Linkuri accesibilitate

Владимир Сокор: «Молдове нужен „евроремонт“»


Инаугурация президента Республики Молдова Майи Санду

От Додона до Санду: реформы, досрочные выборы, внешняя политика и внесение поправок в Конституцию

Зачем Додон отправился в Москву, стоит ли расширять полномочия президента, чем Санду отличается от других политиков, и почему говорить о традициях государственности в Молдове не имеет смысла? Актуальную политическую повестку в интервью Свободной Европе комментирует аналитик Владимир Сокор.

Владимир Сокор: Г-н Игорь Додон, занявший пост главы государства в 2016 году, был пленником Владимира Плахотнюка. В те времена у Игоря Додона отсутствовало поле для маневров, и он охотно согласился стать партнером Плахотнюка, — младшим партнером. И Додон не сделал ничего, чтобы избавиться от своего статуса подчиненного. Впрочем, в 2019-м, после бегства Плахотнюка Додон оказался в выигрыше — и получил свободу действий в качестве президента.

Что бы Додон или Воронин ни говорили о «традициях государственности», это традиция вымышленная! Это миф

А после этого г-н Додон начал раздавать обещания, позиционируя себя в качестве президента общенационального примирения, который параллельно с этим пользуется поддержкой и всех политических сил. Затем он отказался проводить этот курс и выбрал политику разделения общества — для мобилизации собственного электората, — и этого оказалось достаточно для того, чтобы блокировать систему политики, несмотря на то, что большинства у него не было. Таким образом, г-н Додон на посту президента сам себя загнал в тупик.

Свободная Европа: Мы помним, что Игорь Додон обещал стать президентом всех граждан Республики Молдова, — и аналогичное обязательство взяла на себя и Майя Санду. По сути, она заявила, что будет президентом, который объединяет, президентом всех молдаван. А если говорить в общем, — то насколько велика ее ответственность, и насколько можно быть уверенным в том, что она сможет стать президентом для всего общества?

Владимир Сокор: Г-н Додон свое обещание стать президентом для всех нарушил, и вместо этого он превратился в президента, сеющего рознь, вставляющего палки в колеса. А г-жа Майя Санду будет президентом всех, ведь она действительно стала символом национального консенсуса, — который выше партийных интересов, и который объединяет самые разные этнические или языковые группы. И я в ее обещание верю, тем более, что и ее выступление на инаугурации показало, что г-жа Майя Санду намерена быть президентом, объединяющим всех игроков и все группы. Впрочем, этот консенсус не означает готовность к сотрудничеству с любыми платформами, по принципу наличия хотя бы мимимальных точек соприкосновения. Подобный «консенсус» означал бы, что Республика Молдова обречена на дальнейшую стагнацию.

Свободная Европа: Еще Майя Санду говорила, что на посту президента она намерена не идти на компромиссы, которые означают соглашательства...

Владимир Сокор: Очень удачная формула.

Свободная Европа: И также она пообещала быть «честным и открытым президентом», проводить «проевропейскую внешнюю политику», которая «помогает политике внутренней». И ни словом не упомянула о Российской Федерации. Случайно ли?

Владимир Сокор: Нет, конечно, не случайно. Г-жа Санду будет ориентировать страну на Европу не в геополитическом смысле, а в том ключе, о которых мы с вами, г-жа Валентина, говорили ранее. Молдове нужен «евроремонт». Но рассуждения о «европейском курсе», о европейской интеграции не имеют смысла до тех пор, пока государство не работает. А у нас государство больное вдоль и поперек, и по сути, страна дышит на ладан. И г-жа Санду в своей инаугурационной речи тоже говорила, что государство практически разрушено.

Государству нужны европейские стандарты управления и правосудия, стране необходимы структурные реформы. Поэтому я и говорю о «евроремонте» — это, прежде всего, технический и институциональный ремонт. А о геополитике тут речи не идет, — и чтобы вернуться на путь европейской интеграции,нужен реалистичный, трезвый подход.

Свободная Европа: К другим новостям: ушедший в отставку премьер-министр Ион Кику не собирается баллотироваться на досрочных парламентских выборах. Чего стоит ожидать по этому направлению?

Владимир Сокор: Посмотрим, пока мы не знаем...

Свободная Европа: Он говорит, что останется на посту премьера лишь до 31 декабря.

Владимир Сокор: Что будет наверняка — так это жаркие споры относительно трактовок Конституции: как следует действовать? Но это все технические вопросы, они могут помочь — а могут и нет — в решении сиюминутных ситуаций. И, увы, тут нет стратегического видения системы власти Республики Молдова. Молдова нужен институт президента, обладающий полномочиями исполнительной ветви власти.

Майя Санду — первый политик в Республике Молдова, обладающая всеми необходимыми качествами для мобилизации общества в целях установления президентской системы правления. Без президентской системы власти никакая реформа успешной не будет, потому что реформы зависят от парламента, в котором реформистские силы по определению не могут получить большинства,- по крайней мере, устойчивого.

Традиционно электорат в Республике Молдова выступает за сильное президентство

Реформы нельзя оставлять на усмотрение безответственного парламента, состоящего в основном из таких же безответственных партий. И Майя Санду обладает всеми качествами для того, чтобы стать президентом с исполнительными полномочиями, у нее — и профессиональная компетентность, и неподкупность. Санду — личность с характером, необходимым для должности президента, у которого есть рычаги исполнительной ветви власти.

До сих пор в Республике Молдова не было президента, который сочетал бы в себе все те качества, которыми обладает Майя Санду. Самый красноречивый пример другой страны, который в состоянии вдохновить и Республику Молдова, и Украину, — это президентство Михаила Саакашвили в Грузии, у него были полномочия — и в тот период Грузия стала лидером в проведении реформ среди всех постсоветских стран. Успехи Грузии очевидны, и с этим согласны все!

Владимир Сокор
Владимир Сокор

За восемь лет президентства Михаила Саакашвили в Грузии существовало абсолютное, конституционное парламентское большинство. Вертикаль власти последовательно внедряла реформы, — а курс определял президент Саакашвили. Вертикаль власти — это ни в коем случае не выражение неодобрения, тут все зависит от того, как вы ее используете. Саакашвили использовал вертикаль власти эффективно. Да, лозунги в Грузии звучали демократично, и направление движения страны удовлетворяло западный мир. Хотя на самом деле там было авторитарное, реформистско-либеральное правительство. Грузия справилась.

Но этот успех нигде не смогли повторить! Что бы г-н Додон или г-н Воронин ни говорили о «традициях государственности» Республики Молдова, это традиция вымышленная! Это миф, о котором талдычат определенные политические лидеры. В Молдове нет традиции государственности, и этого стране не хватает. После 1991 года государство нужно было выстраивать с нуля, начав с фундамента.

Свободная Европа: После объявления об отставке правительства Кику лидер партии «Шор» Илан Шор выдвинул два предложения, которые, по его словам, помогут Республике Молдова не войти в коллапс в ходе подготовки досрочных парламентских выборов. Шор предлагает установить жесткий парламентский контроль над действующей исполнительной властью — или утвердить кабинет технократов.

Владимир Сокор: Предложение партии «Шор» об усилении парламентского контроля над правительством преследует, конечно же, политическую цель — обеспечить выживание и даже укрепление нынешнего состава парламента. Парламента, который прогнил насквозь, — как раз на такой высший законодательный орган и ориентируется партия Илана Шора. Так что эти его предложения необходимо отклонить.

Вернусь к недавней идее замены парламентской системы институтом президента с полномочиями исполнительной власти. Эта идея очень популярна в Республике Молдова. Традиционно электорат в Республике Молдова выступает за сильное президентство, но Конституция этому мешает. Дело в том, что положения Основного закона создавали, а потом меняли алчные партии. Они хотят удерживать государство в своих руках с помощью парламента.

Я считаю, что у Майи Санду были бы очень хорошие шансы добиться успеха в плане внесения поправок в Конституцию, которые наделят институт президента полномочиями исполнительной власти. Эта идея, повторяю, традиционно пользуется популярностью у избирателей Республики Молдова.

Свободная Европа: Экс-президент Игорь Додон сообщил, что уезжает в Москву вместе с мэром Кишинева Ионом Чебаном, а также с вице-спикером Владом Батрынчей. Что вы думаете об этом визите в Российскую Федерацию?

Владимир Сокор: Первоначально говорилось о том, что это визит в Москву парламентской фракции Партии социалистов, затем последовало уточнение, что на переговоры с руководством Государственной думы отправилась делегация парламента Республики Молдова, — то есть, представители несколько фракций. А теперь есть и третий вариант: парламентской делегации не будет, фракции социалистов не будет, а будут трое — г-н Додон, г-н Чебан (которого в парламенте нет) и г-н Батрынча. Они говорили, что проведут встречи с думскими партиями, с которыми они сотрудничают. Вероятно, имеются в виду «Единая Россия» и «Справедливая Россия».

С Путиным у них, конечно, встреч не будет — Путин не хотел встречаться с Додоном еще до президентских выборов, он так и не сделал этого подарка г-ну Додону... Они встретятся с г-ном Козаком, но с какой целью — неясно. В ходе визита г-н Додон хочет подготовиться к досрочным парламентским выборам, вновь мобилизовать по-максимуму пророссийский электорат, но... Ничего у него не получится, потому что Путин г-на Додона не примет, возможно, так же поступит и патриарх Кирилл, — будут говорить с Козаком.

Додон и ПСРМ прекрасно понимают, чем рискуют, — и осознанно идут на раскол общества Республики Молдова

Электоральной ценности у визита нет, если не считать того, что г-н Додон и его партия заложили в Республике Молдова бомбу с замедленным действием, — я говорю о законе, который предоставляет русскому языку привилегированный статус...

Свободная Европа: Российская Федерация выразила благодарность за это голосование парламента, зато со стороны Румынии прозвучала критика.

Владимир Сокор: Да. Реакция была не на высшем уровне, — на уровне официального представителя МИД, но все же эта бомба с замедленным действием поставила партию «Действие и солидарность» перед дилеммой: оспаривать ли закон о статусе русского языка в Конституционном суде, или нет.

Если PAS не будет его оспаривать, многие избиратели будут этим разочарованы. А если PAS оспорит закон, то под угрозой окажутся электоральные стратегии Майи Санду, адресованные русскоязычным избирателям.

В общем, это такой, особо предательский поступок со стороны г-на Додона и Партии социалистов. Их действия показывают, что они не принимают во внимание интересы государства Республики Молдова, а заняты собственными электоральными интересами. При этом, они прекрасно понимают, чем рискуют, — и осознанно идут на раскол общества Республики Молдова, противопоставляя русскоязычных избирателей остальной части электората.

XS
SM
MD
LG