранения боеприпасов, места нахождения личного состава и бронетехники, командные пункты, пункты связи, пункты управления. Это является тем самым преимуществом украинских сил обороны. Очевидно, что эта тактика будет и сейчас реализовываться теми подразделениями, которые выполняют задачи на запорожском направлении.

По итогу выполнения тех самых артиллерийских задач уже непосредственно командиры на местах будут принимать решения, опять же, согласованно: продвигаться ли им вперед в рамках контрнаступления либо же продолжать те самые артиллерийские дуэли и ведение артиллерийской работы по вражеским позициям.

В любом случае украинским силам обороны крайне важно перерезать сухопутный коридор, который в настоящее время соединяет Донецк с Симферополем. Это важный кейс, который на оперативно-тактическом уровне необходимо решить тем силам обороны Украины, которые в настоящее время находятся на направлениях: Пологи, Токмак и южнее.

– Может ли это наступление ВСУ начаться зимой?

– Мы с вами должны понимать следующее: осенние дожди практически размыли поля, в том числе на юге нашей страны. Это крайне усложняет перемещение как колесной, так и гусеничной техники. Совершенно очевидно, что танк, который загрузнет в поле, раскисшем от дождей, – такая себе боевая единица. И необходимо будет приложить немало усилий, чтобы ее вытащить из той самой грязюки.

Перемещаться по дорогам с твердым асфальтовым покрытием – это хорошая опция. Но мы помним, что дороги находятся, во-первых, под контролем вражеской артиллерии, плюс дороги могут минироваться. Поэтому я думаю, что украинские силы обороны будут выжидать определенный период времени, когда устойчивые морозы подморозят поля до такой степени, чтобы по ним могла перемещаться наша техника. Как скоро это случится – это зависит от погодных условий.

XS
SM
MD
LG