Linkuri accesibilitate

"Мы увидим позиционную войну". Полгода с начала вторжения в Украину


Украинский военный у разрушенного моста в Харьковской области, май 2022 года

24 августа, в День независимости Украины, исполняется полгода с начала полномасштабного российского вторжения. За это время война унесла уже тысячи жизней, миллионы украинцев были вынуждены покинуть свои дома, а ряд городов был уничтожен практически полностью. Переговоры между странами об урегулировании конфликта постепенно сошли на нет, и рассчитывать на окончание боевых действий в ближайшем будущем не приходится. Радио Свобода поговорило с военными экспертами о событиях последних шести месяцев и о возможных сценариях развития ситуации.

24 февраля российские войска начали вторжение в Украину, в том числе из аннексированного Крыма и с территории Беларуси. Российские власти озвучивали разные цели вторжения, которые менялись вслед за изменениями обстановки на фронте. Изначально президент России Владимир Путин заявлял о необходимости "демилитаризации" и "денацификации" Украины, а также освобождения жителей самопровозглашенных "ДНР" и "ЛНР" от "геноцида". Тогда Россия начала военные действия не только на востоке Украины, но и на севере и юге страны. После отступления войск на киевском и черниговском направлениях Минобороны России заявило, что целью вторжения является "полное освобождение Донбасса". А по словам пресс-секретаря президента России Дмитрия Пескова, одна из главных целей так называемой "спецоперации" – восстановление государственности "ДНР" и "ЛНР".

На начало июня российские войска оккупировали около 20 процентов территории Украины. Как отмечает Forbes, до 24 февраля под контролем России находилось лишь 7 процентов.

Несмотря на то, что на первом этапе российская армия наступала сразу на нескольких направлениях, наиболее быстро ей удалось продвинуться именно на юге. По мнению военного эксперта Гудзоновского института Ричарда Вайца, одной из причин этого стала близость Крыма, который Россия превратила в военную базу.

"На мой взгляд, первоначальный успех, достигнутый российской армией в наступлении на юге Украины, в результате которого был захвачен Херсон, стал возможен благодаря нескольким факторам. Возможно, самым главным был тактический просчет украинской армии, не уничтожившей мост через Днепр. К этому можно добавить близость Крыма, превращенного Россией в большую военную базу, откуда группировке российских войск было сравнительно просто совершить бросок на Херсон. Из последних сообщений в американской прессе со ссылкой на американские разведслужбы следует, что Россия рассчитывала на очень быстрый захват главных городов на востоке страны и явно не была готова к мощной обороне, с которой она столкнулась около Киева, Харькова и других городов", – говорит Вайц.

Военный эксперт Юрий Федоров считает, что в самом начале войны украинская армия была не готова отразить наступления на всех направлениях, а наибольшую угрозу в тот момент создавало наступление на Киев и Харьков.

"Дело в том, что по планам российского руководства предполагалось взять Киев очень быстро, в течение нескольких суток, сменить правительство и поставить во главе Украины какого-то пророссийского деятеля. Кроме того, Харьков считается второй столицей Украины. И захват Харькова был бы тоже поводом для того, чтобы создать там некое новое пророссийское правительство. Известно, что в советский период, в 20–30-х годах, именно Харьков был столицей Украины. Эта ситуация могла привести к тому, что юг оказался плохо защищенным.

Кроме того, как сейчас выясняется, произошли довольно неприятные события, связанные с предательством ряда лиц, достаточно осведомленных о том, как готовились украинские войска к отпору агрессии, – в том числе, был один из руководителей Службы безопасности Украины, который сейчас арестован".

Тело российского военнослужащего рядом с уничтоженной военной техникой на окраине Харькова, 26 февраля 2022 года
Тело российского военнослужащего рядом с уничтоженной военной техникой на окраине Харькова, 26 февраля 2022 года

22 августа Вооруженные силы Украины впервые раскрыли свои потери: по данным Главнокомандующего ВСУ Валерия Залужного, погибли 9 тысяч человек. При этом он не уточнил, о каком периоде идет речь – с 2014 года, когда был оккупирован Крым и созданы так называемые "ДНР" и "ЛНР", или с начала полномасштабного вторжения России в феврале этого года.

О потерях российской армии, напротив, неизвестно практически ничего. За полгода войны Минобороны России лишь дважды сообщало о потерях, последний раз это произошло 25 марта – тогда ведомство рассказало о гибели 1351 военнослужащего. Журналистам русской службы Би-би-си и "Медиазоны" удалось подтвердить информацию о гибели 5701 российского военнослужащего. По оценке ЦРУ, к концу июля Россия потеряла в Украине более 15 тысяч военных. Британская разведка говорила о 20 тысячах погибших еще в июне. По последним данным Генштаба ВСУ, за время войны погибли более 45,5 тысяч российских военнослужащих.

Как считает военный эксперт Михаил Жирохов, наиболее реалистичная оценка общих военных потерь российской армии – 20 тысяч человек.

"Относительно российских потерь есть неофициальные источники, есть энтузиасты, которые ведут в социальных сетях блоги и собирают информацию от местных органов власти. Например, что где-то открыли мемориальную табличку и так далее. Но это исключительно неофициальные данные, потому что официальных данных сейчас практически не существует".

По мнению Ричарда Вайца, исходя из данных, представленных украинским командованием, британским министерством обороны и другими правительственными экспертами, можно сделать вывод о крупных потерях обеих сторон.

"По меньшей мере, это несколько десятков тысяч убитыми. Но можно с большой долей уверенности предположить, что потери российской армии выше, чем потери украинцев. Я склонен больше доверять британским оценкам, согласно которым в Украине было убито больше 25 тысяч российских военнослужащих", – считает Вайц.

Еще в середине июля бывший руководитель отдела разведки Сил обороны Финляндии Пекка Товери заявил, что конфликт в Украине перешел в фазу войны на истощение, которая в ближайшее время точно не закончится. При этом оценить степень технического и морального истощения сторон после шести месяцев военных действий достаточно сложно, считает Михаил Жирохов.

"Вполне очевидно, что украинцы защищают собственную землю, и поэтому моральный дух здесь гораздо выше, чем у тех людей, которые пришли "денацифицировать", "демилитаризировать" или создавать Советский Союз 2.0. То есть это по большей части либо люди, которые приехали за деньгами, либо военные, которые выполняют приказ, либо идейные, которые реально думают, что они смогут изменить и вернуть из небытия Советский Союз", – говорит Жирохов.

Украинский военнослужащий на территории разрушенного завода "Азовсталь" в Мариуполе, 16 мая 2022 года
Украинский военнослужащий на территории разрушенного завода "Азовсталь" в Мариуполе, 16 мая 2022 года

"Вооруженные силы Украины и России, которые участвуют в боях, примерно в одинаковой степени истощены физически и морально, – говорит Юрий Федоров. – Считается, что часть может участвовать в интенсивных боевых действиях не более двух-трех недель. После этого ее нужно выводить в тыл, нужно восполнять потери: люди должны отдыхать, технику нужно чинить. Но есть один фактор – это фактор морально-психологический. В Украине военнослужащие гораздо более мотивированы, чем военнослужащие российской армии. Они прекрасно понимают, что защищают свои семьи, свой образ жизни. Они понимают, что вторгся жестокий враг, который готов уничтожить Украину как государство, уничтожить украинство как некий тип культуры, образ жизни, и при этом русские не гнушаются самыми жестокими методами. Все это, конечно, вызывает у солдат и офицеров ВСУ достаточно острые чувства – с одной стороны, это ненависть ко всему русскому (нужно называть вещи своими именами), с другой стороны, это желание победить и наказать захватчика. А российские военнослужащие в общем часто не очень понимают – а что, собственно, они делают в Украине? Им говорят: "Вы защищаете Донбасс!" Но они же понимают, что они вошли на юг, что ситуация совсем не такая, как им рисуют офицеры, ответственные за политическое воспитание. Отсутствие ясно понимаемой цели, конечно, плохо сказывается на боевом духе".

Оборонные ведомства обеих стран регулярно отчитываются не только о количестве погибших на стороне противника, но и о количестве уничтоженной техники. По данным Генштаба ВСУ на 22 августа, российская армия потеряла более 12 тысяч единиц техники, среди которых 1921 танк, 4238 бронированных машин, 1033 артиллерийских систем и 234 самолета. Как выяснило издание "Важные истории", к концу июня российская армия уже потеряла от 23 до 42 процентов всех своих боеспособных танков и от 8 до 19 процентов бронетехники. Военный эксперт Михаил Жирохов считает, что проблемы с производством новой техники у России возникнут с начала следующего года.

"В январе был принят оборонный заказ, и под него были закуплены все комплектующие, в том числе и западного производства. И на них сейчас не распространяются санкции. Дело в том, что это, скажем так, проплаченный товар. И даже сейчас электронные компоненты идут в Россию по тем контрактам, которые были заключены до 24 февраля. По производству боеприпасов у них полностью закрытый, замкнутый цикл. Под боеприпасами я имею в виду прежде всего артиллерийские снаряды, патроны. Они сейчас работают в три смены, и у них достаточное количество и квалифицированного персонала, и материалов, из которых можно это производить. Потому что это не очень сложно. Проблемы у них возникнут со следующего года, когда нужно будет восполнять арсеналы высокоточного оружия, потому что оно все было на западных электронных комплектующих".

Уничтоженная российская бронетехника, 31 марта 2022 года
Уничтоженная российская бронетехника, 31 марта 2022 года

Способность российского военно-промышленного комплекса восстанавливать потери будет зависеть от объемов техники, находящейся в хранилищах, которую можно использовать в качестве запчастей, считает Ричард Вайц.

"Производство нового вооружения, учитывая высокий уровень использования в нем иностранных западных компонентов, я думаю, будет очень затруднено. Россия может попытаться прибегнуть к помощи Ирана и Северной Кореи, которые давно специализируются на краже западных технологий. Она может попытаться получать западные компоненты контрабандно, она может импортировать из Китая товары двойного назначения, в том числе микропроцессоры, используемые в оружии. Но я не знаю, хватит ли этого, чтобы поддерживать боеспособность армии, ведущей войну".

По мнению Юрия Федорова, военно-промышленный комплекс России не способен быстро восстанавливать потери, так как темп производства вооружений низкий, а потери высокие.

"Если посмотреть на цифры довоенного производства, то можно увидеть, что совсем новых танков "Армата" было произведено всего несколько штук. Самолетов современных типов производилось 20–30 единиц в год каждого типа, а выведены из строя, если верить данным Украины, порядка 230 самолетов, учитывая те самолеты, которые были уничтожены или повреждены в Крыму. Восполнить потери невозможно: слишком высок уровень потерь, слишком низкий темп производства новых вооружений. Поэтому русские используют запасы вооружений, которые сохранились со времен Советского Союза и находились на площадках где-то к востоку от Урала. Там находились десятки тысяч единиц, порядка 10 тысяч танков, сопоставимое количество артиллерийских установок и так далее. Другое дело, что это вооружение старое, зачастую не модернизированное, ими уже невозможно воевать".

С начала войны ряд западных стран оказывают Украине военную помощь, в которую входят поставки современных вооружений. 19 августа США объявили о новом пакете стоимостью 775 млн долларов – общий объем военной помощи Соединенных Штатов с начала российского вторжения составит 10,6 млрд долларов. На данный момент Украина уже получила 16 реактивных систем залпового огня HIMARS с радиусом действия до 80 км – благодаря этому вооружению украинские военные смогли нанести ряд ударов по тылам российских войск. Министр обороны США Ллойд Остин заявил, что HIMARS "уже существенно изменили ситуацию на поле боя". Ранее в августе западные страны пообещали выделить Украине еще более полутора миллиардов евро на военные нужды.

Как отмечает Михаил Жирохов, поставки вооружений идут по запросам Генерального штаба ВСУ и зависят от количества подготовленного персонала.

"Так как Украина до февраля 2022 года полностью была с вооружением советских образцов, сейчас непросто переучиться на технику западного образца. Это занимает не месяц и не два. Поэтому нет смысла передавать, например, сто пусковых установок HIMARS, которые некому будет обслуживать и которые некому будет применять. Поэтому дозированное, как кажется со стороны, количество техники, зависит только от количества подготовленного персонала".

Украинские военные проводят артиллерийские учения в Великобритании, 25 июня 2022 года
Украинские военные проводят артиллерийские учения в Великобритании, 25 июня 2022 года

Повлиять на ход войны могли бы поставки Украине боевых самолетов и танков – это помогло бы ВСУ в операциях по возврату оккупированных территорий, считает Ричард Вайц. Эксперт допускает, что поток вооружений может возрасти, когда увеличится число украинских военных, прошедших подготовку по использованию западной техники.

"Пока наиболее надежным поставщиком оружия Украине являются Соединенные Штаты, но пока неясно, пойдет ли администрация Байдена на предоставление Украине боевых самолетов и танков", – говорит Вайц.

По его мнению, на данный момент на фронте сложилась патовая ситуация. Украинская армия пока не спешит с наступлением и сделала акцент на операциях с целью ослабления российских позиций в Крыму и на ударах по объектам в российских тылах.

"Мы пока твердо не знаем, есть ли у Киева реальные планы наступления или заявления делаются в целях дезинформации. В свою очередь, многие ожидают возобновления наступления российских войск на востоке Украины или атаки на Харьков.

Возможны любые варианты развития событий. Патовая ситуация может затянуться надолго. Не исключено, что, собравшись с силами, украинская армия начнет наступление, скажем, через несколько месяцев. Возможно, Путин, объявив мобилизацию, сделав выводы из своих неудач на начальной стадии войны, решит начать масштабное наступление. Но в обозримом будущем, я думаю, наиболее вероятна затяжная позиционная война с обменами артиллерийскими ударами, операциями за линией фронта и диверсиями".

Активные действия на фронте возможны до октября, поскольку после этого проводить наступление будет сложно из-за погодных условий, считает Михаил Жирохов. По его оценкам, примерно к этому времени будет закончена подготовка украинских военнослужащих, которые были отправлены в Великобританию, Германию, Литву и Польшу.

"По моим соображениям, они все вернутся в Украину к октябрю, и тогда будет достаточный резерв для проведения как минимум локальной военной операции. Невозможно сказать, где именно может быть эта операция. Это как раз элементы внезапности для врага, военная хитрость. Если смотреть с точки зрения военной науки, то очевидно, что нужно освобождать Харьковскую область и необходимо отбрасывать противника со стороны Николаева, чтобы уменьшить количество обстрелов гражданской инфраструктуры и гибель военных. Это очевидные направления для возможного контрнаступления".

По мнению Жирохова, до конца этого года война не закончится, а развитие ситуации в дальней перспективе будет зависеть в том числе от политических решений.

"На данный момент Украина потеряла половину экономики и сейчас полностью зависит от западных кредитов и от помощи Запада. Если маятник качнется в сторону уменьшения поддержки, прежде всего финансовой, Украине будет очень сложно продолжать войну и говорить не только о контрнаступлении, а просто об обороне. Потому что разрушения в стране очень большие, как промышленных предприятий, так и цивильных. В любом случае, война до конца этого года не закончится, это уже очевидно. Она уже перешла в ту фазу, когда на данный момент обе стороны не сядут за стол переговоров, не имея на руках козыри в виде какой-то территории контроля, в виде военных успехов на фронте. Поэтому, к сожалению, мы увидим позиционную войну".

Юрий Федоров уверен, что в этой войне в итоге победит Украина.

"Это не просто заявление, продиктованное некими политическими симпатиями. Дело в том, что в Украине Россия воюет фактически с так называемым коллективным Западом. А победить коллективный Запад Россия не может, потому что экономический потенциал, если считать по ВВП, у России примерно в 25–30 раз меньше, чем у коллективного Запада; военные расходы примерно в 22–23 раза меньше, чем военные расходы стран-членов НАТО; расходы на научно-технические разработки и исследования у России в 35 раз меньше, чем у коллективного Запада. После двух-трех месяцев войны в Украине Запад понял, что угроза, исходящая из России, слишком опасна – это угроза ядерной войны. В общем, приняли решение, что эту угрозу нужно ликвидировать. Вопрос в том – как они будут это делать. Этого мы пока не знаем".

XS
SM
MD
LG