Linkuri accesibilitate

«Впрыснули Гагарина и снова сели на постоянный наркотик войны»


Аналитик фонда Карнеги Андрей Колесников

Все последние недели россиянам рассказывали, что вот завтра война. Киев нападет на Донбасс. По счастью, случился юбилей полета в космос Юрия Гагарина. Пропаганда сделала короткую передышку на праздник. Телеэфир временно оказался забит космосом. Символ главного достижения эпохи СССР возродили к новой жизни. Насколько успешно? Чем сегодняшняя Россия может быть привлекательной для остального мира? В гостях аналитик фонда Карнеги Андрей Колесников. При участии политиков из Литвы и Беларуси - Расы Юкнявичене и Анатолия Лебедько, и журналиста из Еревана Каринэ Арутюнян. Ведет программу "Лицом к событию" Елена Рыковцева.

Видеоверсия программы

Елена Рыковцева: По-хорошему, вас надо было бы поздравить с Днем космонавтики, но вас уже столько раз поздравили по федеральным каналам российским, что мне просто неудобно. Этот праздник, который совсем не со слезами на глазах, вроде бы хороший, счастливый, который олицетворяет человек с человеческой улыбкой, с человеческим лицом, он лезет из всех ушей.

Андрей Колесников: Естественно, это эксплуатация былых побед. Если судить по социологическим опросам, достижения Советского Союза в космосе до сих пор занимают второе место после победы в Великой отечественной войне в предметах гордости россиян. Больше ничего нет, все осталось в прошлом, мы гордимся событиями более, чем 70-летней давности, 60-летней и так далее. При этом, что забавно, и отражает мифологическое восприятие действительности, когда россиян спрашивают те же социологи Левада-центра: сейчас в области космоса, кто самый сильный? После покорения Крыма полезла вверх цифра, что мы самые сильные все равно в космосе. Хотя в то же самое время всем известны проблемы с Роскосмосом, от финансовых до технических. Это в нашей подкорке, это клей нации, который, правда, возникает по праздникам большим.

Елена Рыковцева: Я тоже удивляюсь, что клеят этим клеем 1945 года, победа звучит более регулярно и последовательно, чем этот праздник, который вспыхивает по юбилеям. В голову не придет 12 апреля праздновать в регулярном режиме. Сейчас юбилей, просто набито битком все эфирное пространство. Я покажу сейчас видео социальное, которое идет по Первому каналу в каждом рекламном блоке. Я скажу честно: я это выключаю, я этого видеть не могу.

Флешмоб "Я- Гагарин"
Așteptați

Nici o sursă media

0:00 0:00:23 0:00

Елена Рыковцева: Объясните мне политологически, почему это тяжело смотреть?

Андрей Колесников: Это смотреть неловко, потому что это сделано плохо, это сделано на событии 60-летней давности. Эти люди, которые говорят "Поехали!", им просто больше нечего сказать, потому что прошло 60 лет, а куда мы едем?

Елена Рыковцева: А эта маска, которую они надевают, у меня ощущение, как говорят в Одессе, таки да – поехали.

Андрей Колесников: Есть проблема, это просто предмет для насмешек на самом деле, если бы вообще-то кто-то на это обращал внимание. Так строится наша мифология, больше не из чего ее лепить абсолютно. Гагарин в последние годы вообще не появлялся ни в каком виде, пока не наступило 60-летие. Может быть последний раз, я не очень помню, 50-летие с таким же размахом праздновалось или нет. Чем бесцельнее мы существуем сейчас как страна, благодаря нашим руководителям замечательным, тем больше апелляций, назовем их идиотскими, к былым победам. Нечего больше предъявить. Это компенсационная такая штука.

Елена Рыковцева: Вы действительно совершенно правильно говорите, что 50 лет – это юбилей более яркий, чем 60, но, тем не менее, таких уж особых торжеств не было. Я, по крайней мере, не помню 10 лет назад такого, что мы видим сейчас, когда все эфирное пространство занято этим юбилеем. Почему из Юрия Гагарина именно сейчас понадобилось делать такой картонный символ, который должен на себя надеть каждый и сказать "Поехали!"?

Андрей Колесников: Сейчас именно из-за этого вакуума достижений это все происходит. Но здесь же это сравнение не в пользу сегодняшнего времени, как эта компенсация должна работать. Тогда мы этого достигли, а сейчас за эти годы мы не достигли ничего. У нас вместо космонавтов лицо Рогозина или Путина. Если Путин показывает какие-то ракеты, то они на поражение всего мира летят радостно. Вот мы сейчас попадем и как будто мы после этого выживем. Правда, в рай попадем, как сказал однажды Путин, в отличие от некоторых. Про ракеты нормальные, про освоение космоса, я недавно перечитывал работы Сахарова, которому скоро будет исполняться 100 лет, там есть много предсказаний о том, что будет через 50 лет, а писал он это в 1974 году, там уже освоение Луны у Сахарова в плане. Мы сильно затормозились в развитии космической отрасли. Те темпы, которые были в 60-е, если бы мы шли такими темпами, действительно бы уже выращивали что-нибудь на Луне. Но эти темпы резко затормозились – это уже не может быть предметом гордости. Больше того, это было редкое время единения власти и народа, люди высыпали тогда на улицы. Это было единение Советского Союза со всем миром, потому что Гагарин объехал весь мир, и весь мир носил его на руках. Это был н советский человек в космосе – это был человек в космосе. Сейчас нет ни энтузиазма, ни перспектив, ни достижений, ни радости по поводу чего-то. Вот бегаем действительно в плоских картонных масочках.

Елена Рыковцева: Я хочу сказать сегодня о человеке, у которого точно нет никакого праздника, хотя это должен был быть его профессиональный праздник – это Дмитрий Рогозин. Он сегодня выступил с заявлением для ТАСС, что "из-за введенных США санкций некоторые заказчики были вынуждены отказаться от использования российских носителей для запуска аппаратов в космос. Я знаю несколько подобных ситуаций, когда заказчики хотели бы лететь именно на наших ракетах, но из-за американских подлых санкций были вынуждены отказаться – это в случае, если в космическом аппарате есть комплектующие "made in USA". Глава госкорпорации считает, что "Роскосмос остается самым оптимальным исполнителем запуска и разработки космических аппаратов в мире". Среди главных плюсов российской корпорации Рогозин называет стоимость этих аппаратов. Еще раз он подчеркивает: "Но незаконные санкции США вынуждают инозаказчиков либо отказываться от услуг России, либо искать с ней варианты решения своих вопросов". Сегодня же заявил зам гендиректора Роскосмоса по экономике и финансам Максим Овчинников, что "продажа в США двигателей РД-180, РД-181 приносило НДО "Энергомаш" около трети общей выручки. Речь шла о сумме от 10 до 13 миллиардов рублей – это достаточно существенные объемы. Понятно, что это будет для "Энергомаша" достаточно значимая потеря в экономике". Потери, потери и потери несет Роскосмос из-за этих подлых санкций. Вы говорите – Россия теряет позиции. А кто виноват? Конечно, американцы.

Андрей Колесников: Это передвижка стрелок совершенно не по адресу. Это все логическая цепочка в логике "не было гвоздя, подкова пропала". Не надо было травить Скрипалей, не надо было травить Навального, не надо было аннексировать Крым – это все влечет за собой такого рода последствия. А как без санкций может оставаться Запад, если мы нарушаем все вообще возможные нормы, хуже Советского Союза в этом смысле. Хотя после Гагарина был Карибский кризис, тем не менее, все равно это сотрудничество продолжалось и было возможным. Сейчас это вообще невозможно, никакого сотрудничества, одни только санкции. Если бы не было проблем с тем, что мы всему миру нагадили во всех местах, наверное, продавались наши аппараты успешно, не было никакой проблемы.

Елена Рыковцева: Почему то, сказав "б", не говорит "а" Дмитрий Рогозин, почему же все это случилось, почему эти подлые санкции были применены. Я бы хотела, чтобы мы послушали опрос наших экспертов, мы задавали им тот же вопрос, что задавали прохожим и в Твиттер-опросе на нашем сайте: чем Россия может быть привлекательна для мира?

Опрос экспертов
Așteptați
Embed

Nici o sursă media

0:00 0:05:41 0:00

Елена Рыковцева: Я представляю нового гостя нашей программы – Анатолий Лебедько, белорусский политик. Подключаю вас к разговору о большой дате 12 апреля, полет первого человека в космос. Этот первый человек оказался каким-то волшебным образом присвоен Российской Федерацией. У меня полное впечатление, что Россия празднует полет первого человека в космос, вся страна стоит на ушах, если верить российскому телевидению, а вот остальные бывшие советские республики вроде бы как остались за кадром. Я даже не знаю, как они относятся к этой прекрасной дате. Белоруссия имеет же отношение к полету первого человека в космос или уже не имеет, потому что она больше не является вместе с Российской Федерацией Советским Союзом?

Анатолий Лебедько: Давайте признаем как факт, что для большинства граждан Беларуси Юрий Гагарин не герой их времени. Он представляет ценность для людей, которых я назвал бы "хомо советикус", люди, которые до сегодняшнего дня ностальгируют о советском прошлом, для них он действительно легендарная личность. Но давайте признаем, что количество таких людей в Беларуси невелико и с каждым годом оно все время уменьшается и тает. Если мы возьмем молодое поколение, то они смотрят не в прошлое, не назад, а они стремятся к будущему, их взгляды обращены вперед. Поэтому тут вопрос не только в фамилии Гагарин, но и другие исторические личности, кого бы мы ни взяли, начиная от Ленина, Троцкого, Гагарина, Терешковой – это что-то из другой вселенной. Среднее поколение в своем большинстве сейчас также занято другими проблемами, их больше всего заботит, как выжить, прожить на те минимальные ресурсы, которые им дает белорусская власть. Поэтому в курилке они точно не обсуждают полет Гагарина, а обсуждают совершенно земные вопросы. Можно было бы сказать, что у этой темы должен быть очень сильный ретранслятор по фамилии Александр Лукашенко, потому что он тоже человек из советского прошлого. Но здесь есть одно "но": Александр Лукашенко всегда смотрит на исторические персонажи, чтобы их полотно не было больше картины с изображением самого Александра Лукашенко. Тут вопрос не только в Гагарине. К примеру, Машеров, достаточно известная в Беларуси личность, он фактически вытеснен из белорусской истории именно потому, что он был популярен, Лукашенко даже дал указание переименовать один из главных проспектов, по которому он должен был ездить каждый день на работу из одной из своих резиденций. Общее информационное пространство, казалось бы, должно мотивировать людей обсуждать тему полета в космос, но информационные программы заменены белорусским контентом, все остальное, кинофильмы и прочее – это мы берем из Российской Федерации. К тому же количество белорусов, которые находятся в телевизионном ящике, в три раза меньше, чем в России, белорусы в большинстве своем уходят в интернет, поэтому общее информационное пространство, та тема, которая сегодня сильно присутствует в телевизорах у россиян, она объективно не доходит до большинства белорусов.

Елена Рыковцева: Это просто очень интересно то, что вы сказали, эта ревность политика, первого лица к другим героям, к другим популярным персонажам в истории страны, которые могут его затмить даже с того света.

День космонавтики на ТВ
Așteptați

Nici o sursă media

0:00 0:00:32 0:00

Елена Рыковцева: Я правильно понимаю, что такого рода сюжетов, когда дети изображают ракету в Минске под камерами, этого нет, такого рода праздника нет сейчас в Беларуси?

Анатолий Лебедько: У нас этот вопрос в компетенции пропагандистских структур, а сейчас они заняты другим. Мы сейчас готовимся к организации второго Нюрнбергского процесса. Этим сейчас заняты все идеологи, Генеральная прокуратура инициировала этот вопрос, все силовики, все телевизионщики. Поэтому у нас несколько другие приоритеты. Я думаю, что у нас дети будут что-то изображать, но не в виде ракеты, а может быть каких-то гаубиц, делать постановки концлагерей и прочее. Если говорить о космической теме, то она, конечно, как-то присутствует у белорусов, наверное, очень многие хотели бы, чтобы один нынешний персонаж белорусский улетел, возможно, дальше Юрия Гагарина в космос, возможно, в одну сторону, чтобы не вернулся обратно. Здесь космическая тема точно присутствует для большинства белорусов.

Елена Рыковцева: Действительно этот человек с такой прекрасной улыбкой, такой открытый, за которым не числится никаких грехов, Юрий Гагарин, который действительно тяжело и страшно погиб, он настоящий герой. Почему Владимир Путин не ревнует и разрешает россиянам вместо того, чтобы вешать свой портрет каждому на лицо, соглашается с тем, что флешмобы устраивают с таким симпатичным открытым лицом, в отличие от того лица, которое сегодня руководит Российской Федерацией?

Андрей Колесников: Здесь немного другая история. Потому что Путин не ревнует, он приватизирует персонажей той эпохи, как он приватизировал победу в войне. Это уже банально шутить по поводу того, что он лично принимал Парад победы, что он лично открывал ворота Освенцима и так далее. Это действительно так построено. Гагарин – это был народный праздник в 60-е годы, немедленно национализируется, приватизируется властью, как "Бессмертный полк" – это же была народная инициатива, теперь она полна официозных всяких признаков, используется на полную проектную мощность Кремлем. Мог бы Путин ревновать к Гагарину? Наверное, нет, потому что он его тоже приватизировал. Удивительно, что мы не видим каких-то кадров, коллажей, как майор Гагарин докладывает Путину о выполненном задании, например. Я практически не шучу, у нас сейчас в пропаганде возможно все. Это человек, выращенный практически Владимиром Владимировичем. Мог бы он ревновать к товарищу Сталину, который у нас "имя России", а Гагарин не "имя России" между прочим, он выпал, он на первом этапе был вторым после Ленина, потом, когда был второй-третий этап, он ушел из десятки, там были какие-то Александры Невские, совсем мифологические персонажи. К Сталину можно было бы приревновать, потому что он круче. С другой стороны Путин – это проекция Сталина, помягче, но Сталин. Наводит порядок, никак не наведет, но все впереди. Поэтому здесь как раз без ревности можно обойтись.

Елена Рыковцева: Тем более, что Гагарина ухитрились даже за годы советской власти закуклить, зацементировать, сделать символом, от которого немножко шарахается, тогдашняя молодежь иронично говорила "матрешка, балет, Гагарин", сейчас пытаются вернуть современной молодежи этими флешмобами какое-то романтической отношение к Гагарину. Родить его заново в пропагандистском смысле.

Андрей Колесников: Я бы это назвал наше большое "зато". Сейчас все нехорошо, как-то депрессивно, но зато. Как при советской власти: "Зато мы делаем ракеты и покоряем Енисей, а так же в области балета…". Зато у нас был Гагарин. Предъявите что-то тем кто моложе 60 лет. Нечего предъявить.

Елена Рыковцева: Предлагаю посмотреть, как отвечали читатели нашего Твиттера, чем Россия может быть привлекательная для мира. В отличие от опроса прохожих, в Твиттере мы предлагаем варианты ответов. Первым вариантом был Путин, вторым - космос, третьим - "Спутник V", четвертым – другое. У Путина 22%, космос 8%, "Спутник V" 17%, другое 53%. И поскольку этого "другого" так много, 53%, предстоит мне зачитать эти варианты: "Талантливыми людьми, которые сейчас, к сожалению, уезжают из страны". "Россия интересна для мира дураками во власти, потому как с такими дураками Россия никогда не станет конкурентом ни в чем". Это, наверное, ироничный ответ на наш вопрос. "Есть потенциал в науке и технике, но для этого нужно избавиться от толпы некомпетентных казнокрадов или 20 догонять цивилизованные страны и сотрудничать с ними". "Ресурсы, но этим должны заниматься приличные люди, а не международная мафия". "Бескрайние просторы для туризма, в том числе экстремальные. Как бы я хотела на Северный полюс, но безумные цены". "Конечно, люди, сохранившие волю к свободе в этом аду, просто бесценны". "Талантливой образованной молодежью, которая востребована в развитых странах через работающие механизмы утечки мозгов". "В сериале "Топи" показаны все аспекты привлекательности". Это, конечно, ироничный тоже ответ, безусловно. "После Путина при прогрессивной не агрессивно власти будут привлекательна и для инвестиций Россия, и для иных форм сотрудничества". "Появлением лидера, способного сделать жизнь собственных граждан достойной". "Россия сегодня привлекательна замечательными законопослушными и талантливыми эмигрантами из нее. Чаадаеву 200 лет назад так казалось: ""Иногда кажется, что Россия предназначена только к тому, чтобы показать всему миру, как не надо жить и чего не надо делать". Ваш социологический взгляд экспертный на такого рода ответы?

Андрей Колесников: Это "другое" либо подается в гипотетическом смысле: могли бы быть привлекательны, если бы не. Вот это "но", которое возникает очень часто в этих замечаниях, оно как большое "зато", "но" безусловно, основная характеристика современности. Мы могли бы быть привлекательными, если бы не то, что случилось с нашей политической властью – вот в этом ответ. То, что космос получил не много, говорит о том, что люди говорят о сегодняшнем космосе, о сегодняшних космических достижениях. Их нет. Путин – это символ России, поэтому получает свои 22%. Кстати говоря, для кого-то может быть действительно на Западе Путин образец политика нового типа, более жесткого, чем их собственные лидеры. Есть же тоже сложившиеся мифы на Западе тоже о Путине, что он такой жесткий и много чего может, может быть больше, чем наши. Вон какие хакеры у него работают, например, во все вмешиваются. Властелин мира. Многие это воспринимают в позитивном смысле. Грешно ссылаться на разговоры с таксистами, но любые разговоры с таксистами в европейских столицах или Вашингтоне обычно сводятся к тому: вот ваш Путин такой сильный лидер, такого бы нам. Есть в простом народе глубинном западном такие представления.

Елена Рыковцева: Я представляю вам нового гостя нашей программы – с нами Раса Юкнявичене. Мы сегодня приглашаем к разговору бывших советских граждан, потому что, казалось бы, это же общий Юрий Гагарин, он же с 1960-го по 1990-й год был общим, а теперь празднует одна Российская Федерация. Вы в Литве еще помните его как символ объединяющий, символ гордости? Что сегодня Юрий Гагарин и его полет в космос для современной Литвы?

Раса Юкнявичене: Очень нелегкий вопрос. Я думаю, что многие не задумываются уже об этом. Потому что космос стал ежедневным уже делом, другие государства делают это. У нас как-то осторожно смотрят на пропаганду, которая сейчас выходит из Кремля, из России очень сильная. Так что есть некоторые статьи в нашей прессе. Молодые точно уже не задумываются. В Фейсбуке сегодня видела, шуточно человек напомнил, что, мол, поздравляем с Днем космонавтики. Для молодых это уже совсем что-то незнакомое.

Елена Рыковцева: Возникает ли у вас ощущение, что Россия сегодня, ей не хватает каких-то символов, каких-то объединяющих, цементирующих фигур, поэтому это 60-летие со дня полета первого человека в космос становится таким эпохальным праздником, который просто из каждого утюга, из каждого ящика, из каждой телевизионной программы?

Раса Юкнявичене: У нас нет ничего похожего. Просто исторически, да, было важное событие в мировой космонавтике, аэронавтике, как сейчас называют. Но мы смотрим на это больше как на такую пропаганду Советского Союза, как стремление забыть то, что по сути был Советский Союз, только говорить про такие дела, как первый полет. У нас нет никакого ощущения про это, нам не жалко того, что было. Конечно, мы рады, что сейчас мы не являемся частью той информационной сферы, в которой живут люди в России, нам очень хорошо жить без этой пропаганды и того, что происходит сейчас в медийной сфере России.

Елена Рыковцева: Мы сегодня спрашивали экспертов, чем Россия может быть привлекательна для мира сегодня. Вы бы как ответили на этот вопрос, чем сегодняшняя Россия может быть привлекательна для мира, что она может предложить миру хорошего?

Раса Юкнявичене: Россия, к сожалению, сегодня очень непривлекательна для всего демократического мира. У меня нет ответа на ваш вопрос, пока такие люди, как Путин, будут у власти, которые воюют с соседями, которые делают гибридные войны, которые убивают людей, которые отравляют людей. Наверное, есть люди, которые живут под влиянием этой ужасной пропаганды, даже в Литве есть такие люди, которые смотрят кремлевскую пропаганду, наверное, они верят, но меньшинство таких людей уже. Если бы Россия стала демократической, таким людям, как я, например, нравятся такие герои, как Алексей Навальный, другие демократы, которые борются за европейскую демократическую Россию. Я, кстати, из тех людей, которые верят в Россию, я верю, что Россия может стать великим государством, но не угрозами, не силой агрессивной, а как раз жить так, как живут другие демократические государства. Такой потенциал, так много умных людей, ресурсы природные и другие. У меня, к сожалению, по сегодняшней ситуации, если смотреть в далекое будущее, если останется так, как сейчас, то, к сожалению, это будущее очень мрачное, даже темное, черное, я бы сказала.

Елена Рыковцева: К сожалению, то, что сейчас сказала Раса, совпадает с некоторыми ответами в нашем Твиттере. Вы видели, что люди писали, что будет что-то хорошее, но не сейчас. Сейчас черное, мрачное, серое. Как рассеивать эту мглу без глобальных перемен, совершенно непонятно. Возможно ли это рассеивание тьмы без глобальной перемены, связанной с руководством страны?

Андрей Колесников: Конечно, невозможно. Здесь звучит важный мотив. Тогда, уже в незапамятные времена всего постсоветского пространства у Советского Союза была мягкая сила, был короткий период наличия этой мягкой силы. Космос, физика, математика – это было мягкой силой. Потом это все исчезло ближе к 80-м годам. Кстати, 1968 год, танки в Праге, гибель Гагарина – это символическим образом связывается, дальше заморозки и все, движение уже к распаду этой конструкции Советского Союза. А сейчас мягкой силы у России нет, есть сила жесткая. Если кому-то что-то нравится, то только жесткость, если чем мы бряцаем, то только оружием, а не своими достижениями, в том числе в науке, в том числе в освоении космоса.

Елена Рыковцева: Из-за вируса Россия не может устраивать соревнования спортивные, например, как сочинская Олимпиада, когда приезжали гости иностранные и говорили: ну надо же, мы думали, что все плохо, а все так хорошо. То есть даже этого лишились.

Андрей Колесников: Сочинская Олимпиада была отмечена так называемым "орденом моченосцев", подменой анализов. Это было началом исключения российских спортсменов из нормального процесса участия в соревнованиях под собственным флагом. Это рукотворная катастрофа, которую устроил Путин и его ФСБ, они лишили советских спортсменов собственного гимна. Это звенья все той же цепи.

Елена Рыковцева: Но рассказывалось так, что вы сомневались, что мы можем провести это хорошо, вы приехали, эти сказки про то, что мы не построим, не сдадим объекты, сколько времени толковали, а мы, видите. То есть какой-то позитив выносило российское правительство из того, как это было проведено.

Андрей Колесников: Конечно, да. Но потом раскрылась неприятная правда. Кстати говоря, рейтинг Путина, который болтался вокруг 60, и рейтинг одобрения, он пополз, первое его поползновение вверх было благодаря Олимпиаде. Это для внутренней аудитории было большое достижение. Потом спустя некоторое время после Олимпиады был Крым, несколько лет держались значения 80+. Сейчас это все закончилось.

Елена Рыковцева: Получается, сочинская Олимпиада, Чемпионат мира по футболу – это то, что было. Сейчас не остается ничего из-за того, что вирус, вы даже не можете сказать, что туристы любят Москву, потому что туристов нет. Что осталось? Осталось, как это символично звучит, тот же "Спутник", эта вакцина. Присоединился к "Спутнику" Юрий Гагарин в эти дни, теперь они вдвоем несут позитивную повестку "Спутник V" и Гагарин миру. Вам говорят: Россия может, Россия делает, Россия облагодетельствовала мир. Другое дело, что неблагодарный мир отказывается от нашего подарка и подвергает его сомнению.

Андрей Колесников: Это коллективное бессознательное. Они же этот единственный проект последнего времени, который мог бы быть мирового значения, они его назвали "Спутником", то есть это опять апелляция к великому прошлому. Вряд ли это понятно на Западе среднему человеку, что такое "Спутник" и почему это так называется, но нашим понятно, что мы победили в космической гонке, теперь мы первые в гонке вакцин. Опять же есть супостат злобный, который да, действительно, не хочет колоться этим всем, а мы вынуждены предлагать всему миру, доказывать, что это наше главное достижение.

Елена Рыковцева: Объясните мне, пожалуйста, зачем этим юбилеем 60-летним так отвлекают внимание россиян от того, что Киев собирается напасть на Донбасс? Что за переключение повестки?

Андрей Колесников: Это на один день, ну два дня.

Елена Рыковцева: То есть дадут передохнуть от этого ощущения войны чуть-чуть.

Андрей Колесников: Это как наркотик – впрыск некоей гордости этим праздником, дальше мы переходим к постоянной повестке, постоянному наркотику, которым является война. Впрыск этого праздника совсем официозный, он не очень может отвлечь. Гагарин – это на самом деле интереснейшая проблема, интереснейшая сложная фигура, человек из народа. Этим же еще советская власть показывала, что человек из самых низов может подняться до космоса. А сейчас человек из низов может подняться не выше банкира или чиновника.

Елена Рыковцева: Мы закончим наш эфир наконец-то чем-то праздничным, что этот день 12 апреля дал передышку россиянам, благодаря массированной не то, чтобы пропаганде, но массированному идеологическому обеспечению этого праздника на федеральных каналах, дал передышку от этих предвоенных историй, настроений, от этих ток-шоу бесконечных, в которых вам рассказывается, что вот-вот война на пороге.

Опрос прохожих: чем Россия может быть привлекательна для мира?

Чем Россия может быть привлекательна для мира?
Așteptați

Nici o sursă media

0:00 0:01:35 0:00

XS
SM
MD
LG