Linkuri accesibilitate

Валентин Балан: «Тактика „малых шагов“ — дополнительная угроза целостности Молдовы»


Валентин Балан

Вице-премьер Василий Шова представил приоритеты Бюро по реинтеграции. По его словам, в скором времени возобновят работу все экспертные группы, задействованные в процессе приднестровского урегулирования. Глава Ассоциации специалистов по связям с общественностью и PR Валентин Балан считает, что радоваться пока рано, поскольку Тирасполь с успехом продолжает давно начатую «игру на нервах».

Свободная Европа: Приднестровский конфликт порою входит в первые десять приоритетов власти, но нередко не числится и в первой двадцатке. Вы – знаток приднестровской проблематики, и вы наверняка сможете оценить, во-первых, действительно ли есть желание всерьез заняться решением конфликта, а во-вторых, есть ли шансы на воссоединение двух берегов Днестра?

Валентин Балан: Наверное, все граждане Республики Молдова, да и не только Молдовы, но и других государств, хотели бы, чтобы приднестровская проблема была решена!..

Свободная Европа: Но какой ценой?

Валентин Балан: Наши политики прекрасно понимают, что поставленную сейчас задачу по деолигархизации Республики Молдова не решить, если не вырвать и все те корни, что идут из Приднестровья. Потому что если и были какие-то договоренности между Кишиневом и Тирасполем, то писались они вилами по воде! А в реальности Кишинев финансировал Тирасполь – и Тирасполь финансировал Кишинев. Рука руку моет!

Найти решение хотел бы любой политик, но – не любой ценой!

Сейчас новая власть пытается навести порядок, и президент Игорь Додон зачастил в Москву. Я подозреваю, что это попытка помочь Тирасполю выжить во время деолигархизации Молдовы. Но как все в итоге получится – неизвестно.

Вы упомянули ранг приоритетов и место приднестровской проблемы, которая в лучшем случае замыкает первую десятку вопросов, в худшем – где-то на двадцатых позициях. Но бывали периоды, когда этот вопрос перемещался и на седьмое, и даже на третье место, а в 2015 году ему вообще уделялась масса внимания, и в некоторых кабинетах его обсуждали как серьезную угрозу.

Речь шла о том, насколько вероятно начало войны на юге Украины, включая Приднестровье и, соответственно, Республику Молдова. Тогда проблема действительно приобрела особое значение. Но справедливости ради надо признать, что рядового гражданина все равно больше волнуют ежедневные вопросы – зарплата, работа, дети... Люди не соприкасаются напрямую с приднестровской проблематикой, и она их мало заботит.

Приднестровский вопрос может становится некой серьезной проблемой разве что во время предвыборных кампаний. Ну, а сейчас… Даже не знаю, захочет ли кто-то решать приднестровский вопрос – или хотя бы его обсуждать.

Свободная Европа: Президент Игорь Додон часто ездит в Москву и обсуждает там, в том числе, и приднестровскую проблематику. Как вы считаете, он действительно намерен любой ценой отыскать решение?

Валентин Балан: Найти решение хотел бы любой политик, но – не любой ценой! Мы отлично знаем, что вовсе не президент Додон может принять решение о реинтеграции Республики Молдова. Интеграция на основе федерализации предполагает референдум, а референдум – это голосование граждан. Соответственно, решает тут не президент. И каких-либо иных способов объединения страны не существует.

Если партии правящей коалиции подпишут «соглашение о ненападении», то никто вообще не станет касаться приднестровской проблемы, поскольку это предполагает жесткие политические заявления и справа, и слева. А сейчас это интересует разве что Москву, которая пытается – уж не знаю, какими методами, думаю, что через Додона – и впредь финансово поддерживать Тирасполь.

В Грузии это называют «ползучей оккупацией»: с каждым днем пограничные столбы отодвигаются вглубь грузинской территории

Речь идет именно о Тирасполе, потому что по левую сторону Днестра – и вплоть до Украины – есть наши территории, которые сейчас контролирует Кишинев. Вопрос крайне серьезный, мы обеспокоены судьбой жителей Приднестровья, но мы не думаем о левобережных селах, подконтрольных Кишиневу. А там очень большие проблемы! Если мы, например, выдаем нейтральные номера, чтобы приднестровские автомобили могли ездить в страны ЕС, то наши граждане на левом берегу Днестра, у которых есть автомобили с молдавскими номерными знаками, не могут бесплатно передвигаться по территории Приднестровья, они не в состоянии даже проехать по мосту – им приходится приобретать виньету. А стоимость виньеты довольно высока – до 100 долларов в год.

Другая проблема связана с так называемым законом о содействии селам, расположенным на территории зоны безопасности. Это закон №39, не работающий с 2010 года. Никто не хочет финансировать проекты на территории левобережья Днестра, эти села дано брошены на произвол судьбы. Есть некоторое финансирование из-за рубежа, но оно связано с конкретными проектами, а не с решением текущих проблем – вопросов инфраструктуры, или организации питания в детских садах и школах. Продукты приходится доставлять на пароме, и еще нужно заплатить таможенный сбор, оформить растаможку… В итоге продукты становится баснословно дорогими!

Любое учреждение, любой экономический агент, который хочет открыть какое-либо предприятие в селах, контролируемых Кишиневом, обязан платить НДС в размере 20%, а вот в остальных левобережных селах под юрисдикцией Тирасполя налог на добавленную стоимость не взимается. Вот и выходит, что приднестровские предприниматели находятся в более выигрышной ситуации, а наши села буквально задыхаются.

Свободная Европа: Скажите, за 28 лет молдавской независимости вы можете вспомнить хоть одно заявление представителей тираспольской администрации о том, что они – «за» объединение двух берегов Днестра?

Валентин Балан: Никогда такого не было! Наши политики, говоря об этом, не раз пытались оправдать представителей Тирасполя тем, что они, мол, ориентируются на свой электорат, а на самом деле эти вопросы обсуждаются на так называемых «встречах без галстуков», в рамках «футбольной дипломатии», в ресторанах, на террасах... Но все же это не совсем так. И это уже можно расценивать как попытку обмана наших избирателей. В действительности ситуация другая: Кишинев кормил Тирасполь, а Тирасполь позволял Кишиневу его кормить.

Свободная Европа: Действующая власть намерена обеспечить альтернативные источники энергоресурсов для Республики Молдова. Эксперты считают, что если Молдова перестанет закупать электроэнергию на Кучурганской ГРЭС, то тираспольский режим не выживет.

Валентин Балан: Это один из методов, один из шагов, но далеко не единственный. Ведь проблема не только в том, что мы импортируем эту электроэнергию. Еще мы поддерживаем тираспольский режим и тем, что платим за неиспользуемый нами газ, с помощью которого и вырабатывается та самая электроэнергия – ну, а Приднестровью газ достается почти бесплатно. Получается, мы расплачиваемся дважды: платим и за электроэнергию, и за природный газ. Иными словами, мы не только поддерживаем тираспольский режим, но и способствуем обогащению приднестровских элит.

Свободная Европа: А Тирасполь время от времени сообщает об открытии еще несколько контрольно-пропускных пунктов... Зачем это нужно Приднестровью? Эксперты не раз говорили о том, что Тирасполь, тем самым, демонстративно игнорирует позиции остальных членов Объединенной контрольной комиссии.

Они уже вышли за пределы Бендер и двигаются все дальше, это такая специальная игра на нервах

Валентин Балан: Представители органов власти молдавских сел на левом берегу Днестра давно говорят, что ОКК не выполняет своей роли. К сожалению, ОКК не стала действенным механизмом, потому что каждый, кто туда обращается с каким-либо вопросом, слышит в ответ: «Проверим! Установим! Попытаемся решить!» И – все!.. Так что это пустые слова, и ничего более.

Свободная Европа: Мнение Кишинева почти не учитывается?

Валентин Балан: У Кишинева в ОКК лишь один голос, а в состав комиссии входят представители всех сторон, и это тоже проблема.

Другая проблема – установка таможенных или пограничных постов. Это, кстати, далеко не ноу-хау агрессивной политики России: два года назад я побывал в Грузии, в Тбилиси, и могу сказать, что точно такая же проблема существует там, в отношении Осетии и Абхазии.

В Грузии это называют «ползучей оккупацией», потому что официальные власти замечают, что с каждым днем пограничные столбы отодвигаются вглубь грузинской территории. Жители грузинских сел пытаются возмущаться – когда видят, что сегодня они еще в Грузии, а завтра могут оказаться на территории Абхазии. Но – «ползучая аннексия» продолжается.

Вот именно такой вид отношений пытаются протестировать и у нас. Уже неоднократно случались попытки передвижения пограничных постов, вагонов, столбов – началось это примерно в 2012-м. И после первых попыток – если не ошибаюсь, тогда главой Бюро по реинтеграции был Георге Бэлан, – так он оказался в больнице после инцидента с милиционерами! Потом пост перенесли обратно, но тоже ненадолго, как я понял. А потом опять принялись за свое.

Они уже вышли за пределы Бендер и двигаются все дальше, это такая специальная игра на нервах. Я не раз говорил, что «малые шаги» – не тактика урегулирования конфликта, а тактика территориальных уступок «малыми шагами», или дополнительная угроза для территориальной целостности Республики Молдова.

XS
SM
MD
LG