Linkuri accesibilitate

«Мне не нравится, что г-н Нойкирх пытается представить „малые шаги“ как успех. Не тот случай!»


Ион Ляху

Ион Ляху — о переговорах Кишинева и Киева, о контрабанде и контроле границы, а также о смыслах и целях формата «5+2»

Представители посредников и наблюдателей формата «5+2» призвали Кишинев и Тирасполь возобновить переговоры и общение в рамках рабочих групп по укреплению мер доверия между двумя берегами Днестра, ожидается, что очередной раунд пройдет осенью. Молдавский премьер Майя Санду и президент Украины Владимир Зеленский обсудили в Киеве перспективы европейской интеграции двух стран, вывод российских войск и взаимодействие в энергетической области. Своим мнением о перспективах отношений Кишинева и Киева, а также вариантах решения приднестровской проблемы со Свободной Европой поделился бывший представитель Молдовы в ОКК Ион Ляху.

Свободная Европа: Для начала – как вы думаете, насколько приоритетна приднестровская проблематика в повестке правительства Майи Санду? И как вы оцениваете нынешний этап урегулирования?

Ион Ляху: В программе работы правительства Майи Санду приднестровская тематика постепенно занимает все более заметное место. Уже сегодня видны перемены, и довольно существенные. Речь идет о борьбе с контрабандой на приднестровском участке границы; речь идет о выводе российских войск с территории левобережья Днестра.

Определенные структуры наживаются на контрабанде. И все прекрасно, все довольны

Свободная Европа: По словам Санду, переговорный формат «5+2» должен стать платформой для активной борьбы с коррупцией и контрабандой. Что тут можно сделать реально? Ведь Приднестровье – общепризнанная «черная дыра», где контрабанда и коррупция процветают…

Ион Ляху: Мы давно говорим об украинском факторе. Помню, как-то у вас в студии я приводил цифры – после избрания Виктора Ющенко президентом Украины всего за полгода ему пришлось сменить пять составов руководства таможни, службы безопасности, полиции, пограничной службы и налоговой инспекции. Почему? Потому что каждый очередной руководящий состав буквально с ходу начинал участвовать в контрабандных схемах.

И, разумеется, на участке границы с Украиной приднестровский фактор был главным. После 1994-го, когда мы выяснили, что «Шериф» на редкость активно перемещался на приднестровском транспорте в Украину и обратно, мы обратились к украинским партнерам с просьбой объяснить, в чем там дело. И совершенно искренне, с детской непосредственностью, они нам ответили: «У них есть склады на территории Украины, они тут хранят спирт, который при необходимости забирают». Понимаете?! Они даже не пытались скрыть, что у «Шерифа» есть «камеры хранения» на территории Украины!..

Свободная Европа: Но все это было около 30 лет тому назад.

Ион Ляху: Но так за это время ничего и не поменялось. Ничего, абсолютно ничего! Разве что за исключением некоторых приоритетов… А в остальном – украинская территория и ранее использовалась для контрабанды, и сейчас используется. О чем тут говорить?

Один из главных пунктов на переговорах, которые Тирасполь постоянно оспаривает, связан как раз с возобновлением работы северного участка приднестровской железной дороги. Зачем им это нужно? Чтобы обходить контрольные пункты, чтобы получить возможности для контрабандных операций.

Вспомните оценку Франко Фраттини о необходимости вывода российских войск: «Это преждевременно, это не обдумано, это опрометчиво»

Свободная Европа: Сейчас, вы считаете, Украина проявит другой подход? Этот вопрос обсуждала премьер-министр Майя Санду с украинским президентом Владимиром Зеленским.

Ион Ляху: Совершенно верно. И я надеюсь, что г-н Зеленский осознает масштабы ущерба, который наносится, в том числе, и самой Украине. Надеюсь, ради интересов своего государства одновременно поможет и нам. Ждем следующих конкретных действий.

Да, они пришли к согласию в ходе переговоров, но совместные контрольные пункты необходимо открыть по всему приднестровскому периметру, и нужно найти другой способ контроля, чтобы молдавские пограничники не сидели в загончиках, а могли выходить и участвовать в проверках приднестровских автотранспортных средств. А еще Майя Санду высказалась за продолжение мониторинга границы и работы миссии EUBAM.

Свободная Европа: Она заявила, что необходимо продлить мандат миссии ЕС по приграничной помощи Молдове и Украине, поскольку мониторинг EUBAM оказался очень эффективным механизмом.

Ион Ляху: Но если бы у миссии EUBAM было больше полномочий…

Свободная Европа: А какие полномочия нужны?

Ион Ляху: Молдавская и украинская миссии по таможенному контролю должны разделить свои прерогативы с EUBAM. Пусть и они, если располагают какой-то информацией, подключатся к работе.

Мы, видите ли, ведем переговоры! А о чем переговоры? О чем мы договариваемся?

Свободная Европа: В последнее время граждане узнали о самых разных схемах контрабанды. И представители Молдовы были очень заинтересованы в сохранении нынешнего положения на приднестровском участке молдавско-украинской границы.

Ион Ляху: Разумеется, не будь молдавского фактора, украинский был бы значительно более ограничен в действиях и возможностях. Порою дело вообще доходит до абсурда, когда один министр спрашивает другого: «Ты этот автомобиль купил с окорочков или заработал на чем-то другом?» Речь тут о приднестровских окорочках, разумеется, так называемых «ножках Буша».

И приднестровцы не были бы столь убедительны в отстаивании своих постов, незаконно размещенных вдоль Днестра, если бы представители высших эшелонов молдавской власти не имели отношения к контрабанде. Они обеспечивают безопасность этих постов, зная, что прибыль делится, и только часть останется в Тирасполе.

Если бы эти посты закрыли, как требует молдавская сторона уже не один год, то изменилось бы соотношение сил, и Приднестровье тогда лишилось бы контроля над контрабандными потоками. Ну, а так – все довольны! С одной стороны, наши вроде бы требуют убрать эти посты, и Объединенная контрольная комиссия вполне искренне требует этого на каждом заседании. С другой стороны, определенные круги, определенные структуры наживаются на контрабанде. И все прекрасно, все довольны.

Свободная Европа: Г-н Ляху, а зачем вообще нужны столь длительные переговоры в формате «5+2», если реальность совсем иная, если все несравнимо сложнее, а посредники и наблюдатели занимаются исключительно «малыми шагами», которые необходимы для сближения двух берегов Днестра? Проблем куда больше – и они намного серьезнее. Почему бы не направить эти усилия на борьбу с контрабандой, коррупцией, беззаконием?

Ион Ляху: Есть два момента. Первый – формальный. Переговоры на всех уровнях, от экспертных групп до формата «5+2», имеют определенный статус. Они руководствуются определенными внутренними решениями и не выходят – не дай Бог! – за пределы согласованных рамок.

Если нет ясной цели, то мы тратим время, средства и силы, вводим в заблуждение международную общественность и собственных граждан

Свободная Европа: Но есть и определенные негативные нюансы?

Ион Ляху: Это еще мягко сказано! Вспомните оценку Франко Фраттини, прозвучавшую в ответ на декларацию парламента Республики Молдова о необходимости вывода российских войск. Что он сказал? «Это преждевременно, это не обдумано, это опрометчиво». Точно такой же ответ будет и в случае, если кто-то, например, со стороны Республики Молдова… Кто там сейчас главный переговорщик?

Свободная Европа: Г-н Шова.

Ион Ляху: Г-н Шова, да… Если он предложит рассмотреть проблему контрабанды, то…

Свободная Европа: С таким предложением выступит Майя Санду, она же поднимала этот вопрос…

Ион Ляху: Майя Санду не входит в состав формата.

Свободная Европа: Но она встречается с представителями...

Ион Ляху: Да, она может поставить задачу перед Шовой. И, соответственно, г-н Шова выполнит указания премьер-министра, поднимет вопрос, но в повестку формата его никто не внесет.

Свободная Европа: Почему?

Ион Ляху: Потому что это не входит в число проблем, которыми занимается переговорный формат. Участники формата занимаются «малыми шагами», проблемами, которые сформулировал Красносельский. Теоретически они касаются интересов жителей двух берегов Днестра, но почему-то в основном вопросы связаны исключительно с интересами населения Левобережья – от апостилирования дипломов до проблемы железной дороги и межбанковских отношений. И все пункты повестки касаются исключительно интересов приднестровского региона, а никак не правобережной Молдовы.

Свободная Европа: Возвращаясь к заявлениям Майи Санду, которые прозвучали на встречах с Франко Фраттини, г-ном Губаревым и представителями переговорного формата. Санду выделила тогда ряд вопросов, которые надо решать. Один из наиболее важных, по ее мнению, – это цель переговоров по приднестровскому урегулированию.

Ион Ляху: Наконец-то в руководстве Республики Молдова появился человек, который понимает даже не странность, а абсурдность... Если нет ясной цели, согласованной всеми участниками формата, то мы просто тратим время, средства и силы, вводим в заблуждение международную общественность и собственных граждан. Мы, видите ли, ведем переговоры! А о чем переговоры? О чем мы договариваемся? О признании дипломов приднестровских выпускников? Так это не входит в задачи формата.

Совершенно ясно, что в плане Путина обязательно присутствует та или иная форма федерализации

Свободная Европа: Финальная цель – выработка статуса для Приднестровья, разве нет?

Ион Ляху: Разумеется, конечная цель сформулирована в самом названии формата – «по урегулированию приднестровского конфликта». Но приднестровцы, говоря о формате, указывают только два слова – «постоянное совещание…». Они не приводят название полностью – «Постоянное совещание по политическим вопросам в рамках переговорного процесса по приднестровскому урегулированию». Потому что в этом случае проявляется явное несоответствие между конечной целью и сложившейся реальностью.

И Майя Санду оказалась первой, кто ясно заявил о необходимости вернуться к изначальной цели, ради которой и был создан переговорный формат, а именно – выработке статуса приднестровского региона в составе Республики Молдова…

Свободная Европа: Давайте поговорим о политической воле, которую, по всем признакам, начинает демонстрировать официальный Кишинев. Портфель вице-премьера по реинтеграции достался социалистам – бюро возглавляет Василий Шова, его кандидатуру предложил глава государства Игорь Додон. Как вы считаете, интересы правительства и президента по этому вопросу совпадают?

Ион Ляху: Боюсь, что нет. Г-на Додона уже сто раз вызывали в Москву. Думаю, они там не в шахматы играли, не чай пили, а работали над конкретным планом. И в этот план вряд ли входит реинтеграция Приднестровья в состав Республики Молдова!..

Чем меньше пенсионеров, тем меньше расходы. А для России приднестровские пенсионеры, которые получат паспорта, обузой не станут

Да, на какой-то период времени, исходя из определенных соображений, слово «федерализация» из оборота исчезло. Но ведь совершенно ясно, что в плане Путина обязательно присутствует та или иная форма федерализации. Какая именно? Не могу сказать, я план не видел, но я уверен – это еще более изощренная, современная форма федерализации, нежели та, которую предусматривал «план Козака» 2003 года.

Свободная Европа: Более современная? Что вы имеете в виду?

Ион Ляху: Это может быть фактически отдельное государство, которое номинально очень короткое время – до международного признания – политически будет находиться в составе Республики Молдова. Не зря они так настойчиво сейчас требуют решения банковской проблемы. Для завершения процесса самоопределения им необходимо признание банковской системы, и если Кишинев на это пойдет, то тогда Республика Молдова им больше не нужна. Они смогут закрыть границу и объявить себя отдельным государством.

Естественно, тут есть еще и украинский фактор…

Свободная Европа: А каким это образом может выжить подобный анклав?

Ион Ляху: Да очень просто! Впервые в Кишиневе появилась власть, которая может прибегнуть к каким-то ограничительным мерам. До сегодняшнего дня и европейским игрокам, и России блестяще удавалось навязывать Кишиневу определенные решения, которые сводили на нет все наши санкции, все наши попытки оказывать сопротивление. Вспомните хотя бы режим торговых преференций между Приднестровьем и ЕС! Независимо от того, есть Молдова, нет Молдовы, за она или против, – а Приднестровье как отправляло в Евросоюз 70% своего экспорта, так и продолжает это делать.

К 2020-2021 гг. мы сможем отказаться от услуг Кучурганской ГРЭС, а без экспорта электроэнергии тираспольский режим задохнется

Свободная Европа: Но это значит, что Приднестровье воспользовалось преимуществами зоны свободной торговли, так же, как и правобережная Молдова.

Ион Ляху: Да, но кроме того, для Приднестровья предусмотрены и особые преференции – на ткань, вино, металл, электроэнергию…

Свободная Европа: Эксперты говорят, что Игорь Додон готов на уступки Кремлю в приднестровской проблематике. Какие, по вашему мнению, цели у президента Молдовы?

Ион Ляху: Его главная цель – утвердиться как президент Республики Молдова. Он понимает, что не сможет быть президентом всей Молдовы, что как бы он ни старался, а миссия главного миротворца ему не принадлежит.

Свободная Европа: А кто же у нас обладает таким статусом?

Ион Ляху: Кто-то другой… Сейчас мы все еще находимся в процессе отделения. Если вы заметили, Россия ведет атаку на другом фланге. Вот 24 апреля Путин подписал указ о паспортизации жителей Луганска и Донецка, а депутат Госдумы Ярощук пообещал приднестровцам, что и они смогут рассчитывать на упрощенную процедуру получения гражданства РФ, даже если там и не 500 тыс. жителей, как он говорил, а гораздо меньше.

Это решение для приднестровцев выгодно – ведь чем меньше пенсионеров, тем меньше расходы. А для России приднестровские пенсионеры, которые получат паспорта, большой обузой не станут. Зато это еще одна возможность в любой момент обратиться к России с просьбой «защитить соотечественников» – российских граждан, которые проживают в Приднестровье и выступают за политическое присоединение к России.

Свободная Европа: Если премьер Майя Санду проявит принципиальность и повлияет на решение кабмина относительно импорта электроэнергии, это может стать способом экономического давления на Приднестровье? И как это может повлиять на бюджет непризнанной республики?

Ион Ляху: Это повлияет очень сильно. Но это вторая часть вопроса, а первая, как я уже сказал, – предоставление российского гражданства, и вторая – проект изменений в энергетической сфере, предложенный Соединенными Штатами. И не только предложенный, но под который уже предоставлены для поддержки 170 млн долларов.

Великие державы вместо слов предпочитают действия

Где-то (где точно – я не знаю) идет работа над рядом проектов, которые позволят Молдове в кратчайшие сроки переориентировать источники своего энергоснабжения на Европу. Если верить информации, которая появляется в СМИ, активизировалось строительство газопровода Унгень-Кишинев, началась работа по проекту энергоподключения Республики Молдова к европейской системе через ЛЭП Исакча-Вулкэнешть. Если эти проекты будут доведены до конца, то к 2020-2021 гг. мы сможем отказаться от услуг Кучурганской ГРЭС, а без экспорта электроэнергии тираспольский режим задохнется.

Потому что даже если Россия начнет выплачивать пенсионерам пенсии в полном объеме, то деньгами сыт не будешь, их необходимо во что-то вкладывать, а валюта поступает преимущественно с правого берега Днестра, в виде оплаты за электроэнергию. Поэтому остается лишь молиться, чтобы Майе Санду хватило здоровья и сил довести задуманные проекты до финала.

Свободная Европа: Недавно Игорь Додон вновь поднял вопрос о нейтралитете, на встрече с высокопоставленным американским чиновником он говорил о необходимости гарантий нейтрального статуса Молдовы со стороны великих держав. Как вы считаете, ответ последует?

Ион Ляху: Я не думаю, потому что великие державы вместо слов предпочитают действия. Реакция последует лишь в том случае, если президент Додон решится на следующий шаг, предусмотренный в его плане с Путиным. Первый пункт – признание постоянного нейтралитета Республики Молдова со стороны если не всех государств ООН, то хотя бы группы государств из числа наиболее важных – США, Германии, и т.д. Но этого не случится. И тогда они могут перейти ко второму пункту – вытеснение из Республики Молдова всех структур НАТО, центра документирования...

Ему позволят говорить, а когда дойдет до конкретных действий, последуют жесткие шаги, и ему кое о чем напомнят

Свободная Европа: Центра информирования…

Ион Ляху: Центра информирования, да… И постепенное сворачивание контактов с НАТО, в частности, по участию военных структур в миссиях по поддержанию мира за пределами Республики Молдова, по участию в учениях, и т. д., и т. п.

Свободная Европа: Глава молдавской дипломатии Нику Попеску в рамках своего визита в Брюссель подтвердил важность сотрудничества Республики Молдова с Североатлантическим альянсом.

Ион Ляху: Да, г-н Попеску представляет подведомственную Майе Санду структуру, это одна ветвь власти. А г-н Додон представляет другую ветвь, которая тоже понемногу начинает шевелиться. При демократах его отключали на пять минут, когда это было нужно демократам. Но больше такого не будет!..

Любой международной структуре, в том числе ОБСЕ, нужны конкретные результаты, чтобы оправдать свое существование, свою эффективность

Свободная Европа: Временно отстраняли от должности при необходимости подписания какие-то документов.

Ион Ляху: И делали это виртуозно!..

Сейчас у главы государства есть иллюзия некоторой власти, и он надеется, что расставив своих людей на определенных ключевых должностях, например, в бюро по реинтеграции, в минобороны, будет вполне реальным реализовать условия его совместного плана с Путиным. Но повторяю еще раз: это иллюзии! Ему позволят говорить, а когда дело дойдет до конкретных действий, последуют жесткие шаги, и ему наверняка кое о чем напомнят.

Свободная Европа: А что именно ему могут напомнить?

Ион Ляху: Да много чего!.. Я думаю, коалиция социалистов и блока ACUM была создана на определенных условиях, ведь иначе досрочных выборов было не избежать, и чем бы все завершилось – еще вопрос! Я не думаю, что социалисты могли бы рассчитывать на тот результат, который у них есть сегодня.

Свободная Европа: Тридцать пять мандатов.

Ион Ляху: В общем, есть что напомнить.

Свободная Европа: Глава миссии ОБСЕ в Республике Молдова Клаус Нойкирх говорил, что осенью могут возобновиться переговоры в формате «5+2». Это возможно, по-вашему?

Ион Ляху: Возможно. Тем более, что, в принципе, и Кишинев проявляет определенный интерес к этому вопросу. Но это не значит, что переговоры будут реально возобновлены. Скорее всего, состоится традиционное заседание накануне совещания министров иностранных дел стран ОБСЕ. И по традиции будет зафиксирована позиция сторон – неизменна она, или же там что-то поменялось…

Свободная Европа: Г-н Нойкирх опять напомнил о «малых шагах».

Ион Ляху: Ну, это естественно!..

Свободная Европа: Напомнил, что Кишинев и Тирасполь должны вести постоянный диалог.

Ион Ляху: Дело в том, что любой международной структуре, в том числе ОБСЕ, нужны конкретные результаты, ощутимые результаты для того, чтобы оправдать свое существование, свою эффективность, целесообразность и т.д.

И если в отчете будет указано, что состоялось заседание в формате «5+2», то это уже повод для «галочки», повод заявить на СМИД ОБСЕ, что по этому направлению есть результаты, и работали, мол, не зря.

Да, у них есть много направлений, в том числе очень эффективных, я нисколько не собираюсь умалять роль и важность ОБСЕ, но говоря о приднестровской проблематике, мне не нравится, что г-н Нойкирх пытается представить эти «малые шаги» как некий успех переговорного процесса. Это совсем не тот случай!

Ему следовало бы быть категоричным и последовательным сторонником линии, которую четко обозначила Майя Санду. Чтобы в формате «5+2» обсуждались исключительно политические вопросы, вопросы будущего статуса Приднестровья.

XS
SM
MD
LG