Linkuri accesibilitate

Свадьба без невесты. Как оправдали фигурантов дела о «русской мафии»


Геннадий Петров, предполагемый лидер преступной группировки. Мальорка, Испания. 14 июня 2008 год

Национальная судебная палата Испании вынесла оправдательные приговоры 17 россиянам и испанцам, второстепенным фигурантам громкого дела об отмывании денег "русской мафии". Следствие, начатое еще десять лет назад, долгое время именовалось испанцами самым значимым разбирательством подобного рода в Европе. Почему же суд, в конце концов, оправдал его участников?

Нынешний приговор не стал сюрпризом для юридической общественности Испании. О том, что дело закончится ничем, независимые юристы предупреждали еще шесть лет назад. Тогда, в 2012 году, главный обвиняемый, гражданин России и Греции предприниматель Геннадий Петров, воспользовавшись разрешением испанских властей, отправился на родину якобы для лечения и не вернулся в Испанию. Он был арестован летом 2008 года, а в 2010 году отпущен из тюрьмы до суда под залог в миллион евро.

Фигуранты "дела русской мафии в Испании" Геннадий Петров и Александр Малышев (крайние слева и справа) и Иида Масамичи из "якудзы". Фото из архива Владимира Иванидзе
Фигуранты "дела русской мафии в Испании" Геннадий Петров и Александр Малышев (крайние слева и справа) и Иида Масамичи из "якудзы". Фото из архива Владимира Иванидзе

Примеру Петрова последовали находившиеся под следствием еще девять россиян, которых испанцы считали членами мафии и его главными подельниками: Виктор Гавриленков, Сергей Кузьмин, Александр Малышев и другие. Это фактически и определило развал дела. Ведь судебный процесс без главных обвиняемых, как пошутил в интервью Радио Свобода мадридский адвокат Хосе Санчес, это все равно что "свадьба без невесты". Он отметил, что доказать такое преступление, как отмывание денег, обычно бывает нелегко и невозможно, когда главные обвиняемые на суде отсутствуют.

У нас считается, что оперировать деньгами, пропущенными через банк, вполне законно

– Проблема заключается в том, что доказать факт "отмывания" капиталов в Испании, когда деньги поступают сюда через зарубежные банковские учреждения, бывает трудно. Ведь у нас считается, что оперировать деньгами, пропущенными через банк, вполне законно. За чистоту денег в таком случае отвечает банк. Поэтому часто "отмывание" остается безнаказанным. Вас могут наказать лишь за деньги, привезенные из-за границы в чемодане. Это считается противоправным и незаконным, – говорит он.

В ответе юриста – объяснение, почему испанский суд оправдал сейчас 17 фигурантов процесса. Речь идет о наемных работниках Петрова и его окружения: адвокатах, финансовых консультантах, управляющих предприятиями, посредниках при коммерческих сделках, переводчиках и технических секретарях. Суд выявил, что деньги Петрова и компании, которыми оперировали подсудимые и которыми оплачивался их труд, были заблаговременно легализованы через российские и офшорные банки. А посему они вполне могли и не знать, что эти деньги добывались в России преступным путем.

Есть все основания утверждать, что речь идет именно о преступной организации

Ведь по данным прокуратуры, речь, в частности, шла о доходах от "незаконных торговых и финансовых сделок, рейдерских захватов чужой собственности, вымогательства, контрабанды, торговли политическим влиянием" и так далее. Правоохранительные органы Испании начали следить за Петровым, жившим в стране с 1996 года, задолго до его ареста: прослушивали телефон, выявляли контакты в России и Испании, отслеживали его предпринимательскую деятельность. Это и позволило тогдашнему министру внутренних дел Испании Альфредо Пересу Рубалькаба сделать сразу после ареста Петрова следующее заявление:

– У нас есть доказательства того, что полицией задержаны именно члены мафии, а не просто группа обосновавшихся в Испании лиц, соотечественников, говорящих на одном языке, которые помогали друг другу. Есть все основания утверждать, что речь идет именно о преступной организации, – утверждал Альфредо Перес Рубалькаба.

Испанская прокуратура считала, что Резник был активным участником преступной группы

Суд, ныне вынесший оправдательные приговоры, отметил в своем постановлении следующее: "Действительно, коммерческие операции, в которых участвовали фигуранты дела по поручению Петрова, были очень странными, подозрительными и часто лишенными экономической логики, что характерно для отмывания денег". Однако этого недостаточно для того, чтобы считать, что данные лица принадлежат к преступной группировке.

Впрочем, среди оправданных – не только люди, работавшие по найму на Петрова. Речь идет, в частности, о депутате Государственной думы России Владиславе Резнике, для которого прокурор требовал пять с половиной лет тюрьмы, и его супруге. Испанская прокуратура считала, что Резник был активным участником преступной группы, был тесно связан с Петровым, и, пользуясь своим положением, продвигал его интересы в России. Резнику инкриминировалось также и отмывание денег путем их вложения, при содействии Петрова, в движимое и недвижимое имущество. Однако суд посчитал эти обвинения не доказанными.

Депутат Госдумы России Владислав Резник
Депутат Госдумы России Владислав Резник

Юрист Сесар Чарро, эксперт по борьбе с оргпреступностью, считает, что не последнюю роль в вынесении оправдательного приговора Резнику и его супруге сыграла их квалифицированная защита:

– Эти лица имели возможность прибегнуть к услугам самых известных испанских адвокатов и юридических консультантов. Ну а последние, располагая широкими связями в различных, в том числе высших, слоях испанского общества, способны, в интересах своих клиентов, очень хорошо решать все проблемы, – говорит он.

Тем не менее влиятельная мадридская газета АВС, ссылаясь на источники в прокуратуре, утверждает, что эта правоохранительная структура намерена обжаловать оправдательные приговоры Национальной судебной палаты в Верховном суде Испании. Для этого, по мнению газеты, у прокуратуры есть определенные основания. Она исходит из того, что все оправданные были так или иначе причастны к деятельности преступной группировки. Газета напоминает, что, по версии прокуратуры, материалы которой изложены почти на 500 страницах, Петров являлся одним из лидеров так называемой Тамбовской ОПГ. Он открыл в Испании сеть предприятий в сфере недвижимости и финансовых инвестиций, через которые с помощью ныне оправданных фигурантов "отмыл" не менее 50 миллионов евро.

Петров и его подельники действовали не по своей воле, а по требованию неких могущественных сил на родине

Но особо подозрительным представляется испанцам бегство Петрова. Предоставляя возможность подследственному побывать на родине, следствие исходило из того, что Петров, располагающий в Испании дорогостоящей движимой и недвижимой собственностью, не захочет от нее отказаться и вернется. Действительно, прокуратура требовала для него восемь лет, что реально, по словам адвоката Санчеса, могло обернуться в суде от силы четырьмя годами, из которых полтора Петров уже отсидел. Так что находиться в заключении в комфортабельной испанской тюрьме в соответствии с местным законом он мог меньше двух лет, после чего был бы освобожден досрочно. Почему Петров предпочел все бросить, пожертвовал миллионным залогом и уехал навсегда, не ясно. Непонятно испанцам и поведение его ближайших подельников, которые тоже все оставили, хотя им грозили еще меньшие сроки. Журналист АВС Крус Морсильо, автор книги о русской мафии, считает, что Петров и его подельники действовали не по своей воле, а по требованию неких могущественных сил на родине.

– Эта мафия, действовавшая в Испании, очень мощная. Она обладала огромными деньгами. Но и она подчинялась определенным структурам на родине. Речь идет о весьма опасных людях, которые ни перед чем не останавливаются, о самой грозной мафии в мире, – уверена Крус Морсильо.

Все, включая питерско-московских друзей и партнеров, станут "чистыми"

Бегством главных фигурантов объяснил трудности расследования ведущий дело прокурор Хосе Гринда. К факторам, повлиявшим на затягивание следствия, он отнес сложность поиска доказательств. Но главным образом – отсутствие какой-либо помощи со стороны российских правоохранительных органов. Однако журналист Владимир Иванидзе, расследовавший преступления русской мафии в Европе, видит проблему в самом правосудии Испании:

– Я в шоке. Но признаки коррумпированности испанской юстиции уже были. Поэтому я в шоке не столько от испанских судей, сколько от того, к чему приведет такой вердикт. Все, включая питерско-московских друзей и партнеров, станут "чистыми". Если не будет апелляции со стороны прокуратуры и если в результате Верховный суд не отменит решение этих судей, то это станет медленной катастрофой. И для Испании тоже, – полагает он.

Финансы гарантируют преступникам и безнаказанность при осуществлении незаконной деятельности

Между тем дело Петрова получило огромный общественный резонанс – и не только в Испании. Причина этого даже не "отмытые" им суммы. Дело в том, что в ходе следствия были установлены связи этого деятеля с высшими должностными лицами в России, особенно в правоохранительных органах. Связи "наверху" позволяли Петрову легально переправлять капиталы в Испанию, решать проблемы своего бизнеса в России, освобождать от преследования себя и подельников, захватывать чужую собственность, расправляться с конкурентами и даже "торговать влиянием" – влиять на назначения на высокие должности российских силовиков, отмечается в документах испанской прокуратуры. Вот что говорит Пабло Муньос, журналист-коллега Крус Морсильо и соавтор ее книги о русской мафии:

– Организованная преступность – это угроза любому государству. К примеру, мафия способна подкупать государственных деятелей высокого ранга и влиять на их политику. Ее финансовые возможности огромны, что дает ей возможность контролировать целые отрасли экономики. Финансы гарантируют преступникам и безнаказанность при осуществлении незаконной деятельности, – отмечает он.

Данные следствия позволили испанцам официально привлечь к делу Петрова в качестве подозреваемых генерал-полковника Николая Аулова, бывшего замдиректора бывшей Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков, и бывшего зампреда Следственного комитета Игоря Соболевского. Они были объявлены испанской стороной в международный розыск, поскольку отказались добровольно предстать перед правосудием и дать показания о своих отношениях с Петровым. В материалах прокуратуры также фигурируют в качестве "контактов" Петрова председатель Следственного комитета Александр Бастрыкин, бывший министр информационных технологий и связи Леонид Рейман, зампред правительства Дмитрий Козак, бывшие министры Герман Греф и Анатолий Сердюков.

XS
SM
MD
LG