Linkuri accesibilitate

«Это государственный переворот». «Мемориал» пытаются запретить


"Это политическое решение об уничтожении общества "Мемориал" – организации, занимающейся историей политических репрессий и защитой прав человека" – так правление "Международного Мемориала" прокомментировало известие о том, что Генеральная прокуратура подала иск в Верховный суд о ликвидации этой организации, внесенной в реестр "иноагентов".

"Ликвидация "Международного Мемориала", о которой просит Генпрокуратура Верховный суд России, – это не что иное, как государственный переворот. Маски окончательно сброшены, и если судья Вячеслав Лебедев, которого на эту должность рекомендовали и по сути назначали люди демократических убеждений, пойдет на поводу Генпрокуратуры, это будет означать, что мы вернулись в тоталитарное государство. Уничтожить самую известную в России и в мире просветительскую, правозащитную организацию, организацию, которая открыла и открывает стране и миру правду о сталинских репрессиях, о репрессиях советского времени, означает только одно: Россия и ее власть больше не хочет имитировать демократию и т. д. Она признается в том, что возвращается в тоталитаризм со всеми вытекающими последствиями", пишет правозащитница Зоя Светова.

Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество "Мемориал" было внесено в реестр НКО-"иноагентов" в 2016 году, через 3 года после того, как иноагентом был объявлен Правозащитный центр "Мемориала". Было объявлено, что организация занимается политической деятельностью, поскольку считает, что действия России в отношении Украины следует квалифицировать как агрессию, а также критикует сам закон об иноагентах. Теперь Генпрокуратура обвинила "Международный Мемориал" в систематическом нарушении этого закона. Заседание Верховного суда назначено на 25 ноября. А в Московский городской суд подан иск о ликвидации Правозащитного центра "Мемориал".

Олег Орлов, член правления "Международного Мемориала", сказал в интервью Радио Свобода, что все требования законодательства организация выполняет:

Вокруг нас создавалась атмосфера вражды

– Они пытаются ликвидировать "Международный Мемориал", который объединяет много организаций, как российских, так и не российских: они есть в Украине, в Германии, в Италии, в Чехии. За последние года два "Международный Мемориал" постоянно испытывал возрастающее давление. Это не только действия прокуратуры, были и нападения штурмовиков, и саботаж расследования или отказ в возбуждении уголовного дела по факту таких нападений. Были и различные пропагандистские сообщения о нас, прежде всего материалы на таких каналах, как РЕН-ТВ, НТВ, "Россия-24", "Россия-1", от начала до конца лживые. Вокруг нас создавалась атмосфера вражды и такие условия, чтобы часть сообщества, которая верит этим каналам, считала нас врагами.

– Одно из нападений на ваш офис произошло совсем недавно. Группа людей пыталась сорвать показ фильма Агнешки Холланд "Мистер Джонс". Расследование не проведено?

Мы поймали двоих из большой группы в несколько десятков человек и передали полиции. Полиция начала проверку, она продолжается. Мы не знаем результатов. Кто эти люди на самом деле – это предстоит исследовать нашим юристам. И как раз в этот момент нас хотят ликвидировать. От имени кого будут тогда действовать юристы, требуя полноценного расследования? В тот же самый день, еще до нападения этих штурмовиков, кто-то направил в отдел полиции заявление о том, что мы нарушаем закон, показываем без прокатного удостоверения антироссийский фильм о Голодоморе. И по этому заявлению органы полиции начали другую проверку уже в отношении нас. И тут они начали копать, потребовали от нас разные документы, причем привлекли к этой проверке отдел по борьбе с экономическими преступлениями и противодействию коррупции. Почему их – не знаю. Поэтому идут две проверки. И очевидно, больше внимания полиция уделяет проверке в отношении нас.

Олег Орлов
Олег Орлов

– "Международный Мемориал" объединяет организации, работающие в разных странах. Может ли российский суд ликвидировать эти организации?

Закон написан так, чтобы его произвольно применять по отношению к любому, кто им не нравится

Да, мы международная организация, имеющая много членов и отделений в других странах. Мы пытались обжаловать: а как вы международную организацию обзываете "иностранным агентом"? Сказано в законе, что это касается российских организаций, слова "международных" нет. Был ответ: это никакого значения не имеет, вы зарегистрированы в России, соответственно подпадаете под действие российского закона. Это нонсенс. Что, тогда наше отделение в другой стране обязано тоже маркироваться как "иностранный агент"? Чей "иностранный агент"? Это их не заботит. Закон написан так, чтобы его произвольно применять по отношению к любому, кто им не нравится. Они не нашли никаких серьезных нарушений в нашей деятельности, они просто тупо собрали ряд случаев, когда нас штрафовали за отсутствие маркировки, причем почти все эти случаи относятся к 2019 году, когда нас начали штрафовать за немаркировку в соцсетях. До того времени правоприменительной практики за отсутствие маркировки в соцсетях не было. У нас был отмаркирован сайт, мы маркировали нашу печатную продукцию что же делать, против лома нет приема. Было непонятно, распространяется ли это на сообщения в соцсетях. С 2019 года Минюст стал предъявлять иски об отсутствии маркировки, и они практически одномоментно нашли ряд неотмаркированных материалов в соцсетях. Хорошо, мы стали маркировать после этого. По сути дела они для ликвидации предъявляют претензии, которые до 2019 года не предъявляли. Еще есть один случай: на книжной выставке якобы мы не маркировали распространяемую нами печатную продукцию. К этому моменту мы понимали, что любая продукция должна иметь гриф. Но книги-то были изданы раньше, до включения "Мемориала" в реестр! У нас был штампик, и мы, понимая, что за всё нас накажут, на любую книгу, прежде, чем ее продать, ставили штамп. Подошли какие-то люди, сказали: а покажите вашу продукцию. Полистали, положили на стол и ушли. Через некоторое время они уже пришли с полицейскими, представились как представители прокуратуры, предъявили нам претензию и штраф. Мы говорим: господа, мы же не распространили, мы предложили, если вы хотите купить, мы вам дадим со штампиком. ”Ничего не знаем. Даже показывать книгу – это уже распространение". То есть правоприменительная практика этого закона такова, что ее невозможно предсказать. Она открывает массу моментов для произвола. Мы пытались обжаловать, но проиграли. Хорошо, с этого момента мы стали ставить штампы на все книги, которые в любом публичном месте представляем вниманию людей. Но они теперь все равно считают это основанием для ликвидации организации.

– А штрафы вы платили?

Конечно! Мы обратились к людям, попросили их: помогите нам выплатить штрафы. Люди охотно сбрасывались деньгами нам в помощь, чтобы мы продолжали существовать. Штрафы все выплачены. Мы понимали, что для того, чтобы нам снова не выписывали бесконечные штрафы, надо маркировать. Мы меняли свою позицию, учитывая требования и Минюста, и прокуратуры. Тем не менее – давай ликвидировать.

– Стало быть, все требования закона об иноагентах вы выполняете?

Мы оцениваем закон как антиправовой и репрессивный, но решили его исполнять

– Они утверждают, что было сознательное, целенаправленное неисполнение закона, ссылаясь на наши заявления от 2012 года. Это вообще нонсенс. Наше право оценивать закон как угодно, мы его по-прежнему оцениваем как антиправовой и репрессивный, но отсюда не следует, что мы сознательно решили его не исполнять. У нас много споров было внутри и вне "Мемориала", нужно ли это делать. Мы в свое время сказали, что не будем исполнять этот закон, когда речь шла о добровольном включении в реестр "иностранных агентов". Они говорили: каждый обязан сам включиться. Мы сказали: нет. Тогда они изменили свой собственный закон и включили нас помимо нашей воли. Ну, включили, тут уже мы не виноваты. С этого момента мы решили, что вынуждены этот закон выполнять, если мы считаем, что нам надо продолжать работать в России. Мы его выполняли. Никакого сознательного, целенаправленного неисполнения этого закона не было. Требования расширялись бесконечно, нас штрафовали, и мы начинали исполнять закон так, как предписывала в очередной раз прокуратура и Минюст. Но они утверждают, что мы целенаправленно его не исполняли. По-моему, это голословные утверждения. Мы считаем, что выиграем суд, потому что для закрытия "Международного Мемориала" нет никаких законных оснований ни с точки зрения российского законодательства, ни с точки зрения международного права, – говорит Олег Орлов.

"Мемориал" был основан в СССР в январе 1989 года, его почетным председателем тогда был избран академик Андрей Сахаров.

Vezi comentarii

XS
SM
MD
LG