Linkuri accesibilitate

«Родина меня выдавила». Как в 40 лет начать жизнь в эмиграции?


Волонтер штаба Навального в Ставрополе, казак и бывший милиционер Алексей Мужецкий после выборов президента России эмигрировал. По словам активиста, ему пришлось это сделать из-за угроз со стороны силовиков. В конце марта Мужецкого во время утренней пробежки похитили трое неизвестных, заковали в наручники, увезли в лес и избили. Волонтер связывал нападение с тем, что он пытался привлечь внимание к нарушениям в ходе голосования на президентских выборах.

“Сказали, что мне нужно прекратить подавать жалобы по поводу нарушений на выборах. Они угрожали расправой моей семье. Они говорили: "У тебя есть родители, дети. Подумай, а вдруг с ними что-то произойдет". Мне обещали голову оторвать, если я не перестану оспаривать результаты выборов", рассказывал Мужецкий Радио Свобода в апреле.

Активист подал заявление в полицию, но напавших на него так и не нашли, а угрозы продолжились. Весной Мужецкий вместе с семьей улетел в Нью-Йорк. Активист вскоре получил политическое убежище, нашел жилье и работу.

Алексей Мужецкий согласился рассказать Радио Свобода о том, как в 42 года начать новую жизнь в эмиграции.

Я никогда не планировал эмигрировать, потому что я всю жизнь был патриотом России. И я не понимал людей, которые хотят уехать из России, просто чтобы уехать. У меня две несовершеннолетние дочери, и я хотел, чтобы они росли на российской земле. В селе Александровское Ставропольского края у меня был свой дом, в который я вложил много сил и времени. Незадолго до отъезда мы купили квартиру в ипотеку. Пришлось все бросить и бежать в незнакомую страну. Я уехал только потому, что угрожали мне и моим детям. Это была шоковая ситуация. Я лишь сейчас начал приходить в себя.

После того как я рассказал о нападении журналистам, ко мне в магазине подошел человек, который работает в силовых структурах. Он дал мне понять, что обо мне помнят, и попросил забрать все заявления

– После избиения вы подали заявление в СК. И что было дальше?

Следователь почти никаких мер не предпринял. Меня не вызвали на осмотр места происшествия. Не были своевременно сделаны запросы об изъятии материала с камер наблюдения. После того как я рассказал о нападении журналистам, ко мне в магазине подошел человек, который работает в силовых структурах. Он дал мне понять, что обо мне помнят, и попросил забрать все заявления. Я решил, что надо уезжать. Я понял, что от меня не отстанут и даже огласка не поможет. Мне и так было страшно, а стало еще страшнее.

Алексей Мужецкий рядом со своим домом в Нью-Йорке
Алексей Мужецкий рядом со своим домом в Нью-Йорке

– Вам угрожали уголовным преследованием?

Не угрожали, да и поводов не было. Но был бы человек, а дело найдется. Все это время мы жили в большом напряжении. Мы, наконец, выдохнули, только когда сели в самолет в Нью-Йорк. Мы поняли, что теперь можем не опасаться за свою жизнь.

– Почему решили уехать в США?​

У меня была туристическая виза в США. Мы ездили на каникулы в эту страну, чтобы показать детям Диснейленд. Мы не выбирали страну для эмиграции. Улетели туда, куда была возможность.

– Почему выбрали Нью-Йорк?

В Нью-Йорке много эмигрантов, там дружелюбное отношение к людям из разных стран. Кроме того, в этом городе легче получить политическое убежище.

– Вам сложно было найти работу и жилье?

Человеку, у которого есть какие-то трудовые навыки, найти работу легко. Особенно если знаешь язык

Здесь много агентств по поиску работы. Человеку, у которого есть какие-то трудовые навыки, найти работу легко. Особенно если знаешь язык. Сейчас я работаю охранником. Жена тоже получила работу. Конечно, мы пока работаем не по специальности. У меня юридическое образование. А в США, к счастью, российские законы не действуют, поэтому, чтобы работать юристом, мне надо переучиваться. Но меня никакой труд не пугает. В России я и таксовал, и на мебельной фабрике работал. Весной собираюсь поступать в колледж, чтобы в будущем найти более интересное и хорошо оплачиваемое дело. Сейчас изучаю, какие профессии востребованы в Нью-Йорке.

Квартиру я нашел по объявлению в русскоязычных газетах через два месяца после прибытия в Нью-Йорк. До этого мы жили у знакомых. Сейчас мы снимаем жилье в маленьком районе Бруклина под названием Сигейт. Мы живем недалеко от океана. У нас замечательные соседи. Особенно хорошие отношения сложились с семьей из Украины. Эта семья снимает квартиру рядом с нами. Мы часто ходим друг к другу в гости.

– Как дети адаптировались к жизни в Нью-Йорке?

На следующий день после приезда мы созвонились с местным департаментом образования. У нас попросили свидетельство о рождении дочерей, переведенное на английский. После того как мы предоставили документы, старшая дочь пошла в школу. А младшую мы устроили в детский сад, который находится в минуте ходьбы от нашего дома. Дети привыкают к жизни в США. Старшая дочь раньше очень переживала, что ей пришлось расстаться с друзьями. Сейчас у нее появились новые друзья, и она делает успехи в учебе, особенно в математике.

– Как вы получили политическое убежище?

Легко и очень быстро. В июне мы подали документы, а в августе уже получили убежище. Из документов у меня были копия заявления в СК, заключения судмедэксперта, который снимал побои, и подтверждение того, что я был наблюдателем на выборах президента. Адвокат сказал, что вероятность получить убежище с моей историей весьма велика. Но мне кажется, нам еще и повезло. Некоторые беженцы не один год ждут решения.

Я понял, что человек, который готов работать, учиться и уважать закон, в Нью-Йорке не пропадет

– Вам хватает денег на жизнь?

Сначала мы тратили деньги, полученные после продажи моего дома, которые прислал нам мой отец. Мы получали финансовую помощь от государства, пока не нашли работу. Теперь мы оба работаем и чувствуем себя комфортно в финансовом плане, несмотря на то что у нас маленькая зарплата по меркам этого города. Мы можем пойти несколько раз в месяц в ресторан, детям покупаем все, что нужно. В России я тщательно планировал свой бюджет. Здесь у нас нет необходимости экономить на еде или одежде. Но самое главное – у меня есть ощущение спокойствия и уверенности. Я понял, что человек, который готов работать, учиться и уважать закон, в Нью-Йорке не пропадет.

Алексей Мужецкий с листовками в поддержку Навального
Алексей Мужецкий с листовками в поддержку Навального

– Вы большую часть жизни провели в небольшом селе Ставропольского края. Сложно было привыкнуть к такому огромному и динамичному городу?

Напрягает иногда размах и шум Нью-Йорка. Но там, где мы снимаем квартиру, тихая и спокойная атмосфера. Мне нравится изучать Нью-Йорк. Мы много гуляем по городу. Машины у меня пока нет. Мы передвигаемся на общественном транспорте. С детьми регулярно ездим на Манхэттен. На Рождество ходили смотреть на главную елку Нью-Йорка в Рокфеллеровском центре. В Нью-Йорке много развлечений и никогда не скучно. Конечно, в Нью-Йорке есть непривычные для меня законы и правила приличия, которые надо соблюдать. Но они не вызывают у меня отторжения. Мне по душе, что тут уважают личное пространство. В Нью-Йорке много людей, эмигрировавших из разных стран, в том числе по политическим причинам. Но никто на этом внимание не заостряет. У жителей Нью-Йорка не принято спрашивать об иммиграционном статусе.

– Многие эмигранты годами живут в русском районе Нью-Йорка, плохо говорят на английском и общаются, главным образом, с представителями русской диаспоры. Как вы думаете, вы сможете интегрироваться в американское общество?

Я этого хочу. Но я плохо говорю на английском. Сейчас я могу на этом языке обсудить только бытовые вопросы. Очень расстраивает, когда не получается поддержать разговор с американцами на интересные темы. Но этот вопрос я решаю. Мы с женой два раза в неделю ходим на курсы английского. В ближайшее время планируем поехать в путешествие по США, чтобы лучше узнать эту страну.

Разочаровываются в своих ожиданиях те приезжие, у которых был выбор. Мне разочаровываться не с чего

– Вы не разочаровались в США после эмиграции?

Разочаровываются в своих ожиданиях те приезжие, у которых был выбор. Мне разочаровываться не с чего. Я сюда уехал не по своей воле. Меня заставили покинуть Россию. Я не ожидал от США молочных рек и кисельных берегов. Я не считал, что другая страна мне что-то должна. Я понимал, что нужно будет много работать. Приятным сюрпризом было то, что государство готово эмигрантам помогать. Например, нам предоставили бесплатную медицинскую страховку. Меня удивило дружелюбное поведение чиновников. Но я знаю, что никто мои проблемы, кроме меня, решать не будет.

– Скучаете по России?

Конечно, я скучаю по родителям, друзьям и своему дому. Я прекрасно понимаю, что не увижу близких в ближайшее время. Отец, военный, не одобрил мою эмиграцию. Он не поедет никогда в Америку. Я смогу приехать в Россию, только когда и если получу гражданство США. Мне грустно от этого, но больше всего я сожалею о том, что Родина меня выдавила. Но переживать бессмысленно, да и некогда. Мне надо создавать будущее, а прошлое осталось в прошлом.

– Наверное, это очень сложно – в 42 года начинать с нуля в непривычных условиях чужой страны?

Я посмотрел на стариков Нью-Йорка и решил, что 42 года – это отличный возраст, чтобы начинать

Я тоже думал, как я справлюсь с этими переменами в моем возрасте. Но я смотрю на людей, которые живут в Нью-Йорке, и понимаю, что тут можно сохранить здоровье и активность до глубокой старости. По пляжу недалеко от моего дома в теплое время года каждый день спортивным шагом прогуливается женщина 89 лет. Она бодро идет 8 километров. Вы можете представить россиянку такого возраста на пробежке? Пожилые люди комфортно себя чувствуют в США. Здесь не страшно стареть. Я посмотрел на стариков Нью-Йорка и решил, что 42 года – это отличный возраст, чтобы начинать.

– Вы не жалеете, что стали наблюдателями на выборах, поддержали Навального и вам пришлось бежать?

Я делал то, что считал правильным, пока это было возможным. И не предполагал, чем всё закончится.​

Я не думал, что путинский режим начнет гнобить свой народ. Но я ощутил эту дикость на собственной шкуре

– Совсем не предполагали?

Я не думал, что путинский режим начнет гнобить свой народ. Но я ощутил эту дикость на собственной шкуре. В США я остаюсь сторонником Алексея Навального. Я общаюсь по интернету активистами, которые живут в России. У многих из них чемоданные настроения. Оппозиционеров так прессуют, что оставаться в России становится опасно.

Медицинская справка, выданная Алексею Мужецкому после нападения
Медицинская справка, выданная Алексею Мужецкому после нападения

– Они не упрекают вас в том, что вы сбежали от трудностей?

Я не считаю себя исключительным человеком, героем. Я не Че Гевара и не готов жертвовать собой и своей семьей ради идеалов демократии. Я лишь хотел нормальной жизни для себя и своих дочерей. Сейчас я испытываю горечь сожаления, что Россией правит кучка людей, которая совершает неприемлемые для порядочного демократического общества поступки. Я пытался, как мог, этому противостоять, а теперь я хочу использовать шанс построить хорошую жизнь для себя и своей семьи в США. Я сомневаюсь, что сейчас в России активными действиями можно изменить хоть что-то. Правительство пойдет на любые меры, чтобы не допустить массовых волнений. Активистам, которые продолжают бороться, могу пожелать лишь беречь себя.

Opinia dvs.

Arată comentarii

XS
SM
MD
LG