Linkuri accesibilitate

Ион Тэбырцэ: «Приднестровский сепаратизм стал поразительно выгодным бизнесом»


Приднестровское урегулирование после Плахотнюка и Порошенко

Свободная Европа: Г-н Тэбырцэ, сделайте, пожалуйста, обзор всего, что происходит в процессе приднестровского урегулирования. Вопрос этот, похоже, отошел на второй план на фоне суматохи в Кишиневе и перемен в высшем эшелоне власти. Вы как расцениваете ситуацию, особенно с учетом того, что несколько дней назад состоялась встреча между политическими представителями Кишинева и Тирасполя Василием Шовой и Виталием Игнатьевым?

Ион Тэбырцэ: Действительно, можно говорить о том, что приднестровская проблематика немного отошла на второй план. Надо признать, что в Республике Молдова, и не только в Республике Молдова, в той же Украине произошли гораздо более важные события.

В Республике Молдова поменялась власть – и в двух шагах от нее, в Украине, тоже идет процесс перехода власти: сперва к новому главе государства, Зеленскому, потом политическая партия, близкая новому президенту, получила парламентское большинство.

Диалог по приднестровской проблематике либо активизируется, либо вступит в период стагнации

Поэтому весь мир в ожидании перезагрузки власти как в Республике Молдова, так и в Украине, потому что впоследствии, исходя из перемен на уровне руководства этих стран, переговоры по приднестровской тематике либо получат новый толчок, либо, напротив, застрянут на мертвой точке.

Свободная Европа: Может, действительно что-то появляется новое на стратегическом уровне? Перемены в Кишиневе и перемены в Киеве – к чему они могут привести в приднестровском урегулировании?

Ион Тэбырцэ: Конечно, будет другой подход, а в чем конкретно он будет выражаться – увидим. В последние два года, а может, чуть больше – после подписания известных протокольных решений между Кишиневом и Тирасполем, их было пять или шесть – отношения были персонифицированы. Налицо были индивидуальные отношения между Плахотнюком, Порошенко, Гушаном. Из этих трех определяющих игроков остался только Гушан.

В Украине, как мы видим, г-н Зеленский больше внимания склонен уделять донецкой и крымской проблематике, нежели одесской. Его предшественник Порошенко, сам родом из Одесской области, был очень близок к этому региону, имел там даже личные связи и проявлял совершенно другой подход к приднестровскому урегулированию, потому что был отсюда родом и у него здесь были интересы на личном уровне, чего нет у Зеленского.

В Республике Молдова сегодня, по моему мнению, наблюдается определенное двоевластие. Потому что с 1992-го по 2009 год приднестровской проблематикой занимался глава государства. В 2009 году на первый план вышел премьер-министр, в частности, Влад Филат, а начиная с 2016 года, особенно в 2017-2018 гг. приднестровскую проблематику курировал г-н Плахотнюк.

Сейчас этим направлением занимается правительство, что, по сути, логично с институциональной точки зрения. Но необходимо иметь в виду, что в рамах правительства ответственным за приднестровскую проблематику является Василий Шова, человек президента Игоря Додона, который всегда живо интересовался и проявлял активность в этом вопросе. С его стороны были определенные инициативы в первой части мандата, но никто их не воспринял всерьез. И, конечно же, Игорь Додон тоже попытается проявить себя на этом направлении, укрепить свои позиции. Разумеется, он будет действовать с оглядкой на позиции Москвы и России.

В определенный период наибольшую выгоду от Приднестровья получала группа московских генералов

Но, естественно, всем интересно посмотреть, как лягут здесь карты, как с институциональной точки зрения притрутся рычаги власти здесь, а также в Украине. И впоследствии, в зависимости от того, как будет развиваться ситуация в Кишиневе, а также в Киеве, диалог по приднестровской проблематике либо активизируется, либо вступит в период стагнации.

Свободная Европа: В Кишиневе премьер-министр Майя Санду неоднократно заявляла, что одним из приоритетов правительства является борьба с контрабандой и незаконным провозом товаров через границу, и что формат «5+2» должен стать платформой для этого приоритета.

Ион Тэбырцэ: Выполнить эту задачу крайне сложно, надо отдавать себе в этом отчет.

Свободная Европа: Здесь переплелись многие интересы, есть серые схемы, которые контролируют очень влиятельные люди и из Молдовы, и из Украины, и из России. Много говорится о том, что Приднестровье – черная дыра.

Ион Тэбырцэ: Приднестровский сепаратизм постепенно стал бизнесом, поразительно выгодным бизнесом для влиятельных кругов, причем не только местных, молдавских, приднестровских или одесских, но и московских.

В определенный период наибольшую выгоду от Приднестровья получала группа московских генералов, которые попросту организовали незаконную торговлю оружием через Приднестровье. Многие эксперты говорят, что это и стало причиной отстранения Смирнова – потому что он получал солидный куш за эти незаконные операции с оружием, что эти комиссионные постоянно росли, а под конец его мандата достигали 40-50 млн долларов – по крайней мере, назывались такие суммы. И Игоря Смирнова отстранили от власти, в том числе, по этой причине, не говоря уж о том, что от него все подустали.

Формат «5+2» должен заниматься глобальным, политическим урегулированием, а не зацикливаться на мелочах

Поэтому нужно исходить из того, что для искоренения всех схем потребуется огромная политическая воля – и не только одной из составляющих коалиционной власти, потребуется консенсус на уровне всей коалиции.

Посмотрим, какую позиция займет Партия социалистов, потому что одно дело – желание искоренить серые схемы, и совсем другое дело – желание прибрать их к рукам. Потому что, увы, опыт 2009-го, 2010-го, 2011-го годов примерно к этому и сводился. Некоторые схемы, возможно, и были ликвидированы, но это были мелкие схемы, а те, что посолиднее, просто перешли из рук в руки. Думаю, это будет большим искушением!..

Уже есть определенные примеры по сравнительно мелким схемам, я не говорю о тех, что связаны с торговлей оружием, я имею в виду, например, сеть Duty Free. Совершенно ясно, что это был легализованный способ поставки сигарет через Приднестровье в Румынию и дальше.

Да, это один из приоритетов, направление, где, конечно же, необходимо навести порядок, но мы должны быть реалистами и понимать, что нынешнее состояние дел складывалось на протяжении 30 лет.

Вторая часть проблемы касается механизма «5+2». Этот механизм был предназначен, скорее, для сохранения статус-кво. Нужно признать, наконец, что этот механизм не был направлен на решение проблемы. Он, скорее, позволил загнать приднестровскую проблематику в определенное русло стабильности. «Берлин» и «Берлин-плюс» в рамках переговорного формата стали, скорее, результатом неформальных договоренностей между Плахотнюком и Гушаном. И об этом надо говорить прямо: без этой договоренности между двумя олигархами – и при определенном согласии г-на Порошенко – не было бы ничего из того, что произошло в 2017-2018 гг. в формате «5+2».

Г-н Шова профессионал, но в переговорном процессе он не участвует уже лет десять. А за десять лет многое изменилось

Свободная Европа: Значит ли это, что исчезновение Влада Плахотнюка вызвало определенный переполох в Тирасполе?

Ион Тэбырцэ: Наверняка! А сейчас необходимо, чтобы все как-то утряслось. Тектонические плиты, которые существуют в приднестровской проблематике, претерпели определенные катаклизмы, были, скажем, землетрясения, и теперь все ждут, когда все постепенно уляжется. Что будет дальше – посмотрим.

Лично мне пока еще не до конца ясна позиция правительства Майи Санду, отношение кабинета к приднестровской проблематике, слова премьер-министра я воспринимаю, скорее, как заявление о намерениях, во всяком случае, это не план действий. А у правительства должна быть стратегия, концепция – к чему мы хотим прийти, какие цели преследуем.

Потому что формат «5+2» должен обсуждать глобальные проблемы, а у нас формат был предельно локализован. То, что у нас обсуждается, включая известные протокольные решения, – все же это вопросы другого уровня, они относятся к работе экспертных групп.

Формат «5+2», как я уже сказал, должен заниматься глобальным, политическим урегулированием конфликта, а не зацикливаться на мелочах. Да, эти вопросы тоже важны для рядовых граждан, их необходимо решать, но они должны стать прерогативой соответствующих органов власти и не подменять собой процесс приднестровского урегулирования.

Нельзя говорить о какой-то активизации в приднестровском урегулировании. Скорее, это будет куртуазная встреча

Свободная Европа: Уже известна дата очередной встречи в формате «5+2», она состоится 7 и 8 октября. Какие вопросы будут на ней обсуждаться?

Ион Тэбырцэ: Думаю, это будет ознакомительная встреча, хотя…

Свободная Европа: Ознакомительная? Спустя 25 лет?

Ион Тэбырцэ: Да, согласен, г-н Игнатьев человек известный, но есть и г-н Шова, посмотрим, что он скажет. Г-н Шова – профессионал…

Свободная Европа: Г-н Шова не менее известная личность.

Ион Тэбырцэ: Да, г-н Шова профессионал, но в переговорном процессе он не участвует уже лет десять. А за десять лет многое изменилось. В конечном счете, это встреча между старыми-новыми партнерами, когда уже не знаешь, кто новый, кто старый, потому что г-н Игнатьев сегодня активно задействован в этом процессе, а г-н Шова был активным участником раньше, когда г-на Игнатьева еще не было. Поэтому, скорее, состоится взаимное «прощупывание почвы».

Очевидно, что подход г-на Шовы будет иным по сравнению с его предшественницей г-жой Лесник. Насколько мне известно, у г-на Шовы есть собственная позиция и собственное видение проблемы, но ее необходимо синхронизировать с правительством. Разумеется, он будет учитывать и позицию главы государства.

Сказать сейчас, что есть какие-то особые ожидания от предстоящей встречи – нет. Скорее, вопрос, который интересует сегодня всех, сводится к тому, получит ли дальнейшее развитие динамика, наметившаяся в 2017-2018 гг., или все эти процессы приостановятся? А может, они продолжатся в другой форме?

Все понимают, что дальнейшее развитие ситуации зависит от того, что будет происходить в регионе, что происходит в Украине, как будут развиваться политические события в самой Республике Молдова. Сейчас нельзя говорить о каких-то изменениях или какой-то активизации в приднестровском урегулировании. Скорее, это будет куртуазная встреча на уровне дипломатического формата.

Vezi comentarii

XS
SM
MD
LG