Linkuri accesibilitate

Анатолий Голя: «Додон перенял манеры Воронина, но многое позаимствовал и у Плахотнюка» (ВИДЕО)


Anatolie Golea: „2019 a fost anul speranțelor neîmplinite”
Așteptați

Nici o sursă media

0:00 0:28:43 0:00

В распаде коалиции Партии социалистов и блока ACUM журналист и политический обозреватель Анатолий Голя видит упущенный шанс для перемен внутри страны и для консолидации отношений с главными вешними партнерами Республики Молдова, с Россией, ЕС и США. И, по его мнению, разрыв спровоцировали амбиции и гонор молдавских политиков.

Свободная Европа: 2019 год войдет в историю как год турбулентностей, кризисов... Люди соревнуются в поисках дефиниций, но самое экзотическое определение мы нашли в карикатуре, где год представлен в виде ромашки: «Любит, не любит...». А вы бы с чем сравнили 2019 год?

Анатолий Голя: Ромашка мне нравится! Не знаю, насколько там «любит, не любит», но, развивая эту идею, я бы сказал, что это был год несбывшихся надежд.

Надежда несколько раз появлялась, затем исчезала... И каждый раз я не перестаю удивляться традиционным вопросам журналистов и не менее традиционным ответам рядовых граждан и политиков на избирательных участках. Спрашивают: «За что вы голосовали?» А в ответ мы слышим: «За демократию!», «За будущее!», «За благосостояние!», «За пенсии и зарплаты...» — в зависимости от возраста. Люди всегда связывают определенные надежды и ожидания с выборами — что, мол, жизнь станет лучше. Кстати, это следует и из обещаний политиков — после выборов жизнь станет лучше... Но каждый раз про обещания очень скоро забывают, их никто не выполняет, и люди в очередной раз испытывают горькие разочарования.

Свободная Европа: Кстати, партия «Шор» предложила ввести ответственность...

Анатолий Голя: Да, уголовную ответственность. Помните, нам обещали зарплату и в 600 евро, и в 500 евро, и сколько там еще было!.. В 2019 году, после парламентских выборов, которые прошли 24 февраля, надежды не исчезли, напротив, надежда возродилась в событиях 7-8 июня, когда политики показали, что способны преодолеть геополитические разногласия, а также идеологические и иного рода расхождения, чтобы попытаться выполнить собственные обещания и оправдать ожидания граждан.

Мнения здесь разошлись, одни считают, что решение политиков соответствовало ожиданиям большинства населения, другие — что политикам пришлось пойти на этот шаг под давлением извне, со стороны Вашингтона, Брюсселя и Москвы, когда в Республике Молдова совпали интересы этих трех крупнейших мировых игроков. А третьи уверены, что политики рискнули пойти на такую коалицию из чувства самосохранения или инстинкта выживания.

Свободная Европа: Желания сохранить свое положение?

Анатолий Голя: Можно и так сказать. Я считаю, что все эти три определения имеют право на существование, все три причины привели к созданию коалиции между Партией социалистов и блоком ACUM. Но, тем не менее, я считаю, что они, прежде всего, поняли, что «спасение утопающих — дело рук самих утопающих», что им надо спасать собственные шкуры, потому что слишком уж болезненно наступили они на мозоль председателя ДПМ Владимира Плахотнюка, и если он останется в Республике Молдова, то им придется плохо, вне зависимости от того, какую позицию он займет — все равно он отомстит, и отомстит безо всякой жалости!

Нам прекрасно известны повадки молдавских политиков, их любовь к встречам в формате «барбекю», «баня»...

Свободная Европа: Если июньским событиям способствовали три фактора, то который из них — или, может, все три?.. — привел к распаду коалиции?

Анатолий Голя: С «разводом» немного сложнее, но, думаю, внешний фактор тут можно исключить, потому что наши партнеры были против разрыва. Я считаю, что даже Россия была против распада коалиции — и у меня есть аргументы. Если говорить о внешнем факторе, то совпадение интересов крупнейших международных игроков было на руку всем, это стало пусть и шатким, но мостиком к примирению России с Евросоюзом, в первую очередь, но и с Соединенными Штатами тоже! Мостиком, который со временем можно было укрепить, увеличить, сделать более крепким. Но — коалиция развалилась.

Если бы у Вашингтона с Брюсселем были основания полагать, что это Москва благословила распад коалиции, то Россию автоматически исключили бы из списка благонадежных партнеров. Россию такой вариант вряд ли устраивает, и потому я не думаю, что Москва была заинтересована в распаде альянса. По моему мнению, верх одержали амбиции и интересы наших политиков, которые и привели к развалу коалиции — прежде всего, с прицелом на предстоящие президентские выборы.

Для двух крупнейших конкурентов, основных соперников — для Игоря Додона и Майи Санду — так на тот момент было лучше. Будет ли это лучше для них в будущем, пересмотрели ли они свои позиции или нет — время покажет.

Я думаю, что сегодня, два месяца спустя после распада коалиции, у Майи Санду есть повод для сожаления, а вот Игорь Додон может испытывать определенное удовлетворение, потому что он достиг того положения, к которому стремился — второй Владимир Воронин во главе государства, который контролирует все структуры через свое большинство в парламенте. Правда, большинство-то не афишируемое, официально не оформленное, — но оно ж есть, мы все это знаем...

Свободная Европа: Но не совсем конституционное, да?

Анатолий Голя: Не совсем конституционное, и...

Свободная Европа: И до Воронина ему далеко.

Анатолий Голя: Четыре года у Воронина было конституционное большинство, и лишь затем, после 2005 года...

В распоряжении Игоря Додона — целый холдинг, которому может позавидовать и холдинг Плахотнюка

Свободная Европа: Было комфортное большинство!..

Анатолий Голя: Сегодня точно такое же число депутатов, 56, плюс-минус, да и ситуация примерно та же, потому что...

Свободная Европа: Кстати, как вы считаете, участники пикника оформят свое членство или воздержатся?

Анатолий Голя: Г-н Додон сказал, что никакого пикника не было!

Свободная Европа: Почему бы ему и не поверить?..

Анатолий Голя: Действительно, почему бы ему не поверить? И почему бы не поверить г-ну Дьякову, который говорит, что пикник был? Ну, да это не так уж и важно.

Нам прекрасно известны повадки молдавских политиков, их любовь к встречам в формате «барбекю», «баня», или как-то иначе...

Свободная Европа: Ну, условно назовем их «участниками пикника». Интересно другое: решится ли кто-то из них присоединиться?

Анатолий Голя: Думаю, сегодня это не так важно, потому что Игорь Додон располагает в парламенте комфортным и довольно стабильным незадекларированным большинством.

Недавно я слушал выступления в парламенте по проекту закона о бюджете на 2020 год. Это далеко не самый хороший закон о бюджете, социально-ориентированный, разумеется, с определенными популистскими обещаниями...

Свободная Европа: Но с огромными дырами, как говорят...

Анатолий Голя: И с явными дырами без финансового покрытия! Если вы помните, изначально бюджетный дефицит планировался на уровне 6,1 млрд леев, и когда бюджет был представлен впервые в парламентские комиссии, на второй же день — я заметил, на второй день, через 24 часа! — дефицит вырос на 1,3 млрд леев, так как туда был включен тот самый кредит, обещанный Москвой. Хоть и обещан неопределенно, смутно, безо всякого документального подтверждения.

И Демпартия пошла на этот шаг, хотя ДПМ прекрасно понимает, что денег нет. И вообще, во время дебатов по бюджету в парламенте было очень много моментов, которые необходимо, как минимум, разложить по полочкам, обсудить по существу, например, то, что касается акцизов на гибридные автомобили, и многие другие вопросы, которые, что называется, лежат на поверхности. Это же очевидно! Люди добрые, если мы ратуем за экологию и чистый воздух, и все люди ездят на «зеленых», экологичных автомобилях, то почему мы не поступаем так же?

Демпартия заинтересована в том, чтобы сохранить то, что было во времена ее правления, не так ли? Логично! Но когда социалисты сказали: «Нет, мы лишаем гибридные автомобили прежних льгот по уплате акцизов» — то было отменено и многое другое.

Свободная Европа: То есть, они говорят: «Yes, sir!»?

Анатолий Голя: Yes, sir!

Свободная Европа: И никто там у них не высказывает особого мнения?

Анатолий Голя: Ничего подобного я пока не видел.

Свободная Европа: Понятно.

Анатолий Голя: Несмотря на то, что, насколько известно, фракция Демпартии особой сплоченностью не отличается.

Свободная Европа: Говорят, что Владимир Воронин стал реально опасен, что он собирается объявить Додону политическую вендетту?..

Анатолий Голя: Кто?

Свободная Европа: Оппозиция, которая лишилась власти...

Анатолий Голя: Думаю, оппозиции, которая упустила власть, сейчас самое время взять тайм-аут, хотя бы на период зимних праздников, и хорошенько подумать над тем, что надо сделать в 2020 году, как не наступать на те же грабли. Да, для оппозиции справа Игорь Додон становится и опасным, и сильным. Он перенял определенные рычаги и манеры Владимира Воронина, которому долгие годы старался подражать, но многое он позаимствовал и у Владимира Плахотнюка.

Например, у Воронина был один только телеканал и одно информагентство, и еще что-то, насколько известно, он контролировал на канале Moldova 1 — и все.

А в распоряжении Игоря Додона — целый холдинг, которому может позавидовать и холдинг Плахотнюка в самые лучшие его времена!

Свободная Европа: Вы хорошо знаете Игоря Додона. В чем его добавленная стоимость? Вы сказали, что он многое перенял у Воронина и у Плахотнюка. В чем его сила — одно, два определяющих качества?

Анатолий Голя: Очень ловкий, открытый...

Свободная Европа: Действительно открытый — или играет эту роль?

Анатолий Голя: Прекрасно играет роль открытости перед обществом, перед СМИ.

Президент Додон прекрасно уловил момент: от Плахотнюка люди получали по 600 леев, а мы будем давать по 700! А кто даст 800?..

Свободная Европа: Жизнерадостный, веселый?

Анатолий Голя: Да — для публики, для прессы. Знает, как реагировать на требования, на предложения людей, работает индивидуально и по пунктам с каждым, и с каждым может обсуждать любую проблему.

Чего нет у Майи Санду!.. Которая говорит: «Я решаю глобальные проблемы, с частными вопросами — не ко мне».

Действительно, систему надо менять, надо перестать заниматься локальными проблемами, — но пока ты поменяешь систему, человек бьется головой о наглухо закрытую дверь...

Свободная Европа: «Свой парень» — это нравится избирателям!..

Анатолий Голя: Да.

Свободная Европа: Еще два достойных внимания событий произошли в конце 2019 года. Первое: на левом фланге появился сильный конкурент — во всяком случае, так это представлено — для Партии социалистов. С другой стороны, унионисты обещают консолидироваться и создать единый фронт. Как вы оцениваете эти два события?

Анатолий Голя: В первом случае вы имеете в виду Гражданский конгресс?

Свободная Европа: Именно его! Марк Ткачук, Юрие Мунтян и Зураб Тодуа.

Анатолий Голя: Проект симпатичный и привлекательный для определенного сегмента левоцентристского или даже левого электората, но я не очень верю в этот проект без лидеров. Все мы прекрасно знаем, что в Республике Молдова роль личности в истории — если вернуться к тому, что мы учили в университетах во времена марксизма-ленинизма — личность в молдавском обществе играла очень, очень заметную роль! А когда нет явного лидера, то очень сложно ассоциировать это политформирование с чьим-то именем. Я пытался прочесть программу этого политформирования...

Свободная Европа: План действий там весьма примечательный.

Анатолий Голя: План действий действительно примечательный, но программа довольно эклектичная, сложная для рядовых избирателей. Там красивые слова, все красиво говорят, но... Впрочем, поживем-увидим. У меня пока сдержанное отношение к этому проекту. Хорошо, что он появился и обещает быть активным. Из 49 партий — если память мне не изменяет, 49 партий было в Молдове! — добрую половину следовало бы распустить. И я остаюсь при своем мнении: если партия не участвовала в двух избирательных кампаниях подряд, ее нужно ликвидировать.

Свободная Европа: Говорят, paroles d’honneur...

Анатолий Голя: Да, знаю.

Свободная Европа: Так поступил, например, Серебрян, который сказал, что если они не пройдут в парламент... Но, извините, я пытаюсь вам противоречить. Когда та партия коллективных действий обещает добиться того, чтобы зарплата высоких сановников зависела от конкретного уровня жизни, от средней заработной платы по экономике — разве это конкретные заявления? И как этого добиться?

Анатолий Голя: Это достаточно конкретно — но я согласен, это сложно, потому вряд ли за 5000 леев в месяц найдутся желающие работать. Министры там, или какие-то специалисты... У нас огромный дефицит кадров на всех уровнях, во всех сферах, во всех областях, и привлечь людей можно только нормальными зарплатами.

Свободная Европа: В Moldtelecom не проблема найти менеджера.

Анатолий Голя: Генерального менеджера — да, я согласен, а ниже?! И как быть с Registru, где острая необходимость в специалистах в сфере информационных технологий, а на предприятиях через дорогу, в частных фирмах им предлагают две-три тысячи евро в месяц, а ты пытаешься привлечь их зарплатой в 5000 леев? Разве это нормально?

Свободная Европа: Значит, вы со здоровым скептицизмом смотрите на эту проблему?

Анатолий Голя: Со здоровым скептицизмом, потому что начинать следовало бы с пенсий, разница между пенсиями достигает стократного уровня, иногда максимальная пенсия в 100 раз выше минимальной. И надо что-то решить с пенсиями судей, бывших полицейских и т. д., потому что у нас 90% пенсионеров получают пенсию ниже прожиточного минимума, то есть, менее 2000 леев, и это совершенно ненормально.

Свободная Европа: Эта партия как раз пыталась сделать ставку на эту категорию населения — на детей, пенсионеров и женщин, заявив, что...

Анатолий Голя: Да, но это заявления, которым люди больше не верят.

Свободная Европа: Ладно, время покажет.

Анатолий Голя: Я уже говорил о разочарованиях — так вот, люди, как бы они ни были разочарованы, радуются этим 700 леям по случаю Пасхи или Рождества!..

Свободная Европа: То есть, журавлю в небе предпочитают синицу в руке?

Анатолий Голя: Да, и тут президент Додон прекрасно уловил момент, сориентировался: от Плахотнюка люди получали по 600 леев, а мы будем давать по 700! А кто даст 800?..

Если решат баллотироваться и Нэстасе, и Цыку, и Киртоакэ, то может случиться, что Додон получит мандат президента уже в первом туре

Свободная Европа: Унионисты...

Анатолий Голя: По моему мнению, шансы унионистов сплотиться единым фронтом мизерны, потому что у нас прямо-таки звездная болезнь какая-то — ну, а мы с вами, Василе, не новички в нашей профессии, и мы помним, что еще начиная с 90-х годов все партии справа говорили: «Мы объединимся в одну партию! Но — лидером буду я!..»

И так говорят все лидеры партий и партиек, те, кто носят партийную печать в кармане и готовы умереть, но — только с печатью в кармане! Я скептик, и я не верю в успех этой идеи. Мы в очередной раз наступаем на те же грабли, и здесь я имею в виде президентские выборы, потому что выборы кишиневского мэра должны были послужить хорошим уроком для партий справа, которые впервые за современную историю Республики Молдова проворонили столицу. Иными словами, потеряли правый и правоцентристский электорат — именно что потеряли! Потому что не Ион Чебан победил на выборах. Это Андрей Нэстасе потерпел поражение, несмотря на существенную поддержку своих контркандидатов справа.

Мы беседовали с этими кандидатами, в октябре, перед выборами, у нас прошли предвыборные дебаты, и я спрашивал их и во время дебатов, и после: «Что вы делаете, к чему вы хотите прийти?» — на что, как правило, наши собеседники отвечали: «Ну, мы начали заниматься политикой, начали предвыборную кампанию, у нас разные кандидаты, но во втором туре, разумеется, мы будем бороться против Иона Чебана». Но так нельзя...

Свободная Европа: Это значит — остановить поезд?

Анатолий Голя: Когда перед первым туром ты критикуешь Андрея Нэстасе, кандидата в мэры Кишинева, кандидата справа, обливаешь его грязью, обвиняешь в коррупции и воровстве, говоришь, что он ничего не сделал в министерстве внутренних дел или где там еще, и когда этот кандидат проходит во второй тур, а ты нет, то перед вторым туром ты призываешь проголосовать за него!.. Из памяти избирателей не так легко стереть все то, что было сказано в его адрес.

Выход Майи Санду и Игоря Додона к гражданам накануне второго тура, по моему мнению, сыграл на руку только избирателям Иона Чебана, которые консолидировались и сказали: «Все идем на выборы, иначе придет Киртоакэ, который поддерживает Андрея Нэстасе!»

Боюсь, мы окажемся в той же ситуации и на президентских выборах в конце 2020 года, потому что какое бы мнение ни сложилось о Майе Санду, у нее было предостаточно ошибок, многие граждане, члены ее партии и партнеры по коалиции не были согласны с ее решением взять на себя ответственность, а также с последовавшей отставкой ее правительства. Но если абстрагироваться от этих ошибок, то именно она остается единственным вызывающим доверие лидером на правом сегменте политической сцены, лидером с реальными шансами бороться на равных с Игорем Додоном, который, разумеется, станет кандидатом номер один на предстоящих выборах.

Демпартии гораздо более комфортно с Игорем Додоном, чем с таким президентом, как Майя Санду

А вот если там, справа, заартачатся, и решат баллотироваться и Андрей Нэстасе, и Октавиан Цыку, и Дорин Киртоакэ, и кто-то еще — мы пока не знаем, кто, до выборов еще целый год! — то вполне может случиться, что Игорь Додон получит мандат президента уже в первом туре.

Свободная Европа: Значит, такая инфляция ему поможет? Я знаю, когда-то вы делали ставки, заключали пари, складывали деньги в какой-то сейф...

Анатолий Голя: В шахматы я не играю!..

Свободная Европа: Сейчас вы бы рискнули поставить на победителя?

Анатолий Голя: На победителя? Я уже и позабыл об этих ставках, которые мы делали в агентстве INFOTAG — и в которых участвовали и политики. Кстати, самые верные прогнозы тогда давал Ион Стурза. В последний раз я поспорил с одним из членов команды Октавиана Цыку, который говорил, что они пройдут во второй тур, а я — что им не удастся преодолеть 5-процентный избирательный барьер. И я выиграл!

Свободная Европа: Значит, в сейфе остались его деньги... А сейчас вы готовы заключить пари на будущего президента?

Анатолий Голя: Боюсь, не стану рисковать, и особенно сейчас, потому что до выборов еще далеко, и многое может случиться. Посмотрим, ближе к выборам решим. Единственное, что я вижу сегодня — то, что Игорь Додон — фаворит, и если кто-то и может его остановить, то не кто-либо справа, а лишь Демпартия.

Парадоксально, но помимо того, что Игорь Додон, как я уже сказал в самом начале, контролирует в Республике Молдова все, что движется, он еще крайне уязвим и зависим от Демпартии. Несмотря на то, что Демпартия далеко не монолитна.

Я говорил и в других передачах у вас — тогда они всей фракцией пошли к президенту не потому, что едины и сплоченны, а потому, что не доверяют друг другу. И Демпартия, в принципе, может спровоцировать правительственный кризис, политический кризис в 2020 году — проголосовать вместе с блоком ACUM и сместить правительство. И это будет почти смертельно для президента Игоря Додона с точки зрения предстоящих выборов, потому что Игорю Додону нужна стабильность.

Свободная Европа: Да, трудно сказать, как все будет, там болотистая местность...

Анатолий Голя: Но у Демпартии нет особых причин на это идти, потому что в этом случае у нее должен быть национальный лидер, у которго есть шансы на президентских выборах. А такого лидера у ДПМ нет, и до выборов его не будет, ну, а поддержать Майю Санду... Я не уверен, что демократы этого захотят! Демпартии гораздо более комфортно с Игорем Додоном, чем, скажем, с таким президентом, как Майя Санду. И досрочные выборы Демпартии тоже не нужны.

Для граждан веселья будет мало, а вот грустных поводов будет хватать с избытком

Свободная Европа: Особенно если, как говорили многие, Игорь Додон создал им все условия для того, чтобы они вернули значительную часть утраченного...

Анатолий Голя: Он предоставил им много рычагов, это так.

Свободная Европа: Если здесь так много неопределенности, то давайте переключимся на другое. Там ваш опыт позволяет делать прогнозы точнее. Какой вы видите карьеру Ренато Усатого в 2020 году?

Анатолий Голя: О-о-о, она зависит от очень многих обстоятельств! Ренато Усатый действительно может стать кандидатом с наиболее реальными шансами на то, чтобы оттянуть часть электората слева, традиционного электората Игоря Додона, потому что пока не видно кандидата от Гражданского конгресса. Я уже говорил, у них нет лидера, и вряд ли он будет в обозримом будущем.

Свободная Европа: Там бросят жребий...

Анатолий Голя: Ну, не знаю... У Ренато Усатого шансы есть, но его может остановить Россия, Лондон, заведенные на него уголовные дела в Республике Молдова — если не ошибаюсь, на его имя открыто 26 дел. Посмотрим, конечно... Но он очень серьезный конкурент для Игоря Додона!

На президентских выборах в 2016 году он подарил Додону набранные Чубашенко 6% голосов, которые, по сути, и сделали Додона президентом. Не надо об этом забывать. Кроме того, идут разговоры о возрождении — не знаю, насколько это удачное слово — президента Владимира Воронина... Я видел последний опрос, в котором Воронин выходит на второе или третье место после Игоря Додона!..

Свободная Европа: В одной из передач он даже сравнил себя с Трампом, сказал: why not?..

Анатолий Голя: Да, но в столь почтенном возрасте он может и позабыть о том, что говорил... В моей передаче где-то полгода назад он сказал, что обязательно будет баллотироваться, потому что Трамп одного с ним возраста, а ему на президентских выборах будет лишь 79 лет. А недавно он заявил, что не будет выставлять свою кандидатуру, если сохранится избирательная система, введенная незаконным и неконституционным постановлением Конституционного суда 4 марта 2016 года. Однако, он готов баллотироваться, если глава государства будет избираться парламентом.

Мы понимаем, что в парламенте у него нет ни единого шанса, потому что у ПКРМ нет ни одного депутата в законодательном органе. Кстати, я не верю и в восстановление процедуры избрания президента парламентом, хотя считаю то решение Конституционного суда абсолютно незаконным и конформистским.

Возможно, то решение и следовало бы пересмотреть, но я не думаю, что действующий состав Конституционного суда пойдет на подобную авантюру.

Свободная Европа: Одним словом, нас ждет веселый год, скучать не придется?

Анатолий Голя: Нам, журналистам, — да, но для граждан веселья будет мало, а вот грустных поводов будет хватать с избытком.

Vezi comentarii

XS
SM
MD
LG