Linkuri accesibilitate

Влад Сокор: «Нет никаких оснований для участия в молдавских выборах приднестровских избирателей»


Владимир Сокор

Многие эксперты отмечают, что незаконные посты — далеко не единственная тема встречи президента Молдовы Игоря Додона и лидера Приднестровья Вадима Красносельского. По мнению наблюдателей, Додону важно заручиться поддержкой приднестровских избирателей для получения второго президентского мандата этой осенью. Задача довольна серьезная — на кону голоса двухсот тысяч молдавских граждан. Корреспондент Свободной Европы Валентина Урсу поговорила об этом с западным аналитиком Владимиром Сокором. Отправной точкой беседы стала 28-я годовщина подписания молдавско-российского соглашения о прекращении огня — это произошло 21 июля 92 года. Куда пришла Молдова за прошедшие почти три десятка лет?

Владимир Сокор: Республика Молдова оказалась в гораздо более скверной ситуации, если сравнивать с Грузией или Украиной — странами, которые столкнулись с похожими проблемами. Кишинев изначально допустил несколько роковых ошибок. Какова ситуация сейчас? Сравним положение дел в Грузии и Украине.

Уникальность ситуации в Молдове в том, что на переговорах равноправными сторонами признаны конституционное правительство и самопровозглашенная администрация региона. Украина и Грузия такого никогда не допустят. Кишинев согласился с этим в начале, в середине 90-х годов, то есть 25 лет назад, — по причине слабости и некомпетентности молдавской власти.

Участники формата 5+2 открыто заявляют о единстве позиций, все время твердят — цитирую — «о единой позиции посредников и наблюдателей по приднестровской проблеме», — и в этом тоже уникальность ситуации. Такого нигде нет!

Красносельский не особо жаждет встречи с Додоном

В Грузии никогда не существовало общих взглядов Запада и России в отношении Абхазии и Южной Осетии. И так же в Украине — нет единства между Западом и Россией в отношении Донбасса. Только в Республике Молдова идет речь об одинаковых взглядах и позициях участников формата 5+2, то есть между представителями Запада и России. Почему так сложилось? Потому что с самого начала Кишинев согласился с такой договоренностью.

Только в молдавской ситуации Россия — сторона конфликта, инициатор конфликта и агрессор, признана посредником. И Грузия, и Украина такого не приемлют.

Только Республика Молдова допускает присутствие на своей территории российских войск — миротворцев, — не тех, кто охраняет склады с боеприпасами в Кобасне, а подразделений, называемых миротворческими. На самом деле все российские военные в Приднестровье, в том числе и те, которые охраняют склады с оружием, служат по ротации и в миротворческих подразделениях.

И большая ошибка кроется в разделении этих военных, которые в какой-то момент служат миротворцами, а в следующий момент — сторожат боеприпасы в Кобасне. Кишинев все чаще участвует в надуманной полемике о разделении этих военных, я имею в виду в том числе недавние заявления одного дипломата из молдавского МИДа о необходимости дифференцировать миротворцев и других российских военных.

Республика Молдова — единственная в этой ситуации страна, которая упорно ссылается на Стамбульскую декларацию от 1999 года вместо того, чтобы вывод войск аргументировать государственным суверенитетом — ведь это железный, незыблемый аргумент, а не стамбульская бумажка 1999-го — просто-напросто политическая декларация, которая позже, в 2002 году, сама же ОБСЕ признала недействительной и, тем самым, обусловила вывод российских войск.

Вот это и есть список промахов властей Республики Молдова.

И тот же Кишинев согласился с формулировкой так называемого особого статуса для Приднестровья. Ничего нового, в 1994 году Республика Молдова согласилась с этим неопределенным понятием, позволяющим России бесконечно сохранять свои войска на молдавской территории.

Вольфанг Ишингер предлагает выработать общее решение, основанное на гарантированном международном нейтралитете

Свободная Европа: Молдавско-российское соглашение, подписанное в 1992 году, положило конец вооруженному противостоянию на Днестре, но не остановило политические столкновения. Игорь Додон собирается встретиться с приднестровским лидером Вадимом Красносельским, встреча произойдет до президентских выборов. Что может включать их повестка переговоров?

Владимир Сокор: В общем, Красносельский не особо жаждет встречи с Додоном. Президент Молдовы ждет, что Москва надавит на Красносельского, и тот с ним встретится.

Их прежние встречи не дали никаких результатов для Республики Молдова, они лишь подтверждали всякий раз статус Красносельского как главы региона. Додон допустил ошибку, обращаясь к Красносельскому как к приднестровскому лидеру. Опять же, ни Киев, ни Тбилиси так не ошибаются. В нынешней ситуации в преддверии выборов Додон, конечно, хотел бы, чтобы Красносельский помог ему, чтобы благодаря ему приднестровские избиратели проголосовали за Додона на президентских выборах, а также за социалистов на досрочных парламентских выборах.

Такое соглашение было инициировано Владом Плахотнюком в результате его личной договоренности с Виктором Гушаном, который в ходе президентских выборов-2016 и парламентских 2019 года организовал подвоз значительного количества приднестровских избирателей на участки для голосования. А глава миссии ОБСЕ в Молдове говорил об этом как о достижении — агентство Noi.md в феврале 2019-го приводило его слова о том, что подвоз избирателей с левого берега Днестра и их участие в молдавских выборах — своего рода демонстрация территориальной целостности Молдовы!..

Подвоз приднестровских избирателей и их голосование может фатально нарушить политический баланс в правобережной Молдове

Свободная Европа: Что же будут обсуждать Додон и Красносельской, учитывая посты, установленные в одностороннем порядке Тирасполем, учитывая неопределенность отношений между Кишиневом и Тирасполем? О чем именно пойдет речь, и каким будет влияние этого диалога?

Владимир Сокор: Проблема нелегальных контрольных постов возникает ежегодно, на протяжении последних двадцати лет. Сейчас важен другой вопрос — возможность участия большого количества приднестровских избирателей в голосовании на выборах в Республике Молдова.

Этого не должно произойти, но в этом заинтересованы молдавские власти, в этом очень заинтересован Игорь Додон, он будет стремиться привезти еще больше избирателей, чем удалось Плахотнюку по соглашению с Гушаном. Правительство не просто не будет выступать против, оно будет стараться поддержать этот процесс. Роль парламентской оппозиции — обратить внимание зарубежных наблюдателей и европейских правительств, противодействовать этому.

Нет никаких оснований для участия в молдавских выборах приднестровских избирателей. Приднестровье изолировано в информационном плане от остальной части Республики Молдова, регион подвергается мощной российской пропаганде как из Москвы, так и в Тирасполе, населению прививают идеи «Великой России» и «русского мира». Избиратели в Приднестровье мало информированы, партии и кандидаты на выборах не могут, просто не имеют права проводить на левом берегу Днестра предвыборную кампанию.

И вот поэтому подвоз приднестровских избирателей и их голосование может фатально нарушить политический баланс в правобережной Молдове. Такого не должно произойти, повторяю — молдавская оппозиция должна обратить внимание международных наблюдателей, европейских чиновников, и не допустить подобного вмешательства в процесс выборов в Республике Молдова. И это нужно сделать немедленно, а не накануне выборов, — прямо сейчас!

Свободная Европа: Кто-то еще размышляет всерьез о политическом урегулировании приднестровского конфликта?

Владимир Сокор: Перспектива политического урегулирования, независимо от того, как мы определяем это решение, кажется очень отдаленной. Но и исключать этого нельзя, периодически мы видим различные предложения по решению конфликта, в том или ином виде, но обычно это либо федерализация, либо, особенно часто в последнее время, — особый статус.

Напомню несколько моментов: проект США и ОБСЕ 2002-го года — по федерализации Республики Молдова; проект Козака 2003-го года; Мезебергский меморандум, предложенный Германией в 2009-м; идея администрации Барака Обамы в завершении его мандата объединить решение на основе предоставления особого статуса Донбассу с аналогичным решением по Приднестровью; российский проект особого статуса для Приднестровья, привязанный к формулировке гарантированного нейтралитета Республики Молдова.

Есть в Западной Европе множество известных дипломатов, например Вольфанг Ишингер — председатель ежегодной Мюнхенской международной конференции по безопасности, он предлагает для стран ЕС и НАТО, с одной стороны, и России, с другой стороны, выработать общее решение, основанное на гарантированном международном нейтралитете.

Таким образом, идеи эти возникают регулярно, часто очень неожиданно, и поэтому мы должны держать руку на пульсе.

XS
SM
MD
LG