Linkuri accesibilitate

«Папа больше не вернется?» Дело о терроризме за Кёнигсберг


Александр Оршулевич и его дети

Четверо участников организации "Балтийский Авангард Русского Сопротивления" содержатся в Калининградском СИЗО с мая 2017 года. Правозащитной организацией "Мемориал" члены БАРС признаны узниками совести. На днях они получили обвинительные заключения. Первоначальные обвинения в экстремизме пересмотрены, четверым арестованным вменяется в вину более серьезная статья – терроризм. Руководитель БАРСа Александр Оршулевич проходит по делу как "организатор террористического сообщества" и может быть приговорен к длительному сроку заключения, вплоть до пожизненного.

Александр Оршулевич с детьми до ареста
Александр Оршулевич с детьми до ареста

БАРС возник в Калининграде лет пять назад. Организация, назвавшая себя националистической, особой популярностью не пользовалась: проводила свои малочисленные акции, поддерживала оппозиционные движения. На митинги протеста участники БАРС обычно приходили обособленной группой со своей символикой.

Идеологическая мешанина из националистических, либеральных и демократических лозунгов породила в протестной среде настороженное отношение к БАРС. Однако некоторые конкретные инициативы, - скажем, курс на интеграцию в Евросоюз или возвращение Калининграду исторического названия Кёнигсберг, - у многих вызывали симпатии.

Лидер группы – Александр Оршулевич, выпускник философского факультета Балтийского федерального университета им. Канта, отец четверых детей, поддерживал дружеские контакты с активистами либеральной и демократической оппозиции. Теперь многие из них подчеркивают: хотя и не разделяют идеологию БАРСа, тем не менее возмущены незаконным арестом активистов организации и предстоящим судом над ними.

Обыск выходного дня

– В семь часов утра в субботу в дверь постучали, мы еще спали. Сказали: "Участковый". Открыли. В квартиру ворвались человек пятнадцать. Часть в камуфляже и масках, некоторые в гражданской одежде, – рассказывает Ванда Оршулевич, жена Александра. – Схватили Сашу, бросили на пол. Скрутили руки и надели на голову пакет. Все это происходило в крошечной прихожей. Затем перешли в комнату. Дети были в другой комнате, они проснулись и видели, как отец лежит на полу с мешком на голове.

Ванда Оршулевич
Ванда Оршулевич

Уследить за множеством сотрудников правоохранительных органов, производивших обыск, было невозможно, говорит Ванда. Тем более, проснулись дети, - просились кто в туалет, кто попить. Старшей дочери Оршулевичей было шесть лет, младшему сыну – всего год.

– Я думаю, именно тогда и подбросили злосчастные трафареты, которые теперь являются чуть ли не главным доказательством "террористической" деятельности, – говорит Ванда.

При обыске в мае 2017 года у Александра Оршулевича нашли трафареты со свастикой и антисемитскими лозунгами.

– Это было ужасно. Выбрали специально субботу, когда человек расслабляется, собираясь отдохнуть после трудовой недели. Ну, и время – семь утра! Мы еще не встали: в выходные хочется подольше полежать, – продолжает рассказ супруга арестованного. – Когда отца увозили, дочка старшая спросила: "Что, папа больше не вернется?"

Приехали, поставили на колени в кабинете, надели на голову пластиковый мешок

Адвокат Мария Бонцлер вспоминает, что, когда встретилась с Александром Оршулевичем в кабинете у следователя, он был "в ужасном состоянии": "Разбита переносица, синяки под глазами, кровоподтеки".

– Семья жила в Корневе, это 40 километров от Калининграда. И пока его везли в город, всю дорогу избивали, – рассказывает адвокат. – Приехали, поставили на колени в кабинете, надели на голову пластиковый мешок. Приводили каких-то людей (Оршулевич не видел кого) и говорили им: "Видите, в каком жалком состоянии ваш Оршулевич? Так же будет и с вами, если..."

– Я написала ходатайство о проведении экспертизы, – продолжает Мария Бонцлер. – Обследование подтвердило – побои были. Но когда я говорила об этом на заседании суда по избранию меры пресечения, обвинитель заявил, что ОМОН имеет право применять силу. Видимо, сказал прокурор, Оршулевич оказывал сопротивление - потому и получил по заслугам.

Мария Бонцлер рассказала, что у Александра Оршулевича врожденное заболевание – эпилепсия. После ударов по голове и эмоционального стресса у него начались припадки, которых не было до этого семь лет. Только после неоднократных обращений адвоката и родственников Оршулевичу разрешили принимать необходимые лекарства.

Одновременно, по схожему сценарию, были задержаны товарищи Оршулевича Игорь Иванов и Александр Мамаев. Позже, в сентябре 2017 года, арестовали Николая Сенцова.

Идейные без радикализма

Столкновения Оршулевича с правоохранительной системой начались в 2011 году, когда молодой выпускник университета увлекся политикой. В 2013 году он был осужден по ст. 280 УК РФ ("Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности"). По существу, его судили за фото и посты в социальных сетях, расцененными обвинением как антисемитские. При этом руководитель БАРСа всюду подчеркивает, что организация выступает с осуждением шовинизма и ксенофобии.

Они были идейными, но без склонностей к крайностям или радикализму

Дело, по мнению Оршулевича, было сфабриковано, однако испортило ему биографию и сыграло, возможно, роковую роль в последующих обвинениях. Зимой 2016–2017 годов в Калининграде развернулась борьба с "германизацией". "Патриотически" настроенные журналисты и общественные активисты шумно протестовали против всего, что связано с немецким прошлым Кёнигсберга. Еще недавно тему возвращения Калининграду исторического имени обсуждали открыто, даже губернатор высказывался за проведение референдума. Теперь же любое краеведение стали расценивать как стремление оторвать область от России.

Громкий скандал разразился с мемориальной доской, закрепленной на стене дома, в котором жила немецкая поэтесса и писательница Агнес Мигель. "Немецкая Ахматова", как называли ее русские литературоведы, после прихода к власти Адольфа Гитлера вступила в НСДАП. По заявлению "антигерманизаторов" прокуратура вынесла протест, доску сняли. Предписание прокуратуры не вызывало сомнений: "Присвоение объекту имени лица, поддерживавшего идеологию фашизма и являвшегося членом запрещённой нацистской партии, может свидетельствовать о проявлениях экстремизма".

Безусловно, они не виновны. Считаю, что идет процесс подавления инакомыслия

На таком фоне на местном телевидении сняли фильм "Кёнигсберг. Вывих", в котором рассказывалось о сепаратистских устремлениях БАРС и его руководителя Оршулевича. Якобы они желают "вывести Калининград из состава России и передать его Западу". Были продемонстрированы "съемки скрытой камерой", на которых некие люди рисовали свастики. Утверждалось, что это БАРС – потом такие же трафареты были обнаружены, по версии следствия, в квартире Оршулевича. Впоследствии выяснилось, что оперативная съёмка была сделана в 2012 году, причастность Александра Оршулевича к происшествию судебные эксперты не подтвердили. Его жена Ванда утверждает, что трафареты подбросили при обыске, однако следователь приобщил "вещдоки" к делу.

В предварительном заключении следователь ФСБ практически слово в слово повторил домыслы авторов телефильма: Оршулевича обвинили в создании "экстремистского сообщества для насильственного захвата власти в Калининградской области путём совершения ряда экстремистских преступлений, направленных в том числе на выход Калининградской области из состава Российской Федерации и её независимое существование в составе Евросоюза".

Протестный митинг в Калининграде
Протестный митинг в Калининграде

Калининградский гражданский активист Олег Саввин так прокомментировал ситуацию:

– Идеологическим единомышленником БАРС я не являюсь, поскольку я не православный монархист, а демократ по убеждениям. Но "плюс" их взглядов мне виделся в том, что они не являются "националистами" дремучего шовинистического или ксенофобского склада, какими-нибудь радикальными ненавистниками, антидемократами или антисемитами. Напротив, Оршулевич с товарищами – националисты прогрессивного, европейского типа.

– Я с ними был солидарен в вопросах возвращения Калининграду его исторического названия Кёнигсберг, необходимости декоммунизации, отношения к репрессиям в РФ и критического восприятия действующей власти в РФ, – продолжает Саввин. Он подчеркивает, что члены БАРС никогда не высказывались в пользу насильственных методов борьбы: "Они были идейными, но без склонностей к крайностям или радикализму".

Яков Григорьев, известный в Калининграде гражданский активист, также убежден в невиновности Оршулевича:

– Безусловно, они не виновны. Считаю, что идет процесс подавления инакомыслия. Поскольку националистические идеи могут быть популярны среди молодежи, власть их опасается и стремится в корне задавить любую возможность самоорганизации.

В закрытом режиме

После выхода телефильма, когда вспомнили историю про свастики и надписи, после шумихи с "германизацией" в прессе, Александр Оршулевич официально отошел от руководства БАРС. С февраля 2017 года лидером националистической организации был Игорь Иванов. Однако в мае арестовали их всех, причем Оршулевича – как лидера "экстремистского сообщества".

Николай Сенцов с матерью
Николай Сенцов с матерью

Один из арестованных Александр Мамаев – священник Российской православной церкви, духовный наставник организации. У Николая Сенцова (он был арестован позже, в сентябре 2017-го), нашли несколько единиц огнестрельного оружия. Правда, оказалось, что это макеты – Сенцов увлекался исторической реконструкцией (среди муляжей обнаружились две настоящие гранаты). Мать Сенцова полагает, что их подбросили во время обыска. Но вообще в Калининграде оружие и боеприпасы времен Второй мировой войны не редкость – их до сих пор откапывают мальчишки.

Все четверо – Александр Оршулевич, Игорь Иванов, Александр Мамаев и Николай Сенцов – уже полтора года находятся в следственном изоляторе, все сидят в одиночных камерах. У Сенцова случился инсульт. Мать узнала об инсульте у сына лишь на третьи сутки. Даже в палате реабилитации в больнице, куда его увезли после настойчивых требований родственников, подследственного приковали наручниками к спинке кровати.

В конце октября 2018 года подследственным предъявили обвинение. Ранее, 16 октября, адвокат Мария Бонцлер была отстранена от дела по надуманному, как она утверждает, предлогу. Теперь защищать Александра Оршулевича взялся адвокат-правозащитник Дмитрий Динзе. Бонцлер дает оценки обвинению, которое считает "неправолмерным и бездоказательным":

– Александру Оршулевичу статью 282 ("Организация экстремистского сообщества") переквалифицировали на статью 205 ("Организация террористического сообщества"). Иванову, Мамаеву и Сенцову вменяют "участие в террористическом сообществе". Помимо ужесточения наказания (вплоть до пожизненного), это еще означает, что судить будет военный трибунал. Скорее всего, в закрытом режиме.

Участница протестных акций Ольга Малышева регулярно носит в СИЗО передачи, переписывается с подследственными. Передачи она собирает на свои средства и с помощью друзей.

– Ребята молодцы, держатся, – рассказывает Ольга. – Письма хорошие пишут. Но физически они находятся в ужасном состоянии. Я на суде по продлению срока ареста Коли Сенцова была, он как раз из больницы после инсульта вышел. Спрашиваю его адвоката: а почему он так говорит? Медленно, с задержками, слова проглатывает... Адвокат отвечает: так это после инсульта. Я, говорит, Сенцова убеждаю: говори, что трудно общаться, что не можешь, а он в ответ: ну буду я свои болячки на суде на всеобщее обозрение выставлять.

Акция протеста в Калининграде. Ольга Малышева (с плакатом) и Яков Григорьев.
Акция протеста в Калининграде. Ольга Малышева (с плакатом) и Яков Григорьев.

Первое заседание суда по делу БАРС может пройти до конца года.

XS
SM
MD
LG