Linkuri accesibilitate

Новые беспризорники. Зачем российским детям НВП и «Юнармия»


Церемония вступления в ряды юнармейцев на борту авианосца "Адмирал Кузнецов" в Мурманске

В школах вновь хотят усилить патриотическое воспитание. Для этого предлагается вернуть в учебную программу начальную военную подготовку (НВП) и более активно вовлекать детей в программы "Юнармии" – главное детско-юношеское движение России, чьей официальной целью является "патриотическое воспитание нового поколения российских граждан". По плану к 9 мая следующего года в рядах "Юнармии" должно быть около миллиона подростков (сейчас 350 тысяч). "Каждую неделю юнармейский значок надевают до десяти тысяч юношей и девушек", – говорит Радио Свобода начальник главного штаба "Юнармии" герой России Роман Романенко.

Сборка и разборка автомата Калашникова на время и с завязанными глазами, изучение особенностей отравляющих газов и устройство противогазов, муштра во дворе школы, медподготовка, метание гранат и "Зарница" – уроки НВП появились в советских школах в 1968 году и были отменены в 1998-м. В 2010-м возродить НВП предложил Владимир Путин, бывший в ту пору премьер-министром, объяснив ее актуальность сокращением службы по призыву (с двух лет до года. – РС), но дальше разговоров дело не пошло.

Старая забытая идея вновь воскресла на этой неделе: председатель комитета Совета Федерации по обороне и безопасности Герой России Виктор Бондарев убеждал главу Минпросвещения Ольгу Васильеву вернуть уроки НВП в школы, чтобы "воспитать защитников Родины и дать детям элементарные навыки обращения с оружием".

Ребенок боится автомата, ребенок не знает, что такое граната

– Поймите, это надо вводить сейчас. Ребенок боится автомата, ребенок не знает, что такое граната, как ее кидать. Ради бога, это надо делать. Сделайте это как женщина, – сказал сенатор главе Минпросвещения.

Предложение о введении НВП и расширении "Юнармии" отлично укладывается в тренд на милитаризацию, поиск врагов и завинчивание гаек, считают опрошенные Радио Свобода эксперты.

– Этот тренд носит всеобщий характер, и нельзя было предполагать, что такой важный социальный институт, как школа, избежит его. Рано или поздно такое предложение должно было прозвучать, и его вполне могут реализовать, – считает политтехнолог Аббас Галлямов. – НВП я своим детям, конечно, не хочу. Это в любом случае будет профанация и ничему полезному они там не научатся, просто даром время потратят. Все это уже было в советских школах и носило достаточно комичный характер. Вся эта милитаризация вообще выглядит довольно смешно, потому что явно не отвечает потребностям эпохи. Если бы НВП ввели сразу после присоединения Крыма и начала событий в Донбассе – другое дело. А сейчас общественный запрос меняется. Люди хотят масло, а не пушки.

Идеальное новое поколение – это шагающие маршем в едином строю лояльные власти юнармейцы

– К сожалению, в нашей стране патриотическое воспитание неотделимо от военной подготовки. Так исторически сложилось. Оборонное сознание никуда не делось. А идеализация прошлого вошла в апогей. Отсюда воспроизведение старых форм, старая песня на новый лад. Дисциплина, порядок, послушание – всё это связывается с военной подготовкой. И всё это условия повышения управляемости, – говорит политолог Константин Калачев. – Идеальное новое поколение – это шагающие маршем в едином строю лояльные власти юнармейцы. Но получается плохо. Поскольку, как и все остальное, это всего лишь – имитация, форма без содержания. Погоня за массовостью без проработки наполнения активности смыслом, без особой привлекательности, превращает все в мертвый ритуал. И эффект может быть обратным ожидаемому.

Начальник главного штаба "Юнармии" Герой России Роман Романенко уверяет, что детям "патриотизм никто сверху не навязывает".

Патриотизм идет снизу – из семьи, из школы, из нашей работы

– Лично я учился в то время, когда в школах были уроки начальной военной подготовки. Кто-то смеялся и прогуливал, а кто-то учился и получал новые навыки. В том числе, как сейчас бы сказали, навыки выживания в экстремальных условиях. Уверен, что они лишними никогда не будут, даже в мирное время, – поясняет Романенко. – Нас учили тому, что мы живем в сильной стране, с героическим прошлым. И для каждого было важно вести себя так, чтобы наши отцы и деды нами гордились. Сейчас ничего не изменилось. Дети так же чтят героев, так же заботятся о ветеранах, рвутся в поисковые экспедиции и хотят стать космонавтами. То есть никто им патриотизм сверху не навязывает. Он идет снизу – из семьи, из школы, из нашей работы".

Однако на практике "патриотизм снизу" подкрепляется и директивами "сверху". Так, например, аппарат уполномоченного по правам ребенка Анны Кузнецовой спустил по вертикали всем региональным омбудсменам указание подписать соглашения со штабами "Юнармии". Таким образом, в ближайшее время в рядах юнармейцев окажутся 50 тысяч детдомовцев. Юными патриотами станут и дети сотрудников предприятий ОПК, поскольку на производствах появятся отряды юнармейцев, соответствующее письмо пришло из Минобороны.

Если дети офицеров не вступят в движение, то это "недопонимание военнослужащими основ государственной политики в сфере патриотического воспитания граждан"

В нем говорится, что на каждом предприятии ОПК нужно организовать "работу юнармейских военно-патриотических секций, кружков и клубов" и отчитаться о проделанной работе. А в начале февраля в соцсетях появилась фотография телеграммы с просьбой замминистра обороны Андрея Картаполова определить 100% детей офицерского состава в возрасте от 8 до 18 лет в "Юнармию". Если же дети офицеров не вступят в движение, то это должно "рассматриваться как недопонимание военнослужащими основ государственной политики в сфере патриотического воспитания граждан". После этого, по данным "Коммерсанта", в Минобороны провели служебную проверку и назвали появление такой телеграммы "перегибами на местах", поскольку "ни о какой палочной системе речи не идет".

Подготовка к военно-спортивной игре "Зарница" в детском военно-спортивном лагере
Подготовка к военно-спортивной игре "Зарница" в детском военно-спортивном лагере

Отчеты в районные управления образования о количестве вступивших в "Юнармию" требовали и от директоров школ, говорят учителя.

– Может, это все красиво и выглядит на бумаге, только в жизни сплошная профанация. От нашей школы тоже требовали представить в управление образование списки вступивших в "Юнармию", ну мы представили. А дальше-то что? Никакого финансирования в нашей Нижегородской области на эту работу нет, нет даже спонсоров купить детям форму, – рассказывает Дмитрий Казаков, учитель истории и ОБЖ из Нижегородской области. – Лично я сторонник гражданско-патриотического воспитания, но не сторонник милитаризации, поэтому не очень понимаю, зачем нынешним детям в школе нужна начальная военная подготовка. Да и кто ее вести будет? Учителя, которые разучивают с детьми стихи на тему "Я готов погибнуть за Родину" для патриотических конкурсов, армейскую жизнь только по телевизору видели, их дети тоже не служили. Но чужим детям они навязывают другую идеологию.

Сопредседатель межрегионального профсоюза "Учитель" Всеволод Луховицкий считает, что военные, в том числе и в отставке, преподавать НВП в школу не пойдут из-за копеечных зарплат, а других специалистов просто нет.

Противники обязательного военного обучения могут протестовать против любых практических занятий как не имеющих отношения к стандартам

– Чтобы вернуть НВП в школы, придется серьезно переписывать нынешнее законодательство, как и утвердить государственные образовательные стандарты по "подготовке граждан мужского пола по основам военной службы", которых сейчас нет, – поясняет Луховцкий. – "Начальные знания об обороне государства, о воинской обязанности граждан" и "приобретение учащимися навыков в области гражданской обороны" входят в ныне действующие стандарты в рамках "Основ безопасности жизнедеятельности". Но знания об обороне – это теоретические сведения, а подготовка по основам службы – задача практическая. Поэтому противники обязательного военного обучения могут протестовать против любых практических занятий как не имеющих отношения к стандартам. Поскольку все, что не включено в стандарты, изучается только при добровольном согласии учащихся.

Протестовать, впрочем, будут не все. Герман Авдюшин из Общероссийского общественного движения "Всероссийское родительское собрание" считает возвращение НВП и активность "Юнармии" – очень хорошей идеей, которую надо поддержать.

Мы живем в тяжелое время, поэтому и нам, и нашим детям надо быть готовыми отразить любые атаки врага

– Мальчишки должны ощущать себя будущими защитниками Родины, все знают, что Россия в опасности, в нашей истории практически нет периода, когда бы наша страна не воевала, так что я поддерживаю и НВП, и "Юнармию", и большинство нормальных родителей думают так же, – рассуждает Авдюшин. – Пусть строем ходят и автоматы собирают/разбирают, но не для того, чтобы из них стрелять, а чтобы поняли, как из горки железяк получилось гениальное изобретение, которым гордится страна. Мы живем в тяжелое время, поэтому и нам, и нашим детям надо быть готовыми отразить любые атаки врага.

Людмила Виноградова, юрист "Родительского всероссийского сопротивления" и мама двоих сыновей, тоже не против НВП, но "на другом уровне, а не как в нашем детстве".

Наемники отлично кидают гранаты, но это не значит, что они патриоты

– Если будут выездные занятия на полигонах, где ребята увидят серьезную военную технику, то я только за. У них не должно быть предубеждения против службы в армии, мальчики с детства должны знать, что служба Родине – это престижно и хорошо, – поясняет Виноградова. – Но хотелось бы, чтобы все эти нововведения были от души и сердца, а не оказались бы очередной бессмысленной кампанейщиной. Чтобы ребятам прививали патриотизм с мелочей: заботиться об экологии, не плеваться на собственной лестничной клетке, любили место, где родились. Потому что правильно кидать гранату еще не самое главное: вон наемники отлично кидают гранаты, но это не значит, что они патриоты.

Детский психолог Ольга Маховская полагает, что милитаризацию школы поддержат около 30% родителей, большинство из которых не справляются со своими обязанностями.

Муштра и навязывание ходить строем становятся критерием лояльности, поскольку "хорошие дети должны ходить строем"

– Жизнь нынешних родителей сильно осложнилась, детьми им заниматься некогда, потому что они пытаются заработать. И в России снова появились беспризорники – и в лучшем случае это сытая беспризорность, – говорит Маховская. – Новый тренд на усиление родительского контроля, на дрессировку тоже не случаен, он ведь из-за боязни этот контроль потерять. Муштра и навязывание ходить строем становятся критерием лояльности, поскольку "хорошие дети должны ходить строем". Обратная сторона гиперконтроля и дрессировки – это высокий уровень агрессии у подростков, который из-за нововведений будет только нарастать. А перспектива в будущем отдать своего ребенка на войну любого родителя, эмоционально включенного в его жизнь, очень сильно деморализует. Поэтому я думаю, что 70% родителей все-таки не поддержат такие начинания.

Впрочем, хотят этого родители или нет, на их детей у "Юнармии" большие планы.

– "Юнармия" ставит перед собой грандиозные цели. Одна из них – максимальное вовлечение в ряды движения детей и подростков России, для того, чтобы убрать их с улицы и отвлечь от смартфонов, а не научить стрелять, ходить строем и преодолевать кросс по пересеченной местности в полной выкладке, – говорит начштаба Роман Романенко. – Нет никакой милитаризации сферы образования и внешкольного образования, как утверждают многие. Просто мы знакомим детей с разными практиками, чем больше они знают об окружающем мире, тем лучше. Поэтому говорить о насильственности вообще нецелесообразно. Дети вообще учатся только тому, чему хотят учиться. Мы уважаем право ребенка на выбор сферы занятий и даем ему самому возможность выбора. Если ребенок хочет научиться собирать и разбирать автомат, ходить строем и участвовать в парадах, он должен иметь возможность пойти туда, где его этому научат – то есть в "Юнармию". И пугаться этого не нужно. Наша задача – вырастить настоящих защитников Отечества.

XS
SM
MD
LG