Linkuri accesibilitate

"Вариантов не поставить галочку нет, ведь ты ставишь это под дулом автомата". Как проходят так называемые референдумы о вхождении в Россию


На оккупированных российскими войсками территориях Украины начались так называемые референдумы о вхождении в состав России: российские СМИ и телеграм-каналы публикуют первые кадры с "голосующими", обещается, что процедура будет длиться несколько дней, до 27 сентября. Голосование российские власти объявили в оккупированных частях Луганской, Донецкой, Херсонской и Запорожской областей.

Советник мэра Мариуполя Петр Андрющенко и первый замглавы херсонского облсовета Юрий Соболевский рассказали в эфире Настоящего Времени, что известно о происходящем сейчас на оккупированных территориях, сколько людей могут принять участие в "голосовании" и действительно ли принявшим участие в так называемых референдумах грозит ответственность по украинским законам.

Как проходят так называемые референдумы о вхождении в Россию
Așteptați

Nici o sursă media

0:00 0:13:13 0:00

— Скажите, что, по вашей информации, сейчас происходит в каждом из ваших регионов? Псевдореферендум там в каком-то формате начался? Давайте начнем с Мариуполя, Петр.

Петр Андрющенко: Начался в Мариуполе и в Мариупольском районе. Это похоже на абсолютный цирк, который мы и ожидали. В срочном порядке вчера готовили избирательные участки для показательного голосования. Избирательные участки находятся в части школ, которые уцелели. Поскольку этого не хватает, начинают открывать избирательные участки в кафе, в магазинах. Знаете, мечта маргинала – проголосовать за гречку – официально пришла в Мариуполь наконец-то. По Никольскому району вообще отсутствуют избирательные участки.

Но на самом деле референдум выглядит следующим образом. По домам идет так называемая избирательная комиссия. Один человек с урной, один человек с бюллетенями и два военных с автоматами. Стучат во все двери, вытаскивают людей из дома. Вариантов не поставить галочку нет, учитывая, что ты ставишь это фактически под дулом автомата. Поставить галочку в пункте "нет" вариантов тоже нет. В общем, такое себе вполне ожидаемое волеизъявление.

Поэтому все это кино должно продлиться, по нашей информации, до 27-го числа. Единственный день якобы будет выделен для публичного голосования на участках, чтобы пропагандисты все это поснимали. Но, опять же, по той информации, которая у нас есть, там оккупационные власти до сих пор рассматривают вариант отменить день голосования на участках, потому что возможны провокации либо ссылка на то, что это небезопасно, что украинская сторона якобы готовит глобальные подрывы избирательных участков, будут жертвы и так далее. Объявят, что абсолютное большинство людей проголосовало, и на этом действо закончится.

С точки зрения – кто и как голосует, опять же, никто там особо не скрывается, база данных мариупольцев, которые были или есть в Мариуполе на сегодняшний день, в полном объеме находится в руках гуманитарных штабов "Единой России". Человек, который хоть раз обращался за гуманитарной помощью в Мариуполе, теперь в этой базе: его абсолютно полные данные, включая паспортные и личные данные вплоть до хронических заболеваний. Поэтому чем меньше людей в Мариуполе, тем большую явку в реальности они могут показать, никуда не выходя. Никто там не прячется, все эти сборы данных, которые проходили с июня месяца то под видом сбора гуманитарной помощи, то под видом сбора этих непонятных заявлений на компенсацию – в три-четыре волны, все сейчас они будут конвертированы в результат голосования по референдуму.

Поэтому у нас нет сомнений, что цифра мариупольцев, которые якобы проголосовали в городе, будет близиться к числу 230 тысяч. Результат голосования тоже известен – должно быть не менее 80-87% проголосовать, но не больше, потому что нужно оставить эту часть на тех людей, которые остались якобы за независимость так называемой "ДНР", и тех, кто якобы вообще за украинское будущее украинских территорий, чтобы показать, что якобы тут нет репрессий, люди свободно высказывались с точки зрения своего волеизъявления.

— Юрий, какая у вас информация о том, что в Херсоне? Как организовано это так называемое голосование, как оно выглядит?

Юрий Соболевский: Схожий театр абсурда, который они называют референдумом. Они открыли какое-то количество комиссий. К примеру, если на наших выборах работало около 800 комиссий на территории Херсонщины, то оккупанты задекларировали открытие 198 комиссий. И примерно половину из них они смогли запустить, по тем данным, которые есть на сегодня.

На нескольких комиссиях, где были их съемочные группы, они организовали хоть какое-то количество людей, чтобы показать, что кто-то туда пришел. На остальных комиссиях полная пустота – не пришел вообще никто. Вооруженная охрана, члены комиссии – их тоже очень немного, значительно меньше, чем в списках, которые стали доступны. Люди не идут.

Вызывает опасение формат, что они собираются ходить по квартирам примерно в таком же формате: два человека с урной и два человека с автоматами. В этом случае я думаю, что лучше двери не открывать, сделать вид, что дома никого нет, чтобы избежать вообще контакта с этими людьми, насколько это возможно. К тому же каждый сам смотрит по ситуации, что для него безопасно, потому что в первую очередь нужно людей сохранить, чтобы они не стали жертвами репрессий.

— Вы вообще поняли, как выглядит формат этого голосования? Сейчас российские государственные СМИ все-таки публикуют некие видео. Например, из Донецка мы видим видео голосования в подъездах, а вот из Херсона, как утверждают эти агентства, якобы открылись участки. Как сегодня люди голосуют, например, в Херсоне?

Юрий Соболевский: На Херсонщине открылось некоторое количество избирательных участков. Видео из подъездов еще предстоит, потому что уже сейчас они через глав СББ пытаются организовать, чтобы в подъездах им открывали колясочные. Они не сильно хотят делать поквартирный обход, а хотят, чтобы главы СББ сгоняли людей в определенное время, чтобы они сами спускались с паспортами и в подъезде голосовали. Трэш полный. Ничего похожего на избирательный процесс на Херсонщине не происходит.

— Я напомню, что украинские власти заявляли, что за участие в референдуме украинским гражданам грозит до пяти лет тюрьмы. Я хотел вас спросить, Петр, несмотря на то, что все это происходит под дулом автоматов, я правильно понимаю, что у людей нет шанса отказаться от этого?

Петр Андрющенко: Мы не сторонники обманываться и обманывать. Мы не сомневаемся в том, что, к сожалению, будет определенное количество мариупольцев, которые с удовольствием проголосуют на этом псевдореферендуме. Это, если мы говорим о Мариуполе, в первую очередь связано с социально-возрастным срезом людей, которые остаются в городе. Если у нас примерно 70 тысяч людей пенсионного возраста, мы понимаем, чего ожидать и насколько они промыты пропагандой. Всем остальным не оставляют шанса, поэтому мы всем советуем максимально укрываться. В Мариуполе это сделать несколько проще, чем в любом другом городе. Фактически прописки или регистрации как таковой не существует с учетом хаотичного расселения из-за разрушений в городе. В принципе можно постараться избежать участия в этом псевдореферендуме. Мы прекрасно знаем, что будет происходить дальше, и я уверен, что это будет происходить не только у нас, с точки зрения провокации анонсированных пяти лет тюремного заключения, эти списки россияне обязательно опубликуют либо сделают доступными, чтобы мы их получили, для того чтобы там внутри использовать их против наших людей.

На самом деле у нас достаточно внутри глаз, ушей и методов отслеживания ситуации, чтобы понимать реальную ситуацию: кто голосовал, кто не голосовал, кто какую степень вины имеет. Этот вопрос будет [разбираться] уже после деоккупации, безусловно. Те люди, которые принимают непосредственное участие в части комиссий, потому что тут не было никакого принуждения, по нашей информации, это абсолютно добровольное желание и уговоры российских оккупантов. Это совершенно другая история.

То, что касается наших мариупольцев и жителей Мариупольского района, честно говоря, я никому не посоветую лезть в бутылку и проявлять активное сопротивление двум автоматчикам, потому что это, безусловно, глупо. В лучшем случае ты окажешься в очередной тюрьме в Еленовке, а в худшем случае это вообще непредсказуемый момент. Этого никто не увидит, не узнает и особо не оценит. Поэтому сохранение наших людей в Мариуполе, особенно проукраински настроенных, – это ключевая задача номер один до момента деоккупации.

— Я напомню, что оккупационные власти так называемой "ДНР" говорили о том, что в Донецкой области они напечатали полтора миллиона бюллетеней для этого голосования. По данным оккупационных властей Херсонской области, там напечатаны бюллетени для 750 тысяч избирателей. Юрий, в Херсонской области сейчас осталось 750 тысяч человек?

Юрий Соболевский: По нашим подсчетам, мы можем говорить примерно о 50% населения, которые еще не смогли выехать или по разным причинам еще не приняли решения выезжать. То есть речь идет примерно о 500 тысячах человек. То, что на Херсонщине находится 750 тысяч человек, – это иллюзия. Это лишний раз говорит о том, какими будут результаты этого псевдореферендума. По тем данным, что у нас есть, они планировали заявить явку примерно 70-75% избирателей и примерно столько же – 70-75% – должно проголосовать за по этим бюллетеням. Посмотрим, какие цифры они потом опубликуют.

— Юрий, вы можете объяснить, откуда у вас эти данные? Кто вам рассказывает о том, сколько оккупационные власти планируют нарисовать?

Юрий Соболевский: Дело в том, что подготовкой к этому действу занимались в первую очередь функционеры партии "Единая Россия", которые заказывали соответствующую разработку стратегии проведения этих мероприятий у узких специалистов, которые работали в регионах. По данным результатов работы, что подали на "Единую Россию", мы смогли получить доступ к этим документам. Эксперты рекомендовали этим функционерам вот такие цифры.

— Петр, правильно ли я понял, что в избирательных комиссиях, например в Мариуполе, работают в том числе люди, которые там работали и при законной власти?

Петр Андрющенко: Безусловно. Мы знаем, кто занимается сбором всех комиссий – этот человек достаточно засветился до того. Человек, который и при украинской власти занимался выборами. Там сложный вопрос – его это желание или нет, потому что у него пятеро детей, например, и он не смог пройти фильтрацию. И вчера в срочном порядке в городе искали людей, чтобы наполнить избирательные комиссии. Вплоть до того, что умудрялись обзванивать тех, кто когда-то работал в избирательных комиссиях и находится в эвакуации на неоккупированных территориях, подконтрольных Украине. Людей нет, специалистов внутри нет, зарплаты обещали сумасшедшие, поэтому кого-то нашли. Часть людей известна, часть людей мы узнаем. Безусловно, это все мариупольцы, которые так или иначе, учитывая достаточно длительные избирательные процессы и большое количество избирательных участков в Мариуполе, были причастны к этим выборам, были когда-то, возможно, наблюдателями, поэтому найти необходимое количество специалистов списочно – это не самая большая проблема в городе, даже сейчас, найти количество специалистов, которые понимают, что такое избирательный процесс, – это уже немножко сложнее. Поэтому вчера их нашли, вчера обучили, а сегодня они уже сидят на избирательных участках. В принципе они исполняют самую банальную функцию присутствия и функцию реализации этого процесса, что якобы он идет.

XS
SM
MD
LG