Linkuri accesibilitate

Серджиу Литвиненко: «Невозможно обеспечить лучшую жизнь, пока воруют, воруют, воруют...»


Министр юстиции Серджиу Литвиненко

Как будет идти реформа системы правосудия, чего ждать судьям-коррупционерам, возможна ли досрочная отставка генерального прокурора, и каковы приоритеты молдавского минюста на ближайшую перспективу? В кишиневской студии Свободной Европы — министр юстиции Республики Молдова Серджиу Литвиненко.

Свободная Европа: Вы пришли в нашу студию после заседания Высшего совета безопасности, созванного президентом Майей Санду. В ходе встречи вы обсудили ситуацию с мерами, предпринимаемыми компетентными органами по предотвращению рисков уклонения обвиняемых от уголовной ответственности в условиях масштабной коррупции. Расскажите, какие выводы были сделаны по результатам этой встречи?

Серджиу Литвиненко: Вы сказали, что название встречи было посвящено принятым мерам... Но, к сожалению, я обнаружил лишь отсутствие мер противодействия тому, чтобы воры не смогли сбежать из страны и, тем самым, избежать уголовной ответственности. Увы, прокуратура оказалась неподготовленной, и, с моей точки зрения, это был просто какой-то фарс, потому что на заседании присутствовал заместитель генерального прокурора, не компетентный в отношении поднимаемых вопросов. Даже если мы и говорим не о конкретных делах, а о феноменах, руководители Антикоррупционной прокуратуры и Прокуратуры по борьбе с организованной преступностью и особым делам (PCCOCS) отказались явиться на встречу и ответить на вопросы, по пунктам, так что мы пришли к выводу, что...

Свободная Европа: И как следует гражданам воспринимать этот отказ? Ведь ряд специалистов просто обязаны участвовать в заседаниях ВСБ, чтобы и президент, и общество из первоисточников узнавали о том, что происходит на самом деле?

Прокуратура — это структура, которая вообще имеет мало общего с желаниями граждан, у нее свои интересы.

Серджиу Литвиненко: Я воспринимаю это как издевательство над гражданами, потому что если люди в прокуратуре проанализируют ситуацию с точки зрения чуть большей логики, они тоже поймут, что то, что должно было обсуждаться на этой встрече, прямо вытекает из результатов голосования граждан 11 июля.

Иными словами, 11 июля люди очень четко заявили, что хотят справедливого правосудия, хотят, чтобы государственные учреждения наказывали воров, укравших миллиарды. К сожалению, прокуратура — это структура, которая вообще имеет мало общего с желаниями граждан, у нее какое-то собственное направление, свои интересы. Такое впечатление произвела на меня сегодняшняя встреча. И Вячеслав Платон — один из тех, кто кажется буквально ставленником Генпрокуратуры.

Вот почему я глубоко огорчен заседанием Высшего совета безопасности.

Свободная Европа: Президент Майя Санду на брифинге, который она провела сразу после этой встречи, объявила, что, по крайней мере, 7-8 человек находятся за границей, о которых прокуратура сообщала нам, что они вступили в конфликт с законом, — и что почти ничего не было предпринято.

Серджиу Литвиненко: Г-жа Санду заявила на брифинге, что их около 10-ти, на самом деле, мне кажется, их примерно двадцать человек, — да плюс у каждого из членов Высшего совета безопасности были и другие персонажи, в отношении которых мы должны услышать ответы от прокуратуры. К сожалению, этого не произошло.

Вячеслав Платон — «английский пациент» — является ответчиком примерно по трем делам, и еще по двум делам он проходит в качестве подозреваемого.

Приведу лишь один пример, чтобы граждане осознали степень бездействия прокуратуры. Так, например, Вячеслав Платон — «английский пациент», если его можно так называть — является ответчиком примерно по трем делам, которые рассматриваются в суде, и еще по двум делам, по которым он проходит в качестве подозреваемого, в рамках уголовного расследования, проводимого прокуратурой. Однако ни в одном из пяти случаев не был затребован хотя бы запрет на выезд из Республики Молдова, — не говоря уж о предварительном заключении или домашнем аресте...

Свободная Европа: Напротив, звучали заверения Генеральной прокуратуры о том, что он не покинет Республику Молдова, и что будет присутствовать всякий раз, когда его об этом попросят, чтобы рассказать, что происходило все это время по указанным делам.

Серджиу Литвиненко: Да, именно так. Более того, есть же и другой контекст — прокуратура вот уже два года говорит нам, что «вернуть Плахотнюка очень сложно», что «мы принимаем меры, но у нас не получается», что там «кто-то что-то блокирует».

Суть заседания Высшего совета безопасности заключалась в том, чтобы предотвратить подобные случаи, чтобы избежать ситуаций, когда лица, в отношении которых существуют обоснованные подозрения в их виновности в совершении крупных краж из государственного бюджета, из карманов граждан Республики Молдова. Чтобы впоследствии не оказаться в точно таком же положении, как и с Плахотнюком.

К сожалению, ответов мы не получили, и список там очень длинный: помимо Платона, у нас есть и Андронаки, который тоже стал беглецом, у нас есть и Кавкалюк, также сбежавший, есть Яралов, о котором вообще ничего не известно, хотя и так все знают, что он находится за границей. Список очень и очень длинный...

Свободная Европа: Но так же верно и то, что ответственные органы, правоохранительные структуры готовят запросы по поводу экстрадиции неидеально.

Серджиу Литвиненко: Мы собираемся выяснить, каковы причины, каковы поводы, — такую гипотезу мы тоже отнюдь не исключаем. Например, во время заседания ВСБ заместитель генерального прокурора сказал нам, что «вам больше не следует так часто высказываться о расследованиях, вам не стоит кого-то называть преступниками, ворами, по которым тюрьма плачет, похитителями миллиардов, — мол, будьте осторожны! Мол, это может быть впоследствии истолковано институтами соответствующего государства, как своего рода атака государственных правовых структур на этого человека.

Я его в ответ спросил: «Вы же помните, что г-н Стояногло приходил в парламент и говорил о том, что Плахотнюк является лидером преступной организации, а Шор — лидером преступной группировки, функционирующей внутри криминалитета Плахотнюка? Мне как это следует расценивать? Г-н Стояногло намеревался избавить Шора от возможной экстрадиции в Республику Молдова?»

Свободная Европа: Г-н министр, кресло генерального прокурора становится все более шатким... И, похоже, либо он сам уйдет в отставку, либо вы найдете возможность внести соответствующие поправки в закон. Как вы думаете, какой сценарий более вероятен?

Серджиу Литвиненко: Я зарегистрировал в парламенте Республики Молдова законопроект, который я прошу одобрить в первом чтении, причем достаточно быстро, об ответственности генерального прокурора. Да, мы понимаем, что генпрокурор несменяем...

Свободная Европа: Совершенно верно.

Серджиу Литвиненко: ...но это не означает, что он целиком освобожден от какой-либо то ни было ответственности, и что в течение семи лет он может абсолютно ничего делать, или, наоборот, в течение семи лет он может работать адвокатом воров — или всех воров, или их большинства, и что ничего ему за это не будет.

Свободная Европа: Этот законопроект, который вы зарегистрировали, позволит отстранять генпрокурора от должности?

Серджиу Литвиненко: На данный момент мы провели анализ, и в Законе о прокуратуре нет абсолютно никакой нормы, например, об оценке деятельности генерального прокурора.

Свободная Европа: То есть, вы хотите провести оценку работы и генерального прокурора?

Серджиу Литвиненко: Дойдем и до этого!..

Более того, в Законе о прокуратуре ни слова не говорится о возможности применения санкций, дисциплинарных мер в отношении генерального прокурора. Опять же, такие нормы есть по отношению ко всем прокурорам, есть нормы, касающиеся руководителей профильных прокуратур, территориальных подразделений, заместителя генерального прокурора, — а в отношении генпрокурора таких положений нет. Как будто генеральный прокурор неприкасаем.

И потому и получается, что то ли он есть, а то ли его нету. Законодательных рамок, регламентирующих его деятельность, не существует. И в этом смысле мы предложили в качестве механизма оценки действий со стороны генерального прокурора, возможностей применения дисциплинарного взыскания — в случае, если будут установлены определенные дисциплинарные нарушения. Это не наша роль, не парламента, этим будет заниматься орган самоуправления прокуратуры, Высший совет прокуроров. Надеюсь, в ближайшее время законопроект будет принят.

Свободная Европа: Но прокурор часто отвечал на все обвинения, выдвигаемые против него, и он очень четко говорил, что с тех пор, как он вступил в должность, он никогда не нарушал ни буквы, ни духа закона, что, по крайней мере, ему удалось сделать так, чтобы не было преследований политиков, хотя, по его словам, политическое давление все еще сохраняется?

Серджиу Литвиненко: Это мнение Генпрокуратуры, мы его принимаем к сведению. С другой стороны, в обществе есть и другие мнения, в том числе и со стороны тех, кто подробно анализирует деятельность Генпрокуратуры, есть и мнения молдавских граждан относительно деятельности прокуратуры, так что тут надо разбираться. Вот почему нужны разные мнения по поводу этого проекта закона, в том числе, и со стороны тех, кто обладает юридическими и конституционными полномочиями принимать решения о работе прокуроров, включая и руководителя Генеральной прокуратуры.

В законах есть недостатки, но вряд ли именно они делают работу прокуратуры неэффективной и превращает ее в структуру, которая всем ворам на радость!

Я лично не думаю, что генеральный прокурор должен быть уволен прямо завтра — из-за допущенных дисциплинарных нарушений по некоему делу «икс». Не мне тут давать оценки. Но несомненно и то, что есть множество вопросов, на которые, к сожалению, пока нет ответов, или же есть очень уклончивые и путанные ответы... Заместитель генерального прокурора на заседании ВСБ читал нам лекцию, кажется, в течение около получаса, о том, какие именно положения Уголовного кодекса, уголовно-процессуального законодательства или специальных законов не позволяют прокуратуре что-либо делать.

Свободная Европа: То есть, вас просили изменить законодательство?

Серджиу Литвиненко: Да, конечно, и мы его изменим. Я говорил, что очевидно, что в законодательстве есть определенные недостатки, но вряд ли именно эти недостатки делают работу прокуратуры абсолютно неэффективной и трансформируют прокуратуру из государственного учреждения, которое должно наказывать воров, в структуру, которая, наоборот, всем ворам на радость!

Приводились и конкретные примеры. Несмотря на то, что у прокуратуры нет четких правовых рамок по пересмотру дел, как было в отношении того же Платона, — но прокуратура все равно это сделала, поступила так, как считал прокурор, занимавшийся следствием, или, возможно, по указанию вышестоящего прокурора, — что надо отказаться от обвинения в адрес этого персонажа, по имени Вячеслав Платон, который представляет угрозу безопасности Республики Молдова.

Протест PAS у Генеральной прокуратуры, июнь, 2020
Протест PAS у Генеральной прокуратуры, июнь, 2020

Свободная Европа: Президент Майя Санду неоднократно подчеркивала неэффективность Генеральной прокуратуры, вы говорите, что законы надо улучшить, а эксперты напоминают, что даже после принятия поправок должно пройти какое-то время. Но, по крайней мере, в отношении оценки деятельности вы настроены оптимистично, говорите, что постараетесь внедрить этот метод очень быстро, ведь граждане ждут результатов...

Серджиу Литвиненко: Что мы сделали прежде всего — мы проанализировали положения закона и увидели, что ряд норм отсутствует, что существует так называемый законодательный вакуум. Вы смотрите на закон — и... Разве генеральный прокурор обладает абсолютным иммунитетом? Нет!

Свободная Европа: Хорошо, будет голосование по этому закону...

Серджиу Литвиненко: Да, и если этот закон будет принят, то, соответственно...

Свободная Европа: На внеочередной сессии высшего законодательного органа?

Серджиу Литвиненко: На внеочередной сессии, потому что в августе все заседания парламента внеочередные.

Так вот, что делать, если генеральный прокурор совершает преступление или работает совершенно неэффективно? Мы внесем норму о дисциплинарной ответственности любого сотрудника государственного или частного секторов.

Свободная Европа: Итак, в августе будет голосование по этому закону, — а что дальше?

Нельзя допустить, чтобы результаты выборов оказались выброшенными на помойку.

Серджиу Литвиненко: Дальше закон надо выполнять. Опять же, это не я собираюсь проводить там оценку, но есть структуры, которые обеспечат оценку деятельности прокуратуры. Если закон принят, он должен применяться, реализовываться, и тогда никаких проблем нет.

Нельзя допустить, чтобы голосование граждан, которое очень четко показало, чего хотят люди, что они хотят перемен в Республике Молдова, хотят, чтобы воры, ограбившие эту страну, оказались в тюрьме, — так вот, нельзя, чтобы результаты голосования оказались выброшенными на помойку. Мы не можем этого допустить. Поэтому все наши действия вытекают из итогов голосования, таким образом мы выполняем суверенную волю народа Республики Молдова.

Свободная Европа: Г-н министр, когда вы возглавили министерство юстиции, вы пообещали реформу судебной системы и разработку закона о внешней оценке судей. Сколько времени потребуется на реформу юстиции, ведь о ней говорят примерно лет десять, и граждане знают, сколько денег иностранные партнеры Республики Молдова выделили на судебную реформу? Однако, положение дел не поменялось. Сколько, по-вашему, будет длиться реформа юстиции, и как эту реформу проводить?

Серджиу Литвиненко: В программе правления есть несколько направлений. Существуют задачи, которые требуют быстрых действий, около пяти соответствующих вопросов определены, а также, очевидно, есть задачи на среднесрочную и долгосрочную перспективу. Реформа правосудия и установление верховенства права — это долгий процесс, и нельзя выстроить такую же юстицию, как в Германии, за полдня, за полгода, — это невозможно.

Немецкая система формировалась на протяжении десятилетий, может быть, даже столетий, поэтому через четыре года, если мы будем четко работать в соответствии с программой правительства, мы намерены предпринять ряд конкретных мер, которые приведут к тому, что в Республике Молдова ситуация будет гораздо лучше. Даже если через четыре года у нас и не будет такой же системы юстиции, как в Германии, то, по крайней мере, будут созданы основы для построения правового государства.

Мы заложим основы правового государства, и мы можем сделать это с помощью закона о внешней оценке деятельности судей и прокуроров.

Когда я говорю о правовом государстве, я имею в виду, прежде всего, то, что институт прокуратуры должен быть эффективным, там нужны смелые прокуроры, независимые судьи, которые в состоянии принимать решения, вне зависимости от того, кто именно оказался на скамье подсудимых, а в соответствии с тем, что делал этот человек, не думая о том, депутат ли он парламента, глава правительства или министр. Важно, есть ли доказательства того, что данное лицо совершило правонарушение.

Итак, в среднесрочной и долгосрочной перспективе мы хотим заложить основы для построения правового государства, и мы можем сделать это с помощью закона о внешней оценке деятельности судей и прокуроров. Я бы назвал это своего рода законом по очистке системы правосудия, потому что таким образом из системы уйдут токсичные, коррумпированные судьи и прокуроры, состояние которых превышает в десятки и сотни раз их задекларированные доходы, полученные в виде зарплаты или из других источников.

Свободная Европа: Как все же нам оздоровить судебную систему?

Серджиу Литвиненко: Оздоровить можно, — в том числе, у нас есть ряд планов по реформированию Национального института юстиции, чтобы там училось больше специалистов, чтобы привлечь в систему молодежь. Потому что, действительно, нужны новые кадры, помимо тех, кто пройдет оценку. Я уверен, что найдутся люди, которые пройдут оценку, у нас есть справедливые, честные, неподкупные судьи и прокуроры, которые не нарушали закон, никоим образом не участвовали в схемах, не брали взяток, и у них нет дворцов на миллионы и миллионов евро.

Свободная Европа: Г-н министр, ваш настрой радует, но олигархия и олигархи тоже не намерены сдавать позиций. Как вы думаете, долгим ли будет противостояние?

Серджиу Литвиненко: Когда мы основывали партию «Действие и солидарность» (PAS) в конце 2015 года, состоялись первые встречи, после чего в 2016-м, когда мы официально запустились, мало кто верил, что Плахотнюка вообще можно победить или изгнать из власти или из страны. Нам говорили: «Шансов у вас нет, кто вы вообще такие?»

Однако, мы были последовательны и настойчивы, мы не сдавались, даже если возникали довольно сложные для нас ситуации, когда Плахотнюк продвигал смешанную систему выборов, которая, как мы очень хорошо понимали, была антидемократической, — эта система тогда помогала ему получить большее количество мандатов, а наши шансы уменьшались.

Или когда Плахотнюк отменил итоги выборов в Кишиневе, — мы протестовали, протестовали, протестовали, но результаты голосования все равно были отменены.

Олигархи будут сопротивляться, но это не значит, что мы уступим.

Если мы будем учитывать все эти вещи, и если мы подтвердим наши намерения делами, тогда олигархи должны ощущать страх, понимая, что у них мало шансов в борьбе с честной стороной общества Республики Молдова, с народом Республика Молдова, который, в конечном итоге, стремится к демократии. Люди хотят жить лучше, люди хотят справедливости. И в этом смысле показательны результаты последних выборов 11-го июля, 1-го и 15-го ноября 2020 года.

Да, конечно, олигархи будут сопротивляться, но это не значит, что мы уступим, — мы продолжим добиваться того, что мы обещали людям все это время.

Свободная Европа: Процитирую главу кабинета министров — на первом заседании Наталья Гаврилица обратилась к новым членам правительства, заявив, что «в первые месяцы задача состоит в том, чтобы вы были наполовину министрами и наполовину прокурорами». Не слишком ли неосторожные заявления?

Серджиу Литвиненко: Премьер-министр говорит о необходимости немедленного прекращения схем, которые, к сожалению, все еще есть в государственных учреждениях, в государственных закупках и пр., которые способствуют обогащению отдельных людей, удерживающих рычаги. В программе управления, с одной стороны, мы выступаем за немедленное прекращение всех коррупционных схем; с другой стороны, нужно хотя бы начало расследований в отношении тех, кто совершал злоупотребления.

Свободная Европа: Кто будет проводить эти расследования?

Серджиу Литвиненко: Например, остановить схемы можно и на уровне госинститутов. Если меняется министр, и если есть договор о закупках, где видно, что никаким законам он не соответствует, то подписание контракта можно остановить, и это — полномочия министра, на уровне министерства.

Свободная Европа: И все же. «Наполовину министры, наполовину прокуроры». Если говорить образно, то вы, наверное, своего рода пожарные, которые тушат очаги беззакония?

Серджиу Литвиненко: Да, конечно, слово «прокуроры» тут надо брать в кавычки, потому что только прокурор вправе вести уголовное преследование. Ни министр, ни президент не может возбуждать уголовное дело. Но, по крайней мере, остановить, свести к минимуму нарушения — такие возможности есть, полномочия это позволяют.

Есть определенные ситуации, когда схемы находятся не на уровне министерства, а на уровне подчиненного учреждения, и тогда нужно сперва уволить руководителя этой структуры, но и тут есть некоторые процедуры. Вы должны либо провести дисциплинарное расследование, либо вынести предупреждение.

Таким образом, много государственных служащих имеют индивидуальные трудовые договоры, с различными гарантиями, позволяющими им оставаться в должности. Это долгий процесс.

Свободная Европа: Г-н министр, но заявления политиков о схемах — это одно, а до тех пор, пока это не будет доказано, пока не вынесет вердикт правосудие...

Серджиу Литвиненко: Ну, и тут тоже проблема. К сожалению, ответственные за это госинституты предпочитают молчать, но эффективный прокурор — это тот, кто необязательно много говорит и проводит много брифингов, — он показывает свою активность с помощью дел, обвинительных заключений, приговоров, вынесенных судами, — вот чем надо заниматься государственным учреждениям. Поэтому без проведения глубокой, двухэтапной судебной реформы, очевидно, к сожалению, что дела с места не сдвинутся.

И вот почему мы уделяем так много внимания реформе правосудия как в среднесрочной, так и в долгосрочной перспективе. А некоторые шаги мы можем предпринять незамедлительно.

Свободная Европа: Проверка имущества высокопоставленных лиц — это инициатива партии «Действие и солидарность», ее и приветствуют, критикуют — причем как эксперты, так и рядовые граждане. Каким вы видите реализацию этой инициативы на практике.

Серджиу Литвиненко: Эту инициативу критикуют?

Свободная Европа: Да, потому что даже [глава Transparency International Moldova] г-жа Калугина и другие эксперты говорили о том, что закон должен соблюдаться.

Серджиу Литвиненко: Я не знаю, где тут не соблюдается закон. Эта инициатива направлена на устранение определенных пробелов, существующих в нынешней правовой базе, в отношении организации и в отношении работы Национального органа по неподкупности.

Свободная Европа: Г-жа Стамате уже внесла проект закона.

Серджиу Литвиненко: Да, проект представлен, и я надеюсь, что скоро он будет принят, — у нас были консультации, были определенные мнения, но я не почувствовал, что тут можно вести речь о концептуальной критике в адрес проекта закона. Конечно, некоторые положения можно и скорректировать, можно улучшить, в том числе, в ходе второго чтения, но, в принципе, этот проект направлен на улучшение работы Национального органа по неподкупности, чтобы сделать процесс проще, и если не проще, но прозрачнее и понятнее. Там указана и возможность конфискации имущества чиновников и высших должностных лиц.

А еще этот закон исключит ситуации, когда кто-то декларирует Porsche Cayenne стоимостью 10 тыс. леев, когда автомобиль стоит около 50 тыс. евро, а государственные учреждения, тем не менее, говорят, что все там в декларации правильно, все идеально. Закон обязывает чиновника декларировать, помимо стоимости, указанной в различных документах, также и реальную или рыночную стоимость определенных товаров, чтобы инспектор по неподкупности мог провести анализ того, сколько госслужащий получил в виде заработной платы и других задекларированных доходов, в сравнении с фактической стоимостью недвижимости и собственности, с тем, сколько это имущество стоит сегодня.

Свободная Европа: Вы собираетесь настаивать на том, чтобы в Конституцию внесли поправки, чтобы появилась формулировка о том, что имущество тех, кто не может обосновать свои доходы, конфисковывалось?

Серджиу Литвиненко: Разумеется, именно это мы и обещали, и я надеюсь, что очень скоро мы соберем подписи, и что скоро эти два законопроекта будут переданы в Конституционный суд, потому что нужно решение КС относительно проекта о внесении поправок в Основной закон перед тем, как рассматривать проект в парламенте. У вас уже должно быть мнение Конституционного суда. Но мы будем настаивать на внесении изменений в ст. 46, — чтобы и для чиновников, для высокопоставленных лиц презумпция законности приобретенного была неприменима.

В случае с гражданами — да, это логично, что они не должны обосновывать законность происхождения собственности, но в случае с государственными служащими я не вижу тут проблемы. Очевидно, что если мы говорим о честных госслужащих, то у них тут никаких проблем не возникнет. Не знаю, как честный госслужащий, независимо от его зарплаты, может построить дом за 10 млн евро.

Свободная Европа: Но голосов у вас недостаточно, потому что у парламентского большинства PAS — 63 мандата, и вам придется искать голоса в стане оппозиции. Вы уверены, что получите эти необходимые 4-5 голосов?

Серджиу Литвиненко: Посмотрим. Будем искать.

Партия социалистов так долго твердила, что социалисты хотят бороться с коррупцией, что они хотят улучшить механизм конфискации незаконно нажитых активов госслужащих... Посмотрим, соответствует ли реальности хотя бы одно их заявление.

Свободная Европа: А что насчет депутатской неприкосновенности?

Серджиу Литвиненко: Такая же ситуация и с иммунитетом, проект мы представим в ближайшее время, сейчас собираем подписи.

Свободная Европа: А пока у вас есть подписи только депутатов партии «Действие и солидарность»?

Серджиу Литвиненко: Да, но я и не искал подписи в другом месте, потому что их и так достаточно, чтобы выступить с инициативой внесения поправок в Конституцию. Нужны 34 парламентария, подписали 63 депутата, так что тут-то проблем нет.

Есть заключение Конституционного суда, проект зарегистрирован в парламенте, теперь должно пройти не менее шести и не более двенадцати месяцев с момента регистрации проекта, потом проект должен быть поставлен на голосование в трех чтениях. Помимо этого, у нас также есть законопроект о внесении поправок в Конституцию, который выдвинуло правительство Кику. Этот проект направлен на улучшение или усиление независимости судей, это проект, который был рассмотрен Советом Европы и который мы поддерживаем, даже если его писало правительство Кику и министр [юстиции] Фадей Нагачевски. Соответственно, мы будем голосовать в установленные сроки.

Свободная Европа: Но необходимо и мнение Венецианской комиссии?

Серджиу Литвиненко: Нет-нет, в данном случае — нет. Этот проект просто нужно принимать в трех чтениях, как это предусмотрено Конституцией. Голосование по нему может проводиться в период с июня до начала декабря.

Свободная Европа: Будет ли создан антикоррупционный трибунал?

Серджиу Литвиненко: Разумеется, антикоррупционный трибунал должен появиться, — после того, как учреждение, которое должно бороться с большой коррупцией, Антикоррупционная прокуратура, начнет заниматься делом и станет работать так же, как румынское Национальное управления по борьбе с коррупцией (DNA).

В общем, как только прокуратура начнет работать, сразу же есть смысл открывать антикоррупционный трибунал, чтобы судьям было чем заняться. Но даже сейчас, пока такой структуры нет, мы можем приступать к работе. Трибунал нужен тогда, когда прокуратура работает, получает результаты, отправляет дела в суд. Невозможно учреждать трибунал, если у вас есть всего пара дел, связанных с наиболее масштабной коррупцией.

Свободная Европа: Вот еще что хочу у вас уточнить. Если все же дела дойдут до отставки генерального прокурора, то должен быть организован конкурс, и пройдет еще несколько месяцев... Не слишком ли долго ждать?

Серджиу Литвиненко: Конечно, на организацию и проведение конкурса может понадобиться время, но не так уж и много, — думаю, что через полтора месяца можно будет подвести итоги конкурса.

Ну, а еще в законе есть норма относительно исполняющего обязанности генпрокурора, этой нормой так же могут оперировать уполномоченные лица, — это вовсе не я собираюсь назначать генерального прокурора или и.о. генпрокурора. Впрочем, и организация конкурса — и этот процесс тоже не будет длиться годами...

Свободная Европа: И во время избирательной кампании, и после нее все чаще и чаще звучат мнения о том, что надо бы объявить партию «Шор» вне закона. Такое вообще возможно?

Серджиу Литвиненко: Что касается этой партии. Я хочу, чтобы государственные институты работали. Все очень просто. Есть уголовное дело, которое находится в суде около трех лет, и заседания постоянно переносятся...

Свободная Европа: Речь про Апелляционную палату Кагула.

Серджиу Литвиненко: Да, рассмотрение дела откладывали примерно 60 раз. Тут надо поставить точку, иначе это просто цирк. То, что происходит, на самом деле просто недопустимо и неприемлемо.

Свободная Европа: Граждане ждут борьбы с бедностью, коррупцией и несправедливостью.

Невозможно обеспечить гражданам лучшую жизнь пока в стране воруют, воруют, воруют...

Серджиу Литвиненко: Это взаимосвязанные вещи. Невозможно обеспечить гражданам Республики Молдова лучшую жизнь — это значит более высокие пенсии, более высокие зарплаты, хорошие дороги (не «хорошие дороги Плахотнюка», а действительно хорошие трассы), нельзя строить детские сады, школы, больницы, пока в стране воруют, воруют, воруют... Пока те деньги, которые должны попадать в бюджет Республики Молдова, оказываются в карманах воров. Это вещи взаимозависимые.

Недавно был отчет, который показал, что около одного миллиарда долларов США...

Свободная Европа: Это был доклад ООН.

Серджиу Литвиненко: Да, это — теневые деньги, в дополнение к тому, что официально находится в обороте Республики Молдова. Если хотя бы 25% от этих денег поступит в госбюджет Молдовы, у нас появится дополнительно 250 млн долларов — ежегодно! А на эти деньги можно реализовать многое: повысить пенсии и зарплаты, построить дороги, больницы, школы, детские сады, и т.д.

Справедливое правосудие — это непременное условие достижения лучшей жизни

Итак, справедливость и лучшая жизнь — это единое целое. И справедливое правосудие — это непременное условие достижения лучшей жизни. Пока нет юстиции, улучшить жизнь в целом практически невозможно, и большинство граждан по-прежнему будут недовольны своим уровнем жизни.

Свободная Европа: Приоритетом правительства остается борьба с масштабными случаями коррупции. А что будет с коррупцией мелкой?

Серджиу Литвиненко: Мелкая коррупция — это, безусловно, тоже проблема, которая существует в обществе Республики Молдова, но ее влияние на жизнь людей не так велико, как у коррупции крупной.

Когда будет поймана хотя бы одна «крупная акула», как мы их называем, когда будет решение суда на базе серьезных доказательств, на основе справедливого, публичного судебного разбирательства, то уверяю вас, тут даже те, кто совершает преступление, беря небольшие взятки, начнут думать, а стоит ли этим заниматься.

И это повлияет на всех чиновников, которые думают, а не заняться ли им преступными схемами, а то ж коллега из того же агентства уже наворовал, сделал бизнес, построил несколько дворцов, — и ничего!.. Такой госслужащий сто раз подумает, — может, лучше остановиться и попытаться жить честно на зарплату?

Свободная Европа: И для финала приведу цитату политического аналитика Николае Негру, который сказал, что вы очень высоко задрали планку ожиданий, и как бы теперь у граждан не было разочарования.

Серджиу Литвиненко: Мы, конечно, понимаем, насколько велика ответственность, как много надо работать, чтобы не разочаровать граждан Республики Молдова, поскольку другие политики ранее разочаровывали их, — да все, практически, все 30 лет.

Мы понимаем, что это за бремя, и мы сделаем все возможное и даже невозможное, чтобы граждан нашей страны не разочаровать. Потому что народ Республики Молдова действительно заслуживает того, чтобы жить лучше.

XS
SM
MD
LG