Linkuri accesibilitate

Ренато Усатый: «Я не вступаю в союз с “кулёчниками” и участниками кражи миллиардов» 


Лидер «Нашей партии» Ренато Усатый, июнь, 2021

В досрочных парламентских выборах участвует блок «Ренато Усатый». Лидер «Нашей партии» рассказывает о ходе избирательной кампании, политических планах и сценариях развития ситуации после дня голосования 11 июля.

Свободная Европа: Что поставлено на карту в ходе этих досрочных выборов 11 июля?

Ренато Усатый: Я считаю, что ставка для всех граждан — это перезагрузка страны. Перезагрузка необходима. После всего, что происходило в Республике Молдова за последние 30 лет, у нас нет другого варианта решения, и я уверен, что результат, который получит избирательный блок «Ренато Усатый», окажется очень хорошим. И мы будем участвовать в перезагрузке не в роли оппозиции, а, думаю, как часть власти.

Свободная Европа: А что означает «перезагрузка»?

Ставка для всех граждан — это перезагрузка страны. И мы будем участвовать в перезагрузке не в роли оппозиции, а, думаю, как часть власти.

Ренато Усатый: Полная пересборка. Я считаю, что Конституция страны неоднократно нарушалась, и потому Республике Молдова нужна новая Конституция. Это, так сказать, юридическая и политическая части, а конкретные задачи — в том, что за 30 лет ни один парламент, ни одно правительство и ни один президент не выступили с инициативой разработки конкретного плана модернизации государства, и неважно, идет ли речь про экономику, сельское хозяйство, систему образования или медицину.

Любой хозяин перед тем, как начинать строительство дома, заказывает проект, затем заливает фундамент, потом — стены и крыша... А в нашей стране подняли стены, установили крышу, и лишь затем вспомнили, что забыли про основы — про фундамент. После хаоса нам нужно очень конкретное планирование действий абсолютно во всех сферах и направлениях.

Свободная Европа: И вы считаете, что результаты выборов позволят осуществить перезагрузку?

В нашей стране подняли стены, установили крышу, и лишь затем вспомнили, что забыли про фундамент.

Ренато Усатый: Да, я уверен, что с участием избирательного блока «Ренато Усатый» в парламентское большинство войдут хорошие люди. Да, идет кампания, но пусть будет предельно ясно: я всех понимаю, и знаю, что есть много предположений, мол, русские «нагнут» Усатого, или вот Додон говорит, что это румыны меня «нагнут», но никто меня не «нагибал» за мои сорок лет, и никто никогда ничего подобного сделать не сможет. Я четко заявил, что не готов сейчас обсуждать будущую коалицию, но могу вам точно сказать, что не могу быть ни в какой коалиции с «кулёчниками», с участниками хищения миллиарда, «ландромата» или других резонансных преступлений.

Свободная Европа: Кстати, наш подписчик в Instagram Ион Русу спрашивает вас — можете ли вы гарантировать, что не войдете в состав коалиции с Партией социалистов и коммунистами?

Ренато Усатый: Слушайте, я не хочу называть какую-либо партию лишь потому, что мы участвуем в избирательной кампании. Такие же вопросы были перед первым туром президентских выборов, я выступал предельно честно, и потом стало ясно, что я не лгал. И сейчас я говорю, что не вступаю в союз с «кулёчниками», с участниками кражи миллиардов и других преступлений, в том числе, «ландромата», и так далее.

Свободная Европа: А если вспомнить про механизм шантажа?

Ренато Усатый: Против меня?

Свободная Европа: Да.

Ренато Усатый: Невозможно. Уверен, что попытки будут, как и после первого тура президентских выборов, но они потерпят неудачу. Когда один из экспертов или аналитиков идет на телеканал и рассказывает, что «у этого Усатого есть скрытые активы в Российской Федерации», — то знайте: все мои активы указаны в декларации [о доходах и имуществе]. Кроме дома и земельных участков в Российской Федерации, у меня ничего и не было, и нет. А если кто-то попытается на меня надавить сильнее...

Свободная Европа: В том числе, с помощью уголовных дел...

Ренато Усатый: Нет, не через уголовные дела. Дело одно, и, может быть, сейчас, в предвыборной кампании, придумают и другое, как было во время выборов главы государства, с «ландроматом», не исключаю, но результат тут нулевой.

Меня атаковали все телеканалы, все российские СМИ, но я сопротивлялся, и у меня уже иммунитет. Г-жа Валентина, для меня важно, что и этот Ион, который задал вам вопрос, и остальные граждане... Мне надо ходить по улицам и быть в состоянии смотреть людям в глаза. Я никогда не лукавил, ничего не придумывал, как кое-кто другой... И чтобы спасти Республику Молдова, сегодня мы можем войти в состав любой коалиции.

Свободная Европа: Граждане очень разочарованы политическим классом и обещаниями, которые политики раздают в ходе избирательной кампании. Что предлагаете вы?

Мы — единственный конкурент на выборах, в списках которого нет бывших депутатов и бывших министров.

Ренато Усатый: Я уже сказал, что те, кто строил планы и стратегии все последние 30 лет, кто входил в различные коалиции, кто поменял по несколько партий, они так и остались на уровне заявлений, планов и стратегий. А мы добьемся того, о чем другие только говорят.

Свободная Европа: Что конкретно вы предлагаете?

Ренато Усатый: Мы — единственный конкурент на выборах, у которого нет бывших депутатов и бывших министров. У нас есть мэры городов и сел, которые, по крайней мере, избирались на свои должности уже дважды, их ценят на местах, они рачительны, и каждый из них — на своем месте. Никто не знает проблем граждан лучше, чем мэр! И, по сравнению с другими политиками, мы не обещаем, а делаем. В первый раз вы идете на выборы с обещаниями, а во второй раз люди голосуют за вашу честность.

Я сегодня горжусь тем, что Бельцы — единственный город, где пенсионеры в определенные часы, утром и вечером, могут бесплатно пользоваться маршрутками, не говоря уж о троллейбусах. У нас — лучший бассейн в стране. Я открыл школу тенниса, я поднял ее до национального и международного уровней. И вообще, было реализовано сразу несколько проектов для молодежи и в области спорта. Не увеличивая расходов, мы отремонтировали куда больше, чем те, кто руководил городом до меня. А самое главное — я горжусь тем, что мы — единственный город в стране, что уже три года подряд (скоро и в четвертый раз) мы получаем титул «Самая открытая мэрия Молдовы».

Свободная Европа: Поскольку вы говорите о местной публичной администрации, спрошу вот о чем. Сейчас есть два лагеря — и два сценария: одни говорят, что районы должны быть ликвидированы, а другие, наоборот, настаивают на том, что этого делать ни в коем случае нельзя. Что скажете вы?

Ренато Усатый: Один из основных пунктов, о котором мы публично заявили, и который есть в подписанном с руководством Конгресса местных властей соглашении, заключается в том, что сразу же после парламентских выборов мы упраздним районные советы!

Район останется на месте, граждане от этого только выиграют, потому что исчезнет вся эта мафия, эти проверяющие... А то у нас есть главы районов, у которых заместителей — столько же, сколько партий сформировали коалицию. Есть и по три зама, и по четыре.

Свободная Европа: То есть, проблема — в райсоветах?

Ренато Усатый: Да, в районных советах. И вы увидите, что политический туризм на местном уровне тут же закончится, поскольку некому будет шантажировать мэров. Если убрать райсовет вместе с председателем и его заместителями.

А вот что тут самое главное. Неважно, кто руководит селом — мэры от Усатого, от Санду, Нэстасе, Додона, независимые... Все ресурсы будут распределяться в зависимости от числа жителей и количества квадратных метров, от площадей. Вы увидите, что и мэры, и люди вздохнут свободно. И не менее важно, что все ресурсы, которые тратились на райсоветы, пойдут на благо граждан, на развитие населенных пунктов.

Свободная Европа: Вы настаиваете на диктатуре закона. Как бы вы это расшифровали?

Что значит «добро с кулаками»? Это можно перевести как «железная рука в бархатной перчатке»

Ренато Усатый: Некоторые из ваших коллег спрашивали меня о том, что значит «добро с кулаками»? Да, это можно перевести как «железная рука в бархатной перчатке»... Но диктатура закона для меня означает, что бизнес-среду больше не интересует, кто является главой районного комиссариата, кто возглавляет налоговую инспекцию, кто — глава какого-либо министерства или агентства. Нужно брать пример с цивилизованных стран. Людям нужно знать, что их будут защищать, а не то, что к ним придут с проверками. И когда я говорю о диктатуре закона, то представители бизнес-сообщества отлично меня понимают!

Свободная Европа: Да, много жалоб на преследования, запугивание, рейдерские захваты бизнеса...

Ренато Усатый: Когда мы говорим о диктатуре закона... Вот был ГОСТ, а без этого стандарта у нас больше нет качественных продуктов, у нас нет национальной лаборатории для молочных продуктов, для мясной продукции, и т. д. И много нам так и не удалось добиться лишь из-за того, что не было нормальных руководителей и антикризисных менеджеров.

Свободная Европа: Голосование диаспоры и голосование избирателей из Приднестровья — в чем важность этих процессов?

Ренато Усатый: Любое голосование очень важно. Я был единственным, кто на президентских выборах доказал, что за меня проголосовала восточная и западная диаспора, а также граждане из Израиля, США и Канады. Я доказал, что могу объединить общество, а не разделять его, как другие. Мы обязаны защищать возможность голосования диаспоры, а вот некоторых идиотов, иначе не могу назвать подобных политиков...

Свободная Европа: Использовать такие выражения нехорошо...

Ренато Усатый: Да, но когда они говорят, что люди не должны голосовать, что эти люди находятся за пределами страны и не имеют права влиять на политические процессы в Республике Молдова, — как я могу назвать их иначе?! Я всегда называл вещи своими именами.

Свободная Европа: Каков будет итог решения ЦИК?

Ренато Усатый: Если мы не будем оказывать жесткое давление на кишиневскую Апелляционную палату и ВСП, то решение будет в пользу Додона. Додон организовал это полукриминальное, полуполитическое голосование в Центральной избирательной комиссии, когда пять человек проголосовали за то, чтобы не увеличивать количество избирательных участков в диаспоре, как то рекомендовало министерство иностранных дел.

Свободная Европа: Есть еще шанс, что число избирательных участков за границей увеличится?

Ренато Усатый: Если мы не окажем сильного давления на Апелляционную палату, другого сценария не будет.

Свободная Европа: Поговорим о голосовании граждан с левого берега Днестра — и о его важности.

Людям с левого берега Днестра надо показать наши способности, люди должны увидеть перемены на правом берегу.

Ренато Усатый: Очень важно голосование этих граждан. Но не менее важно, чтобы там не было так, как это было на президентских или на парламентских выборах 2019 года. Насколько я знаю, граждане с левого берега Днестра не так уж были активны на выборах, потому что Додон остался должен, если не ошибаюсь, 400 или 500 тыс. долларов «Шерифу», там был такой конфликт — не дай Бог!.. Часов в 13-14 закончились деньги, ну, а Додон, как обычно, обещать горазд, а выполнять обещания...

Я так понимаю, что кто-то из Российской Федерации каким-либо образом поддерживал процедуру организованной отправки граждан на голосование. Но так же все, кто знает реалии Приднестровья, знают, что там решает не Красносельский, а группа компаний «Шериф».

Свободная Европа: Если вы придете к власти, то как вы намерены решать приднестровскую проблему?

Ренато Усатый: Надо стать привлекательными не для «Шерифа» и Красносельского, а для рядового гражданина. Людям с левого берега Днестра надо показать наши способности, люди должны увидеть перемены на правом берегу. А затем они будут хотеть к нам, — вон, многие на севере стали активистами унионистов, и не потому, что жить не могут без Румынии, или являются большими поклонниками румынского языка, а потому, что люди, отправляясь в Яссы, в молл или в другие места, знают, как в Румынии работает юстиция.

Так что количество унионистов в нашей стране увеличилось не из-за самой идеи унири, — люди устали от Воронина, от Филата, Плахотнюка, Додона и всего того, что они видели все эти годы. Поэтому решить приднестровскую проблему мы сможем только тогда, когда станем привлекательными для жителей левобережья Днестра, такой же привлекательной как и Румыния. Тогда проблему удастся решить. А другого решения и быть не может.

Свободная Европа: Вы считаете, что посредники, в том числе Российская Федерация, которая участвует в переговорном процессе «5+2», не могут тут сыграть решающую роль?

Ренато Усатый: Уверяю вас, ни один посредник не сможет повлиять на процессы, когда наши граждане на левом берегу Днестра будут говорить: «Хватит, нам надоело!» Да, могут приехать и русские, и американцы, но люди сами разберутся с «Шерифом» и всем остальным за 2-3 дня.

Свободная Европа: Вы будете требовать вывода российской армии с территории Республики Молдова?

Ренато Усатый: Ни одно государство не может держать свою армию на территории Республики Молдова. Я против появления базы НАТО в Мэркулешть, эта идея циркулирует уже давно, и тут я согласен с Российской Федерацией, но также у нас есть наследие некоторых политических ошибок начала 90-х годов, и сегодня мы должны найти решение, чтобы они поскорее покинули нашу территорию. Здесь без диалога никак, прошло уж 30 лет, и там — не армия, которая появилась три года тому назад.

Я уверен, что в РФ давно устали от молдавских политических советников Додона. Я не претендую на то, чтобы нравится представителям России, так же, как и не жду любви американцев или вообще Запада, но нужен диалог. И я убежден, что когда русские будут уверены, что Республику Молдова Запад не будет использовать в качестве полигона против РФ, то в очень короткие сроки они выведут свои вооруженные силы из приднестровского региона.

Свободная Европа: Какие поствыборные сценарии, по вашему мнению, наиболее реальны?

Ренато Усатый: Все зависит от того, что будет до выборов.

Свободная Европа: А что может случиться?

Ренато Усатый: Еще месяц назад я сказал, что будет зарегистрирован спойлер PAS. А может появится и «блок Майи Санду»... Еще Додон готовит массу мерзостей, чтобы манипулировать результатами выборов.

Я постараюсь заранее разузнать его планы, чтобы мы могли выступить с разоблачениями и вместе с гражданами защитить голосование 11 июля. Да и не только.

Свободная Европа: Еще один подписчик из Instagram спрашивает: откуда у Ренато Усатого столько информации о Додоне, о Шоре и о Плахотнюке?

Ренато Усатый: Я поэтому и считаю, что необходимо ликвидировать Наццентр по борьбе с коррупцией и реформировать Службу информации и безопасности. НЦБК обходится нам в 6,5 млн евро в год, СИБ — в 25 млн евро, а я с зарплатой мэра в 15 тыс. леев зачастую лучше них все знаю, — хотя это они получают более 30 млн евро из госбюджета.

На протяжении всей моей жизни у меня была возможность познакомиться с разными мирами, сотрудничать с силовыми структурами в разных государствах, и после того некоторые офицеры, которые действительно ждут изменений, поверили мне. Именно поэтому когда мне передают информацию, я ее немедленно обнародую, — если она относится к вопросам безопасности государства и граждан.

Свободная Европа: А вы знаете, что есть мнение, что Ренато Усатый сотрудничает с ФСБ?

Ренато Усатый: Сказки про ФСБ уже были, но теперь эта история не работает, потому что все, кто хоть немного следит за политикой, знают, что я веду открытую войну с ФСБ, с 2018-2019 гг. Об этом знает вся страна. Вы знаете, на что это все похоже? Додон говорит, что я работаю с румынами, а румыны говорят, что я работаю с русскими.

Смотрите, что происходит — Додон и Воронин пугали левоцентристов, что, мол, Усатый и Майя Санду готовят союз с Румынией и хотят военные базы НАТО в Республике Молдова. А те, кто справа, говорят, что Усатый — агент ФСБ, и что Кремль готовится к созданию коалиции с Додоном и Шором.

Ну, а я смотрю и на тех, и на этих, и понимаю, что те, кто меня обвиняет, должны отправится в Костюжень, за справкой.

Свободная Европа: Без нападок, пожалуйста...

Ренато Усатый: Я был и остаюсь в коалиции только с гражданами Республики Молдова.

Свободная Европа: Мэр, депутат, премьер-министр?..

Ренато Усатый: Решать будут граждане.

Свободная Европа: Но надо бы решить и для самого себя?

Ренато Усатый: Люди будут решать! Это зависит от того, сколько голосов мы получим. Если, например, единственное решение будет — создавать коалицию с ворами, то лучше остаться еще на десяток лет мэром Бельц!

Но я могу быть полезным и в парламенте, и в правительстве. Я знаю, что надо делать: например, электронные аптеки — в каждое село. Мне нужно 4-5 месяцев, мне не нужно 4-5 лет. То же самое — в том, что касается незаконных построек, да и многих других проблем, о которых я узнал, будучи мэром Бельц. Мы хотим выступать с готовыми проектами законов, чтобы потом не говорить, что надо, мол, полгода на раскачку. Вот мы уже заявляли, что 5 процентов от продаж алкоголя и табака должны быть направлены на поддержку молодежи и спорта. А есть много и других проектов.

Свободная Европа: А не может ли случится так, что после досрочных выборов у нас вновь будут досрочные выборы?

Ренато Усатый: Это, безусловно, не по вине избирательного блока «Ренато Усатый». В этом я уверен. Разбираться в парламенте с ворюгами — дело интересное. Например, есть такое предложение Усатого: внести поправки в Уголовный кодекс — за коррупцию минимальный срок — от 15 лет. Но вы понимаете, что основная часть сегодняшнего большинства, я говорю о Шоре и Додоне (хотя среди социалистов есть и хорошие люди, как и среди их сторонников), никогда за такое не проголосует, потому что они первыми отправятся шить тапочки в Криково или в другие пенитенциарные учреждения страны.

Свободная Европа: Как бы вы хотели, чтобы Республика Молдова строила отношения с Востоком и Западом?

Ренато Усатый: Максимальное сотрудничество! Вот, например, я воюю с некоторыми службами РФ, но я понимаю, что нашим гражданам, нашим фермерам нужен экспорт, и я никогда не буду ставить личные проблемы выше их интересов. Надо сотрудничать как с Востоком, так и с Западом, но мы говорим и о проведении реформ, о которых болтали уже столько партий. С утра до вечера кричали, какие они проевропейские, говорили о борьбе с коррупцией, — а я в этом отношении преуспел на посту мэра Бельц куда больше, чем все те, кто провозглашал себя проевропейскими силами.

Итак: вместе с экспертами мы установим, что медицинская система в Германии если и не идеальна, то уж точно чрезвычайно хороша, то надо ее внедрить в нашей стране. Или о судебных реформах: я вижу постоянное желание зарубежных партнеров, говорю сейчас о партнерах с Запада, которые устали от обещаний, от кражи денег, они хотят результатов реформ. И я уверен, что избирательный блок «Ренато Усатый» станет лучшим инструментом для проведения всех реформ, направленных на благо граждан Республики Молдова.

Свободная Европа: Сколько денег уходит на избирательную кампанию, и станут ли деньги решающим фактором на выборах?

Ренато Усатый: Увы, и это тоже важно... Наш избирательный блок с начала кампании уже понес огромные расходы, но разница между нами и всеми остальными одна: я просто не могу заявить, как другие, что за всю избирательную кампанию они потратили 15 тыс. леев — на две... Да хоть и на 300 машин.

Свободная Европа: Вы просили кого-нибудь о финансовой помощи?

Ренато Усатый: Да, конечно, я обращался.

Свободная Европа: И к олигархам?

Ренато Усатый: Нет. Г-жа Валентина, деньги на эти выборы я мог бы найти и сам, хотя сейчас в диаспоре ситуация не самая лучшая, но люди нашли для нас деньги. А к олигархам идти нельзя, потому что закон не разрешает перечислять больше 100 тыс. леев.

Я обратился ко всем в диаспоре. Сегодня это — тысячи граждан, которым мы помогали с разными проектами, с разными строящимися объектами, особенно в Российской Федерации, многие из них живут и в Италии, и в других странах Европы. Ребята мне помогают, и я благодарю их от всего сердца.

Да, закон не позволяет им переводить более 1200 евро с человека, и мне стыдно звонить по такому поводу, но законодательство обязывает меня делать это, и я благодарю тех, кто пожертвовал средства, и тех, кто продолжает делать пожертвования.

Свободная Европа: Сколько денег вы потратите на эту кампанию? Были такие оценки?

Ренато Усатый: Мы делали оценку, нужно много денег.

Свободная Европа: Сколько?

Ренато Усатый: Рекламные контракты с одними только телеканалами — мы не говорим о полиграфии, о бензине и других расходах, — если не ошибаюсь, стоят не менее 10 млн. Я чуть не упал, когда увидел, каковы расходы на одни лишь телевизионные ролики.

Свободная Европа: Есть у вас финансовые резервы?

Ренато Усатый: Все мои резервы — в долларах, евро и российских рублях — указаны в моей декларации.

XS
SM
MD
LG