Linkuri accesibilitate

«Учительница упрекала меня, что я интересуюсь политикой»


Шествие участников "Бессрочного протеста" по Арбату 21 сентября в Москве

Шестнадцатилетний ученик московской школы №712 Фёдор Худокормов 7 ​декабря​ пришел в Дорогомиловский районный суд, чтобы поддержать фигурантов дела “Нового величия”. Адвокаты просили назначить обвиняемым меру пресечения в виде запрета определенных действий. Но суд продлил Марии Дубовик, Анне Павликовой, Максиму Рощину, Рашиду Рустамову, Сергею Гаврилову и Павлу Ребровскому домашний арест. Вскоре после этого классная руководительница начала, по словам Фёдора, на него давить. Она требовала, чтобы школьник перестал посещать митинги и судебные заседания по политическим делам. Фёдора вместе с мамой вызвали на беседу в комиссию по делам несовершеннолетних (КДН) и пригрозили поставить на учет в органах внутренних дел. В интервью Радио Свобода активист рассказал подробности конфликта в школе и назвал закон об административной ответственности за вовлечение несовершеннолетних в несанкционированные акции, который 28 декабря подписал Путин, нарушением Конвенции ООН о правах ребенка.


– Меня возмущает дело “Нового величия”. Некоторые его фигуранты почти мои ровесники, поэтому я захотел их поддержать, показать, что они не одни.

– Какое впечатление на вас произвел судебный процесс?

– В очередной раз им было отказано смягчить домашний арест. Даже никакой жалости у судьи не было. Я чувствовал сожаление. Но меня успокаивало то, что я не поленился прийти и показать, что есть неравнодушные люди.

Фёдор Худокормов на марше матерей в Москве
Фёдор Худокормов на марше матерей в Москве

– Как в школе узнали, что вы были на суде по делу “Нового величия”.

Классная руководительница говорила, что несет ответственность за мое воспитание. Если обо всем этом узнают в более компетентных органах, то меня и маму вызовут на допрос

– Я сам до сих пор не понял. Учительница русского языка и моя классная руководительница Наталья Валерьевна Шевковская забрала меня с урока, завела в учительскую. И там началась такая беседа с целью вытянуть из меня побольше информации. Учительница упрекала меня, что я интересуюсь политической жизнью и обсуждаю это. Она говорила, что у меня нет достаточно информации, а я лезу куда не надо. Классная руководительница говорила, что я вряд ли докажу своими выступлениями обществу что-то. Но я не выступаю. Походом в суд я лишь проявил свое гражданское неравнодушие. Классная руководительница сказала, что у школы из-за меня будут проблемы. Учительница предупреждала, что я наношу своей семье большой вред и подставил своих родителей. Она была зла и напугана. Классная руководительница говорила, что несет ответственность за мое воспитание. Если обо всем этом узнают в более компетентных органах, то меня и маму вызовут на допрос. Еще учительница пугала тем, что мне могут присудить большой штраф, который мама неспособна оплатить.

–​ Директор школы №712 Альбина Леонидовна Вегержинская​ не ответила на письменный запрос Радио Свободы рассказать свою версию событий. Учитель объяснила вам, почему участие в политической жизни плохо?

– Она возмущалась: “История тебя, что ли, не научила. Наш народ всегда будет спотыкаться о грабли. Мы все равно не придем к счастливой жизни”. Учительница говорила, что готова выйти на митинги против пенсионной реформы, но только когда позовет партия. На уроках литературы ученики с ней спорили о музыке. Классная руководитель недоумевала, как мы можем слушать Монеточку. Учительница негодовала, что это еще за тексты у современных исполнителей. Он говорила: "Вот раньше был Высоцкий, да, его запрещали, но на самом деле по политическим причинам. А у современных кумиров молодежи только мат в текстах". Кстати, учительнице 40 лет.

– Вы активист движения “Бессрочный протест”?

– Раньше я участвовал в нем, но потом стал блогером. Я рассказываю на своем канале о разных важных событиях. Но учительница называет участников “Бессрочного протеста” моими людьми. Я пытался ей объяснить, что "Бессрочка" – это не организация, а стихийное движение разных людей, у которых общие цели. Но учительница меня не слушала. И я понял, что ей бесполезно что-то объяснять. Я думаю, что в школе не надо разговаривать о политике. Я в школу прихожу учиться. А учительница обсуждает с нами политику на уроках вместо учебного процесса. Я сам первый такие разговоры не начинаю. У меня хоть и есть значки Немцова на рюкзаке, но я никого не агитирую и никуда не призываю.

Учительница говорила, что готова выйти на митинги против пенсионной реформы, но только когда позовет партия

– Ваша мама испугалась, когда ее вызвали на комиссию по делам несовершеннолетних?

– Она была в шоке. Мама паниковала и винила себя. Я ее пытался успокоить. Я говорил, что ни в чем не виноват. Я рассказывал маме о Конвенции ООН по правам ребенка. В частности, там написано, что дети имеют право на выражение своих взглядов, своего мнения, на свободу мысли, совести и религии, мирных собраний. Но у мамы была истерика. Я позвонил правозащитнику Ирине Яценко, чтобы выяснить, как себя в этой ситуации лучше вести. Ирина советовала дождаться повестку и идти в КДН с защитником. Но мама перепугалась, что на работе узнают о моих проблемах. Мама решила, что чем быстрее мы туда пойдем, тем быстрее все закончится. Я пошел с ней, чтобы мама не наговорила лишнего.

– Что хотели члены комиссии по делам несовершеннолетних? Они вам какое-то обвинение предъявили?

Они спрашивали, что меня привлекает в протесте. Из школы написали бумагу, что я участник “Бессрочного протеста” и записываю странные ролики. Я ответил, что не хочу быть человеком без убеждений. Потом я понял, что разговаривать с ними о политике бесполезно, и я рассказал им о своих увлечениях кино и музыкой.

– Кто был в комиссии?

Они толком мне не представились. Одна из них была инспектором по делам несовершеннолетних. Она говорила, что "Бессрочка" – экстремистская организация. По мнению инспектора, за "Бессрочкой" стоят некие силы, которые дают детям распоряжения. Я ответил, что участники "Бессрочки" обычные люди, у которых есть свое мнение.

Я ответил, что участники "Бессрочки" обычные люди, у которых есть свое мнение

– Мама как относится к вашему участию в протесте?

Мама сначала подумала, что меня куда-то затянуло, но я от этого отойду и буду, как раньше, гулять с друзьями и играть на гитаре. А потом мама привыкла, и мы сейчас не обсуждаем политику. Мама тяжело болеет, и я стараюсь ее лишний раз не волновать. Я продолжу выражать свои гражданские взгляды. Я буду снимать ролики о политических событиях для своего канала.

– Что вы думаете о законе об административной ответственности за вовлечение несовершеннолетних в несанкционированные акции, который вчера подписал Путин?

Государство хочет в очередной раз доказать, что молодежи не место в политике

Я считаю, что таким образом государство хочет в очередной раз доказать, что молодежи не место в политике. Эту административную статью можно будет подвести под кого угодно, организующего подобного рода мероприятия, потому что несовершеннолетние все равно будут на акциях. Ещё возникает вопрос, как будет доказываться, что человек вовлек несовершеннолетнего в незаконную акцию. По моему мнению, эта статья будет использоваться не во благо общества. А еще она нарушает Конвенцию ООН по правам ребенка.

Александр Гуд
Александр Гуд

Активист “Бессрочного протеста” и блогер Александр Гуд говорит, что участников объединения начали “прессовать” в школах и вузах относительно недавно.

Мы уже писали на странице в социальной сети о студентке второго курса РАМ имени Гнесиных Соне Кардаш, которую допрашивали “эшники”. Я думаю, таких случаев будет все больше и больше, потому что “Бессрочный протест” одно из немногих постоянно действующих протестных движений в России. Нас задерживают с момента возникновения на всех акциях. По поводу и без повода, даже если мы стоим без плакатов и не выкрикиваем лозунги. В Москве активных участников примерно 25–30 человек. Всех нас хотя бы раз судили по административным делам. Недавно Дмитрия Иванова, студента факультета вычислительной математики и кибернетики МГУ, побили в автозаке. Иванов пришел на народный сход в поддержку фигурантов дела “Нового величия” около здания ФСБ на Лубянке. За участниками "Бессрочки" следят. После акции я несколько раз замечал “хвост”, который шел за мной до дома.

Нас задерживают с момента возникновения, на всех акциях. По поводу и без повода, даже если мы стоим без плакатов и не выкрикиваем лозунги

– Что вы думаете о законе об административной ответственности за вовлечение несовершеннолетних в несанкционированные акции?

Это ожидаемо и глупо. Закон антиконституционный, как и многие другие законы в России. Этим законом власть хотела прижать Навального. Она считает, что на митинги Навального ходят в основном несовершеннолетние. На самом деле на митингах Навального несовершеннолетних не больше 15%.

Ирина Яценко
Ирина Яценко

Правозащитник Ирина Яценко рассказала Радио Свобода, что последнее время регулярно получает обращения от школьников и студентов, которые жалуются на давление в учебных заведениях.

Как правило, с репрессивными мерами такого рода сталкиваются участники “Бессрочного протеста”. Основная цель тех, кто запугивает студентов младших курсов и школьников, надавить на родителей активистов. Фёдор Худокормов позвонил мне и спросил, что делать. Я ответила, что требование явиться на беседу в КДН неправомерно. До получения повестки школьник и его родители могут не ходить в КДН. Мама Фёдора поступила так, как сочла нужным. Я считаю, что учителя и администрация школ не должны ограничивать учеников в их праве выражать свое мнение по разным вопросам и запрещать участвовать в мирных собраниях. Впрочем, будущее мирных собраний в целом под вопросом после того, как Путин подписал закон об административной ответственности за вовлечение несовершеннолетних в несанкционированные акции. Этим законом президент лишил граждан права на согласованные митинги.

XS
SM
MD
LG