Linkuri accesibilitate

Юлиан Гроза: «Европейский курс —безальтернативный вариант для Молдовы»


Юлиан Гроза

Первый юбилей программы Восточного партнерства

Десять лет назад Республика Молдова, Армения, Азербайджан, Беларусь, Грузия и Украина стали частью одного из наиболее амбиционных европейских проектов – программы Восточного партнерства. Цель проекта состояла в том, чтобы приблизить бывшие советские республике к европейским стандартам и ценностям. Без Восточного партнерства у Республики Молдова практически не было шансов подписать Соглашение об ассоциации с ЕС, которое дало гражданам Молдовы возможность безвизового передвижения по странам Европы и свободную торговлю с европейскими партнерами. Что принесло десятилетнее участие Молдовы в Восточном партнерстве? Мнение главы Института европейских политик и реформ Юлиана Гроза.

Юлиан Гроза: Десять лет – это, конечно, такой срок, который уже позволяет сделать какие-то выводы, дать оценки, позволяет судить о том, что сработало, а что себя не оправдало себя за годы участия Республики Молдова в Восточном партнерстве. Мы в Институте провели оценочные исследования, и можно с уверенностью сказать, что политика Восточного партнерства способствовала сближению стран-участниц с Европейским союзом, открыв им реальные перспективы развития.

Хочу напомнить, что один из приоритетов Восточного партнерства предусматривал политическое сближение и экономическую интеграцию. Республика Молдова уже пять лет занята внедрением Соглашения об ассоциации, которое включает и участие в свободной зоне углубленной и всеобъемлющей торговли со странами ЕС. Вне всякого сомнения, в значительной степени именно Соглашение позволило нам сблизиться с Евросоюзом с экономической и секториальной точек зрения – если говорить о преимуществах свободной торговли с ЕС.

Сегодня примерно 70% экспорта Молдовы ориентировано на рынок Евросоюза, около половины импорта составляют товары европейского происхождения. Главным бенефициаром соглашений об ассоциации и о свободной торговле стал агропродовольственный сектор. Кстати, на момент присоединения Молдовы к зоне свободной торговли звучало много спекуляций по поводу того, что Соглашение об ассоциации может негативно отразиться на экономике Республики Молдова, на молдавских сельхозпроизводителях. Но ничего подобного не подтвердилось, напротив, сомнения развеялись, и все убедились в том, что Соглашение об ассоциации открыло реальные возможности для молдавских предпринимателей.

Еще Соглашение об ассоциации позволило нашим производителям пережить шок, которому они подверглись в результате введения ограничений на импорт молдавских товаров или различных тарифных и нетарифных барьеров со стороны России – в качестве реакции на сближение Молдовы с ЕС. Так что преимущества – в первую очередь экономические – налицо.

А если проанализировать Соглашение об ассоциации с той точки зрения, что же не сработало за этот период, то надо признать, что надежд не оправдало все, что касается функционирования демократических институтов, правового государства и системы юстиции. В этих сферах, увы, особых перемен не произошло.

Свободная Европа: Смысл Восточного партнерства, в том числе, в поддержке демократии и прав человека, в проведении реформы юстиции. По некоторым из этих составляющих у Молдовы по-прежнему большие проблемы. Как вы считаете, почему? Этот проект оказался неэффективным для молдавской демократии, или же дело в чем-то другом?

Юлиан Гроза: Ожидания и надежды, которые мы связывали с Восточным партнерством на момент присоединения к проекту, к европейским ценностям – правовое государство, демократические принципы – за десять лет, и особенно – за последние пять лет заметно потускнели из-за отсутствия прогресса. Проблемы, увы, остаются. Помимо триумфальных выступлений и торжественных заявлений на общенациональном уровне и в отношениях с нашими европейскими партнерами – дальше дела не пошли.

Преимущества в рамках Восточного партнерства минимизировали экономические потери от торговых эмбарго, введенных Россией

У Молдовы все еще много проблем с независимой юстицией, с функционированием демократических институтов – и причины этих упущений, прежде всего, внутреннего характера, их следует искать в самой Молдове. Демократические реформы в области правового государства у нас внедрялись до тех пор, пока не были задеты интересы определенных политических и экономических групп, которые стоят за правительством – но с законодательной, институциональной точки зрения реформы продвигались и прогрессировали.

Сегодня у нас более совершенные законы, которые устанавливают порядок работы судебной системы, механизмы борьбы с коррупцией в верхних эшелонах власти, созданы новые структуры – Антикоррупционная прокуратура, Национальный орган по неподкупности. Но вот что касается применения этих законов на практике – тут, конечно, налицо серьезная проблема. Причина состоит в ограниченной политической воле – или же в полном отсутствии желания проводить реформы.

Свободная Европа: В проект Восточного партнерства помимо Республики Молдова входят и другие бывшие советские республики – Армения, Азербайджан, Беларусь, Грузия и Украина. Говорить о каком-то соревновании здесь неуместно, но, тем не менее, трудно удержаться от сравнений и параллелей. По вашему мнению, на каком месте расположилась Республика Молдова по сравнению с другими участниками проекта?

Юлиан Гроза: Во-первых, совершенно однозначно Республика Молдова входит в первую тройку наиболее продвинутых стран в отношениях с ЕС – это Грузия, Украина и Молдова. Все три государства подписали и внедряют соглашения об ассоциации с ЕС. Что еще отличает нас от остальных стран Восточного партнерства – от Армении, Азербайджана и Беларуси – это то, что граждане Республики Молдова уже пять лет пользуются так называемым безвизом, или правом свободного передвижения на территории стран ЕС при наличии молдавского биометрического паспорта.

Это еще один крайне важный элемент в рамках Восточного партнерства для Республики Молдова. Он очень для нас важен, потому что непосредственно касается граждан – более двух миллионов человек воспользовались этой возможностью. Так что Молдова по праву занимает место среди лидирующей тройки ассоциированных членов с ЕС. Разумеется, если проанализировать последний по времени Индекс Восточного партнерства, разработанный на платформе гражданского общества Восточного партнерства, то можно заметить, что есть и другие страны, которые, не являясь ассоциированными членами, тем не менее, добиваются впечатляющего прогресса. Я имею в виду Армению, которая в 2017 году подписала Договор о всеобъемлющем и расширенном партнерстве с Евросоюзом, что означает, по сути, соглашение об ассоциации без ярко выраженной составляющей, связанной с экономическим пространством.

Свободная Европа: Кстати, многие считают, что Восточное партнерство было создано, в том числе, для того, чтобы вывести из-под российского влияния бывшие советские республики. Насколько состоятельна эта точка зрения?

Юлиан Гроза: Во-первых, с самого начала необходимо сказать, что в проекте Евросоюза для восточных соседей никоим образом не было соревнований с другими международными игроками, в частности, с Российской Федерации. Более того, с самого начала, в момент запуска инициативы соответствующее предложение было сделано и России – чтобы включить в проект и ее. Российская Федерация отказалась, и, естественно, ЕС сфокусировал свою политику по обеспечению демократического развития, экономической стабильности, благосостояния и безопасности в отношении стран, расположенных по соседству.

Со временем Российская Федерация убедилась, что политика Евросоюза приносит свои плоды, более того, были подписаны соглашения об ассоциации, о предоставлении безвизового режима гражданам ряда стран-соседей, что еще больше сблизило эти государства и их граждан с Евросоюзом.

Критической точкой стал конец 2014-го – начало 2015 года, когда в Молдове разразился кризис на фоне «кражи века»

Россия поняла, что так называемый мягкий вариант поддержки и расширения европейских ценностей в регионе начинает генерировать результаты, начинает стимулировать свободу мнений, более объективного понимания происходящего. Именно тогда Россия пересмотрела свой подход к проекту Восточного партнерства и попыталась как-то наказать страны региона, которые приняли суверенное решение о присоединении к европейскому проекту – наказать новыми конфликтами, здесь я говорю про Украину, или же с помощью давления – я имею в виду Армению, которой пришлось отказаться от Соглашения об ассоциации в пользу Евразийского экономического союза, и т.д.

В конечном счете, если спустя десять лет взвесить все плюсы и преимущества, которые Молдова получила благодаря сотрудничеству с ЕС, и сравнить с тем, что могла бы ей дать Российская Федерация, то становится очевидным, что Молдова получила несравненно больше преимуществ в рамках Восточного партнерства. И эти преимущества минимизировали экономические потери от торговых эмбарго, введенных Россией в отношении поставок стратегических для Молдовы товарных позиций. Но, конечно, с точки зрения проблем безопасности положение дел в Республике Молдова и в регионе в целом не лучше, чем было десять лет назад.

Ситуация сегодня куда более напряженная. Российская Федерация более точечно и активно применяет свои инструменты воздействия посредством местных агентов влияния, использует информационное пространство и пропаганду в СМИ, а также создает угрозы безопасности, подпитывая и поощряя различные конфликты. За исключением Беларуси – во всех остальных странах Восточного партнерства есть конфликты, либо замороженные, либо в активной фазе. Здесь, несомненно, ситуация выглядит не лучше, но, в то же время, своей политикой Евросоюз пытается минимизировать угрозы, укрепить безопасность информационного пространства, оказывая поддержку и содействие для того, чтобы предотвратить различные гибридные угрозы и укрепить сотрудничество в сфере внешней политики и безопасности.

Свободная Европа: Тем не менее, был период, когда Республика Молдова не просто числилась в первой тройке, но была той самой «историей успеха», которой мы все гордились. В какой момент Брюссель начал смотреть на Молдову другими глазами? Что определило этот перелом?

Юлиан Гроза: Критической точкой стал конец 2014-го – начало 2015 года, когда в Республике Молдова разразился банковский, политический, экономический и социальный кризис на фоне «кражи века», расследование которой не завершено и по сей день, до сих пор не привлечены к ответственности те, кто совершил это преступление. Серьезнейший банковский скандал не только нанес удар по репутации и доброму имени Республики Молдова, но и лишил нас возможности освоить весь потенциал отношений с Европейским союзом. Пока мы этот клубок не распутаем, пока не исправим эту «двойку», нам будет крайне сложно развивать отношения с Евросоюзом и наращивать скорость на евроинтеграционном пути.

Свободная Европа: Одним из последствий изменившегося отношения к Молдове стало ужесточение условий для предоставления финансовой помощи со стороны ЕС – но, в конечном итоге, страдает-то не власть, допустившая откат, а мы с вами, рядовые граждане. Что для Молдовы эффективнее, на ваш взгляд, – политика кнута или пряника?

Юлиан Гроза: Евросоюз достаточно ощутимо способствует развитию страны – с помощью финансовых и технических программ, через поддержку бюджета. Когда Республика Молдова игнорировала реформы в ключевых областях, в частности, в системе правосудия и по части функционирования демократических институтов, то Европейский союз счел своим долгом применить принцип ужесточения условий, на которых предоставляется помощь.

Сегодня у Молдовы гораздо больше механизмов, которые связывают ее с Евросоюзом

Не надо забывать, что помощь ЕС – это деньги европейских налогоплательщиков, граждан стран ЕС, и что на Евросоюзе лежит ответственность за максимально эффективное использование этих денег – с определенной, оговоренной отдачей. А если отдачи нет, то у ЕС нет стимулов для продолжения поддержки. И когда официальный Кишинев не справился с проблемами, которые спровоцировали приостановку финансовой и макрофинансовй помощи, Евросоюз пересмотрел свою политику в отношении Республики Молдова – и перенаправил помощь другим адресатам, неправительственным организациям, которые тоже очень важны.

Речь идет, прежде всего, о гражданах. В прошлом году Еврокомиссия решила сократить помощь, предназначавшуюся для правительства, и перенаправить средства на поддержку гражданского общества, на программы содействия местным органам власти, на развитие малого и среднего бизнеса. Подобный подход и эти программы призваны сбалансировать потери, которые понесла Молдова в результате приостановления внешнего финансирования, а также обеспечить присутствие Евросоюза на местном уровне. И это принесло свои плоды.

В 2015 году европейский курс Молдовы поддерживали около 35-40% населения, а к началу этого года почти каждый второй житель страны являлся сторонником сближения с Евросоюзом. Динамика свидетельствует о том, что пересмотр Евросоюзом своей политики в отношении молдавского правительства – с акцентом непосредственно на граждан – благоприятно отразился, в том числе, и на имидже ЕС, а кроме того, обернулся конкретными преимуществами для граждан.

Это одна из основных целей Восточного партнерства, как отмечается и в декларации Европарламента 2017 года, – политика ЕС должна генерировать изменения в лучшую сторону для граждан. В конечном счете, урок оказался полезным, он позволил понять, что когда ЕС выстраивает отношения с какой-то страной, он работает не с правительством, не с той или иной партий, а именно со страной в целом. Конечно, диалог необходимо поддерживать и на уровне исполнительной власти, на уровне высшего руководства – при наличии воли... А в том, что касается Республики Молдова, то дела тут, конечно, движутся к лучшему, но если политической воли нет, то Евросоюз может перестроиться – так, чтобы поддержать европейский курс страны.

Свободная Европа: Интересно получается: приоритеты европейцев касаются проведения реформ, развития демократии, повышения уровня жизни, обеспечения прав человека – и многие из этих ценностей, если судить по результатам опросов, совпадают с приоритетами молдавского общества. Более того, они совпадают и с амбициями молдавской власти, которая называет себя проевропейской. Как в таком случае объяснить то, что страна топчется на месте в рамках Восточного партнерства – или как минимум ухудшила свои показатели за последние четыре-пять лет?

Юлиан Гроза: По сравнению с тем, что было лет десять назад, сегодня у Республики Молдова гораздо больше механизмов, которые связывают ее с Евросоюзом, – и на законодательном уровне, и на институциональном, и в плане возможностей, которыми могут воспользоваться различные категории населения – бизнесмены, молодежь, сельхозпроизводители. Это полная половина стакана, а пустая – это проблемы нефункциональности демократических институтов.

Что может сделать Евросоюз для Молдовы с помощью тех инструментов, которыми он располагает в рамках Восточного партнерства? Прежде всего, оптимизировать свою повестку, направить ее на поддержку политической воли Кишинева по решению указанных проблем, привлечь неправительственные организации, гражданское общество, СМИ, малый и средний бизнес, а также граждан в целом. Помочь им осознать важность реформ, без которых невозможно решить общие для нас проблемы – и таким образом оказать внутреннее давление для того, чтобы простимулировать политическую волю.

C 2020 года в Кишиневе начнет функционировать бюро европейского прокурора

С другой стороны, свою поддержку Евросоюз и впредь должен индивидуализировать, напрямую связывать с выполнением реформ, в частности, в Республике Молдова. Есть и другие вопросы, над которыми стоит поразмыслить сегодня с высоты десяти прошедших лет. Самый главный из них – о перспективах партнерства.

А есть и иные инструменты, которые Евросоюз мог бы активизировать и расширить для максимального сближения Республики Молдова с ЕС. Например, предложить какие-то промежуточные задачи, которые могут почти сразу принести какие-либо преимущества для граждан, с одной стороны. С другой, они будут стимулом и для проявления политической воли Кишинева.

Примером подобного индивидуального подхода является предоставление безвизового режима – этот проект был направлен конкретно на граждан, его конечными пользователями стали люди, сполна оценившие решение ЕС. Этот пример убедительно показал, что чем яснее задачи, стоящие перед Республикой Молдова, чем теснее мониторинг процесса, тем легче сгенерировать политическую волю, направленную на выполнение соглашений.

Сегодня необходимо демонстрировать максимальную креативность и находить промежуточные цели, которые обернутся непосредственными и конкретными шансами для граждан, которые будут подпитывать политическую волю в реализации реформ. Например, присоединение Молдовы к европейской зоне поручительства – этот вопрос обсуждался и ранее, но сегодня он особо актуален и заслуживает гораздо большего внимания. Это будет полезным в сфере межбанковских переводов между нашими гражданами, которые живут и работают в странах ЕС, и получателями в Молдове. Это реальная возможность перезагрузки финансово-банковского рынка, что открывает реальные перспективы для бизнесменов, не говоря уж о том, что это станет дополнительной мотивацией для власти в плане завершения реформ в финансово-банковском секторе, для поддержки сектора и обеспечения устойчивого экономического развития на перспективу. Также есть масса других возможностей и инструментов, которыми располагает Евросоюз.

Например, с 2020 года в Кишиневе начнет функционировать бюро европейского прокурора, сейчас на уровне ЕС активно обсуждается вопрос о его руководстве. Нам всем очень важно понять, что эта структура будет бороться с коррупцией на европейском уровне и на уровне третьих стран, включая Молдову, будет заниматься предотвращением финансовых нарушений, связанных с фондами Евросоюза, противодействием таких нарушений, будет заниматься борьбой с коррупцией в высших эшелонах власти.

Более тесное сотрудничество официального Кишинева и бюро европейской прокуратуры, несомненно, поможет и укреплению независимости наших органов по борьбе с коррупцией. Тем самым сотрудничество будет способствовать устойчивым переменам в Республике Молдова.

Это лишь несколько примеров, которые заслуживают нашего внимания и усилий. Они позволят укреплять связи между Молдова и ЕС, а курс на Европу сегодня является безальтернативным вариантом для устойчивого развития Республики Молдова.

XS
SM
MD
LG