Linkuri accesibilitate

"Путин уже врал про всякое". Как уезжают из России из-за мобилизации


Очередь автомобилей на границе между Ленинградской областью и Финляндией

Молодые люди призывного возраста массово уезжают из России из-за объявленной властями частичной мобилизации. Некоторых сотрудники петербургского и московских аэропортов отправляют на допросы, где уточняют, есть ли обратный билет, и спрашивают данные военного билета. Корреспонденты Север.Реалии поговорили с теми, кто стоит сейчас в очередях на границах, и с теми, кто пока решил остаться, но тоже рассматривает варианты отъезда из страны. Все они не хотят идти на войну и убивать украинцев.

33-летний петербуржец Алексей стоит в длинной очереди из машин на границе с Финляндией. Он собирался съездить с женой в недельный отпуск, поездка была запланирована заранее и должна была начаться 24 сентября. Но после объявления о мобилизации они решили выехать на два дня раньше.

– Боимся, что финны границы закроют, – говорит Алексей. – Я не считаю, что эта война в принципе должна происходить, и ее причинно-следственные связи для меня непонятны.

Президент России Владимир Путин объявил мобилизацию гражданского населения, находящегося в запасе (под эти требования подходят практически все граждане России, когда-либо отслужившие в Вооруженных силах страны, а также медицинские работники, которые являются военнообязанными. – С.Р.). Президент Владимир Путин и глава Минобороны Сергей Шойгу назвали мобилизацию "частичной", заявив, что призовут на войну с Украиной только 300 тысяч человек и только тех, кто имеет боевой опыт. Однако в указе президента засекречен пункт №7, в котором, как предполагают юристы, могут находиться сведения о численности мобилизованных в России. Источник "Новой газеты. Европа" утверждает, что засекреченный пункт указа о мобилизации позволяет Минобороны призвать не 300 тысяч человек, а один миллион гражданских. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков заявил, что эта информация недействительна, но Песков не назвал данные о предельном числе мобилизованных в России, которые отправятся участвовать в войне в Украине.

Страны Балтии после объявления мобилизации заявили, что не будут впускать на свои территории граждан РФ, которые избегают мобилизационного призыва. Финляндия заявила, что планирует не впускать в страну граждан России по туристическим визам.

Решение о срочном отъезде было спонтанным – еще на прошлой неделе Алексей думал только об отпуске.

– На самом деле я за год очень устал, у меня не было сил на то, чтобы осмыслить происходящее. В России у меня с работой было все хорошо, а как будет теперь – этого я пока не знаю, – говорит он.

О массовом отъезде граждан из России свидетельствуют публикации в социальных сетях, а также фотографии с границ, которые удалось получить Север.Реалии. На границе между Финляндией и Россией пробки начали собираться с вечера 21 сентября. Пограничная служба Финляндии в социальных сетях сообщила, что за сутки с момента объявления в России мобилизации в страну прибыло 4824 гражданина России. Неделей ранее в страну приехало всего 3133 россиянина. Финские пограничники отметили, что трафик начал расти ночью 21 сентября.

Олег из Карелии тоже уехал в соседнюю Финляндию. Он рассказывает, что до последнего "теплилась надежда", что мобилизации в России не будет. Но после объявления Путиным сбора гражданских на войну он срочно выехал из России.

– Нет четкого регламента и пояснений со стороны государства, кто, когда и как будет призываться, формализованного в нормативный акт, а это вносит еще большее непонимание ситуации. Когда объявили частичную мобилизацию, в этот момент рухнули последние надежды на то, что тебя это не коснется. Все будет абсолютно хаотично и рандомно. Поговорил с близкими и решили, что нужно срочно уезжать, – объясняет он.

Олег на машине поехал к границе Финляндии на ближайший пограничный пункт Вяртсиля-Ниирала.

– Рванул в ночь на машине, стараясь не терять ни минуты на фоне новостей о том, что в ближайшее время могут возникнуть проблемы с пересечением границ – как со стороны Финляндии, так и со стороны России. Во втором случае скорее были опасения, что Парфёнчиков (губернатор Карелии Артур Парфенчиков. – СР.) захочет выслужиться и объявит всеобщую мобилизацию по примеру Татарстана. Пока есть возможность, буду продолжать работать удаленно, дальше уже что-то придумывать. Удаленных проектов не так много, и сейчас уже очевидно, что "пересобирать" придется не только карьеру, но и жизнь.

Очередь из автомобилей на пограничном переезде между Ленинградской областью и Финляндией
Очередь из автомобилей на пограничном переезде между Ленинградской областью и Финляндией

Сын Анны прямо сейчас уезжает в Финляндию.

– Не собирается он воевать, кому это нужно. Он не хочет идти и убивать своих же братьев – да вообще никого убивать не хочет. К тому же что будет в России в ближайшие 10 лет, страшно представить, и сможет ли он себя тут реализовать – это тоже вопрос. У него маленький сын, надо думать о будущем. И моя дочка, которая живет за границей, его поддерживает, считает, что ему надо как-то устраиваться там. Хотя в России у него прекрасная работа в очень хорошей компании и высокая зарплата. Еще 20 сентября он вообще не думал об отъезде. А тут срочно оставил мне доверенность на ребенка – они уезжают с женой, и, может быть, мне придется им его привезти. Сын моей подруги с семьей сейчас тоже на низком старте – тоже собираются уезжать. А дети моей коллеги хотели бы уехать, да им пока некуда и не на что. Но об отъезде думают все.

Некоторые пытаются улететь из страны самолетами из Петербурга и Москвы. По данным телеграм-канала "Ротонда", в Пулково пассажиров выборочно отводят на 15-минутные допросы, во время которых спрашивают об обратных билетах и устанавливают данные военного билета.

Помимо Финляндии, где нужна шенгенская виза, жители России уезжают и в другие приграничные страны, где шенген не нужен. Например, на границе России с Монголией образовались огромные очереди из желающих уехать из страны. Видео с границы, где в очереди стоят десятки автомобилей, опубликовал местный телеграм-канал Кяхта. Еще один из пунктов, куда уезжают россияне, – Грузия. В соцсетях публикуют фотографии с единственного пешеходного перехода между Россией и Грузией, который находится в Верхнем Ларсе.

30-летний Егор со своей девушкой стоит в длинной очереди легковых автомобилей на горном перевале Верхний Ларс, перед русско-грузинской границей. Дома у него остался успешный бизнес, в другой стране придется начинать все с нуля. Но, по его словам, назад он не повернет:

– Я уезжаю, потому что я против войны и не хочу быть даже просто пассивным участником государственной машины путём уплаты налогов, – говорит он.

О массовом отказе во въезде в другие страны из России пока неизвестно. По данным СМИ, есть единичные случаи недопуска россиян в Грузию. В Кремле, комментируя очереди на пограничных пунктах, заявили о "фейковой информации".

Петр – биолог, научный работник, ему 35 лет, и он подпадает под мобилизацию, поскольку в свое время окончил военную кафедру. По его словам, вчерашний день он провел в тяжелых раздумьях – уезжать или не уезжать.

– У меня в военном билете стоит штамп – первая категория, офицер общественно-государственной подготовки, или как это называется, точно не помню. Так вот, я очень крепко задумался, следил за новостями, там были противоречивые сообщения, но в целом, как я понял, офицеров военных кафедр в первую волну мобилизации не берут. Об этом говорили и некоторые юристы, которым, я думаю, имеет смысл доверять, – рассуждает он. – Я все время мониторю новости и пока не встречал, чтобы брали таких, как я. Ну, и логика, честно говоря, в этом прослеживается – все-таки у нас в стране людей с высшим образованием и ученых относительно немного, кто-то же должен будет науку держать на плаву. Все же помнят, какими успешными были разработки в Советском Союзе – и бактериологическое оружие, и химическое – мне кажется, нужность науки, хоть и в сугубо прикладном, милитаристском смысле, они должны понимать, это совсем очевидные вещи.

У Петра жена и маленький ребенок, и немедленно срываться в эмиграцию он не готов.

– Сейчас довольно много людей в такой же ситуации, как и я, и поскольку готовых вариантов, куда уехать, у меня нет, то вопрос срочного переезда пока не стоит. Ехать с семьей без работы в никуда довольно накладно. Если придет повестка – во-первых, я прописан не там, где живу, надеюсь, это сыграет какую-то роль. А во-вторых, я работаю в Академии наук, думаю обратиться к юристам – возможно, Академия даст бронь. Ну а если нет, я уже узнавал, за отказ грозит два или три года колонии – значит, меня снова ждет родная тундра, только в другом качестве. Я в тундре бывал не раз как ученый, осенью она очень красива. В прошлом году был на экологических изысканиях, там собирались строить железную дорогу от Салехарда в Надым, это ЯНАО, причем тянуть ее хотели вдоль сталинской железной дороги, поэтому там и бараки остались, и вышки с колючей проволокой. Я там ходил, смотрел на все это, проникался атмосферой и не очень отдавал себе отчет – почему все это во мне так отзывается. Не исключено, что это было предчувствие.

Илья – тоже молодой ученый, но он не склонен верить сообщениям о том, что выпускников военных кафедр брать не будут.

– Я очень переживаю за тех, кто закончил военную кафедру, думаю, есть ли у них еще возможность уехать? Ведь у них есть военная специальность – это как раз то, о чем и говорится, что такие люди нужны. Формально считается, что это их не коснется, но посмотрите, кто это сказал, кажется, Шойгу – но, во-первых, сколько раз этот Шойгу, как и Путин, уже врал про всякое, а во-вторых, в чате нашей кафедры появилось сообщение о том, что мужчине 47 лет, ученому, кандидату наук, на Дальнем Востоке уже прислали повестку. Он закончил военную кафедру. Там, конечно, вроде бы есть очередь по возрасту, но наш всем известный персонаж, видимо, находится уже совсем в истерике и ни про какие очереди не думает, а гребет всех, до кого может дотянуться.

Сам Илья под мобилизацию не подпадает – у него категория Д, так называемый белый билет, – категория, с которой не призовут даже в мобилизацию. Но он все равно волнуется.

– Кто знает, как дело повернется. Уезжать мне не хочется, к тому же я только что устроился на еще одну работу, в школу. Планирую позвонить правозащитникам и проконсультироваться, получить от них какие-то советы. В общем, буду решать – может, и мне лучше все-таки поберечься и хоть на время куда-то уехать. Думаю, в школе меня поймут. Когда такое было в последний раз? Только в 1941 году.

Власти России заблокировали наш сайт. Чтобы продолжить читать публикации Север.Реалии, подпишитесь на наш телеграм-канал. Установите приложение Радио Свобода в App Store или в Google Play– в нём доступны все материалы наших сайтов, туда уже встроен VPN. Оставайтесь с нами!
XS
SM
MD
LG