Linkuri accesibilitate

Как в России полюбили Трампа


Афиша фильма

Александр Генис: Ситуация с расследованием русского следа в выборах 2016 года с каждым днем сгущается. Судя по тем информационным обрывкам, которые доносятся до прессы от Мюллера и его команды, Рашенгейт подходит к финалу. В Белом доме нервничают, сторонники Трампа окопались, его противники жаждут крови и ждут января, когда новый Конгресс сможет разобраться в запутанных финансовых обстоятельствах и наконец добраться до налоговой декларации Трампа. В этой раскаленной атмосфере особенно остро смотрится фильм молодого режиссера русского происхождения “Наш новый президент”.

У микрофона – ведущий Кинообозрения АЧ режиссер Андрей Загданский.

Максим Поздоровкин
Максим Поздоровкин

Андрей Загданский: Фильм Максима Поздоровкина "Наш новый президент" с большим успехом был показан на фестивале "Санденс", теперь он вышел в прокат на "Амазоне" и еще на многих источниках, где можно посмотреть документальные фильмы.

Александр Генис: Надо сразу сказать: режиссер наш соотечественник, москвич, который учился в Гарварде, получил там ученую степень и очень успешно работает с русским материалом. Его известный фильм Pussy Riot произвел большое впечатление на международную аудиторию.

Андрей Загданский: Новый фильм жанрово правильно называть “фильм-ассамбляж”, то есть фильм, сложенный из найденного материала. Это широко известная жанровая история в кино. Начинается он, между прочим, с русского фильма "Падение династии Романовых" – это фильм, на котором учились все кинематографисты в Советском Союзе.

Александр Генис: А мне это напоминает картину Шаброля "Око Виши". На меня этот фильм произвел громадное впечатление. Это просто собранные вместе кинокадры, которые показывают, что смотрели французы во время германской оккупации во время режима Виши. Мне кажется, я впервые понял, как работает фашизм, будни его пропаганды, особенно интересна риторика фашизма. Там все ораторы, французские коллаборационисты, ведут себя точно так, как вел себя Гитлер: они рубят воздух руками. И вдруг я понял, что уже видел то же самое в кинохронике ленинских речей, когда он выступал перед народом. Видимо, была такая эпоха, когда риторика была оглушающей и отупляющей. И фильм "Око Виши" позволяет проникнуть вглубь пропаганды самого страшного тоталитарного образца.

Андрей Загданский: Мы с вами делали передачу когда-то об этом фильме. В каких-то местах он мне очень ярко, ясно запомнился, до сих пор у меня звучит фраза "маришал". Они постоянно повторяли: "Маршал Петен, маршал Петен". Называли его сокращенно "маришал". Это восторженное, взахлеб, звучание.

Александр Генис: Все это стало опять чрезвычайно актуально сегодня. Когда отмечалось столетие окончания Первой мировой войны, маршала Петена пытались назвать великим солдатом наряду с другими маршалами, которые участвовали в Первой мировой войне. Ведь именно Петен был знаменит успешной обороной Вердена: он обещал “они не пройдут”, и не прошли. У Петена была бесспорно славная история, которую он погубил сотрудничеством с нацистами.

Андрей Загданский: Мы, кстати, делали с вами передачу еще об одном фильме-ассамбляже – это был румынский фильм о Чаушеску. Полтора или два часа ни единого дикторского слова, одна только румынская хроника: речи, восторженные приемы, Чаушеску с рабочими, Чаушеску с крестьянами и так далее.

Александр Генис: И этот фильм произвел на меня огромное впечатление, потому что именно в нем я увидел знаменитый шаг Чаушеску назад. Он выступал на площади, звучат дежурные здравицы, но вдруг кто-то выкрикнул протест против Чаушеску, и он отступил под напором ненависти, сделал маленький шаг назад. Это был шаг к расстрелу, потому что стало понятно, что он не устоит.

Все-таки видеообразы обладают гигантской силой. Может быть, в наше время история стала нам куда понятнее, чем она была постижима в прежние времена, до изобретения кино.

Андрей Загданский: Этот шаг назад Чаушеску мне напоминает сцену из фильма "Бег" по Булгакову, когда Хлудов разговаривает с солдатом, которого играет Олялин. Тот бросает в лицо Хлудову обвинения, а потом дрогнул, испугался собственной смелости и в ужасе понимает, что он обречен, и тогда Хлудов говорит: "Повесить". Вот такое превращение происходит с Чаушеску, он еще секунду назад был во главе всего режима, но этот шаг назад обрек его на падение.

Александр Генис: Но вернемся к фильму, собственно говоря, мы еще и не начинали о нем говорить.

Андрей Загданский: Я посмотрел картину с удовольствием, интересом и значительным чувством отвращения, которое у меня нарастало и отступало. Как сделан фильм: он собирает всю или значительную часть русского телевизионного материала, посвященного выборам Трампа, то есть выборам президента в Соединенных Штатах Америки в 2016 году, когда и был выбран Дональд Трамп. Мы видим, как вся машина русской телевизионной пропаганды каким-то удивительным образом работала на Трампа в среде русского обывателя, того русского зрителя, который приклеен к телевизору и смотрит его 24 часа в сутки в России. И не только в России, как понимаем мы сейчас.

Одна знакомая моей жены в 2016 году говорила так: "Если выберут Хиллари Клинтон, будет ядерная война". Это был такой истерический рефрен, к которому она возвращалась на протяжении лета 2016 года.

Александр Генис: Не забудем, что речь идет о Нью-Йорке. Она же все-таки не в Москве сидела, а в Манхэттене.

Андрей Загданский: Совершенно верно. Когда мне это пересказывали, я в ужасе думал: откуда берется это у нее в голове, откуда такой мусор попадает в человеческие мозги?

Александр Генис: Как говорил мой отец, где телевизор, там и родина.

Андрей Загданский: К сожалению, да. Во всяком случае, теперь совершенно понятно, что она смотрела русское телевидение, которое сегодня доступно во всем мире. Эта пропагандистская машина и есть, собственно говоря, предмет фильма. Плюс некоторые откровения, откровения очень важные и очень интересные. На меня самое большое впечатление в фильме произвел эпизод с Дмитрием Киселевым. Киселев фигура легендарная.

Александр Генис: Я бы сказал, одиозная.

Андрей Загданский: Одиозная – точнее. Мы его в Америке все помним по реплике, когда он сказал, что Россия – это единственная страна, которая может за полчаса превратить Соединенные Штаты Америки в ядерный пепел. И вот Дмитрий Киселев встречается со своей редакционной коллегией, с людьми, которые работают на него на телевидении, и дает им инструкции о том, что такое “новый журнализм”, как он его понимает. Он говорит: “Так называемый объективизм”, который был нам навязан, – это концепция прошлого, это журнализм из ХХ века, но это не сейчас. Мы должны помнить, что это наша родина, мы должны формировать ощущение нашей земли, мы должны всегда помнить, что живем в стране, где родились наши родители”.

Александр Генис: Знаете, я не вижу ничего нового в этом журнализме, потому что именно так учили на журфаке в мое время, когда известно было, что требования объективности – это буржуазные требования, потому что наша партийная бюрократия всегда права, вне зависимости от того, правда это или нет. Так что в этом ничего нового точно нет.

Андрей Загданский: Когда я учился в Киеве в театральном институте, то заведующий кафедрой режиссуры говорил нам так: "Вы знаете, молодые люди, я завидую вам, вам повезло". – "Почему же нам повезло?" – спрашиваем мы. "Потому что на ваше поколение проблем не осталось, вам нужно будет только воспевать".

Александр Генис: Да уж, замечательная история, которая говорит только об одном: мы вернулись в ту точку, которую уже проехали. Я всегда считал, что новая русская история – это история второгодников, обреченная повторять те же самые ошибки.

Но вернемся к фильму. В чем роль автора в фильме, который состоит целиком из цитат?

Андрей Загданский: Искусство кино – это искусство монтажа, так любят говорить. Этот фильм совершенно виртуозно, просто замечательно – мои комплименты авторам – смонтирован. Вот это сочетание пафосных телевизионных новостей и маленьких, я бы сказал, шкодных включений, которые то ли смешны, то ли задуманы как стеб, я не знаю, то ли случайно найденный материал, который отражает позицию народа.

Помните, был не так давно фильм Мирзоева "Борис Годунов", в котором присутствовал народ. У него этот пушкинский народ сидит перед телевизором в майке, выпивает, закусывает огурцом и обсуждает власть: что же происходит там наверху, у Бориса Годунова. Вот этот самый народ оказался в этом фильме, он точно так же сидит в майке с тем же самым огурцом.

Александр Генис: Только говорит он "выпьем за Трампа".

Андрей Загданский: Борис Годунов, Трамп, все равно – это же “наш президент”. Вот эта массовая вовлеченность "россиян" в выборы Трампа в Америке оставляет целый ряд вопросов: почему так важно, чтобы победил Трамп?

Александр Генис: Во-первых, я думаю, что это неважно. Я думаю, что в первую очередь это гигантская ошибка всей российской власти, потому что они решили, что Трамп у них в кармане. На самом деле они имеют дело с "хромой уткой": что бы Трамп ни делал, его всегда будут подозревать в сговоре с Путиным. Поэтому это точно невыгодно Путину. Но если мы говорим о новой русской истории как истории второгодников, то это относится и к истории российских властей, которые тоже могут быть второгодниками и двоечниками, не понимающими, что они делают.

Но у меня есть другой ответ на ваш вопрос. Почему российские телезрители, российский народ так интересуется американскими выборами? Я думаю так: поскольку политической жизни в России нет уже целое поколение, то там следят за политической жизнью Америки. В 90-е годы, когда плохо было с хоккеем, денег не было, то все российские зрители следили за канадским хоккеем. Вот примерно то же самое сегодня происходит с американской политикой.

Андрей Загданский: Вы хотите сказать, некий эрзац. Но мне кажется, что здесь еще есть другой момент – некоторая изначальная фиксация России, россиян как бывших жителей Советского Союза, на Америке. Ведь это началось еще с Хрущева, который сказал, что мы должны догнать и перегнать Америку. Вот это состязание с Америкой присутствует уже в генах.

И еще один момент, который, мне кажется, печален по своей сути. Фильм называется "Наш новый президент". Когда я вижу, как манипулирует общественным мнением Трамп, как называет прессу "врагами народа" (это фраза действительно вырвана из Сталина), а новости "фальшивыми новостями", я думаю, что он действительно “наш”, а на самом деле – их президент.

Александр Генис: Я посмотрел, какие комментарии к этому фильму пишут, они очень своеобразные. Один человек, явно американец, совершенно не понимает замысла фильма, он спрашивает: почему я должен смотреть на эти глупости? И действительно, почему он должен смотреть на эти глупости?

Но другой человек, который явно интересуется политическими новостями, пишет, что каждый сторонник президента Трампа, каждый, кто голосовал за него, должен посмотреть этот фильм и прийти к своему решению: влияли ли российские власти на выборы президента Трампа. Это было бы очень полезно, но я сомневаюсь, что поможет.

Андрей Загданский: В фильме есть тревожно совпадающая терминология. В какой-то момент президент Владимир Путин благодарит сотрудников Russia Today, которые вещают на нескольких языках, в том числе на английском. Он говорит: “Вы делаете нужную работу, представляя миру альтернативные новости”. От слова "альтернативные" у меня мороз от ужаса пошел по коже. Ведь это точно совпадает с фразой сотрудницы Трампа Келлиэн Конвей, которая ввела термин "альтернативные факты". Между "альтернативными фактами" и "альтернативными новостями" не такая уж большая разница. И те, кто посмотрит этот фильм, поймут, что они все происходят из одного источника.

XS
SM
MD
LG