Linkuri accesibilitate

«Вступление в ЕС сейчас невозможно. И более тесная связь с Россией тоже невозможна» (ВИДЕО)


Глава Института Молдовы в Лейпциге Клаус Бохманн — о ностальгии, этнической идентичности и развитии Европы

Немецкий профессор, доктор романистики, директор Института Молдовы в Лейпциге Клаус Бохманн в эксклюзивном интервью Свободной Европе пытается объяснить, откуда в восточноевропейских странах возникла столь острая ностальгия по прошлому. По его словам, развитию Республики Молдова мешает слабость власти, у истоков которой две причины – коррупция и раскол из-за геополитики.

По случаю 80-летия профессор Клаус Бохманн награжден Академией наук Молдовы медалью Dimitrie Cantemir за особые заслуги в продвижении романских языков в Германии. Торжественная церемония состоялась в посольстве Молдовы в Берлине, где с юбиляром побеседовала корреспондент Свободной Европы Лина Грыу.

Свободная Европа: Чем вы объясняете эти ностальгические настроения, которые царят в восточноевропейских странах? Очень многие считают, в том числе, и молодежь, что во времена коммунизма жилось лучше, и это чрезвычайно странно, учитывая, что молодое поколение вообще не застало правление коммунистических властей. Откуда ностальгия, откуда подобные умонастроения?

Клаус Бохманн: Я отлично понимаю это чувство, потому что живу в Восточной Германии, а там подобная тоска по прошлому встречается у многих людей, особенно с более низким уровнем культуры. Очевидно, что падение железного занавеса, тот политический разворот – не знаю даже, как более удачно охарактеризовать ту глубочайшую трещину в развитии обществ – оставили в сознании людей неизгладимый след.

Многие тогда остались без работы, многие лишились ощущения социальной безопасности, веры в соцобеспечение. И многие, по сути, утратили вообще весь свой жизненный опыт, оказавшись в реалиях без жизненных ориентиров. Тогда был запущен процесс обесценения профессиональной, политической, социальной жизни многих категории граждан.

Да, у коммунистического общества наблюдался целый букет самых разных проблем, особенно материального характера, связанных с обеспечением, в Румынии ситуация была вообще катастрофической, все мы это пережили, все мы видели, что происходило до 1989 года.

У проблем сразу два источника – это коррупция и геополитическое положение

Да, в ГДР было чуть лучше, тут жили скромно, но в сравнительном достатке. Главное – в том, что несмотря на все трудности и недостатки, у людей была уверенность в том, что государство о тебе позаботится, государство тобой занимается, что твоя судьба государству не безразлична. И именно отсутствие такого чувства и порождает ностальгию и тоску.

Свободная Европа: А какой же выход из подобного положения, как вы считаете?

Клаус Бохманн: Самый лучший выход – в том, чтобы все страны, все регионы успешно развивались, чтобы всем гражданам была обеспечена нормальная и достойная жизнь. Как минимум!..

Свободная Европа: Давайте рассмотрим Румынию. Если сравнить с тем, что было в 1989 году, то сегодня жизнь просто несравнимо лучше! И, тем не менее, ностальгия по прошлому присутствует, и тоска сохраняется… Или вот ситуация здесь – на объединение Германии потратили миллионы, но в восточной части страны, как вы сами говорите, люди по-прежнему скучают по прошлому. Чего же им не хватает?

Клаус Бохманн: Мне ближе пример Германии. Да, здесь вкладывались колоссальные средства, но финансы, в основном, оказались сконцентрированы в центре, а на периферии, в аграрных районах, в маленьких городах, которые лишились промышленности, жить стала гораздо трудной, и многие остались без работы. В городах и селах шла депопуляции, наблюдались центробежные тенденции, когда население перебирается в более крупные города – или вообще в Западную Германию.

Есть города, которые расцвели, тут лучший пример – Лейпциг, который ежегодно принимает десятки тысяч новых жителей, где промышленная, экономическая и культурная жизнь бурлит. И Дрезден, и другие города тоже в этом смысле показательны.

Концепция конституционного патриотизма предлагает «идентичность гражданства» в противовес «идентичности крови»

Однако на остальной территории страны многие чувствуют себя обделенными, думают, что политики в чем-то ущемили их права. Этим и объясняется, например, тот факт, что в Саксонии, экономически очень развитом регионе федерального государства, население тяготеет к правым партиям. Там много районов, лишенных какой бы то ни было капитализации, и фрустрация проявляется наиболее ярко.

Свободная Европа: Вы – директор Института Молдовы в Лейпциге, и вы вплотную наблюдали за развитием событий в Республике Молдова с первых дней ее независимости. Как вы оцениваете достижения страны, к чему пришла Молдова?

Клаус Бохманн: Впервые я приехал в Республику Молдова в 1996 году, и с тех пор наблюдаю за ее развитием. По моему мнению, страна серьезно продвинулась вперед – этого никто не будет отрицать, никто не может оспаривать. Но и здесь, как и в Восточной Германии, есть центры, прежде всего – Кишинев, и другие точки на карте, где благосостояние и уровень жизни растут, а вот другие территории пришли в упадок и подвержены сильнейшей депопуляции.

И все-таки, по-моему, больше всего быстрому развитию страны мешает слабость власти, то есть, политическая ситуация, очень сложная и заковыристая, именно это не позволяет Молдове решить проблемы. А у проблем, я думаю, сразу два источника. Первый – это коррупция, которая, кстати, характерна и для Румынии, это общеизвестно... Коррупция, которая проникла в правительство и породила огромные проблемы, связанные с перманентной нестабильностью правительств.

Второй источник проблем – геополитическое положение Молдовы между Евросоюзом и Россией. В стране наблюдается явная конкуренция, даже борьба между интересами, которые тянут государство в ту или иную сторону. И эти два вектора, я уверен, сейчас не могут достичь какого-либо компромисса. Острота раскола, при наличии определенной воли в верхах, могла бы уменьшиться, но, похоже, нет и желания решить эту проблему.

Единственная возможность – примирить две разнонаправленные тенденции. У Молдовы есть крепкие связи с Россией, но в последнее время сложились и тесные отношения с Евросоюзом, я уж не говорю о Румынии, с которой страну связывают общие исторические корни. Вот весь этот узел, клубок проблем и мешает развиваться стране.

Сейчас мне было бы крайне любопытно увидеть, справится ли с этими проблемами нынешнее правительство – и если да, то как, в какой степени... Потому что в правительстве две противоположных тенденции заложены в самой основе составных частей коалиционной власти.

Да, многие считают себя румынами, но и не меньшее число людей называют себя молдаванами

Свободная Европа: По вашим ощущениям, какому пространству принадлежит Молдова – она тяготеет к европейскому или восточному региону?

Клаус Бохманн: Молдова и Украина в этом смысле очень похожи, это европейские страны, население, культура и традиции которых, безусловно, относятся к европейскому пространству и европейской цивилизации. Однако, в то же время, и с Россией их связывают настолько крепкие узы, что разорвать их в одночасье просто нереально.

Нужно найти компромисс между двумя векторами. На мой взгляд, Республика Молдова, даже если, допустим, она и вступит в Евросоюз, могла бы одновременно развивать хорошие отношения с Россией. И это будет лишь способствовать сохранению мирных отношений с Россией на уровне всей Европы, которая без России, без плодотворного диалога с Москвой всегда будет находиться в опасности. Потому мы просто обязаны найти точки соприкосновения с Россией.

Свободная Европа: После обретения Молдовой независимости весь мир воспринимал страну, образно говоря, в одном пакете со странами Балтии. Но очень скоро произошел разрыв – прибалты сильно продвинулись, а мы остались позади. Помимо коррупции и геополитических перекосов многие говорят и о третьем источнике проблем – о менталитете. Он как-то меняется?

Клаус Бохманн: Возможно, влияет и менталитет… Но я считаю, что население Республики Молдова все еще окончательно не определилось со своей идентичностью. А идентичность не следует выстраивать строго по этническому признаку, скорее, это отражение политического курса. Тут, разумеется, нужно иметь в виду, что в Молдове большинство – это румыноязычное население, да, многие считают себя румынами, но и не меньшее число людей называют себя молдаванами! Не говоря уж о том, что в Молдове довольно высокий процент этнических украинцев и русских, а есть еще и другие группы, не столь многочисленные, но и их языком общения является русский, и это крайне важно учитывать!

В реальности остается только статус-кво. С положительной, естественно, динамикой

По сути, подобная идентичность и множественность этнических и культурных компонентов должны найти отражение в концепции национальной идентичности, политической, этнополитической или культурно-политической идентичности, которая в сложившихся условиях просто не в состоянии быть мононациональной! Но эта концепция – политического характера!

Великий немецкий писатель Гюнтер Грасс в свое время сформулировал концепцию конституционного патриотизма, которая предлагает «идентичность гражданства» в противовес «идентичности крови», она заменяет собой этническую идентичность. По моему мнению, такая модель достойна внимания в случае Республики Молдова.

Свободная Европа: Каким вам видится будущее Молдовы? И какой хотелось бы вам видеть Молдову?

Клаус Бохманн: Не знаю. Я думаю, все так же будет и в дальнейшем... Ну, а что вы хотите?! Вступление в Европейский союз в настоящее время невозможно. И более тесная связь с Россией тоже невозможна...

Свободная Европа: А есть еще и Украина…

Клаус Бохманн: Вот именно!Так что, на самом деле, в реальности остается только статус-кво. С положительной, естественно, динамикой, и важно – тут я высказываю пожелание! – чтобы Молдова поддерживала хорошие отношения с обеими сторонами. Ради собственного блага.

Opinia dvs.

Arată comentarii

XS
SM
MD
LG