Linkuri accesibilitate

Игорь Боцан: «Можно предположить, что у нас будет от семи до десяти кандидатов»


Игорь Боцан

Инициативные группы должны завершить сбор подписей в поддержку своих кандидатов в президенты не позднее 1 октября. Для регистрации претендентам на пост главы государства надо собрать не менее 15 тыс. подписей. Некоторые политики уже успели собрать необходимое число подписей: это лидер партии «Платформа „Достоинство и правда“» Андрей Нэстасе, глава «Нашей партии» Ренато Усатый и кандидат группы Pro Moldova Андриан Канду. Исполнительный директор Ассоциации за демократию через участие ADEPT Игорь Боцан анализирует начало предвыборной кампании и стратегии молдавских политиков.

Игорь Боцан: Можно предположить, что у нас будет от семи до десяти кандидатов. Если же мы вспомним о том, что у нас 48 политических партий, то лишь шестая их часть намерена участвовать в предстоящих президентских выборах.

Свободная Европа: Президент Молдовы и кандидат на выборах Игорь Додон говорит, что не будет использовать административный ресурс. Зачем выступать с подобными обещаниями?

Игорь Боцан: Потому что он заранее ожидает, что его будут обвинять в использовании административного ресурса. Однако, занимая пост главы государства, он не может уйти с должности для того, чтобы участвовать в избирательной кампании. Так что в качестве главы государства он будет использовать все атрибуты и все преимущества, которыми он обладает, включая госохрану, транспорт и т.д.

Или вот, например, представители властей на местах: запланирована, скажем, встреча избирателей с кандидатом Игорем Додоном, который также является и президентом, в каком-либо населенном пункте. Разве может мэр — я имею в виду, прежде всего, ставленников социалистов и демократов — не участвовать в этой встрече?

Далее, мы знаем, что в селах самыми уважаемыми людьми являются мэры и священники. А г-н Додон пользуется поддержкой церкви и позиционирует себя в качестве добропорядочного христианина. Так что есть поддержка и местных администраций, и церкви. И даже если кто-либо попробует оспорить правомочность подобных собраний, то, естественно, г-н Додон скажет: «А что мне делать, если таков закон? Я занимаю высокий пост, и людям интересно встретиться со мною».

Если мы ждем каких-либо сюрпризов во втором туре, то они зависят от явки избирателей

Свободная Европа: Еще Игорь Додон говорит, что не будет использовать рекламные биллборды, а также что он не собирается участвовать в предвыборных дебатах. С другой стороны, по его словам, он планирует побывать во всех районах и хочет проводить не менее 10-15 встреч в день. Как бы вы прокомментировали подобные встречи с людьми во время пандемии?

Игорь Боцан: Г-н Игорь Додон, как президент, опубликовал отчет о своей деятельности, и из этого документа становится вполне ясно, что о чем именно будет говорить г-н Додон на встрече с рядовыми избирателями в территориях. Что же касается 15-ти встреч в день, то это означает, приезжать он будет минут на 15-20, и его месседжи будут распространять активисты. Ну, а дебаты... Если г-н Додон начнет появляться в студиях, то ведь ему придется отвечать на массу вопросов.

Свободная Европа: И таким образом, участие в дебатах скажется на его имидже, скорее, негативно?

Игорь Боцан: Отчет о деятельности г-на Додона все восприняли, по сути, как своего рода бухгалтерский свод его встреч и дискуссий. А избиратели и, думаю, его оппоненты хотели бы спросить: «Г-н президент, вы обещали решить определенные проблемы, — так покажите нам, какие из них вы решили, а не сколько встреч вы провели. Вы пообещали нам, что будет найдено решение приднестровской проблемы. Покажите нам это решение! А если вы начнете рассказывать о том, что состоялось восемь встреч с г-ном Красносельским...» Тут люди лишь пожмут плечами и скажут: и для чего они были, эти восемь встреч?..

Свободная Европа: А что принесли его свыше тридцати встреч с Владимиром Путиным?

Игорь Боцан: Совершенно верно. Согласно предвыборным обещаниям г-на Додона, у нас должно было появиться новое пересмотренное соглашение с Российской Федерацией, и все ограничения [в торговле] должны были исчезнуть. Мы же, напротив, видим, что г-н Додон защищает позиции Владимира Путина и говорит: «Господа, если Молдова решилась на подписание Соглашения об ассоциации, то почему ж мы должны сердиться на Россию за то, что она ввела против нас торговое эмбарго?»

А мы на это смотрим и не можем понять: Владимир Путин еще в 2011 году обещал, что Евразийский экономический союз подпишет Соглашение о свободной торговле с Евросоюзом. И почему тогда Владимир Путин наказывает бедную и слабую Молдову за документ, который он сам намеревался подписывать, наводя мосты с Европейским союзом?

В общем, есть проблемные вопросы, ответов на которые г-н Додон дать не может. И хотя, конечно, за словом в карман он лезть не будет, все же неблагоприятный контекст сохраняется.

Для избирателей Шора во втором туре меньшим злом может оказаться Игорь Додон

Когда глава государства выступает перед народом, рядовым избирателям, безусловно, льстит, когда их посещают такие важные персоны. Но рассказывать людям придется о том, что ждут они, а не о том, какие там полномочия есть у президента в соответствии с Конституцией. Это технология. Есть у нее и обратная сторона: я убежден, что оппоненты г-на Додона будут посещать те же населенные пункты, чтобы «внести поправки» и уточнения в заявления г-на Додона.

Вдобавок, в поездках г-на Додона и на его 10-15 встречах за день будут присутствовать группы журналистов, представляющих медиахолдинг социалистов, которые все это и будут освещать. Если он выбрал такую стратегию, то зачем ему рекламные щиты? Словом, как там говорил его коллега, г-н Лукашенко, избрание которого г-н Додон признал? Лукашенко говорил: «Мой имидж куется в железе, а не только на телевидении».

Свободная Европа: А ставка Москвы — это кандидатура Додона на второй срок?

Игорь Боцан: Конечно, другой фигуры, которую Москва поддержала бы здесь, в Кишиневе, я не вижу.

Свободная Европа: Могут ли быть сюрпризы во втором туре?

Игорь Боцан: Разумеется, но если мы ждем каких-либо сюрпризов во втором туре, то они зависят от явки избирателей.

Свободная Европа: Сюрпризы, на ваш взгляд, заключаются в явке, а не в том, кто из кандидатов выйдет во второй тур?

Игорь Боцан: Важно, безусловно, и то, кто именно выйдет во второй тур. Но пока г-н Додон попадает во второй тур почти наверняка, а что касается других кандидатов, то давайте оставим им шансы... Правда, шансы г-жи Санду — выше, чем у остальных.

Г-жа Санду создала свою партию в 2016-м, и в том же году, всего через полгода, она вышла во второй тур выборов президента, в котором набрала 48%. Если же анализировать ее дальнейший путь в политике Республики Молдова, то, скажем так, она подтвердила свой статус ведущего игрока оппозиции на парламентских выборах 2019 года. Кроме того, я думаю, что и победа Андрея Нэстасе в 2018-м, когда он стал мэром [Кишинева], — тоже во-многом произошла благодаря ее поддержке.

Для Андриана Канду очень важно участие в выборах. Станет ясно и ему, и всему обществу, чего конкретно стоит наследие г-на Плахотнюка

Г-жа Майя Санду вместе с г-ном Андреем Нэстасе в 2019 году сумели получить свыше четверти голосов избирателей. И потому я не считаю, что ее политическая карьера завершится президентскими выборами. Если говорить о статусе президента, то у главы государства — роль посредника, протокольного деятеля, который, конечно, в состоянии влиять на политические процессы, если будет сильной фигурой. Но реальная власть — у парламента.

Свободная Европа: А если вспоминать слова Караджиале, то насколько наш избиратель непредсказуем? Почему я задаю вам этот вопрос: когда я разговариваю с рядовыми гражданами, то слышу, например, что в первом туре он проголосует за кандидата от партии «Шор», а во втором туре для него наиболее убедительно выглядит Игорь Додон. Кроме того, кое-где в районах подписи за Додона собирают активисты Демократической партии. Насколько же избиратель может быть непредсказуемым, учитывая, что в центре делается политика, звучат самые разные заявления, но в провинции происходит совсем иное?

Игорь Боцан: Да, вы правы, избиратель в значительной степени дезориентирован, и потому в первом туре люди будут голосовать за кандидата, который окажет им определенную услугу, а во втором — за то, что они посчитают «наименьшим злом». И для избирателей Шора во втором туре таким меньшим злом может оказаться как раз г-н Игорь Додон.

Свободная Европа: А для сторонников Демократической партии?

Игорь Боцан: А вот у сторонников Демпартии, я думаю, возникнет дилемма. Им придется решать, что им ближе — проевропейская политика или же сохранение их «четвертого пути»? Не стоит забывать, что избиратели Демократической партии уже голосовали за этот «четвертый путь», и потому электоральный сегмент демократов может поделиться.

Свободная Европа: Кто спутал карты, Андриан Канду?

Игорь Боцан: Для г-на Андриана Канду очень важно участие в этих выборах, потому что таким образом станет ясно и ему самому, и всему обществу, чего же конкретно стоит наследие г-на Плахотнюка. Это полезное упражнение для всех. А во втором туре, я думаю, что те, кто поддержит Андриана Канду, скорее всего, проголосуют за проевропейского кандидата.

XS
SM
MD
LG