Linkuri accesibilitate

Подземный многоэтажный город из бетона. Интервью гендиректора "Азовстали"


Подземный многоэтажный город из бетона. Интервью генерального директора "Азовстали"
Așteptați

Nici o sursă media

0:00 0:21:25 0:00

Одновременно в 34 бомбоубежищах может находиться 12 006 человек, согласно плану гражданской обороны. После четырех-пяти тренировок сотрудники научились эвакуироваться за две минуты сорок секунд

На территории осажденного комбината "Азовсталь" в оккупированном армией РФ Мариуполе находятся 600 раненых украинских военных. По словам вице-премьера страны Ирины Верещук, ведутся переговоры об обмене 38 тяжелораненых бойцов на взятых в плен россиян и их эвакуации. Как заявляют командиры полка "Азов", на территории комбината остаются порядка тысячи украинских военных, которые продолжают обороняться. Все эти люди укрываются в бомбоубежищах и технических тоннелях под комбинатом. В интервью Настоящему Времени генеральный директор ЧАО "Азовсталь" Энвер Цкитишвили рассказал о многоэтажном подземном техническом городе и запасах еды и воды. Их начали делать еще в 2015 году.

Полк "Азов" – крайне правая добровольческая группа, входящая в состав Национальной гвардии Украины. "Азов" возник в 2014-м, когда Россия начала агрессию на Донбассе. Полк поддерживает националистическую идеологию. Но многие сторонники считают его патриотической и эффективной частью сил обороны страны.

– Чем был завод "Азовсталь" для Мариуполя до войны?

– Комбинат "Азовсталь" исторически был самым мощным предприятием черной металлургии в Украине. Мы производили от шести до семи миллионов тонн стали в год. Мы единственный завод в Украине, который выпускал рельсовую продукцию для "Укрзалізниці" и обеспечивал ею даже в советские времена практически всю европейскую часть СССР. Позже мы, единственные в независимой Украине, делали все марки стали для оборонной промышленности: броню для бэтээров и для танков, например.
У нас было 800 уникальных марок стали. Еще 4,5 тысячи марок стали – по классификатору. Мы выпускали и листовую сталь, и сортовую сталь для нужд угольной промышленности, для строителей, трубную заготовку. Огромный ассортимент. Все, кроме арматуры, скажем так.

– Про "Азовсталь" часто говорят, что это "город в городе". Объясните, пожалуйста, что именно это значит.

– На предприятии до 24 февраля 2022 года работало 10 837 человек. Вместе с членами их семей – порядка 20-25 тысяч, плюс подрядчики и их семьи. Так или иначе с "Азовсталью" были связаны 35-40 тысяч человек. Он бы источником их финансового благосостояния. Но не это главное. Главное то, что по архитектурным требованиям СССР все металлургические предприятия обязаны были иметь бомбоубежища как отдельные сооружения для защиты людей. На "Азовстали" таких было 36 штук. 34 – в рабочем состоянии. Плюс к этому по тем же требованиям везде есть технические тоннели. Это полноценные бетонные сооружения. У нас на комбинате есть шириной пять метров, семь метров междуэтажные помещения. В основном это от двух до двух с половиной метров ширины и высотой от двух до трех метров. Находится каждый из этих тоннелей на нескольких этажах. То есть он находится на глубине от 2 до 8 метров. Как будто под цехом зарыт многоэтажный дом. Все из бетона.

Длина тоннелей толстолистового цеха, например, больше пяти километров, потому что сам цех длиной километр. Их там несколько. Мы как-то пытались посчитать по чертежам, дошли до семи километров, посмеялись и бросили. Только под одним цехом уложено кабельно-проводниковой продукции на 75 километров. На глубине от двух до восьми метров под "Азовсталью" находится целый технический многоэтажный город.

– Все вышеперечисленные причины и привели к тому, что "Азовсталь" стала последним возможным убежищем? Я так понимаю, что вначале именно там очень много людей пыталось укрыться.

– Мы пережили 2014 год. Когда 24 января 2015 года эти нелюди обстреляли Мариуполь в первый раз, погибли больше 30 человек. Одиннадцать были "азовстальцами", четверо из них – дети. Мы очень серьезно задумались тогда в компании и поняли, что по прямому радиусу линия фронта находится от комбината на расстоянии от восьми до десяти километров. Мы находились в прямой досягаемости артиллерии врага.

В 2015-м мы решили, что будет правильно начать тренировать наших людей и привести в порядок подземные коммуникации и убежища. У нас есть тренировочные фильмы компании "Метинвест", объясняющие, кто куда должен спускаться, как спускаться нужно по лестницам, куда какие подразделения цеховые должны идти, в какие бомбоубежища, чтобы спастись. Одновременно в 34 бомбоубежищах может находиться 12 006 человек, согласно плану гражданской обороны. После четырех-пяти тренировок сотрудники научились эвакуироваться за две минуты сорок секунд.

Мы никогда не предполагали, что будут авиационные удары бомб весом от пятисот килограммов до пяти тонн. В 2015 году мы рассчитывали на артиллерийские удары. Мы начали на всякий случай запасать воду и продукты. Определенное количество воды, индивидуальных пакетов питания в холодильниках столовых. Мы планировали спрятать это в тоннеле, потому что в бомбоубежище будут находиться люди. Мы обратились к людям и сказали, что, если их жизни будет что-то угрожать, немедленно бежать на комбинат и спускаться в бомбоубежище. Охране была дана команда пропускать всех: сотрудник, не сотрудник, работал ли ты когда-нибудь, не работал у нас – значения не имеет, берите всех – стариков, детей. Мы всех будем принимать.

Из эвакуированных гражданских с "Азовстали" было человек пятнадцать металлургов. Остальные 170 – просто жители Мариуполя, которые нам поверили и благодаря этому спаслись в бомбоубежищах. И конечно, их спасли герои "Азова", которые удержали врага. Есть еще одна особенность комбината "Азовсталь": он с трех сторон окружен водой, морем и рекой. Это позволяет иметь естественные преграды на пути наступающего противника.

– Даже мне, человеку, который никогда не был в Мариуполе, слушать ваш рассказ тяжело. При этом я слышу какую-то совершенно невероятную нежность от человека по отношению к заводу.

– Мы ее безумно любим, нашу красавицу "Азовсталь". Конечно, когда я смотрю кадры, которыми мы обмениваемся и которые есть в интернете, у меня слезы на глазах. Я как директор завода знал всех начальников цехов, я знал многих членов их семей. Были случаи, когда, чтобы убедить сотрудника проявлять больший интерес к работе, я звонил их родителям домой, как в школе. И говорил: "Клавдия Васильевна, можно попросить вас как-то по-матерински повлиять на молодого человека? Я уже трижды с ним беседовал, он меня не слушает".

– Сколько лет вы там работаете?

– 12 лет. Я пришел 25 сентября 2010 года.

– Вы знаете, сколько людей было в самом начале войны в укрытиях комбината?

– Первые четыре-пять дней мы занимались тем, что останавливали завод. Его никогда не останавливали полностью за послевоенную историю Советского Союза и независимой Украины. Инструкция не учитывает всех нюансов. Советовались друг с другом. Мы комбинат очень грамотно остановили, не допустив выброса вредных газов в атмосферу Мариуполя, ни CO в доменном цехе, ни коксового газа в КХП – коксохимического производства. Не допустили разлива бензола, разлива смолы. Мы локализовали и вытолкали цистерны в район шлаковой горы, где никаких людей нет, бомбоубежищ нет.

Как живут сотни людей в укрытиях "Азовстали" в Мариуполе
Așteptați

Nici o sursă media

0:00 0:02:56 0:00

Люди приходили на работу под обстрелами. Обычные люди, начальники цехов взяли две машины скорой помощи, которые находились на территории комбината "Азовсталь", сели сами за руль и начали ездить по городу, собирать людей и привозить их на комбинат "Азовсталь". Они собрали порядка 300 человек. Ровно через три дня солдаты РФ начали стрелять по скорой помощи, разбили две машины. После уже ходили по квартирам, предупреждали, звали. Это еще когда батальон "Азов", пограничники и морская пехота удерживали город, когда еще внутри Мариуполя не было боев, только на окраинах.

Через пять дней без воды у человека начинается почечная недостаточность, страшные головные боли. Через семь-десять дней он не выдерживает, начинает кататься просто в страшной боли. Перед самыми военными действиями для технических нужд мы приобрели две установки осмоса. Установка обратного осмоса – это питьевая вода по санитарным нормам, которую мы с вами пьем в кране. Разрешается до 25 миллиграммов на литр иметь каких-то примесей, которые не опасны для здоровья человека. На комбинате "Азовсталь" было оборудование, которое допускало не выше 6 мг/л. Вот это оборудование мы начали в первую очередь спасать, заносить в те помещения, где мы могли потом добраться до них и пить эту воду. Любую воду, хоть техническую, хоть из канализации залить, и с обратной стороны польется H2O.

Vezi comentarii (1)

XS
SM
MD
LG