Linkuri accesibilitate

«Кому понадобилось подвергать ВСП террору — и не один раз, а четырежды?!» (ВИДЕО)


Victor Puşcaş: Adunarea generală a judecătorilor trebuie să aibă loc
Așteptați

Nici o sursă media

0:00 0:29:53 0:00

Экс-председатель Конституционного суда Виктор Пушкаш — о реформе юстиции

Как обеспечить подлинную независимость судебной системы и прокуратуры, когда в Молдове начался захват государства, как проводить переаттестацию судей, и насколько эффективны действия нынешней правящей коалиции? Своим мнением со Свободной Европой поделился бывший глава КС Виктор Пушкаш.

Виктор Пушкаш: Судебная власть никогда не считалась в Республике Молдова – и не признается и по сей день – в качестве одной из ветвей власти в государстве, к ней не относились как к части власти, равноправной с законодательной и исполнительной ветвями. Это стало результатом политических процессов.

Политическая власть должна пересмотреть свое отношение к судебной ветви

Напомню, чтобы всем было понятно, что один из отцов-основателей американской Конституции говорил примерно следующее: законодательная власть – парламент – занимается казной и определяет правила поведения каждого в государстве; исполнительная власть держит в своих руках меч и раздает награды, а судебная власть абсолютно независима – и лишена и того, и другого. Но для того, чтобы судебная власть была независимой – и речь идет о независимости судьи, независимости инстанции, независимости судебной власти в целом – первые две ветви власти должны создать необходимые условия. Ну, а то, что происходит у нас, в Молдове, – совершенно никуда не годится!

Приведу пример. Сейчас предлагается изменить численный состав Высшей судебной палаты и свести количество судей к 17-ти. Когда я был председателем ВСП, реформу начали с того, что решили оставить в составе суда 15 человек из 43-х, которые были до 27 августа 1996 года. Но почему в 2000 году, когда к власти пришли коммунисты, они увеличили численный состав ВСП до 53 человек?! И почему в 2013 году ввели в состав ВСП 33-х судей плюс 99 помощников судей, то есть, свыше ста человек в общем итоге? Сейчас же хотят вернуться к ситуации 1996 года…

Политикам следует поразмыслить над тем, что произошло с юстицией в Молдове. Не я в качестве судьи, и не судьи в целом, а именно политическая власть, именно законодательный и исполнительный органы должны задаться этим вопросом. Что в Республике Молдова пошло не так? Почему Евросоюз инвестировал в реформу юстиции не один миллион, а в 2017 году отказался выделить очередные 22 млн евро для поддержки реформы молдавского правосудия?..

Свободная Европа: И какой ответ на эти вопросы есть у вас?

Виктор Пушкаш: Ответ однозначный: политическая власть должна пересмотреть свое отношение к судебной ветви власти!

Свободная Европа: Это абстрактный подход, а что надо делать конкретно?

Виктор Пушкаш: Сейчас обсуждается и этот вопрос, то есть, несколько десятков судей предлагают созвать общее собрание судей. Но подобный разговор в судебной системе должен был состояться намного раньше. Судите сами: в 2013 году парламент принял закон, в соответствии с которым признал, что общее собрание судей является высшим органом самоуправления в системе, и что его созывает Высший совет магистратуры, который является органом исполнительным, иными словами, тот – законодательный, а этот исполнительный орган в юстиции, если проводить параллели.

Два года спустя, в 2015 году, я опубликовал статью «Судебная власть есть де-юре, а де- факто? Существует ли она?» – к сожалению, материал был только на русском, – там я пришел к выводу, что – нет, де-факто судебной власти в Молдове не существует. В 2013-м было сказано, что общее собрание судей нужно созывать по новым политическим принципам, а Высший совет магистратуры очнулся лишь в 2016 году! Поэтому если судьи ставят вопрос, что Высший совет магистратуры не справляется со своими обязанностями, то я считаю, что такой разговор рано или поздно обязательно должен состояться!

До сегодняшнего дня подобной дискуссии не было. Но и атмосфера была другой – и в государстве, и, в особенности, в самой судебной системе и в прокуратуре. Сейчас эту атмосферу надо поменять. Посмотрите, за мандат столичного градоначальника борются 21 кандидат, то есть, условия для участия – максимально широкие. То же самое должно быть везде.

Жена была судьей первой инстанции, муж возглавлял апелляционную палату, а сын-адвокат участвовал в судебных процессах. Это недопустимо!

Свободная Европа: Премьер Майя Санду, напротив, довольно сдержанно оценила эту инициативу, увидев попытку заблокировать действующий ВСМ, а заодно и реформу системы правосудия. С другой стороны, известна реакция одного из судей, который является сторонником созыва собрания, – это г-н Пряшкэ, который сказал, что их предложение неверно истолкованы правительством, что инициаторы созыва собрания не могут доверять нынешнему составу ВСМ.

Виктор Пушкаш: Судьи должны доверять Высшему совету магистратуры. 19 лет назад я ушел из судебной системы, 13 февраля 2001 года я ушел…

Свободная Европа: И вы сожалеете об этом? Хотели бы вернуться?

Виктор Пушкаш: Да мне скоро 80, куда ж возвращаться-то?

Свободная Европа: Но если бы вам было лет 50, рискнули бы?

Виктор Пушкаш: Ну, это другое дело! Я дважды занимал должность председателя Высшей судебной палаты: в советское время – с 1984-го по 1989-й, и потом с 1995-го по 2001 гг.

Свободная Европа: Сегодня вы бы вернулись? Вам известно «лекарство» для выздоровления судебной системы?

Виктор Пушкаш: Я знаю, что надо сделать. Прежде всего, Высший совет магистратуры должен изменить свое отношение, должен себя показать. Каким образом? Показать, что в состоянии принимать абсолютно прозрачные и глубоко аргументированные решения. Должен доказать, что не состоит в сговоре с политической властью. Потому что когда возникают подобные подозрения – и, заметьте, вполне обоснованные, резонные подозрения, как было, например, с избранием одного из бывших генпрокуроров судьей Конституционного суда! – на всю процедуру тогда ушло несколько минут...

…Я писал в той статье – плавно катапультировался и оказался сразу в составе КС.

Свободная Европа: Да, но мы ведь говорим о том же совете, что принципиально изменилось? Поменялся руководитель и появилось два новых члена ВСМ…

Виктор Пушкаш: Ничего не изменилось! Прежде всего, Высший совет магистратуры должен пересмотреть свое отношение. Систему необходимо очистить изнутри. Поговорите с теми, кто знал меня в те годы, когда я работал в судебной системе, они расскажут, как трое судей были осуждены за взяточничество. Коррупция – это явление перманентное, разве что масштабы его бывают разные. Двум судьям дали по десять лет лишения свободы, это было то ли в 97-м, то ли в 98-м году. И с тех пор никого к ответственности больше не привлекали. После того, как я ушел из системы, в течение десяти с лишним лет никто к ответственности не привлекался.

Казалось бы, это хороший знак, но – не совсем так... Или, вернее, совсем не так. Кстати, ведется такая политика: Высший совет магистратуры, мол, должен возглавлять человек, который ни во что не вмешивается, не принимает никаких мер, пускает все на самотек, лишь бы, не дай Бог, его не обвинили в попытке вмешательства в судебную систему. Но это неправильно, я против подобного отношения.

Совет магистратуры должен понять, что он – высший орган, выше которого только общее собрание судей, и именно ВСМ должен контролировать ситуацию, быть в курсе происходящего и, при необходимости, вмешиваться. И потом, знаете, атмосфера в обществе стала какая-то… При мне пресекались случаи, когда, скажем, жена была судьей первой инстанции, муж возглавлял апелляционную палату, а сын-адвокат участвовал в судебных процессах. Вот таких ситуаций быть в принципе не должно, это недопустимо!

Почему ВСМ не обсудил декларацию о захваченном государстве, а заодно вопрос о том, какова роль Высшего совета магистратуры в деолигархизации?

Судебная система должна полностью дистанцироваться, и на этот счет никаких сомнений ни у кого не должно даже возникать. И еще: такого давления на судебную систему, как в Республике Молдова, я думаю, вообще нет ни в одном государстве Европы.

Свободная Европа: Вы имеете в виду – давление при действующей власти?

Виктор Пушкаш: Да при всех властях, после 2001 года. Тогда, в 2001-м, судебная система подверглась серьезной чистке, тогда должности лишились…

Свободная Европа: Да, помню, г-н Воронин выступал инициатором...

Виктор Пушкаш: ...лишились свыше 60 судей – и, поверьте, они были далеко не самые плохие. Среди них оказался и г-н Тимофти, которого сняли с должности председателя Апелляционной палаты, потому что он не вписывался в ту ситуацию, которая начала развиваться в Молдове. Коммунисты хотели взять в свои руки всю полноту власти, везде. Скажу больше: в 2002 году Конституционный суд дал по рукам правящей Партии коммунистов, когда парламент – с правящим большинством в составе 71-го мандата! – решил провести местные выборы, чтобы захватить власть и на локальном уровне. Кое у кого появилось желание сократить мандат местных выборных лиц на два года...

Свободная Европа: Что делает нынешнее правительство не так?

Виктор Пушкаш: Что делает не так? Знаете, я бы посоветовал тем, кто занимается формированием имиджа блока ACUM, изучить ситуацию, найти ответы на все эти вопросы, чтобы разобраться в том, почему судебная система подвергается всевозможным экспериментам. Почему было 15, затем 53, потом 33 и сегодня вот 17 членов?! Почему? И когда наступит финал подобных опытов?!

Свободная Европа: Они идут в том же направлении, которого придерживались и вы, разве нет?

Виктор Пушкаш: Сейчас они возвращаются к цели, которую мы преследовали в 1996 году, это вроде бы положительный шаг, но только при условии, что в результате Высшая судебная палата станет реальной вершиной судебной пирамиды, которая занимается и унификацией судебной практики, и методологической поддержкой судей.

Никто в государстве не обладает большей властью, чем судья! У судьи – огромная сила

Свободная Европа: Что бы вы посоветовали для качественной организации переаттестации, которую власть намерена организовать в отношении судей? Как сделать, чтобы переаттестация не превратилась в банальное сведение счетов или избавление от неугодных?

Виктор Пушкаш: В 1996-м году из 43-х судей ВСП мы оставили только 15, иными словами, подобные переаттестации уже проводились. Просто тогда не было противостояния и нынешней борьбы между различными структурами. Я имею в виду и госучреждения, и даже СМИ, и прочие институты – прежде между ними не было такой конфронтации. А Высший совет магистратуры…

Свободная Европа: Значит, тогда было легче?

Виктор Пушкаш: ... самостоятельно, независимо, безо всякого принуждения решал: вот этого оставляем в составе Высшей судебной палате, а этого переводим в Апелляционную палату, и т.д.

Свободная Европа: Сейчас подобный вариант не пройдет, и вокруг переаттестации назревает крупный скандал.

Виктор Пушкаш: Скандал – потому, что этого хотят политические игроки! Скандалы никогда ни к чему хорошему не приводили, поэтому я подчеркну еще раз: да, я поддерживаю возврат к ситуации 1996-го года, но этот факт надо подать именно так, а не как победу, как какую-то сверхновую реформу, как что-то из ряда вон выходящее. Мы это уже проходили, и точно такие же шаги уже предпринимались.

Свободная Европа: Г-н Пушкаш, что делать с системой, в которой полно судей, которые, как вы говорите, добровольно отказались от собственной независимости?

Виктор Пушкаш: Судей надо стимулировать, судей нужно поддерживать. Надо мотивировать стремление создать судебную власть в государстве; культивировать сознание, что именно судьям предстоит решать различные конфликты между ветвями власти, именно за ними – последнее слово в решении проблем общества. Судебная власть должна быть в состоянии защищаться. Разумеется, защищаться с помощью правды, по справедливости, руководствуясь законом.

Захват государства начался в 2001 году, когда к власти пришли коммунисты

Приведу исторический пример, который имел место в Англии, в 1610 году. После завершения судебного разбирательства некий Ричардсон упрекнул судью в том, что он вынес в его отношении чрезмерно суровый приговор, и заявил, что такой судья не имеет право вершить правосудие. Тогда судья вынес вердикт – отрезать руку тому, кто позволил себе говорить плохо о блюстителе закона. И поскольку тот продолжил поносить судью, хулителя повесили на площади. С тех пор в Великобритании перед судьей снимают шляпу.

Свободная Европа: Давайте рассмотрим наш конкретный случай. Какие, по вашему мнению, шансы на то, что новый состав ВСМ будет лучше?

Виктор Пушкаш: Шансы могут быть и нулевые – но могут быть и стопроцентные. Зависит от того, как подойти к вопросу: по принципу кумовства, родства, дружбы – или с точки зрения интересов правосудия.

Свободная Европа: Каковы гарантии? Уже прошло четыре месяца с тех пор, как государство перестало быть захваченным.

Виктор Пушкаш: Я не пойму премьер-министра, она вроде бы защищает этот Высший совет магистратуры, который нельзя трогать, – такое, во всяком случае, мнение у меня сложилось. Но надо бы исходить из того, что есть постановление парламента, есть заявление о том, что Республика Молдова – захваченное государство, и не без помощи юстиции, кстати, оно стало таковым. Почему ВСМ до сегодняшнего дня так и не сделал никакого заявления на этот счет?! Почему ВСМ не обсудил декларацию о захваченном государстве, а заодно и вопрос о том, какова роль Высшего совета магистратуры в деолигархизации и освобождении государства? Когда, при каких обстоятельствах государство оказалось захваченным?

Политическую ответственность за прокуратуру должен нести министр юстиции. Примеров предостаточно – и в Румынии, и в США, и в ряде европейских стран

Я много писал на эту тему. Мое мнение – захват государства начался в 2001 году, когда к власти пришли коммунисты. Чтобы быть более понятным, представьте себе ветвистое дерево, эти ветви представляют собой различные госорганы. В 2001 году, когда пришли коммунисты, они все под себя подмяли. Дерево начало чахнуть, листья стали опадать, и прогресса больше не было. В 2009 году, когда к власти пришли проевропейские силы, они разделили дерево на три части. Помните, как Гимпу бил себя кулаком в грудь: «Дайте нам власть, дайте министерства – и мы наведем в стране порядок!». И остальные требовали того же. А от подобного любвеобилия дерево вообще сгнило. Все, нету его больше!

Надо проанализировать роль политических институтов, роль ветвей власти. Я часто вспоминаю слова Гамильтона о том, что от парламента зависит поведение всех. От парламента, хотя это его право – менять, пересматривать, создавать новые инстанции. Но, естественно, парламент должен все это делать добросовестно, преследуя благие цели.

Свободная Европа: Поговорим немного о прокуратуре. Вы как-то сказали, что прокуратуру следовало бы передать в ведении минюста. Раскройте немного скобки…

Виктор Пушкаш: И очень правильно я тогда говорил. Прокуратура и по сей день так и не реформирована – кстати, специалисты из других стран говорят, что прокуратура пока не перешла Рубикон, несмотря на то, что с 1992-го было принято около 24-х законов о прокуратуре, направленных, якобы, на ее реформирование. Но, как говорится, воз и ныне там. И сделать что-то в этом смысле невозможно.

В советский период прокуратура была ударным отрядом партии – правда, не вооруженным отрядом, в отличие от КГБ. Прокуратура считалась мирным отрядом, но тоже ударным, и находилась она под защитой власти. Какие-то черты тех времен сохранились и до сегодняшнего дня – прокуратура чувствует себя более комфортно, находясь под защитой власти.

Сейчас предпринимаются попытки найти независимого прокурора, но о какой независимости вообще может идти речь, если прокурора могут пригласить в парламент для дачи объяснений, представления отчетов?.. Я изучал этот вопрос – сколько генпрокуроров было в Молдове?

Четыре – в советский период, и десять – сейчас [после провозглашения независимости]. Генпрокурор находится под перманентным давлением – он либо не очень старался для прежней власти, либо не приложил достаточно усилий для поддержки нынешней власти... Поэтому я считаю, что политическую ответственность за прокуратуру должен нести министр юстиции. Аналогичных примеров предостаточно – и в Румынии, и в США, и в ряде европейских стран. Нет отдельных советов, есть один только совет, состоящий из двух палат: прокуроров и всех судей. Необходимо применять совершенно другие правила игры. С одной стороны – магистраты, с гарантиями для прокуроров и судей, с другой стороны – оперативные действия, на уровне исполнительной власти.

Свободная Европа: А насколько приемлема идея, которая сегодня начинает обретать реальные очертания, – что министр юстиции с помощью экспертной комиссии назначает генпрокурора или отбирает кандидата?..

Виктор Пушкаш: Не исключено, и я говорил об этом публично, что несмотря на то, что закон немного ущемляется – создается дополнительный фильтр, а Конституция не предусматривает двух фильтров, она предполагает только один фильтр: Высший совет прокуроров. Министр юстиции обещал изучить предложение. Прекрасно! Я думаю, что это может стать хорошим первым шагом.

Свободная Европа: Вы сказали, что закон отчасти нарушается, но, тем не менее, КС отклонил обращение по этому поводу…

Виктор Пушкаш: Ничего подобного! Не отклонил! Просто авторы запроса не выполнили все требования Кодекса конституционной юрисдикции.

Свободная Европа: Значит, КС не уклонился от ответа?

Виктор Пушкаш: Нет, никоим образом. Я 12 лет проработал в Конституционном суде, и мы всегда требовали от адресатов четко указывать статью Конституции, по которой, с их точки зрения, были допущены нарушения.

Свободная Европа: А они не указали?

Виктор Пушкаш: Не указали!

Свободная Европа: Но я видела, что там есть ссылка на статью…

Виктор Пушкаш: Возможно, в крайне узком смысле, а Конституция – это как живое дерево, требующее максимально широкой интерпретации. Естественно, в рамках конституционных норм. Так что авторам запроса придется выполнить требования. Я потому и считаю, что прокуратура не будет реформирована, что она постоянно будет находиться под влиянием политического фактора, а чтобы вывести ее из-под этого влияния, министр юстиции должен нести политическую ответственность за работу прокуратуры.

Свободная Европа: Но ведь и министр юстиции – должность политическая.

Виктор Пушкаш: Судебную систему формируют две ветви власти – законодательная и исполнительная. Министр юстиции является лицом политическим, да, но источник власти – народ. Народ – источник власти парламента, правительства, министров и т.д. Поэтому – да, министр юстиции – лицо политическое, но, по моему мнению, в законе должны быть четко прописаны его полномочия в отношении генпрокурора, прокуратуры, в отношении процессуальных вопросов.

Добавьте пункт: положения закона не подлежат пересмотру в течение 15 лет! Закон работает нормально, когда становится традицией


Кстати, 10 октября 1999 года, когда я в прямом смысле слова стучался во все двери, Конституционный суд дал положительное заключение на инициативу о том, что прокуратура должна находиться под эгидой минюста. Это было еще в 1999 году. Времена изменились, и мы все видим, до чего мы дожили!

Свободная Европа: Г-н Пушкаш, а что, по вашему мнению, должно произойти, чтобы все мы всерьез восприняли преобразования в системе правосудия? И поверили, что все меры преследуют одну благую цель?

Виктор Пушкаш: Не могу не сослаться здесь на великого философа, на русского писателя Булгакова, автора «Мастера и Маргариты» и «Собачьего сердца». Булгаков говорил, что хаос – не в государстве, которое функционирует через свои институты, с их помощью претворяет в жизнь определенные программы и идеи. Хаос – в сознании, в головах людей, которые должны продвигать замыслы и планы.

Поэтому – это я говорю уже от себя – руководителями институтов необходимо назначать таких людей, которые понимают суть проблем. И я посоветую нынешней власти проанализировать и ответить на вопрос, кому и зачем понадобилось в период после 1996 года и по сей день подвергать Высшую судебную палату настоящему террору – и не один раз, а четырежды?!

Свободная Европа: Вы считаете, это справедливо – возлагать вину на них?

Виктор Пушкаш: Нет, это же не обвинение, но просто пусть поищут ответ на этот вопрос.

Свободная Европа: И еще – чтобы не повторяли прежних ошибок?

Виктор Пушкаш: Вот именно – чтобы не поступали так же, как ранее. Пора ставить точку. Закон, который предусматривает переаттестацию членов Высшей судебной палаты, пока еще не принят...

Найдите людей, у которых стойкий иммунитет в отношении шантажа

Свободная Европа: Он находится на рассмотрении Венецианской комиссии.

Виктор Пушкаш: Добавьте туда пункт: положения этого закона не подлежат пересмотру в течение 15 лет!

Свободная Европа: И что это даст?

Виктор Пушкаш: Закон работает нормально тогда, когда он становится традицией.

Свободная Европа: Я-то это понимаю, но приходит другой состав парламента, и…

Виктор Пушкаш: Приходит – и снова все рушит, ведь до сих пор только и делали, что все портили. Это же не реформы были, а сплошные контрреформы! Вот пусть и спросят себя, почему Евросоюз прекратил финансирование?

А знаете, что самое главное? Или создайте все необходимые условия для работы судей, или оградите их от всех сторон – от прокуроров, от адвокатов, от всех, кто обращается в суд, и сделайте так, чтобы они встречались только в зале суда, а не где-то по закоулкам, в кулуарах… Это неписаные правила, и Высший совет магистратуры обязан их придерживаться и продвигать.

Знаете, может, я скажу прописную истину, которая известна с древних времен – хороший законодатель – не тот, кто принимает законы, а кто предотвращает негативные сценарии. Именно этим принципом и я руководствовался, и того же всем советую. Не наказывайте судей – предотвратите необходимость их наказания. Подвергшийся наказанию судья перестает быть судьей. Он в любой момент может поддаться шантажу. Если он не смог себя контролировать, какое моральное право у него определять и давать оценку поведению сторон, решать конфликты между ними? Дистанцируйтесь от тех, кто может не устоять перед соблазном, найдите людей, у которых стойкий иммунитет в отношении шантажа.

Все на 99% зависит от того, в каких условиях формировался человек, который претендует на должность судьи. Никто в государстве не обладает большей властью, чем судья! По его сигналу открываются и закрываются ворота тюрьмы, по его сигналу дети остаются без отца и без матери. У судьи – огромная сила, поэтому и законодательная, и исполнительная власти должны быть заинтересованы в том, чтобы создать судье необходимые условия для работы и исключить малейшую возможность вмешательства со стороны политического фактора.

Vezi comentarii

XS
SM
MD
LG