Linkuri accesibilitate

Илие Боложан: «Я пытаюсь найти город, который станет партнером, пытаюсь найти проект, достойный нашей поддержки»


Орадя — единственный город в Румынии, входящий в международную сеть Art Nouveau

Как стать успешным мэром и избежать коррупции и популизма

За плечами Илие Боложана – десятилетний стаж в качестве мэра Орадя. Город за это время превратился в самый эффективный и безопасный населенный пункт Румынии. Более того, Орадя – единственный город в стране, входящий в международную сеть Art Nouveau. В развитие вложено 240 млн евро европейских средств, или 1225 евро на каждого жителя, – это рекордный показатель для Румынии. Мэр Орадя заявил в интервью Свободной Европе, что в 2018-м планируется установить побратимские связи с одним из населенных пунктов Молдовы.

Свободная Европа: Учитывая ваш богатый опыт – вы были и генеральным секретарем правительства, и префектом, и вот уже десять лет являетесь мэром – скажите, как выстраиваются отношения между местной и центральной властью?

Илие Боложан: Мой опыт показывает, что задача номер один для каждого градоначальника – выполнить обязательства перед избирателями. Для решения проблем населенного пункта он должен взаимодействовать и встречаться, хочет он того или нет, с людьми иных политических взглядов, которым он, возможно, не симпатизирует, и более того, с которыми прежде конфликтовал. Но все это – второстепенно.

Главная задача – официально сотрудничать хотя бы на элементарном уровне для того, чтобы начатые им проекты не оказались заблокированными, а встречали поддержку, особенно там, где не обойтись без софинансирования, без разрешений другого органа власти. Чтобы можно было постучаться в двери и обсудить необходимое финансирование или нужное разрешение. А в противном случае ты рискуешь стать мэром хоть и заметным, но тем, кто не в состоянии довести проекты до конца. И, уверен, любой нормальный мэр способен отличить политические вопросы от административных. По крайней мере, я провожу четкое разграничение между политической частью, которой занимаюсь исключительно в нерабочее время и в пределах разумного, и административной деятельностью, которая лишена любых политических составляющих. Я занят ухабами на проезжей части, неасфальтированными улицами, грязью в районах города…

Свободная Европа: Мой вопрос вызван тем, что в многочисленных беседах с мэрами я неоднократно слышу, что с момента провозглашения независимости Республики Молдова местная власть так и не стала элементом национальной важности. Что теряет государство?

Илие Боложан: Никто в правительстве – Республики Молдова, Румынии или любой другой европейской страны – не может знать так же хорошо проблемы того или иного населенного пункта, как глава местной администрации. Следовательно, если мэр не вхож в вышестоящие правительственные круги, решение проблем его населенного пункта затягивается на долгие годы.

Если на последних выборах в Румынии, например, не было проблем с миграцией глав местных администраций, то в предыдущих циклах наблюдался усиленный «туризм» мэров, чьи населенные пункты не располагали собственными доходами, необходимыми для решения давних проблем. Если средств, поступавших в местные бюджеты в виде налогов, сборов и пошлин, недостаточно, то мэры были вынуждены обращаться за помощью правительства. А для этого им приходилось переходить из одной партии в другую, декларировать себя независимыми, иными словами, простите за грубость, занимались проституцией. С одной стороны, чтобы чего-то добиться – так оправдывали они свои действия перед избирателями. А с другой – чтобы заручиться еще одним мандатом. Возможно, второй вариант даже ближе к истине.

Любая страна, любое сообщество, где складывается благоприятная конъюнктура, обречены и на страдания, если они отстают в развитии. Очень интересна в этом смысле книга политолога Алины Мунджиу-Пиппиди о качественном управлении. Когда правительство, неважно, какой страны, распределяет ресурсы словно бы из своего личного кармана, а не казны государства, то всегда на первый план выходят какие-то незаконные критерии, которые не имеют ничего общего с объективными показателями.

Австрийцы пришли в Румынию не потому, что мы им так уж симпатичны, вовсе нет! Просто они были уверены, что их инвестиции защищены

В любой стране есть какое-то альтернативное финансирование, скажем, в рамках европейских проектов, – и есть какие-то показатели для получения этого финансирования, предполагающие определенную конкуренцию соискателей. Конкуренция – на базе каких-то измерений, и если твой проект хороший, но ты не числишься среди друзей власти, то никто за это не дисквалифицирует, и ты вполне можешь рассчитывать на положительный результат. Так что важен проект сам по себе, а не политическая окраска претендента.

А вот если эти критерии нарушаются, страна обречена на отставание, потому что вложения средств, распределенных по принципу «этот мне нравится, а этот – нет», всегда оказываются неэффективными.

Свободная Европа: В Республике Молдова чем дальше от столицы, говорят наблюдатели, тем ситуация плачевней, потому что нет инфраструктуры, очень трудно приходят инвестиции. Многие мэры восприняли как спасательный круг возможность породниться с населенными пунктами Румынии. Насколько такие надежды оправданы?

Илие Боложан: Здесь присутствует важный момент – общая, однозначная ориентация правительства на Евросоюз, это жизненно важно! Почему? Потому что мы являемся частью глобальной экономики, в противном случае мы – страна с низкими доходами, жители которой из-за отсутствия рабочих мест в неразвитой экономике вынуждены искать работу в других государствах. И начинается процесс миграции, депопуляции, что само по себе – серьезнейшая проблема.

Чтобы удержать население, необходимо создавать рабочие места, нужно обеспечить приток инвестиций, иными словами – подключиться к сильным рынкам. Вдумайтесь: по данным Всемирного банка, одна Италия с 60-миллионным населением по среднегодовому уровню потребления обгоняет Индию с населением более миллиарда человек! Следовательно, важнее получить доступ к итальянскому рынку, нежели к индийскому, где, возможно, какой-то вид продукции окажется невостребованным. Иными словами, допуск экономики Румынии или Республики Молдова к рынку Евросоюза жизненно важен не для европейского рынка, для которого мы как песчинка в море, а для нас самих. Приведу в качестве примера мой родной город Орадя. В 2008 году у нас было 78 тыс. рабочих мест, а сейчас их – 96 тыс.!

Как меняется страна или конкретный населенный пункт? Решением правительства или мэрии? Отнюдь!

Свободная Европа: Как это удалось?

Илие Боложан: Благодаря тому, что фирмы, у которых были контракты в Европе, располагали гарантированными рынками сбыта, а значит, в Орадя пришли инвесторы. Мы предоставили им определенные льготы, выделили необлагаемые налогами участки и местным фирмам, которые могли вкладывать деньги. Местные и иностранные инвесторы вложили значительные средства, благо доступ к рынку им был гарантирован. Недостаточно построить завод – это можно сделать и в Республике Молдова, и в Румынии, и в Украине, да везде, в любом месте, – нужно еще, чтобы производимая на этом заводе продукция пользовалась спросом. Следовательно, твердая проевропейская ориентация правительств является главным условием стабильного выхода на крупные рынки. А сейчас поговорим и о населенных пунктах-побратимах…

Свободная Европа: Да, побратимские связи установили около 150 населенных пунктов.

Илие Боложан: Побратимские связи предполагают два момента. С одной стороны, передача компетенций. Что это значит? В Европе всегда кто-то работает в той или иной области лучше нас. Это неоспоримо. И тогда нет никакой необходимости изобретать велосипед, потому что не первый год у любопытствующих мэров есть допуск в Европу, и они могли узнать, например, что сделала городская администрация австрийского Линца, каковы успехи администрации австрийского Граца, чему можно поучиться у правительства Аугсбурга, Германия, – вот и мы направили своих представителей за передовым опытом.

В Аугсбурге мы переняли менеджмент системы теплоснабжения, Грац представил отличную модель организации парковок. Мы обратились в соответствующие администрации с просьбой одолжить нам на время своих специалистов, которые приехали и поделились своим опытом и знаниями. Что уж говорить о наших двух странах, где единый язык существенно упрощает и облегчает общение! Тем более, что, учитывая наши общие корни, мы готовы и желаем инвестировать в Республику Молдова. Я считаю, что это наш моральный долг.

Свободная Европа: По оценкам экспертов, румынские инвестиции с большим трудом пересекают границу…

Илие Боложан: Есть два вида инвестиций. Один вид – инвестиции, которые осуществляют экономические агенты. Второй – частные инвестиции, и они приходят не потому, что мэру города Орадя вдруг захотелось, чтобы пять орадских фабрик присутствовали в Республике Молдова, а лишь в том случае, если экономика предсказуема, стабильна, если есть уверенность в том, что вложенные средства окупятся.

Я поставил задачу сделать так, чтобы каждый житель города, независимо от национальности и религиозных убеждений, чувствовал себя комфортно

Австрийцы тоже пришли в Румынию не потому, что мы им так уж симпатичны, вовсе нет! Просто они были уверены в том, что инвестиции защищены, что законы работают, правосудие независимо, налоговая система устоялась и т.д. Существуют определенные нормативы, есть фирмы, у которых здесь образовались своеобразные трамплины. Труднее первопроходцам, потому что компаниям же не хочется излишне рисковать, они предпочитают учиться на опыте других. И приходят во втором и даже третьем потоке...

Иными словами, частные инвестиции связаны с экономической атмосферой в той или иной стране – и не зависят от желания, скажем, мэра. В отличие от публичных инвестиций, предоставление которых осуществляется по другим параметрам. Приведу конкретный пример. При обсуждении с Андреем Нэстасе различных административных проектов мы договорились с теми, кто подготовил нам программное обеспечение, которое позволяет любому гражданину незамедлительно сообщить о любой яме, образовавшейся на проезжей части, любой утечке из-за неполадок водопроводной системы, любой несанкционированной парковке... Достаточно отправить по определенному адресу фотографию – и наши работники обязаны в течение 48 часов не просто отреагировать, а устранить неполадки.

Разумеется, все сотрудники буквально с ума сходили, когда мы ввели эту программу в действие, возмущались – мол, мы заняты на одном объекте, а тут приходится все бросать и бежать по другому адресу… Но мы объяснили, что зато несколько десятков автомобилей будут ездить по хорошей дороге, не попадая в ямы, не ставя под угрозу техническое состояние машины. Да и они сами станут более организованными, будут работать на опережение авральных ситуаций.

Так вот, мы договорились с этими ребятами о том, чтобы бесплатно передать такую программу Кишиневу, – и подобные виды административных трансфертов безусловно улучшают качество управления! Ведь как меняется страна или конкретный населенный пункт? Решением правительства или мэрии? Отнюдь! Правительство и местная администрация создают необходимые условия для того, чтобы частные инвесторы и граждане страны обеспечили перемены. Это, знаете ли, как театральная постановка: за нами – декорации, но если актеры – экономические агенты – не выкладываются на полную катушку, не инвестируют средства, то самые распрекрасные декорации окажутся бесполезными.

Если национальное меньшинство превышает 20%, название всех учреждений следует указывать, помимо румынского, и на языке меньшинства

Свободная Европа: Кстати, Орадя уже установила побратимские связи с каким-либо населенным пунктом Молдовы?

Илие Боложан: Нет, сейчас мы находимся в поисках такого партнера. Мы решили, что в этом году, символическом…

Свободная Европа: Столетие Объединения?

Илие Боложан: Да, в год Столетия [объединения Бессарабии и Румынии] мы решили найти партнера в Республике Молдова и заключить такое соглашение. Станем побратимами, предложим молдавскому партнеру конкретный проект, поделимся опытом, поможем экспертизой и финансовыми ресурсами.

Свободная Европа: Кстати, вопрос на засыпку: как вам удалось стать мэром для представителей разных национальностей, учитывая, что ваш город расположен на румыно-венгерской границе? В Республике Молдова иногда появляются сложности, когда кого-то обвиняют в предвзятом отношении к этническим меньшинствам...

Илие Боложан: Есть несколько условий для того, чтобы сообщество развивалось. Одно из основных требований, помимо элементарного уровня благополучия, состоит, например, в мирном сосуществовании этнических и религиозных меньшинств. Никакая страна в мире, никакое сообщество, где подобные конфликты выходят за определенные рамки, не может рассчитывать на нормальное развитие.

И я поставил перед собой задачу соблюдать это условие развития, сделать так, чтобы каждый житель Оради, независимо от национальности и религиозных убеждений, чувствовал себя комфортно в родном городе. А что это значит – хорошо себя чувствовать? Это значит придерживаться европейского кодекса национальных меньшинств, обеспечить функциональность законов Румынии, которые предусматривают, например, что если национальное меньшинство в том или ином населенном пункте превышает 20%, название всех учреждений следует указывать, помимо румынского, и на языке меньшинства. Официальные ответы на запросы даются на соответствующем языке, в данном случае – на венгерском.

Это значит, что, например, при наличии определенного бюджета на культы деньги распределяются не по желанию мэра, а исходя из процентного соотношения верующих. Сколько православных верующих в Ораде? 62%? Значит, 62% фонда на поддержку культов отходит православным верующим. Сколько в Ораде венгерских реформаторов? 12%? Значит, 12% бюджета получат они. Не мэр распределяет средства конкретно по церквям, нет, деньги автоматически поступают в распоряжение руководства культа, которое, в свою очередь, без оглядки на мэра распоряжается этими деньгами.

У Румынии есть определенные моральные обязательства по поддержке Республики Молдова

Мы проводим различные акции – концерты, культурные мероприятия – для венгерского меньшинства, которое оставляет 24,9% населения города, значит, 24,9% бюджета положены венгерскому сообществу. Мы исходим из того, что все горожане, вне зависимости от национальности и вероисповедания, вносят свой вклад в развитие города, а значит должны чувствовать себя в этом городе хорошо, должны сосуществовать в мире и взаимопонимании. Я уж не говорю про смешанные семьи, за которыми стоят определенные истории, они в прошлом, возможно, и разъединяли нас, но в будущем должны только объединять! Потому что иначе благополучия и развития достичь просто невозможно.

Свободная Европа: В Республике Молдова ситуация более сложна, потому что в игру вступает еще и геополитика, которая проявляется, в том числе, на самом верху пирамиды – аппарат президента выступает за более тесные отношения с Российской Федерацией, тогда как власть, называющая себя проевропейской, видит завтрашний день страны рядом с Румынией и ЕС. При таком раскладе, естественно, люди дезориентированы, и раскол углубляется…

Илие Боложан: Разумеется, я допускаю, что в определенный момент руководство любого государства, в том числе Республики Молдова, может предпочесть тот или иной курс, но, при всем моем уважении, должен сказать, что – это личное мое мнение – исходя из интересов Республики Молдова в том, что касается доступа к развивающимся рынкам сбыта, откуда исходит стабильность и благополучие, правильный стратегический выбор для Молдовы связан с Евросоюзом.

Европейский выбор предполагает и отношения с Румынией, потому что и у Румынии есть определенные моральные обязательства по поддержке Республики Молдова – что мы, кстати, и делаем, иногда успешно, иногда не очень. Но лично я, как мэр десятого по величине города Румынии по численности населения, пытаюсь найти город, который станет партнером, пытаюсь найти проект, достойный нашей поддержки. И мне хотелось бы поделиться накопленным опытом исключительно из чувства огромного уважения к нашим братьям из Республики Молдова.

Я всегда ненавидел командно-административную систему. Прежде чем податься в политику я был частным лицом, и об меня неоднократно вытирали ноги

Свободная Европа: Вы уже десять лет возглавляете мэрию. Скажите, что труднее – завоевать или сохранить симпатии горожан?

Илие Боложан: Ну, скажу так: я не совсем типичный мэр. Как ничем не примечательный человек, ни по своему внешнему виду, ни по своей профессиональной деятельности, ни по своему поведению... Я, вероятно, никогда бы и не стал мэром города Орадя, если бы в 2005 году правительство Румынии не назначило меня префектом уезда Бихор. На этом посту, да еще при не очень популярной политике, я сумел навести порядок в учреждениях уезда и получил уважение и поддержку со стороны граждан.

Свободная Европа: А конкретнее?

Илие Боложан: Например, для того, чтобы получить паспорт, справку об отсутствии судимости или другие документы людям приходилось выстаивать длинные очереди. Я организовал всю эту работу таким образом, чтобы люди получали документы за два часа, безо всякой волокиты и очередей. И люди это оценили. Каких-то очень больших «свершений» не было, но все мои действия были основаны на уважении к гражданам – и не на словах, а на деле.

И когда у моей партии не оказалось кандидата на должность мэра в Орадя, провели социологические опросы, и по их результатам решили, что баллотироваться следует мне. Лично я никогда об этом не думал, тем более, что даже уроженцем этого города я не был. Я пытался возражать, ссылался на то, что меня не знают, что я не пользуюсь популярностью. «Неважно, опросы показывают, что шансы у тебя есть», – так мне ответили. И я победил на выборах.

Исходя из своего опыта, могу сказать, что мэр может заручиться поддержкой избирателей двумя способами: есть непринципиальный вариант привлечения голосов, которые не генерируют развития, – и есть вариант, который генерирует развитие, и именно эти голоса можно назвать здоровыми, реальными и перспективными.

Если из 50 европейских проектов 48 удались – значит, все хорошо, один исправили, другой доводим до ума

Например: что значит – непринципиальный? Раздаешь социальные пособия налево и направо, несмотря на то, что люди здоровы, а рабочие места есть... Это ненормальная практика! Сохраняешь тарифы на определенные услуги на очень низком уровне – это тоже проявление популизма. Если кто-то ведет незаконное строительство и портит вид города – не наказываешь его из опасения обидеть какого-то там инвестора. Это не говоря уж о том, чтобы вступить с ним в какие-то «отношения». Такие формы работы ведут к деградации общества. И, к сожалению, помимо того, что большинство людей считает политиков – неважно, из какой страны – коррумпированными до мозга костей, они вообще перестают ждать от них чего-то хорошего. Люди считают выборы фарсом и уверены, что их голоса не имеют никакого значения...

Свободная Европа: Раздача пакетов с продуктами унижает избирателей?

Илие Боложан: Унижает, прежде всего, того, кто дает! Потому что он должен создать этому человеку нормальные условия для жизни.

Свободная Европа: Дать ему удочку...

Илие Боложан: Совершенно верно. Не рыбу надо давать – удочку. Что же касается меня, то я выбрал второй вариант. Сформулировал правила, привел инвестиции, закрутил гайки в мэрии, несмотря на то, что это привело к снижению моего рейтинга в течение первых двух лет, потому что вдруг меня стали называть «ходячим штрафом», «мэром-наказанием» и т.д. Тем не менее, порядок в делах и инвестиции, правильное расходование общественных средств не остались незамеченными.

Нам удалось сэкономить круглую сумму и направить их на инвестиции, полезные и заметные для людей. И несмотря на то, что город превратился в сплошную стройку, что понравилось не всем, – в том числе и мои коллеги непрестанно критиковали меня, – но в один прекрасный день выяснилось, что вся работа на виду, а ее результаты измеряются не голосами, а конкретными и осязаемыми признаками развития: увеличением количества рабочих мест, растущим объемом инвестиций, разгрузкой дорожного движения, повышением уровня инвестиций по линии государства, объемом привлеченных европейских фондов, многочисленными позитивными примерами – и люди стали гордиться своим городом!

К нам стали приезжать за опытом, и это безо всякой рекламы, без пропаганды и агитации в СМИ. Да и какая реклама помогла бы, если бы вдруг на какой-то улице кому-то на голову свалился бы кусок крыши, не отремонтированной вовремя... Или если бы вечером на тебя набросились беспризорные собаки, если на каждом шагу можно было угодить в яму, если бы не было улиц для пешеходов, по которым могут свободно прогуливаться туристы и жители города. Решение этих проблем стало как бы толчком для всей лавины, пришедшей в движение.

Принадлежности к левой или правой партии, к той или иной национальности недостаточно – нужны результаты, нужно выполнять обещания

Это не значит, что сейчас в Ораде все отлично. Но это свидетельствует о том, что есть общие правила управления городами, правила, о которых написаны целые книги. Я предложил несколько книг Андрею Нэстасе, и из беседы с ним понял, что он их уже читал. И если эти общие правила внедрять, то, разумеется, это не решит всех проблем Кишинева или Орадя, но это однозначно покажет: что-то сделать можно.

Я всегда ненавидел командно-административную систему, потому что прежде чем податься в политику я был частным лицом, и об меня неоднократно вытирали ноги. И я еще тогда сказал себе, что если когда-то это будет зависеть от меня, я никогда так поступать не буду. Сказал, что буду руководиться принципом: «Относись к людям так, как хочешь, чтобы они относились к тебе». И я придерживался и придерживаюсь этого правила.

Это не значит, как я уже сказал, что все у меня получилось. Были и провалы, неудавшиеся проекты. Но практически невозможно найти человека, у которого все шло без сучка без задоринки. Да, не все идет гладко... Если из 50 европейских проектов 48 удались – значит, все хорошо, один исправили, там все в порядке, другой доводим до ума. И вот так постепенно мы привели город в порядок. Это возможно и в Кишиневе, и в более маленьком городе, и в Бухаресте – везде.

Так что есть города, которые достигли впечатляющего прогресса, но, правда, им повезло со стабильным руководством. Это одно из основных условий. В Румынии налицо сильное отставание по качеству дорог. Знаете, почему? Потому что за два с половиной года у нас сменилось семь министров транспорта. Не успевал человек войти в курс дела, осмотреться – какие кнопки надо нажимать, в какие двери стучаться... Что тут говорить о том, чтобы построить какую-то дорогу!.. Крупные проекты – они ведь требуют стабильных мандатов, требуют надежного большинства для поддержки реформ и процесса модернизации – и не только на словах, но и на деле.

И, конечно, и сами политики должны понять, что принадлежности к левой или правой партии, к той или иной национальности недостаточно – нужны результаты, нужно выполнять обещания. А если результатов нет, то дисквалификация обеспечена. Конечно, на первый взгляд кто-то конкретно может выиграть или проиграть, но политический класс в целом лишается доверия на длительный срок, потому что больше не пользуется авторитетом, а для политика авторитет – жизненно важный вопрос.

Это как инструмент, как микрофон для вашей программы: если нет микрофона, нельзя вести передачу, если нет авторитета, никто к тебе не прислушивается, никто не воспринимает твои слова всерьез. Именно это происходило, увы, все эти годы, и не только в Восточной Европе, но и во всем мире.

Символические жесты, разумеется, важны, но их необходимо подкреплять реальными делами

Свободная Европа: Каким вам видится сотрудничество правительств Молдовы и Румынии?

Илие Боложан: Межправительственное сотрудничество, независимо от симпатий или антипатий, нужно обязательно, потому что речь идет о естественной экономической связи, о людях, которые перемещаются из одной страны в другую, о гражданах Республики Молдова, которые являются и румынскими гражданами, о нашей общей истории – и нашем общем будущем. То, что министры обеих стран встретились и обсудили тарифы на роуминг и интернет…

Свободная Европа: Говорили вообще про отмену роуминга…

Илие Боложан: ...потому что это качественно новый, более высокий уровень связи. Я вспоминаю прежние времена, когда не было воздушных рейсов, все приезжали бедные, и румыны из Румынии, и румыны из Молдовы... На дорогах ужас что творилось, пробки были многокилометровые. А когда появились самолеты компаний low cost, пробки стали постепенно исчезать, потому что люди начали летать самолетами, что более комфортабельно и безопасно. Вот что значит – сделать что-то конкретное для людей.

Символические жесты, разумеется, важны, но их необходимо подкреплять реальными делами. В этом году главная задача нашей мэрии – сотня новых инвестиционных проектов для города. И вот тогда – да, я строю мост, я закладываю парк и, думаю, даже имею право поставить статую Ионела Брэтиану в парке. Но прежде всего – красивый парк и функционирующий мост, а в противном случае граждане нас просто не поймут. Такой подход, я думаю, правильный.

Иными словами, правительства наших стран должны сосредоточиться на конкретных вещах, которые люди смогут увидеть, пощупать, использовать. И тогда символический Мост цветов станет реальностью.

XS
SM
MD
LG