Linkuri accesibilitate

Игорь Додон: «Дестабилизация, хаос, гражданская война — этого они хотят?!»


Игорь Додон

Вторая часть интервью с президентом Республики Молдова

Свободная Европа: Давайте поговорим о голосовании граждан, проживающих на левом берегу Днестра. Их участие в выборах оценивают по-разному — одни говорят, что с этого и начинаются фальсификации на выборах, — поскольку были организованы подвозы избирателей, это, мол, нельзя называть реализацией права на голос...

Игорь Додон: Организованы подвозы? А не хотите поговорить о блокировании доступа?

Свободная Европа: О чем?

Игорь Додон: О блокировании.

Свободная Европа: Обо всем поговорим, но для начала...

Игорь Додон: Это важно!

Свободная Европа: Да, и об этом тоже поговорим. Кажется, вы даже в прокуратуру обратились по этому поводу... Но для начала я вот что хочу узнать: платили ли жителям левого берега Днестра за участие в голосовании?

Игорь Додон: Мы ни о чем таком не знаем, мы ни этих выборах никому не платили, и мы никогда не использовали подобные методы. Это спекуляции, очень просто взять кого-нибудь, заснять там что-то, — если задаться целью, то можно наштамповать сотню роликов.

Свободная Европа: По крайней мере, и Ренато Усатый, и Дорин Киртоакэ утверждают, что у них есть доказательства.

Игорь Додон: Можно сделать десятки, сотни, тысячи видео, можно показывать, как брали деньги за голосование — не знаю уж, за кого!.. Все случаи задокументированы полицией, все было проверено.

С Приднестровьем есть другая проблема. В основном, большинство голословных утверждений касалось того, что идут фальсификации, что людей привозят на автобусах... Но ведь никого автобусами не привозили, люди приезжали на своих машинах, я даже думал, что проголосовавших будет больше. Почему? Так ведь у них изоляция, а тут появляется возможность добраться, например, до Кишинева — сели в машину, поехали проголосовали, потом дальше, а уже вечером — обратно. Они же с марта находятся в самоизоляции, будем так это называть...

Свободная Европа: И она продлена до 1 декабря.

Игорь Додон: В общем, я думал, что проголосуют намного больше людей. А тут — 13-14 тысяч, намного меньше, чем было в 2016 году. И где все те, кто говорил о фальсификации?!

...А от что нам делать с теми, кто заблокировал доступ на участок гражданину Республики Молдова, пришедшему на голосование?

Свободная Европа: И как вы на этот вопрос отвечаете?

Игорь Додон: Ну, ответ таков: в первую очередь, прокуратуре нужно выяснить все обстоятельства, потому что в и 1990-е годы, или даже 2000-е, когда кто-то блокировал доступ избирателей к урнам для голосования, возбуждались уголовные дела, в которых фигурировало множество должностных лиц, так называемых приднестровских чиновников.

Но послушайте, какая разница? Если милиционер из Приднестровья блокирует доступ в Коржова, то возбуждается уголовное дело (и многие из этих дел еще не закрыты!). А тут, когда наш депутат или гражданин блокирует доступ, — что, разве это не тянет на уголовное дело?! Это же состав преступления! У меня накануне была беседа с несколькими послами, и я им сказал: почему вы не делаете заявлений по этому поводу, что за двойные стандарты?

Представьте, что завтра группа избирателей или группа ветеранов, или еще кто, блокирует доступ на участок, не знаю, в селе в Страшенах, в Калараше или еще где-то, потому что там, якобы, массово голосуют за определенного кандидата... Что это такое?! Это, с одной стороны, уголовное дело, которое требует расследования.

А другой... Что это за демократические стандарты такие? Вы так много говорите о Европе и европейской интеграции, о том, что все равны перед законом — и те, кто оттуда, и те, кто отсюда, — ну так, если так, надо давать возможность всем проголосовать...

Свободная Европа: Вы говорили, что если выиграете второй мандат, то решение приднестровского вопроса станет приоритетом, и что Кишинев уже даже разработал план урегулирования. Вы по-прежнему считаете, что эту проблему можно решить?

Игорь Додон: Я могу пообещать, что в случае моей более чем вероятной победы во втором туре у меня будет налажен эффективный диалог с Приднестровьем, с руководством Приднестровья. Чего не случится в случае победы моего соперника.

Они называют их «сепаратистами», люди Майи Санду их так называли, есть видеозаписи... Вы называете сепаратистами граждан, которые живут в определенном регионе, ну, так мы возвращаемся к ситуации 1990-х годов! И это — еще один вопрос, который должен задать себе гражданин Республики Молдова. Сейчас у нас есть мир и спокойствие, нет дестабилизации. А что произойдет, когда подобные политики встанут у руля страны, приберут к рукам власть? Дестабилизация, хаос, гражданская война — этого они хотят добиться?! Своими заявлениями они только усложняют обстановку и способствуют дестабилизации.

Таким образом, вот что я могу вам сказать четко: во время моего второго мандата у меня будет налажен хороший диалог с левым берегом Днестра, так же, как у меня налажен очень хороший диалог с руководством Гагаузии, и потому у нас все спокойно.

Свободная Европа: Говорят, что Приднестровье не смогло бы выжить с экономической точки зрения, если бы не работали схемы — и чаще всего упоминают контрабанду сигарет и алкоголя.

Игорь Додон: Я не думаю, что все это существует в тех масштабах, о которых ведутся разговоры...

Свободная Европа: Но схемы все же существуют?

Игорь Додон: Не думаю, что сейчас у нас то же, что было при олигархической власти, в этом, по крайней мере, я уверен. Мы провели несколько заседаний Высшего совета безопасности, обсуждая эту тему.

Но в чем основная суть? Сейчас мы заняты поиском средств для пополнения госбюджета, чтобы платить более высокие пенсии и зарплаты. Врачам мы повышаем зарплаты, — и это в нынешнем году стоит 400 миллионов, в следующем году сумма вырастет до одного миллиарда восьмисот миллионов!.. Мы с премьер-министром обсуждали параметры бюджета, — да, 1 млрд 800 млн! Так что какие схемы? О чем вы говорите? Нам, напротив, нужно отыскивать любые источники финансирования, чтобы направить деньги в бюджет для выплаты зарплат. Этим мы и занимаемся.

XS
SM
MD
LG