Linkuri accesibilitate

«Наш подход — ситуативный, а не стратегический. И это серьезная проблема»


Влад Кульминский

Аналитик Влад Кульминский — о визите Франко Фраттини и задачах Кишинева в процессе приднестровского урегулирования

Спецпредставитель действующего председателя ОБСЕ Франко Фраттини (ряд экспертов в Молдове считают, что Фраттини может продвигать интересы РФ м Владимира Путина) побывал с визитом в Кишиневе. Исполнительный директор кишиневского Института стратегических инициатив, аналитик Влад Кульминский – о целях и результатах визита итальянского политика.

Свободная Европа: Прежде всего, чем, на ваш взгляд, можно объяснить тот факт, что Словакия не назначила другого представителя по приднестровскому урегулированию, а предпочла продлить мандат Франко Фраттини?

Влад Кульминский: Трудно сказать... Я думаю, потому, что у него есть опыт, и под его руководством удалось достичь прогресса в рамках Берлинского протокола. Он знает вопрос, и у него достаточно хорошие связи во всех столицах, причастных к приднестровской проблематике.

Пока нет функциональных парламента и кабмина, серьезных переговоров не будет

Свободная Европа: В то же время в Кишиневе его подозревают в чрезмерных симпатиях по отношению к России…

Влад Кульминский: И да – и нет, потому что здесь есть разные соображения. Задача Кишинева – использовать опыт г-на Фраттини в своих интересах, и я считаю, что это вообще стратегическая задача и для нашего правительства, и для гражданского общества – проявить стратегический подход...

Свободная Европа: Это возможно?

Влад Кульминский: Я думаю, вопрос приднестровского урегулирования в Республике Молдова далеко не первостепенный, он занимает двадцатое или даже тридцатое место в списке приоритетов граждан. Меня это чрезвычайно беспокоит, я считаю его жизненно важным для страны. И кабинет министров, и гражданское общество должны поддерживать постоянный диалог и демонстрировать стратегический подход в интересах Республики Молдова, а не только реагировать, как это происходит сейчас, на те или иные ситуации. Иными словами, сейчас в Молдове налицо ситуативный, а не стратегический подход к этой проблеме, и это тревожно.

Смотрите: в Бюро реинтеграции, например, – около десяти человек, но оно должно быть гораздо лучше оснащено, эта служба должна привлекать специалистов, профессионалов в сфере урегулирования конфликтов, в том числе, и тех, кто обладает критическим мышлением и не боится критиковать те или иные действия, в которых они видят уступки со стороны правительства. Этот диалог и этот стратегический подход должны стать постоянными.

Никто не сможет навязать неприемлемые для нас решения

Свободная Европа: Поговорим о результатах визита. Было объявлено, что следующий раунд переговоров в формате «5 + 2» может состояться в июле или сентябре, а в июне Кишинев, возможно, посетит делегация посредников и наблюдателей, так называемый формат «3+2» – Россия, Украина, ОБСЕ, а также ЕС и США. Это наиболее важные итоги поездки г-на Фраттини?

Влад Кульминский: Я думаю, визит г-на Фратини в Кишинев… Ну, во-первых, нужно исходить из того, что пока в Молдове нет функциональных парламента и правительства, а потому серьезных переговоров ждать не стоит, и прогресса, естественно, не будет.

Поэтому я думаю, что г-н Фраттини прибыл в Кишинев, скорее, для того, чтобы сохранить некий диалог. Вам известно, что Кишинев и Тирасполь сформировали 13 рабочих групп, на рассмотрение которых выносятся различные проблемы, и что за последние 3-4 месяца эти группы, мягко говоря, не проявляют особой активности – и переговоров, по сути, не ведут. Я думаю, что г-н Фраттини прибыл для того, чтобы сохранить этот диалог и оценить перспективы на будущее. Но, опять же, я подчеркиваю: пока у нас нет функциональных парламента и кабмина, серьезных переговоров не будет.

Свободная Европа: Лидер Приднестровья Красносельский особо выделял, что в настоящий момент переговорный процесс топчется на месте. Сам Фраттини об этом не говорил, и Кишинев на этом моменте тоже не стал заострять внимание. А вот лично вы что думаете – переговорный процесс действительно застрял?

Влад Кульминский: На данном этапе, думаю, да – на фоне политического кризиса в Кишиневе, парламентских выборов и т.д. Но, по моему мнению, вообще все те решения, связанные с дипломами, с номерными знаками, с фермерами и открытием моста в Гура-Быкулуй – все эти шаги, в принципе, ведут по верному пути. Пусть даже и с целью показать внешним партнерам, что Кишинев – партнер серьезный, что Кишинев может принимать трудные решения. Вспомним – все эти решения были приняты на фоне тотального регресса в области реформ и во внутренней политике в целом, на фоне захвата госинститутов и их использования в узкопартийных интересах...

Но говоря о том, что это шаги в правильном направлении, – неважно, каковы были мотивы – я хочу обратить внимание на другой, очень серьезный момент. Если не обсуждать политический аспект приднестровского урегулирования, если откладывать на потом вопрос особого статуса региона и не выносить его на переговоры, эти шаги – с дипломами, нейтральными номерами, фермерами и т.д. – могут сконструировать определенную реальность, определенный способ решения проблем, и он будет использоваться и впредь – как прецедент при обсуждении особого статуса.

А в этом я вижу большую проблему, потому что мы не знаем, в рамках какого концепта станут решаться все проблемы или предприниматься «малые шаги». Я вообще думаю, что без обсуждения статуса региона бессмысленно решать многие из указанных вопросов, потому что это вынудит нас пойти на серьезные уступки.

Свободная Европа: Взять хотя бы пример с виньетами – водители с правого берега Днестра вынуждены покупать их за 100 евро в год для передвижения по территории приднестровского региона. А Кишинев согласился допустить приднестровские автомобили для участия в международном трафике... Не свидетельствует ли это о том, что «малые шаги» контрпродуктивны, коль скоро в повестке переговоров нет главного вопроса – политического?

Влад Кульминский: Я не думаю, что это контрпродуктивный подход, потому что вопросы в любом случае нужно решать. Что же касается проблемы статуса – да, ее нельзя замалчивать, вопрос политического урегулирования необходимо поднимать – и решать. И настаивать на этом, добиваться этого должен как раз официальный Кишинев!

Геополитический реализм – это и определяет, скорее всего, подход г-на Фраттини

Свободная Европа: Вопрос вообще не затрагивается – или мимоходом он все же звучит?

Влад Кульминский: Чуть выше я говорил, что наш подход – ситуативный, а не стратегический. И это серьезная проблема. Вот вы напомнили об этих сборах, о виньетах. А я приведу другой пример: официальные лица Молдовы, парламентарии, представители правительства, мэры лишены допуска в Приднестровье. Так ведь?

Свободная Европа: Так. И, кстати, очень давно.

Влад Кульминский: Давно, очень давно!.. Но за все это время так называемые «официальные» лица Приднестровья свободно пользуются кишиневским аэропортом, никто им не мешает. Что я хочу сказать? В ходе переговоров правительство должно проявить настойчивость при решении определенных, важных для нас вопросов. Например, вопроса о том, почему молдавские официальные лица лишены допуска в регион? Это серьезная проблема, правда же?

Свободная Европа: Похоже, у правительства другие приоритеты. Например, инспекция в Кобасне – эта тема поднималась в рамках визита [Фраттини]. Получается, правительство все же озвучивает определенные приоритеты, которые, как я понимаю, не совпадают с вашим видением проблемы?

Влад Кульминский: Нет, я выступаю за единый стратегический подход – с привлечением гражданского общества, экспертов и всех игроков, принимающих решения. Я считаю, что это должно стать первостепенной задачей для Республики Молдова. А что касается склада в Кобасне – я не знаю, почему правительство именно сейчас взволновалось, и почему эта тема не поднималась со всей серьезностью ранее. Мне лично кажется, что вопрос всплыл случайно, исключительно ради того, чтобы показать: Кишинев бдит! Кишинев, мол, пристально наблюдает за этой крайне серьезной и весьма сложной проблемой!..

Разумеется, это очень важный вопрос, но он прозвучал как-то спонтанно, и непонятно, почему именно сейчас подняли эту тему, неясно, на какой переговорной площадке она будет обсуждаться. Потому-то я и говорю: это ситуативный и, возможно, не самый правильный подход в урегулировании приднестровского конфликта.

Свободная Европа: Вернемся к представителю ОБСЕ г-ну Фраттини. У вас нет ощущения, что в его случае речь идет не о пророссийской позиции, как говорят многие молдавские эксперты, а об элементарном реализме? Может, г-н Фраттини и европейцы просто называют вещи своими именами – и открыто говорят о том, о чем предпочитает умалчивать Кишинев? Что Россия никогда не свернет свое военное присутствие в Молдове?.. И в таком случае каким, в принципе, образом можно решить этот вопрос?

Влад Кульминский: Я думаю, вы правы... Геополитический реализм – это и определяет, скорее всего, подход г-на Фраттини. Что же касается его пророссийского отношения, то последнее слово – за Кишиневом, и это его право – согласиться или не согласиться с такой позицией.

Думаю, речь идет о банальной схеме – и я не уверен, что это было сделано бескорыстно...

В конечном счете, я думаю, что в сложившихся условиях никто не сможет навязать нам определенные, неприемлемые для нас решения. Поэтому мы можем рассматривать ситуацию двояко: как проблему – или как возможность. Все зависит от нас, поэтому я повторяю: нужен стратегический подход, гораздо «более стратегический», чем все то, что мы имеем на данном этапе.

Свободная Европа: И последний вопрос. По случаю приезда в Кишинев [Франко Фраттини] впервые прозвучала реакция на журналистское расследование, в ходе которого было установлено, что решение Киева о снятии санкций с Молдавского металлургического завода (ММЗ) – крупнейшего налогоплательщика в бюджет Приднестровья – было принято после ходатайства премьера Павла Филипа. И Фраттини, и [вице-премьер по реинтеграции Кристина] Лесник поддержали действия г-на Филипа. Тем не менее, у меня сложилось впечатление, что это было сделано – по крайней мере, со стороны г-на Фраттини – как бы в ответ на некую просьбу со стороны официального Кишинева. Вам так не показалось?

Влад Кульминский: Да, я тоже так считаю, у меня возникло аналогичное ощущение. Только вот я не думаю, что г-н Фраттини вник в суть вопроса и понял, о чем здесь, собственно, идет речь. Полагаю, что его именно попросили поддержать решение правительства...

Свободная Европа: А в чем там суть, по вашему мнению?

Влад Кульминский: Ну, здесь у меня совершенно иной подход! Когда Украина включила ММЗ в черный список, у Кишинева появились шансы сделать несколько сильных стратегических ходов, – но Кишинев их упустил. Посмотрите, расположенный в Рыбнице ММЗ не платит за российский газ, то есть, ни MoldovaGaz, ни «Газпром» не получают ни копейки за голубое топливо, на котором и работает предприятие. А что происходит с этим долгом, в конечном счете?..

Это очень большая проблема! Скорее всего, этот долг становится нашим общенациональным долгом. Естественно, Кишинев должен подумать о работающих на этом заводе людях, потому что ММЗ – предприятие, от которого зависит бюджет [Приднестровья]. Но в то же время нужно исходить из того, что мы должны пересмотреть свой подход. Поэтому я думаю, что во всей этой истории речь идет о банальной схеме – и я не уверен, что это было сделано бескорыстно... Так что как видите, опять все упирается в ситуативный подход!..

XS
SM
MD
LG