Linkuri accesibilitate

Виорел Цопа: «Корабль идет ко дну, а капитаны не реагируют»


О Плахотнюке, Платоне, Banca de Economii и новой власти

Бизнесмен Виорел Цопа, давний политический противник бывшего лидера Демпартии Влада Плахотнюка, разочарован действиями новой власти, которая обещала скорейшим образом очистить госструктуры от коррупции. Цопа бежал в Германию после того, как в Молдове его осудили на 15 лет лишения свободы в рамках двух уголовных дел – в 2013 г. и 2016 г., за «хищение банковских средств и мошенничество». Сам Виорел Цопа считает эти дела сфабрикованными по заказу Плахотнюка. В интервью корреспонденту Свободной Европы Валентине Урсу он рассказал о причинах своего скептицизма и о краже миллиарда в 2014 году. Напомним, Цопа в 2001 году возглавлял Banca de Economii.

Свободная Европа: Отчет Kroll 2 расширил понимание того, как именно выводились деньги из Banca de Economii. В двух словах: как вы прокомментируете судьбу ВЕМ, а также ликвидацию банка? Много лет назад вы были там руководителем…

Виорел Цопа: Во-первых, должен сказать, что кража миллиарда проводилась не только через Banca de Economii, в схеме участвовали еще два банка Шора – Unibank и Banca Socială. Все эти моменты достаточно наглядно изложены в отчете Kroll.

Вывод миллиарда невозможно было провести без криминальной приватизации BEM за год до этого, ну, а приватизация Banca de Economii на деньги Banca de Economii Шора не имела бы никакого смысла без рейдерского захвата в 2011 году, когда часть акций перешла в собственность Влада Плахотнюка.

Виорел Цопа
Виорел Цопа

Иными словами, прослеживается четкая связь: рейдерские атаки, приватизация оставшейся доли государства – и использование BEM в качестве инструмента для вывода миллиарда.

Свободная Европа: Почему пересеклись интересы государства и бизнеса?

Виорел Цопа: Вы сейчас выразились слишком обобщенно – «интересы государства», «интересы бизнеса»… А мы ведь, по сути, говорим об одном явлении: это или режим, или Плахотнюк собственной персоной, который одной рукой был собственником, а другой – государством как таковым.

Абсолютно все органы государства – прокуратура, центр по борьбе с коррупцией, Национальный банк, правительство – все действовали заодно, все были участниками плана. Если хотя бы одна структура из перечисленных работала так, как это положено, кража века была бы попросту невозможной. Да и криминальная приватизация Banca de Economii на деньги Banca de Economii была бы тоже невозможной, и рейдерские захваты, о которых я говорил, оказались бы невозможны – если хоть одна из вышеперечисленных служб реально занималась бы своим делом. Это я говорю для того, чтобы вы поняли, насколько плотно взаимодействовали преступники.

Свободная Европа: Вы упомянули г-на Плахотнюка. Но кто-то может сказать, что вы просто пытаетесь ему отомстить, обвиняя во всех грехах. Когда-то вы вместе с Плахотнюком владели акциями Victoriabank, были в некотором роде партнерами.

Виорел Цопа: Да, это так. Где-то в 2005-2006 году, лет пятнадцать назад, мы с Плахотнюком пересеклись в составе акционеров Victoriabank. Мы не знали, что собой представляет Плахотнюк, о нем вообще в 2005 году мало кто знал в Молдове.

Мы – абсолютно несовместимые люди, у нас противоположные принципы, и потому постепенно мы пришли к ситуации, когда мы захотели избавиться друг от друга. А в 2010 году, в ответ на нашу попытку как-то разойтись – без лишней огласки за пределами банка, он попросту украл наши акции!

И чтобы заставить нас замолчать, он сфабриковал против нас несколько уголовных дел – с помощью Центра по борьбе с экономическими преступлениями и коррупцией, как тогда называлась эта структура, и с помощью прокуратуры. В августе 2010 года мы провели пресс-конференцию, в ходе которой рассказали, представили факты, что Плахотнюк является организатором и бенефициаром рейдерских атак в Victoriabank. И через две недели я получил повестку в прокуратуру.

Свободная Европа: Когда вы вместе с Плахотнюком владели акциями в Victoriabank, бывало, что страдали другие лица, лишившиеся своих акций в банке. Ощущаете ли вы за это моральную ответственность?

Виорел Цопа: Отчуждение акций могло состояться только с помощью репрессивных органов – прокуратуры и НЦБК, или, как он назывался раньше, ЦБЭПК. В частности – через Богдана Зумбряну.

Платон встречался со всем Кишиневом, и я встречался со всем Кишиневом. Ничего особенного в этом не вижу

А вы, наверное, говорите о Галине Пройдисвет, которая сначала продала свои акции по двойной цене и получила за это деньги – хотя речь идет о незначительной доле, а потом обратилась в прокуратуру с ложным обвинением, на основании которого было возбуждено дело против Виктора Цопы. Вот и все дела! В остальном же я не припоминаю ничего такого – чтобы у кого-то отняли акции…

Свободная Европа: Но, говорят, как раз тогда и появились модели, сценарии того, как можно отнять бизнес у конкурентов.

Виорел Цопа: Вы имеете в виду механизмы рейдерских захватов?

Свободная Европа: Совершенно верно.

Виорел Цопа: Рейдерские захваты начались раньше, в России и Украине, а в Молдове о них заговорили куда позже. Но для проведения рейдерских атак нужно, чтобы все ключевые структуры государства функционировали так, как задумал автор проекта –главный рейдер. Вам прекрасно известно, кому подчинялись эти институты, и кто в Молдове мог позволить себе атаковать чужой бизнес – и впоследствии захватить его. Вы знаете, в чьем ведении находились и прокуратура, и юстиция.

Рейдерский захват в принципе означает, что в одно далеко не самое прекрасное утро вы просыпаетесь – и тут узнаете, что ваши активы, ваше имущество еще вчера или даже позавчера оказались в офшоре, или перешли в собственность каких-то неизвестных лиц, и что по этому факту имеется соответствующее судебное решение, базирующееся на поддельных документах.

Свободная Европа: Кстати, раз уж вспоминать 2005 год. Недавно г-н Платон, который отбывает наказание в пенитенциарном учреждении №13, называл и ваше имя – говорил, что вы встречались. Что скажете вы? Вы с ним беседовали когда-либо? И если да, то о чем?

Виорел Цопа: Платон, в 2005-м... Честно говоря, я что-то не припомню такой встречи, если это было 15 лет назад… Но ради внесения ясности скажу: Платон встречался, наверное, со всем Кишиневом, точно так же, как и я встречался со всем Кишиневом. Ничего особенного в этом не вижу. Но у нас никогда не было общего бизнеса, ни в какой форме. Да и вообще никакие отношения нас с Платоном никогда не связывали.

Свободная Европа: Политик Дорин Киртоакэ говорит о миллионном кредите, который, якобы, BEM выделил компании Air Moldova еще в тот период, когда вы возглавляли банк. Как все было? Кто выделял кредит, кто его одобряд?

Виорел Цопа: Дорин Киртоакэ не имеет ни малейшего понятия, о чем говорит. Вероятно, его впечатлили – или даже дезориентировали – ложные сведения, которые распространяет Яралов (Сергей Яралов, бизнесмен из ближайшего окружения Влада Плахотнюка. – ПРИМ. РЕД.), и потому Киртоакэ это все разносит...

Последние восемь лет население вместе с Киртоакэ пичкали недостоверной, лживой информацией

Свободная Европа: Дорин Киртоакэ – и Яралов? Какая тут может быть связь?

Виорел Цопа: Скажу для ясности, что я возглавил Banca de Economii в 1999 году, с приходом правительства Стурзы. Капитал банка, когда я принял дела, был отрицательным и составлял минус 84 млн леев. А через два года, когда я оставил банк, – после прихода к власти коммунистов я подал в отставку, – капитал превышал 200 млн леев. Иными словами, мы превратили практически убитый банк в один из лучших активов государства.

Что касается вашего вопроса насчет Киртоакэ – он говорит о кредите, о котором, как я уже сказал, он и понятия не имеет. Он не видел контракта, он не знает, кто предоставил кредит, не знает вообще, имею ли я какое-либо отношение к этому. Он не знает, чем закончился кредит, и была ли там какая-то проблема. Впрочем, может, он имеет в виду другие периоды, когда менеджерами банка были другие, и управление было иным.... Он даже проводит связь между мной и моим сегодняшним коллегой, моим сегодняшним другом Виктором Цопой, с которым тогда я даже не был знаком.

Свободная Европа: Но Виктор Цопа все-таки брал эти деньги в BEM?

Виорел Цопа: Кредит, предоставленный при мне предприятию Air Moldova, был абсолютно законным, потом кредит был пролонгирован, то есть, продлен на период следующего менеджмента. Что было дальше – надо разбираться. Но факт в том, что во времена режима, действовавшего все последние восемь лет, население вместе с Киртоакэ буквально пичкали недостоверной, лживой информацией!

Думаю, не является в этом смысле исключением и аудитория Свободной Европы, потому что люди только в последнее время стали понимать, что все, что знали они о том или ином вопросе, не соответствует действительности. Это касается и темы, которую мы обсуждаем сегодня.

Свободная Европа: Поскольку сегодня вы с Виктором Цопой друзья, если я правильно вас поняла, скажите, обсуждали ли вы с ним этот вопрос – предоставление миллионного кредита компании Air Moldova?

Виорел Цопа: С Виктором Цопа мы подружились позже, и одна из причин, по которой мы пересеклись, состояла в том, что оба мы пострадали от действий Плахотнюка, который лишил нас наших активов в Молдове.

Очевидно, что украденная сумма государственных активов ляжет на плечи граждан

Свободная Европа: О судьбе этого кредита вы говорили?

Виорел Цопа: Я многого не знаю, только то, что уже сказал. После меня в 2001 году был назначен другой руководитель банка, если не ошибаюсь, это Раиса Кантемир, которая в течение четырех или пяти лет сохраняла банк в хорошем состоянии. Проблемы начались где-то в 2005-м, 2006-м или 2007 году, о чем свидетельствуют все отчеты, в том числе международные и Всемирного банка. Кражи начались после назначения руководителем Григория Гачкевича.

Я особо подчеркиваю этот момент, так как считаю своим долгом опровергнуть это распространенное, но абсолютно недостоверное мнение. Что, Banca de Economii всегда был «дойной коровой», «всегда там были проблемы». Нет, «не всегда». Не всегда банк был проблемным, было время, когда банк являлся одним из лучших активов государства. Но так же были и периоды, когда банк опустошали – до последнего депонента!..

Свободная Европа: Как тогда, по-вашему, следует реагировать гражданам страны? Подсчитано, что каждому жителю придется заплатить по 10 тыс. леев, чтобы вернуть исчезнувший миллиард…

Виорел Цопа: Миллиард, как показывает отчет Kroll, лишь перекочевывал со счета на счет, и потому деньги можно отследить вплоть до счетов конечных выгодоприобретателей. Этим должны заняться соответствующие органы – прокуратура и Нацбанк. Они вправе подавать запросы, в том числе об оказании правовой помощи, они располагают всем необходимым инструментарием для возмещения средств.

Я вижу много признаков того, что правительство начинает себя дискредитировать

Пока эти структуры входили в состав преступной группировки, естественно, никто не вернул ни цента. И очевидно, что украденная сумма государственных активов, которая является национальным резервом, ляжет на плечи граждан. Мне жаль, но это наказание всем нам – за то, что мы вовремя не проявили гражданской позиции, когда столкнулись с тем фактом, что государство и его институты были захвачены Плахотнюком. Преступление такого масштаба мог провернуть только человек, который сосредоточил в своих руках контроль над всеми ключевыми органами государства.

Свободная Европа: Недавно вы написали в соцсетях, что альянсам за евроинтеграцию понадобилось несколько лет, чтобы разочаровать граждан. И что коалиция Партии социалистов и блока ACUM умудрилась это сделать за несколько недель. Почему вы разочарованы действиями нынешней власти?

Виорел Цопа: Если бы я желал им зла, я бы их похвалил! Их делегировали в парламент, в правительство с конкретной задачей: демонтировать систему, уволить и наказать палачей режима.

За 54 дня – если не ошибаюсь, инвеститура новой власти состоялась 54 дня назад – нет никакого прогресса по части выполнения поставленной задачи. Более того, налицо определенные обстоятельно, внушающие серьезные опасения, например, продвижение представителей прежней системы.

Разумеется, подобное отношение со стороны новой власти порождает недовольство избирателей, порождает отчаяние и все большое разочарование населения. Именно поэтому люди доброй воли – к этой категории я отношу и себя – стараются обратить внимание участников коалиции на необходимость возвращения к исходным позициям, к изначальной цели, ради которой их и отправили в парламент.

У них есть все рычаги – и законодательные, и исполнительные, – чтобы решить поставленную задачу. И они просто обязаны это сделать. Когда мы призываем вернуться к первостепенной задаче, то делаем это потому… В частности, я делаю это потому, что от всей души желаю им удачи!

Плахотнюк реанимировал карательные органы государства, он воссоздал советский НКВД

Свободная Европа: Вы сравниваете нынешнюю власть в Кишиневе с «Титаником», который уходит под воду, но капитаны заснули, и самостоятельно пробудиться уже не в состоянии…

Виорел Цопа: Это метафора, которая означает следующее: я вижу много признаков того, что правительство начинает себя дискредитировать. Сигналов очень много, но они не реагируют. Именно это я и имел в виду. С каждым часом в трюмах «Титаника» все больше воды, корабль идет ко дну, а капитаны не реагируют.

Свободная Европа: И что бы вы посоветовали «капитанам» для спасения корабля?

Виорел Цопа: Делать то, ради чего они пришли во власть! В первую очередь – демонтировать опорные столпы режима. Нет оправдания промедлениям, нет никакого оправдания! У них в руках – все механизмы, все возможности для того, чтобы не тормозить этот процесс.

Свободная Европа: А что насчет идеи о том, что режим Плахотнюк замещается режимом Додона? Действительно ли есть реальные поводы для возникновения подобных опасений?

Виорел Цопа: Это, скорее, гипотеза на будущее, а сегодня, по-моему, нет поводов видеть ситуацию именно так. Парламентское большинство в составе ПСРМ и ACUM принимает решения сообща. И в случае подозрительных, скажем так, назначений – ведь компотенты коалиции голосовали вместе!..

Свободная Европа: Какие, на ваш взгляд, назначения вызывают наибольшие сомнений?

Виорел Цопа: Довольно подозрительно назначение кандидатов в судьи Конституционного суда, за которых ACUM проголосовал вместе с социалистами.

Я симпатизирую ACUM, я поддерживаю их – в моральном, не финансовом плане, чего нет, того нет… И именно поэтому я воспринимаю все так болезненно – что они в силу неопытности, по наивности, или как-то там еще– способствуют замене одних людей системы на других людей системы.

Свободная Европа: Вы оказывали какую-либо поддержку лидерам партий, вошедших в состав блока ACUM?

Виорел Цопа: Любую поддержку, за исключением финансовой, – если вы это имеете в виду. Поддержку в качестве гражданина. Я не член этих партий – я выступаю как рядовой гражданин.

Свободная Европа: Но вы богатый человек?

Виорел Цопа: Активы, которыми я владел, у меня похитили. Сейчас дело находится в ЕСПЧ, о чем правительство было оповещено. В зависимости от того, когда и как будет решен вопрос о рейдерском захвате, я смогу ответить на ваш вопрос.

Свободная Европа: Что вы думаете про олигархию? И есть ли олигархи в Республике Молдова?

Виорел Цопа: Республика Молдова – абсолютно нестандартный случай. В отличие от соседних стран, от Украины или Румынии, где олигархи точно есть, использовать в Молдове это слово во множественном числе бессмысленно.

У меня с родиной крепкие моральные и духовные связи

Здесь есть только один олигарх, потому что олигархия по определению – это слияние власти и собственности, слияние частных интересов и государственных. В Молдове нет второго Плахотнюка, который контролировал бы все органы государства, все его институты и структуры, который бы использовал их в качестве инструмента для захвата государственной и частной собственности, для расправы со своими жертвами посредством сфабрикованных дел и других репрессивных методов.

Плахотнюк реанимировал карательные органы государства, он воссоздал советский НКВД, и, по сути, из одного лишь кабинета – в Nobil или в GBS решал, как следует действовать государству!..

Свободная Европа: Когда вы вернетесь в Молдову?

Виорел Цопа: Пока точно не знаю, сейчас мое дело находится на рассмотрении ЕСПЧ, как я уже говорил, и все зависит от того, какое решение вынесет судебная инстанция.

Свободная Европа: А поступали ли запросы по поводу вашей экстрадиции?

Виорел Цопа: Во времена режима запросы на экстрадицию – и довольно настойчивые – поступали почти каждый месяц. Это потому, что весь госаппарат Молдовы, как вам известно, работал на Плахотнюка, работал против его личных врагов, среди которых оказался и я.

Заявлений на экстрадицию поступало много, и все они были отклонены как немецкими властями, так и Интерполом, поскольку их воспринимали как политические репрессии.

Свободная Европа: Вы приняли гражданство Германии?

Виорел Цопа: Нет.

Свободная Европа: И не собираетесь?

Виорел Цопа: На данный момент – нет. У меня с родиной крепкие моральные и духовные связи.

Vezi comentarii (1)

Acest forum a fost închis
XS
SM
MD
LG