Linkuri accesibilitate

Вслед за Кишиневом: Тирасполь сокращает депутатов ВС


Дорогие радиослушатели, добрый день. В студии Александр Фрумусаки, ведущий передачи Приднестровские диалоги. 30 минут на Радио Свободная Европа. Сегодня в выпуске:

Верховный совет Приднестровья принял во втором чтении законопроект, который предусматривает сокращение количества депутатов. Эксперты говорят, что это еще один шаг к укреплению нынешней власти в регионе, подконтрольной холдингу «Шериф». Тема федерализации активно обсуждается в Кишиневе в ситуации политического кризиса. Кто на самом деле вел секретные переговоры с Россией?

И новое правительство во главе с Майей Санду признано главными международными игроками. На протяжении всей прошлой недели структуры, подчинённые олигарху Владимиру Плахотнюку блокировали правительственные учреждения, а в пятницу кабинет Филипа ушел в отставку.

Вслед за Кишиневом: Тиграсполь сокращает депутатов ВС
Așteptați

Nici o sursă media

0:00 0:30:00 0:00
Link direct

Свободная Европа: Как обычно, начнем наш выпуск с обзора новостей и главных событий минувшей недели.

В пятницу Демпартия уступила власть в Республике Молдова, а кабинет Павла Филипа подал в отставку, положив конец двоевластию в стране. В течение недели правительство демократов пыталось сохранить власть, несмотря на то, что парламент сформировал новое правительство во главе с лидером партии «Действие и солидарность» Майей Санду, и это правительство признали основные партнеры Молдовы. Демпартия мобилизовала своих сторонников, которые в течение всей прошлой недели блокировали правительственные здания. О передаче власти сообщил в пятницу вице-председатель ДПМ Владимир Чеботарь, который заявил, что кабинет Филипа уходит в отставку. Неизвестно, где находится лидер Демпартии, олигарх Влад Плахотнюк. Журналисты и лидеры общественного мнения сообщили, что в пятницу вечером из кишиневского аэропорта вылетело несколько чартерных рейсов, на борту которых предположительно находилось руководство Демпартии и ее сателлита – партии «Шор». СМИ сообщали также, что на протяжении недели из Молдовы активно вывозили деньги.

«Надеюсь, что это решение ДПМ искреннее, и что это не ловушка ради выигрыша времени и подрывной деятельности» - заявила в пятницу премьер-министр Майя Санду.

Министр иностранных дел Украины Павел Климкин заявил, что ситуация в Республике Молдова представляет возможную угрозу стабильности на юге Украины – если в результате политического кризиса Молдова превратится в «новый российский плацдарм». «Беспокоит, что сегодня постоянно увеличивается вероятность и соответствующие риски «добрых услуг» со стороны внешних игроков», сказал Климкин, имея в виду Россию. «Важным для страны и безопасности ситуации в регионе является недопущение внешнего вмешательства, направленного на реализацию российского сценария федерализации страны. Республика Молдова остается для Украины важным партнером и соседом, с которым нас объединяют общие интересы и общее европейское будущее», подчеркнул Павел Климкин. В понедельник Россия выразила готовность сотрудничать с новым правительством Майи Санду, а президент Владимир Путин заявил о дальнейшей поддержке президента Республики Молдова Игоря Додона и его союзников.

Европейский суд по правам человека признал Республику Молдова виновной в нарушении прав турецких учителей, высланных из страны в сентябре 2018 года. Семерых турецких учителей — сотрудников сети молдавско-турецких лицеев Orizont, задержали и частным рейсом выслали в Турцию, где впоследствии режим Эрдогана осудил их и приговорил к тюремным срокам.

В Постоянной палате международного третейского суда в Гааге, начались предварительные слушания по иску Украины о нарушении Россией Конвенции ООН по морскому праву. Киев просит международный арбитраж прекратить нарушение Россией Конвенции ООН, подтвердить права Украины в Черном и Азовском морях и в Керченском проливе и обязать Москву уважать суверенные права Украины в ее водах.

Россия перебросила дополнительные военные силы и технику в Крым, аннексированный в 2014 году, тем самым значительно усилив свое военное присутствие в Черноморском регионе и на Ближнем Востоке, сообщает сайт DefenseOne.com со ссылкой на американских чиновников. Как передает Mediafax, в результате этих действий за последние 18 месяцев Россия значительно усилила свой военный потенциал в регионе. На фотографиях спутниковой разведки, переданных компанией Planet Labs в распоряжение изданию Defense One, хорошо видны пять батарей С-400, пять систем ПВО С-300, а также истребители в четырех разных местах. На фото можно увидеть и значительные улучшения в архитектуре советских военных объектов.

Украинская партия бывшего президента Грузии Михаила Саакашвили представила первую десятку своего списка кандидатов в Верховную раду. Парламентские выборы в Украине состоятся 21 июля. Саакашвили открывает список партии «Рух новых сил». Он был губернатором Одесской области в 2015-2016 гг. и президентом Грузии в период с 2004-го по 2013 год. Новый президент Украины Владимир Зеленский вернул Михаилу Саакашвили украинское гражданство, которого его лишил экс-президент Петр Порошенко.

Согласно последнему опросу Левада-центр, враждебность россиян к Украине и США резко снизилась – людей больше волнуют цены и зарплаты, а не то, что происходит в мире. Доля тех, кто считает врагами Украину и США, снизилась с 49 до 40% и, соответственно, с 78 до 67%.

Это был обзор главных событий минувшей недели, больше информации на нашем сайте europaliberă.org.

*

Свободная Европа: Верховный совет Приднестровья рассматривает пакет законопроектов, предусматривающий сокращение примерно на четверть – с 43-х до 33-х – количества депутатов местного парламента. На прошлой неделе проект был принят во втором чтении.

Предлагается также сократить количество местных избранников и изменить схемы формирования избирательных округов. Кроме того, инициатива предполагает оптимизацию районных советов народных депутатов — вместо депутатов от сёл, представлять интересы избирателей будут председатели сельсоветов, которых назначает администрация региона.

Изменения предложены для «рационализации использования бюджетных средств, а также повышения эффективности и оперативности их деятельности», заявил ранее глава Верховного совета Приднестровья Александр Коршунов.

Районные советы планируется сократить на 77 депутатов, городские советы– на 15%. Эти меры позволят снизить расходы на проведение единого дня голосования примерно на 20% (это 2 млн приднестровских рублей или 120 тыс. долларов). Сумма ежегодной экономии бюджета в результате этих мер пока не подсчитана. В настоящее время число депутатов всех уровней в Приднестровье — 1 155 человек.

Планируемые изменения в Тирасполе повторяют, случайно или нет, инициативу Демократической партии Молдовы – о сокращении количества депутатов парламента со 101 до 61 народного избранника. Это предложение было вынесено на референдум, который прошел одновременно с парламентскими выборами 24 февраля. Инициатива подверглась критике со стороны молдавской проевропейских политических сил, а большинство общественных организаций назвали ее «манипуляцией», к которой демократы прибегли в надежде укрепить свои позиции в парламенте нового созыва. С другой стороны, в Тирасполе тоже раздаются голоса, согласно которым с помощью этой законодательной инициативы холдинг «Шериф», который контролирует сейчас всю власть на левом берегу Днестра, хочет закрепить за собой эти позиции и на будущее.

Наш корреспондент в Тирасполе Сергей Урсул попросил руководителя Тираспольской школы политических исследований Анатолия Дируна прокомментировать возможные последствия сокращения количества депутатов на левом берегу Днестра.

Анатолий Дирун
Анатолий Дирун

Анатолий Дирун: Кто-то посчитает мою точку зрения и мое отношение к этим событиям несколько преувеличенными на фоне тех сложностей и неурядиц, с которыми мы сталкиваемся каждый день. Но если очень внимательно и серьезно посмотреть на законопроект, то без ложной скромности, он является одним из наиболее значимых в повестке рассматриваемых приднестровским парламентом законопроектов за последние полтора-два года. Это связано с тем, что принятие новой редакции и внесение изменений в Конституцию, в избирательный кодекс повлечет за собой изменения всего электорального ландшафта, изменение конфигурации приднестровского парламента. Здесь возникает вопрос: насколько эти изменения будут адекватны тем декларируемым целям и задачам законопроекта о сокращении Верховного совета, как официально заявлялось, до 33 человек.

Я не могу разделить оптимизма своих коллег в Верховном совете, которые связывают сокращение количества депутатов с повышением эффективности работы. Это связано с тем, что работа любого парламента не оценивается по критериям эффективности. Критерий эффективности определяет только избиратель. Вы не найдете ни в одной стране мира ни одного парламента, где существует какая-либо шкала, по оценке деятельности какого-либо депутата. В бытность депутатом Верховного совета, я помню историю, когда одного депутата хотели привлечь к ответственности за то, что он фактически не появлялся на сессиях Верховного совета. Но вся история закончилась тем, что, согласно регламенту, по которому работает парламент, такого депутата могли только пригласить на комиссию по моральной этике, сделать ему «внушение», что нужно посещать сессии и работать в тех комитетах, куда он был направлен, выполнять свои функции. А так, единственный критерий – оценка со стороны избирателей. Второй момент, который не связан с сокращением количества депутатов и предполагаемой эффективностью, это то, что любое изменение количественного состава для Приднестровья – оно всегда происходило с небольшим изменением избирательной системы. Мы никогда не меняли парламент, который попадает просто под сокращение. Если вспомним 95-ый, затем 2000-ый годы, мы увидим, что изменение структуры парламента сопровождалось изменением избирательной системы. Мы убеждены, что такие изменения необходимы.

Наше исследование на тему необходимости введения смешанной избирательной системы показывает, что сегодня действующая избирательная система нерелевантна представляет интересы всех избирателей, которые приходят и голосуют. Это и является, в том числе, одной из причин того раскола, который существует в обществе, который оставляет за скобками то, что мы называем приднестровской консолидацией.

Еще момент: показатель доверия со стороны граждан к органам власти. Если сравнить соотношения доверия и эффективности, то возникает дилемма: почему, если мы хотим повысить эффективность приднестровского парламента, в Приднестровье нет ни одного официального опроса, официальных данных по поводу доверия избирателей к власти. Может быть, избиратели не хотят сокращения парламента? Может быть, проблема не в сокращении, а в отсутствии альтернативной точки зрения, как таковой? Сегодня несложно увидеть, что альтернативной позиции практически не существует. В этом нет ничего страшного, поскольку у нас все органы власти на законном основании находятся в руках одной политической силы – партии «Обновление», которая, согласно логике политической борьбы, и несет всю ответственность, прежде всего, социально-экономическую, за ту ситуацию, которая сложилась в Приднестровье.

На этом фоне возникает вопрос: если мы не знаем, как избиратель относится, за 5 лет не появилось ни одного опроса, открытых данных, и на этом фоне депутаты принимают решение о сокращении численного состава, контролируя в то же время все органы власти: центризбирком, правительство, парламентское большинство: чего боятся коллеги, какая ж это эффективность? Смешно думать, что в условиях тотального монопольного контроля власти возможна какая-то конкуренция? На этом фоне напрашивается вывод: такого рода институциональные решения, как сокращение парламента, к сожалению, без изменения избирательной системы, без проецирования и поддержки организаций, партий и движений, которые бы могли на государственном уровне реализовывать свою повестку дня – необходимо создавать условия для этого. Даже декларируемые цели по повышению эффективности работы парламента приведут к прямо противоположному результату, а именно к снижению легитимности этого органа, тем более, что сегодня порог явки на выборы отменен. И достаточно 10 человек, которые пришли бы на выборы и проголосовали, причем, как в местные советы, так и в Верховный, и выборы будут считаться состоявшимися. Играть в такие опасные игры для Приднестровья, которое в состоянии непризнанности со стороны международного сообщества, - это надо быть либо непрофессионалом, не понимая, в каком стоянии находится Приднестровье, либо очень сильно бояться потерять власть, которая сейчас находится в руках определенных политических сил.

Свободная Европа: Такие решения должны принимать в результате широких общественных дискуссий, но этого в Тирасполе не происходило. Кроме того, этот процесс официально называют оптимизацией – насколько это применимо с точки зрения отношения к избирателям, с точки зрения политической этики?

Анатолий Дирун: В 2000 году, когда были последние серьезные изменения Конституции, связанные с реформированием парламента — из двухпалатного он стал однопалатным, во всех районных советах проходили не формальные сессии, а широкие дебаты и освещение необходимых изменений Конституции. Тогда у нас было ликвидировано правительство и появился кабинет министров – и все это было гласно. Быть может, мы что-то пропустили? И были широкие дискуссии, организованные общественной палатой или общественными советами в регионах. Не нужно думать, что люди абстрагированы от этого процесса. Если этого нет, это не означает, что людям все равно, что происходит в их стране. Все это напоминает управление в стиле бизнес-модели: оптимизация, сокращение. Но государство – это не коммерческая структура, здесь такие слова, как «оптимизация» и «повышение эффективности труда» имеют несколько иную смысловую и практическую нагрузку, нежели в бизнесе.

Для государства в первую очередь важно такое понятие, как социальный контракт, обеспечивающий справедливые условия участие в бизнесе, политике, гражданском обществе. Если этот социальный контракт со стороны власти не выполняется, рано или поздно, общество на это реагирует через выборы, либо через какие-то другие формы. Если власть имеет обратную связь с обществом, она реагирует на эти изменения и старается не допустить нарушение социального контракта.

Свободная Европа: Руководитель Тираспольской школы политических исследований Анатолий Дирун отвечал на вопросы нашего корреспондента в Приднестровье Сергея Урсула.

*

Свободная Европа: В Приднестровье на прошлой неделе состоялась неделя свободы слова, организованной центром Априори и известным Клубом-19. Состоялись выставки, дискуссии, показ документальных фильмов. Наши корреспонденты в Тирасполе и Бендерах спросили людей, как они понимают свободу слова.

  • Я в себе уверен, потому что я бывший боксер, мне все равно. А что, свобода слова изменит ситуацию?
  • Люди сами себя ограничивают. Боятся чего-то, власти.
  • Ну, смотря что, если я чем-то разочарован, у меня буря эмоций, но естественно, в общественном месте я их сдержу. Ну конечно, не все для нас смертных будет сказано. Ясно, что структуры власти от нас что-то укрывают. Это нормально, даже элементарно задуматься: если власть будет говорить нам все, что на самом деле происходит, то возникнет паника среди народа, и это ни к чему хорошему не приведет. С одной стороны, и хорошо, а с другой – и плохо. Как-то 50 на 50.
  • Доступ к сайтам надо ограничивать в том случае, если эти сайты могут нанести вред психике ребенка, надо запрещать. Сайты, которые содержат информацию о терактах, преступлениях, надо блокировать. А сайты, которые обучают чему-то, их надо разрешать. Нужно показывать и рекламировать нашу продукцию, распространять. На сегодняшний день, мне кажется, у нас есть свобода слова, ничего не запрещают высказывать, никакие мнения публично. В интернете можно прочитать любое мнение. Свобода слова есть.
  • Люди скованные, боятся высказывать свои мысли, они не раскрепощенные, мне кажется, в этом основная причина.
  • Свобода слова, я думаю, теоретически существует. Что касается нашего региона – я не знаю, не сталкивалась. Возраст 30-45 – они говорят о том, что их волнует, но на кухнях, а пенсионеры – они, конечно, все это выплескивают.

Свободная Европа: Мнения жителей Тирасполя и Бендер о свободе слова в Приднестровье.

*

Свободная Европа: На прошлой неделе тема федерализации Республики Молдова вернулась в общественное пространство и активно использовалась в качестве орудия политической борьбы. Лидер Демпартии Влад Плахотнюк заявил на митинге в понедельник, что, только благодаря ему Молдову не продали и не был претворен в жизнь план федерализации страны, который президент Игорь Додон якобы согласовал со своими российскими патронами. На второй день подконтрольные олигарху СМИ опубликовали видеозапись, в которой Додон просит Плахотнюка подписать в присутствии посла России в Молдове секретное соглашение, предусматривающее урегулирование приднестровской проблемы посредством федерализации Республики Молдова. На другом видео Додон диктует план федерализации Молдовы, согласованный, по его словам, с российским вице-премьером Дмитрием Козаком.

В свою очередь, Игорь Додон заявил, что провести реинтеграцию страны путем федерализации – идея не его, а лидера Демпартии Владимира Плахотнюка, который предлагал это еще два года назад.

То, что идея федерализации фигурировала среди предложений Влада Плахотнюка, подтвердил сам российский вице-премьер Дмитрий Козак, который встречался с лидером ДПМ во время своего недавнего визита в Кишинев. Козак заявил в интервью российскому изданию «Коммерсант», что 3 июня в конце встречи с представителями Демократической партии Плахотнюк передал ему в конверте предложения об условиях создания коалиции с Партией социалистов. «Ознакомившись с содержимым конверта, мы с удивлением увидели предложения откровенно антироссийской Демпартии о радикальном изменении внешнеполитического курса Молдовы с переориентацией на Россию и об урегулировании приднестровского конфликта на основе федерализации Молдовы», заявил Козак.

«Коммерсант» опубликовал также копию документа, который был в конверте – лист без заголовка и без подписей, содержащий четыре пункта. Первый касался неприсоединения к НАТО, второй представлял собой обязательство укреплять статус нейтралитета с целью противодействия идеи объединения с Румынией. Третий пункт касался федерализации, а четвертый предполагал изменение внешнего курса страны «в направлении развития отношений с Россией».

Козак сказал также в интервью, что Москва настоятельно рекомендовала Партии социалистов и президенту даже не рассматривать никакие тайные предложения ни Владимира Плахотнюка, ни других партий.

Василе Ботнару поговорил с журналистом Владимиром Соловьевым, автором интервью в «Коммерсант».

Владимир Соловьев
Владимир Соловьев

Свободная Европа: Владимир, запись, показанная по каналам, приближенным к властям, против слов Козака – кому больше верить? Или ты не ставишь такую задачу перед нами?

Владимир Соловьев: Я тоже сомневаюсь во всем, и главное, я, в случае с записями, я именно поэтому, собственно, и попросил Дмитрия Козака прокомментировать появившиеся записи, потому что, ну, это серьезные вещи, серьезные переговоры, если они были.

В случае с Козаком – ответ «нет, их не было, мы получили предложения от Демпартии и Плахотнюка». На видео видно, что Игорь Додон обсуждает какие-то вещи, связанные с федерализацией, на последнем видео он достаточно подробно это обсуждает. Но что меня смущает? Меня в этой истории с публикацией видео смущают нарезки. Я не очень понимал, почему мне… Я в таком случае, имея вот этот фильм, остросюжетный, почему нам его показывают сериями, причем нелогичными, да?

То есть, один сезон игры, этой игры престолов, не связан с другим. Более того, я на первых записях смотрел, как я думаю, смотрел достаточно внимательно, на первых появившихся пленках трех, мне казалось, что иногда голос то Игоря Додона, то Владимира Плахотнюка на этих пленках не совпадает с мимикой лиц. Ну, это ладно, голоса есть, и голоса эти мы вроде все узнаем.

Свободная Европа: То есть, дают не рыбу, а филе.

Владимир Соловьев: Нам как-то так нарезают… Сервируется с нужным гарниром, это все подают, причем подают в нужный момент. Вот у меня был такой любопытный разговор на центральной площади. Я обходил правительство, смотрел, что там происходит, и встретил там депутата Корнелиу Дудника, демократа, который координирует вот эти вот расположения, диспозиции сторонников Демпартии, так называемых сторонников, которые блокируют входы в правительственное здание.

И у нас с ним возникла дискуссия, мы стали рассуждать о ситуации, и я ему задал вопрос – говорю, ну, подождите, но если бы коалиция была создана, то мы бы этих пленок вообще никогда бы не увидели, и весь этот фильм так и остался бы лежать на полке, пылиться в архиве? А его достали ровно в тот нужный момент, когда что-то сломалось, когда переговоры демократов и социалистов о коалиции были сломаны.

По какой причине – я не знаю. Но сейчас я лишь понимаю, что, ну, вот есть видео, где Додон диктует и объясняет что-то. И это видео. А есть Козак, который говорит о том, что ему было передано. И этого видео, где ему что-то кто-то передает в конверте и что-то поясняет, нам не показывают. Может быть, его нет.

Свободная Европа: Нам Ион Ляху рассказывал о том, что это не абсолютная премьера. Другое дело, что теперь как-то поменялись ролями. Москва, которая как бы по природе своей должна бы продавливать федерацию на стороне Тирасполя, вдруг оказывается на обратной стороне. И насколько вот это правдоподобно? По крайней мере, ты близок к тем кругам, которые осведомлены. Вот, твое личное впечатление, что-то поменялось?

Владимир Соловьев: Ну, я точно могу сказать, что, как мне показалось, Москва извлекла урок из 2003 года. В 2003 году была попытка Москвы, Кремля, единолично и быстро урегулировать этот вопрос.

Свободная Европа: …и с Ворониным.

Владимир Соловьев: Да, да. Воронин… Последовательность была следующая: Москву о помощи попросили, и дальше Москва согласилась. Но, как мне показалось, тогда Москва хотела быть единственным бенефициаром. Именно поэтому, мы же помним, что в процесс не включались ни ОБСЕ, ни Евросоюз, ни американцы, этот процесс велся единолично Москвой, которая беседовала только с двумя сторонами, с Кишиневом и с Тирасполем, и в него не посвящался больше никто. И в том числе поэтому все тогда поломалось.

Ну, в международных, в больших международных играх партнеры, которые не взаимодействуют друг с другом, нередко пытаются помешать тому, кто затеял какую-то свою игру. И мне кажется, что та история, она стала неким уроком.

До сих пор я пытаюсь прояснить какие-то детали тех переговоров 16-летней давности по Меморандуму Козака. И вот сейчас попытка сыграть, то есть, попытка сыграть игру опять в одиночку, она, ну, мне кажется, могла бы быть опасной. Кроме того, помимо того, что есть большое количество людей в Республике Молдова, для которых действительно (они абсолютно прозападные, проевропейские) федерализация – это серьезный такой триггер.

Кроме этого, сам момент, вот для чего сейчас обсуждать, а главное – с кем?

Сейчас, кстати говоря, еще одна сторона появления этих записей, то есть, тем самым лидер Демпартии нам демонстрирует то, о чем мы в общем-то знали, но теперь он это делает все самостоятельно и очень даже настойчиво, что он как бы ведет переговоры, но он их просто записывает.

Я, например, сейчас я даю вам интервью, потому что вы сказали, мы вам позвоним и запишем это интервью. Но мы с вами, Василий, встречались много раз, разговаривали друг с другом, обсуждали разные темы – у меня нет никаких записей этих разговоров, и я полагаю, что и у вас тоже.

Свободная Европа: Это очевидно.

Владимир Соловьев: У Плахотнюка есть! И это тоже показывает качество партнера, да? Во-первых, который не доверяет, страхуется, и вот это делает таким образом… А потом вот это использует. Ну и, допустим, представим себе, что Плахотнюк остается у власти, становится, не знаю, премьер-министром, президентом, то теперь каждый лидер, который будет с ним встречаться, должен опасаться, что он где-то потом положит на полку кассету с записью той встречи…

Свободная Европа: Есть еще одна деталь. Он признается публично, на митинге, что это его единоличная заслуга, что он не продал страну. То есть, институций не существует никаких!

Владимир Соловьев: Институций не существует, это мы знаем. Институции были, ну, судя по тому, как они быстро были сломаны за последние десять лет, с 2009 года, значит, они не были достаточно крепкими. Их никто не отстроил в предыдущие периоды, потому что каждый человек, который приходил к власти в Молдове, строил эти институции под себя, под свои интересы.

Владимир Соловьев: И вот к чему мы пришли. Что когда человек, который получил всю власть, оказался вот таким, каким оказался, - мы видим, каким оказался… Мы же помним еще и угрозы в адрес Натальи Морарь, опубликовать интимное видео, и так далее... Вот качество так называемой элиты и, собственно, Плахотнюка.

Свободная Европа: Еще один вопрос, связанный с тем уроком от 2003 года. Все спрашивают, как это так, Дмитрий Козак, а за ним Кремль, вполне вероятно, рекомендуют Додону связываться с правыми, с проунионистами, с противниками политическими, и предпочтительнее с ними, чем с демократами. Как так? Из-за чего?

Владимир Соловьев: Тут могут быть два ответа, наверное. С одной стороны, ответ номер один, это то, что Владимир Плахотнюк стал… является у нас просто категорически неприемлемым и очень токсичным, как для Москвы, так и, кстати говоря, я много раз беседовал с европейцами по этому поводу, и они считают так же. Это ответ номер один.

А почему ACUM? Ответ – это действительно попытка не иметь дело с вот таким… я даже не могу назвать его «политиком», Плахотнюка, потому что политиком он не является. И второй ответ может состоять в том, что в Москве, наверное, понимают, что при нынешнем расколе молдавского общества у социалистов может оказаться некоторая фора перед ACUM, при должной мобилизации. Все-таки, надо сказать, что Партия социалистов – она достаточно хорошо отстроена и выверена, в отличие от двух правых партий – «Действие и солидарность» и «Достоинство и правда», которые только-только набирают вот вес, они еще только в процессе его набора...

Свободная Европа: То есть, несмотря на то, что отдали рычаги правительства, все равно социалисты могут оказаться, скажем, в честной борьбе впереди, да? Такая логика?

Владимир Соловьев: Я подозреваю, что да, что это возможно. Но пускай борьба будет, пускай она будет честной, и пускай победит тот, кто победит.

Свободная Европа: И на виду, да.

Владимир Соловьев: Катастрофы я в этом не вижу. Есть другая, вот лично моя позиция. Дело в том, что я был бы счастлив, если бы я увидел, как молдавские политические партии – справа, слева – отложили бы в сторону вот эту геополитическую повестку, которая для Молдовы является разрушительной и превращает эту республику в пустыню. И все эти десять лет мы это наблюдали: исключительно занятия, упражнения геополитические, им посвящали основное время все участники политического процесса. И те, кто хочет в Европу, и те, кто хочет в Россию, быть с Россией, и те, кто хочет в Румынию… Вот эта повестка… они делали эту повестку главной, забывая обо всем остальном, и в результате...

Свободная Европа: Или убивают друг друга, или уезжают.

Владимир Соловьев: Да. И вот к чему мы в итоге пришли. Но здесь… это, кстати, вопрос не только к внутренним игрокам, но и к внешним, которые продолжают перетягивать как канат Республику Молдова, из стороны в сторону, и никак не желают, похоже, все еще договориться – может быть, что-то поменяется, не знаю, - о том, что как-то оставить ее в покое, чтобы страна могла заниматься саморазвитием.

Свободная Европа: Беседа Василе Ботнару и журналиста Владимира Соловьева.

*

Свободная Европа: В понедельник в Кишиневе было приведено к присяге новое правительство во главе с лидером партии «Действие и солидарность» Майей Санду.

Во вторник присягу принесли еще трое министров кабинета Санду — которые жили и работали за границей — Наталья Гаврилицэ назначена министром финансов, Вадим Брынзан возглавил министерство экономики и инфраструктуры, а известный эксперт Нику Попеску стал министром иностранных дел.

Среди приоритетов своего мандата Нику Попеску назвал полную реализацию Соглашения об ассоциации с Европейским союзом. По его мнению, сейчас процесс застопорился, он также намерен привлечь западные государства к расследованию кражи миллиарда и возмещению выведенных денег. Новый министр иностранных дел подчеркнул, что он категорически отвергает идею федерализации Республики Молдова. Кишинев, по его словам, хочет поддерживать хорошие отношения с Россией, но не будет для этого переходить «красные линии» и соглашаться на федерализацию Молдовы. Вот что сказал Нику Попеску в интервью TVR Moldova:

Нику Попеску: «Молдаване не конфликтные люди и не хотят быть с кем-нибудь в плохих отношениях. В стране сформировался национальный консенсус в пользу хороших отношений и с Европой, и с Россией, и с Украиной. У меня могут быть свои предпочтения, но я обязан учитывать реальную ситуацию. Поэтому моя стартовая позиция во внешней политике - это хорошие отношения со всеми, в том числе с Россией. Однако есть красные линии, которые мы не перейдем. Принося присягу, я сказал, что буду защищать целостность Республики Молдова. Мы не можем осуществить федерализацию Молдовы, я поклялся защищать независимость. Мы за прагматическое партнерство с Россией, а переговоры о федерализации не касаются этого партнерства. Планы по федерализации не будут реализованы по одной причине: большинство граждан Молдовы против федерализации, я категорически против федерализации, действующая власть против федерализации. Я поклялся защищать территориальную неприкосновенность Республики Молдова. Мы за прагматическое партнерство с Россией, а переговоры о федерализации не касаются этого партнерства.

Министр иностранных дел Молдовы Нику Попеску
Министр иностранных дел Молдовы Нику Попеску

Внешняя политика – это та сфера, где необходимо сотрудничать и с государствами, которые не обязательно являются дружественными. Вам отлично известно, что есть страны, которые практически находятся в состоянии войны, но не закрывают посольства друг друга, продолжают поддерживать отношения. Поэтому, мы будем поддерживать позитивный диалог с Россией и преодолеем все расхождения. Но отправная точка министерства иностранных дел и правительства Молдовы в целом состоит в том, что существуют определенные «красные линии», через которые мы переступать не будем.

И еще один, беспрецедентный, момент: Соединенные Штаты Америки, Евросоюз и Россия – все они поддержали и признали новую власть. Чем это объяснить? Разумеется, не тем, что министру иностранных дел России или его американскому коллеге нравится Игорь Додон, или Майя Санду, или Андрей Нэстасе – а Влад Плахотнюк не нравится. Просто в подходе к Республике Молдова крупные государства учитывают и собственные интересы. А заинтересованы они в стабильной Молдове, преуспевающей Молдове. Именно по этой причине великие державы перешагнули через собственные разногласия по Украине, по Ирану, по Израилю. И в отношении Республики Молдова они также заявили о необходимости мирной передаче власти.

В основе лежит общий интерес крупных игроков, и если этот общий интерес совпадает с интересом граждан Республики Молдова, складываются отношения взаимодействия и взаимопонимания между новой властью и внешними партнерами Республики Молдова – такого раньше не было ни в регионе в целом, ни в самой Республике Молдова».

Свободная Европа: Новый министр иностранных дел Республики Молдова Нику Попеску – о федерализации и отношениях с Россией.

*

Свободная Европа: Дамы и господа, наша передача подошла к концу. Ее ведущий Александр Фрумусаки благодарит вас за внимание и прощается до следующей встречи. Вы слушали Радио Свободная Европа.

XS
SM
MD
LG