Linkuri accesibilitate

«Все это в голове не укладывается». Сами избили, сами завели дело


Жители Твери Николай и Маргарита Гордиенко, пострадавшие от нападения сотрудников силовых структур

Дети, работающие в отделении COVID-19 в Москве, пытаются защитить отца, избитого неизвестными силовиками в Твери

19 июня вечером жители Твери Маргарита и Николай Гордиенко поехали кататься на велосипедах. Настроение у супругов было приподнятым, потому что в этот день их единственная дочь Вероника Гордиенко, врач-реаниматолог отделения для коронавирусных больных клиники "Медси" на Пятницком шоссе, вышла замуж.

Вероника и ее муж, врач этого же отделения Александр Кузин постоянно живут в Москве. Из-за пандемии они не стали собирать гостей, а расписались во дворце бракосочетания на ВДНХ и принимали поздравления через интернет и телефон. Родители поздравили их по WhatsApp и поехали вдвоем на берег Волги праздновать свадьбу дочери. По дороге у велосипеда Маргариты спустилась шина. Николай стал просить водителей автомобилей, припаркованных рядом с дорогой, одолжить нанос. Николай увидел белую газель, внутри которой сидели несколько мужчин в одежде темного цвета. Николай принял их за монтажную бригаду и попросил о помощи. Из машины вышел человек и потребовал, чтобы Николай "ехал отсюда". Николай повторил свою просьбу: "Мужики, вам что жалко". После этого велосипедиста повалили на землю и сильно избили. Во время нападения Николай громко кричал "Полиция!" в надежде, что прохожие вызовут сотрудников правоохранительных органов. По словам Александра Кузина, кто-то из соседей позвонил в полицию, но им сказали, что "полиция там уже работает". Выяснилось, что люди напавшие на Николая, и есть сотрудники силовых структур.

Отец Вероники получил серьезные травмы, недавно он перенес две операции. Семья наняла адвоката и начала добиваться наказания для напавших. Вскоре выяснилось, что на Николая Гордиенко возбудили уголовное дело по части 1 статьи 318 УК "Применение насилия, не опасного для жизни или здоровья, либо угроза применения насилия в отношении представителя власти". Максимальное наказание по этой статье – пять лет лишения свободы.

Подробности этого дела Радио Свобода рассказал зять Николая Александр Кузин. Пострадавший не может говорить, так как у него двусторонний перелом челюсти со смещением. Маргарита и Вероника отказываются сейчас общаться со СМИ из-за пережитого шока. Кроме того, Веронике приходится совмещать уход за отцом с работой в больнице.

– Николай – неконфликтный спокойный человек, – рассказал Александр Гордиенко Радио Свобода. – Анализ мочи на остаточные метаболиты алкоголя, никотина и наркотических средств, который сделали после того, как Николай попал в больницу, показал, что в крови тестя во время нападения не было крепкого алкоголя и наркотиков. За полчаса до нападения родители выпили за нас немного шампанского.

Николай Гордиенко в больнице через несколько дней после нападения на него сотрудниками силовых структур
Николай Гордиенко в больнице через несколько дней после нападения на него сотрудниками силовых структур

– Николай не понял, что в машине сидели подозрительные люди?

– Тесть – открытый отзывчивый человек, не склонный сразу видеть в незнакомых людях дурное. Николай регулярно посещает церковь. Он участвовал в реставрации одного из тверских храмов. Николая показывали в сюжете об этом в новостной программе одного из центральных телеканалов. На людях в машине не было шлемов, масок, опознавательных знаков. Николай решил, что это рабочие и у них точно должен быть насос. Никто из силовиков, сидящих в машине, не представился и не показал документы. Если бы напавшие сказали что-нибудь вроде: "Мы полиция, нам не до тебя сейчас", тесть не стал бы повторять свою просьбу.

– Как началось нападение на Николая?

– По словам родителей жены, один из силовиков схватил тестя за футболку. Во время разговора Николай был на велосипеде, и тесть, потеряв равновесие, инстинктивно оперся на плечо этого человека. Он ударил Николая и повалил его на землю. Из машины вышли два человека, и они втроем избивали отца Вероники ногами и руками. Другие люди, видимо, сотрудники силовых структур, подходили к месту нападения, смотрели, как Николая бьют, и уходили. Все это происходило на глазах у Маргариты, которая в какой-то момент закрыла собой мужа, чтобы защитить от силовиков. Только тогда напавшие перестали бить Николая. Они заломили тестю руки, надели наручники и оставили лежать лицом в землю. Тесть так лежал в течение часа. Николай пытался сесть, но ему не давали и периодически наносили удары по лицу. Сколько было таких ударов, Николай не помнит.

Николай Гордиенко
Николай Гордиенко

– В какой момент стало понятно, что напавшие – сотрудники силовой структуры?

– Напавшие после избиения отнесли тестя за газель и надели маски, не медицинские, а с прорезями для глаз. К напавшим подошла женщина в полицейской форме. На вопрос Николая, почему люди в машине не представились, ответила: "А разве должны?" По нашим сведениям, в белой газели сидели сотрудники какого-то специального подразделения МВД. Они участвовали в задержании преступника и ждали, когда их коллеги закончат обыск квартиры.

– Есть предположение, в какой структуре работают напавшие на вашего отца? В комментарии изданию "Медиазона" управление Нацгвардии по Тверской области сообщило, что "люди в униформе, фигурирующие в опубликованном видеоролике, не имеют отношения ни к одному из спецподразделений". Ведомство попросило "Медиазону" удалить из новости упоминание Нацгвардии и сотрудников "тверского ОМОНа".

Мы предполагаем, что на отца напали силовики, которые задерживали в Твери криминального авторитета. По данным СМИ, в спецоперации принимали участие сотрудники СКР, ФСИН и ФСБ . Но у нас нет информации, в какой именно структуре работают напавшие на Николая и как их зовут.

– Силовики вызвали Николаю скорую помощь?

Нет, хотя обещали. Теща позвонила бабушке Вероники, заслуженному врачу Тверской области, и она вызвала скорую. Врачи приехали через пять минут после вызова. Только тогда с Николая сняли наручники. Скорая решила срочно госпитализировать Николая.

Вероника Гордиенко и Александр Кузин, врачи-реаниматологи клиники "Медси" на Пятницком шоссе.
Вероника Гордиенко и Александр Кузин, врачи-реаниматологи клиники "Медси" на Пятницком шоссе.

– На записи видно, что на Николая напали в людном месте. Человека бьют, он просит о помощи, а мимо проходят люди, проезжают машины. Кто-то из жителей Твери пытался помочь Николаю и Маргарите?

– Свидетели сделали видео избиения и передали его нам.

– Какие травмы диагностировали врачи?

Тестю сделали КТ всего тела. У него сотрясение мозга, перелом челюсти, перелом ребра, множественные ушибы, ссадины и кровоподтеки. Николая на следующий день после нападения мы забрали в московскую больницу. У тещи есть медицинское освидетельствование, зафиксировавшее травмы мягких тканей рук и растяжение связок. Маргарите заламывали руки, когда пытались оттащить ее от мужа.

– Как себя сейчас чувствует Николай?

Ему сделали две операции. Он потерял трудоспособность, надеюсь временно. Тесть не может говорить и принимает пищу через трубочку. Николаю предстоит процесс реабилитации. Он находится в подавленном состоянии. Особенно его потрясло, что на него возбудили дело по части 1-й 318 статьи УК РФ. Мы узнали это от адвоката, которого наняли, когда решили добиваться наказания для силовиков за превышение должностных полномочий. Заявление на сотрудников силовых структур по 286-й статье УК РФ "Превышение должностных полномочий" Маргарита отправила во все инстанции, но мы не получили ответа. Зато дело против Николая было возбуждено моментально. К нему в московскую больницу приезжали сотрудники внутренней службы безопасности МВД из Твери, чтобы опросить по этому делу. Я думаю, что уголовное дело на тестя возбудили, потому что, по логике силовиков, лучшая защита это нападение. Видимо, они поняли, что Николай получил серьезные травмы, и решили сделать пострадавшего виновным, перевернули ситуацию с ног на голову. Мы все равно будем добиваться наказания для избивших Николая силовиков. И совсем не понятна реакция МВД. Система МВД могла бы взять на себя ответственность, наказать виновных, признать недопустимость их действий, предложить компенсацию. Вроде бы наше государство стремится к наведению правопорядка, но как тогда объяснить произошедшее с моей семьей?

Женщина в полицейской форме, которая пришла на место нападения, угрожала отправить Николая на два года

– Во время нападения Николаю и Маргарите угрожали?

Теща рассказывала, что женщина в полицейской форме, которая пришла на место нападения, угрожала отправить Николая на два года. Так и сказала: "Здесь все ясно. Два года". К Маргарите, которая постоянно звонила и плакала, подошли два человека в штатском и сказали: "Не переживай, до утра в РОВД, потом отпустят, ну максимум с работы выгонят за этот инцидент". Они не издевались, а честно хотели ее успокоить. Все это в голове не укладывается. Мы с Вероникой врачи. Покойный отец Николая профессор неврологии, престарелая мать заслуженный врач Тверской области. Мы работаем, чтобы спасать жизни. В мае и апреле Вероника и я проводили 12 часов подряд почти каждые сутки в больнице, не меньше 6 часов в “красной зоне”. “Отдохнули” мы лишь 15 дней, когда заболели коронавирусной пневмонией. Мы выздоровели и снова пошли в реанимацию. Вероника продолжает сейчас работать, потому что в этом ее врачебный долг. Жену так учили, и она не может иначе. Почему сотрудники полиции, чей долг защищать людей, могут без малейшего повода избить человека, разрушить его здоровье, поставить под угрозу его свободу? Я думаю, что если бы такое случилось в Европе (а во всех странах и во всех структурах есть неадекватные люди), то виновных наказали бы, но мы не хотим жить в Европе. Мы хотим жить в России и работать в нашей стране врачами. И надеемся, что уголовное дело, возбужденное на пострадавшего человека, прекратят и перед Николаем извинятся.

XS
SM
MD
LG