Linkuri accesibilitate

Спокойнее без Вексельберга. Как MIT избегает проблем


Виктор Вексельберг

Девять лет назад российского магната Виктора Вексельберга тепло принимали в американских компаниях, университетах и правительственных учреждениях.

Отношения между Москвой и Вашингтоном находились на этапе перезагрузки, а Вексельберг при поддержке Кремля возглавлял проект "Сколково" по развитию высоких технологий, исследований и предпринимательства. Для создания академического центра в российской "кремниевой долине" ему был нужен влиятельный партнер в США.

Массачусетский технологический институт (MIT) – один из самых престижных и богатых университетов в мире – согласился принять участие в создании Сколковского института науки и технологий, или Сколтеха, в обмен на инвестиции объемом 300 млн долларов.


В рамках установления прочных отношений MIT в 2013 году избрал Вексельберга членом попечительского совета, однако сегодня он в списках попечителей не значится.

В 2018 году университет тихо вывел Вексельберга из совета после того, как министерство финансов США внесло его в список российских чиновников, "олигархов" и компаний, на которых налагаются санкции за реализацию "враждебных действий" Москвы.

В ответ на наш запрос в MIT сказали, что членство Вексельберга в попечительском совете "приостановлено" вскоре после заявления министерства финансов от 6 апреля.

Это свидетельствует о желании MIT избежать юридических проблем, к которым может привести ведение бизнеса с человеком из "черного списка". Американские компании и организации пытаются отстраниться от подобных связей на фоне резкого охлаждения российско-американских отношений.

Инновационные отношения

Вексельберг, владелец многомиллиардных активов в области металлургии в составе группы компаний "Ренова", в первый раз был избран членом попечительского совета в 2013 году.

Вексельберг считался влиятельным и прогрессивным бизнесменом, его отношения с MIT начались не позже 2010 года, когда университет договорился с российским правительством о "совместной работе по оценке возможности ведения образовательной и исследовательской деятельности MIT в России".

Строился этот проект на базе частного Фонда Сколково, президентом которого Вексельберг стал в июне 2010 года.

Сколково, внешний вид, 20 мая 2014
Сколково, внешний вид, 20 мая 2014


Через год в "Сколкове" объявили, что MIT откроет здесь исследовательский и предпринимательский университет по модели американского института. Вексельберг заявил в интервью агентству Блумберг, что MIT получил за участие в этом проекте 300 млн долларов.

В России "Сколково" было принято считать проектом Медведева, который следовал имиджу молодого "продвинутого" лидера. Но уже в 2013 году, через год после того, как Путин сменил Медведева на президентском посту, в "Сколково" пришли следователи, а двоих его руководителей обвинили в краже более 750 тысяч долларов. Тогда же было возбуждено и уголовное дело против оппозиционного думского депутата Ильи Пономарева из-за его участия в проекте "Сколково".

В США тем временем задумались о реальных целях "Сколкова". В 2014 году ФБР выпустило необычный документ, в котором предупреждало о том, что иностранные правительства могут пытаться приобрести ключевые технологии с помощью частных компаний.

Вот что говорится в документе в этой связи о "Сколкове": "ФБР рекомендует получателям бюллетеня о Сколково использовать эту информацию для дальнейшего принятия решений, касающихся выбора иностранных инвесторов, и для защиты своих интересов, а также интересов страны в целом".

В 2015 году Вексельберга снова избрали в попечительский совет, несмотря на российскую аннексию Крыма и ухудшение отношений между Москвой и Вашингтоном.

Вскоре США ввели экономические санкции, однако они касались в основном чиновников, а не бизнесменов вроде Вексельберга.

Сам он выступал донором MIT и стал членом университетского общества Уильяма Бартона Роджерса, куда входят крупнейшие жертвователи института.

2010 год. Президент России Дмитрий Медведев, Аркадий Борковский (справа) и Виктор Вексельберг (слева) в Пало-Альто, Калифорния
2010 год. Президент России Дмитрий Медведев, Аркадий Борковский (справа) и Виктор Вексельберг (слева) в Пало-Альто, Калифорния

Точно не известно, какую сумму Вексельберг пожертвовал MIT.

Судя по опубликованным на сайте института документам, Вексельберг стал членом общества в 2016 году, пожертвовав как минимум 50 тысяч долларов в 2017–1018 учебном году; институт не указывает точные суммы крупных пожертвований. В данных о текущем 2019 бюджетном годе Вексельберг не упоминается. Отдел по работе с выпускниками не ответил на наши запросы о точном размере пожертвований. Однако Вексельберг не числится членом учредительного общества MIT, куда входят люди, которые пожертвовали институту миллион или более долларов.

В 2017 году благотворительное общество Вексельберга "Ренова" объявило о стипендии российским студентам для учебы в MIT. Оно же оплатило и учебу американских студентов из MIT и в России.

Под пристальным вниманием, в черном списке

В начале 2018 года США усилили давление на Вексельберга в рамках усиления санкции против России. Министерство финансов США пояснило, что это связано с участием России в боях на востоке Украины и в Сирии, а также с попытками подорвать западные демократические институты через враждебную деятельность в интернете.

В марте того же года федеральные агенты допросили Вексельберга на территории аэропорта Нью-Йорка и просмотрели его электронные устройства, сообщала американская пресса.

В апреле Вексельберг и группа компаний "Ренова" попали в санкционные списки министерства финансов вместе с еще шестью влиятельными российскими бизнесменами, среди которых был алюминиевый магнат Олег Дерипаска и глава Газпрома Алексей Миллер.

Вексельберг оказался там "за деятельность в энергетическом секторе российской экономики", говорится в заявлении министерства финансов.

Месяц спустя американская инвестиционная компания "Коламбус Нова", аффилированная с группой "Ренова", раскрыла, что платила личному адвокату президента Дональда Трампа Майклу Коэну за консультации "по поводу потенциальных источников капитала и потенциальных инвестиций в недвижимость и другие предприятия".

Позднее стало известно, что Вексельберг присутствовал на инаугурации Трампа в Вашингтоне в январе 2017 года по приглашению своего двоюродного брата и главы компании "Коламбус Нова" Эндрю Интрейтера, который пожертвовал 250 тысяч долларов инаугурационному комитету. Эти данные приводит федеральная избирательная комиссия.

Все это время Вексельберг значился членом попечительного совета MIT, однако в январе 2019 все упоминания о нем исчезли. При этом имена остальных попечителей, избранных одновременно с Вексельбергом в 2015 году, остаются на сайте института.

Имени Вексельберг нет даже в полном списке попечителей начиная с 1861 года.

"В апреле 2018 года в результате попадания г-на Вексельберга в санкционный список министерства финансов MIT пересмотрел свои юридические обязательства и приостановил членство господина Вексельберга в попечительском совете", – сообщила пресс-секретарь MIT Кимберли Аллен в письме Радио Свобода.

Она отказалась говорить, работают ли стипендиальные программы, которые спонсировал Вексельберг, отметив, что пожертвования, сделанные до попадания Вексельберга в список Минфина, возвращаться не будут.

Она также отметила, что MIT продолжает сотрудничать со Сколтехом, однако не сообщила никаких подробностей.

Сотрудники группы компаний "Ренова" не откликнулись на неоднократные просьбы об интервью по телефону и в письмах.

Ослабление отношений

Брайэн О’Тул, бывший аналитик министерства финансов, занимавшийся санкциями, считает, что MIT был вынужден принимать спешные шаги, как только Вексельберг попал в санкционные списки: "От него пришлось быстро избавиться. Санкции касаются не только финансов, но и вообще любых услуг и договоренностей, а также его обязанностей как члена попечительского совета".

Илья Заславский, российский исследователь, когда-то работавший в нефтяной компании "ТНК-ВР", поглощенной консорциумом Вексельберга в 2000-х, говорит, что "Сколково" никогда не было для Вексельберга бизнес-проектом: "Ему надо было угодить властям, получить налоговые скидки, продемонстрировать свою лояльность. Во времена Дмитрия Медведева это было целесообразно, и Вексельберг использовал шанс стать одним из каналов связи и установить внешние контакты. По большей части это делалось ради престижа".

О позиции MIT Заславский говорит следующее: "Даже если в России все подозрительно, нам-то какое дело? На Западе пока закрывают глаза на источник денег и берут их, говоря: “Почему нет? Надо брать”".

Кэрол Сэйветц, профессор MIT и преподаватель программы "Вопросы безопасности" в области российской внешней политики, говорит, что девять лет назад можно было понять, почему MIT был заинтересован в перспективных программах вроде "Сколкова" и Сколтеха. Однако, оглядываясь назад, можно сказать, что университет поступил наивно, считает Сэйветц. Сама она участвует в другой российской программе MIT, не связанной со "Сколковом" и не попавшей под санкции из-за Вексельберга.

"Сколково" нуждалось в признании на Западе. Для этого был нужен крупный американский университет – Калифорнийский технологический институт или MIT. В MIT на это пошли ради студентов, – считает она. – Это все произошло при Медведеве, во время перезагрузки… Это был самый расцвет новых отношений, и все думали, что дальше будет еще лучше. Мы тогда не понимали, что он был замешан в совсем других делах", – говорит она о Вексельберге.

XS
SM
MD
LG