Linkuri accesibilitate

Штефан Глигор: «Новый генпрокурор без реформы всей системы юстиции — фигура бесполезная»


Штефан Глигор

Деолигархизация и молдавское правосудие

Концепция реформы сферы юстиции встречает поддержку со стороны лидеров правящей коалиции, тогда как представители судебных и правоохранительных структур воспринимают ее пока с изрядным недоверием. Впрочем, эксперт в области общественных политик, юрист Штефан Глигор полагает, что сопротивление системы идет на убыль.

Свободная Европа: С тех пор, как коалиция ACUM-ПСРМ отстранила демократов от власти, в Кишиневе не прекращаются разговоры о том, что в недрах системы правосудия налицо сильнейшее сопротивление реформам. Как вы считаете, удастся ли найти компромисс, или конфронтация будут обостряться?

Штефан Глигор: Реформу необходимо продумывать – так, чтобы сопротивление системы стало бессмысленным, чтобы оно потеряло всякое значения. Ясно, что позиции тех, кто убежден в необходимости серьезной реформы в сфере правосудия, постепенно перевесят – и в парламенте, и в правительстве, да и в самом обществе, ясно, что те, кто хочет, чтобы все осталось по-прежнему, будут оттеснены от процессов. Мы говорим сейчас о тех лицах, кто способствовал распространению и процветанию коррупции, нарушал законы, о тех, кто, естественно, хочет и впредь оставаться безнаказанным и не нести никакой ответственности за все беззакония, которые они творили при Демпартии, по времена режима Влада Плахотнюка.

Неопределенность продлится до тех пор, пока не будет официально принята концепция реформы юстиции


Свободная Европа: Как вы представляете эту «чистку изнутри», которая необходима как свежий воздух?

Штефан Глигор: На данный момент никакой чистки не проводится, наведением порядка никто не занимается. Реформа предусматривает создание комиссии по переаттестации судей и прокуроров, она будет состоять, в свою очередь, из двух коллегий, в каждой – по десять человек, наделенных правом проводить переаттестацию судей, которые пожелают работать в следующей Высшей судебной палате (это 17 человек), а также заниматься переаттестацией судей нижестоящих инстанций – апелляционных палат и судов первого уровня, но – только руководства. Сегодня проект реформы касается переаттестации исключительно председателей судов и их заместителей, иными словами – руководящего состава судебных инстанций.


Свободная Европа: А в недрах самой системы проявляются какие-то волнения, видно недовольство? Ведь там могут сформироваться два лагеря – сторонников реформ и противников перемен...

Штефан Глигор: Совершенно ясно, что те, кто обслуживал Демпартию и плевал на закон – гражданский, уголовный, административный – крайне недовольны действиями парламента вокруг судебной власти и желанием навести там порядок. Поэтому они и пытаются сопротивляться.

Необходим единый орган парламентского большинства – коалиционный орган, скажем, координационный совет коалиции


Примером может послужить хотя бы общее собрание судей, созванное, по мнению экспертов, Апелляционной и Высшей судебной палатами с нарушением процедур. Это дает повод считать, что в самой судебной системе налицо явная попытка перехватить инициативу, отозвать членов Высшего совета магистратуры, которые, в принципе, выразили готовность к сотрудничеству в процессе очистки системы, включая согласие на уголовное преследование в отношении коррумпированных и одиозных судей.

В конечном счете, контрнаступление судей, точнее, их отдельной группы направлено на нейтрализацию тех членов ВСМ, которые в прошлом служили Демпартии; однако на данный момент это выглядит как попытка доказать их полезность с помощью закона, применяя процедуру отзыва мандата и избрания новых членов ВСП. Правда, есть серьезные вопросы по поводу легитимности собрания, которое с самого начала напоминает сговор для выявления людей…

Свободная Европа: Как долго может продлиться подобная неопределенность?

Штефан Глигор: Неопределенность продлится до тех пор, пока не будет полностью доработана и официально принята концепция реформы юстиции. Сегодня, увы, есть определенные ограничения, прописанные в самой Конституции, что осложняет процесс. Вначале власть надеялась, что все пойдет как бы само собой, а в результате время было упущено.


Свободная Европа: Что говорить, если даже между президентом и главой правительства нет единства мнений…

Штефан Глигор: Значение имеет мнение председателя фракции ПСРМ и членов фракции Партии социалистов! Пусть они выйдут и скажут, с чем конкретно они не согласны. Но этого же нет! Более того, социалисты – некоторые из них – жалуются, что с ними не советуются, не согласовывают определенные вопросы, что их мнение нередко вообще не принимается в расчет.

Чтобы избежать подобных недоразумений и разногласий необходим единый орган парламентского большинства – коалиционный орган, скажем, координационный совет коалиции из трех составляющих. Он должен заниматься учетом вопросов повестки дня коалиции, проводить слушания и консультации по тем или иным актуальным проблемам, согласовывать единую позицию и документально оформлять достигнутые договоренности – по пунктам. Это позволит предотвратить ситуации, которые еще имеют место на сегодняшний день, когда после устных договоренностей одна из сторон пересматривает свои позиции и говорит, что «имелось в виду совсем другое», что они «не так все поняли»!.. В любой коалиции необходима четкая документация обязательств, с подписями сторон, чтобы потом не возникало никаких сюрпризов.

В этой коалиции мелочей вообще нет – любая из них может оказаться камнем преткновения


Свободная Европа: А то, что у президента Додона и премьера Санду разные мнения – чем это опасно?

Штефан Глигор: Игорь Додон – президент Республики Молдова, он не лидер Партии социалистов, и он не президент своего электората, он – президент всех...

Да, он вмешивается, он высказывает свое мнение, но он вправе это делать, у него есть определенные полномочия, прописанные в Конституции. Его полномочия строго регламентированы, и никакого отношения к законотворческой деятельности они не имеют. Сфера его компетенций – внешняя политика, определенные рычаги в области безопасности, в военной сфере – и все.


Свободная Европа: А настойчивость Майи Санду?..

Штефан Глигор: Майя Санду – премьер-министр, она имеет право на инициативу, на разработку общественной политики, в том числе, в области юстиции, потому что данную область курирует минюст, который входит в круг ее прямых обязанностей как главы кабинета министров. У Игоря Додона – своя точка зрения, которую он вправе озвучивать; ну, а насчет разногласий – это же естественно, что они есть, потому что они – абсолютно разные люди.

Нас интересует, чтобы они выполняли обещания, данные людям, которые наделили их мандатом для проведения деолигархизации. А деолигархизация означает реформу юстиции и лишение рычагов контроля ставленников прежнего режима, людей, назначенных на руководящие должности Плахотнюком или его союзниками в самых разных эшелонах власти. Это трудный и длительный процесс. Но без реформы юстиции нам никак не обойтись!

В политике искусство общения – это 75% успеха


Свободная Европа: Что будет происходить в сфере юстиции, пока сохраняется нынешняя неопределенность?

Штефан Глигор: Да то же, что происходило и раньше – коррупция, взяточничество, издевательства, будут работать органы уголовного преследования, которые давят на честных людей. У нас сейчас совершеннейший хаос и беспорядок. Систему нужно реформировать, но на данный момент там сложился некий статус-кво, и прокуроры и судьи смеются над неуклюжими попытками парламентского большинства и правительства вмешаться и навести порядок. Смеются над тем, что нет крепкой руки, что есть только какие-то разрозненные действия, что не удается пока никому увидеть мощный кулак – и никак не выходит провести реформу.

Эта система, естественно, попытается держаться до последнего, эти люди столько всего натворили, что дрожат при одной мысли о том, что кто-то придет и начнет наводить порядок. Ведь это значит, что многим придется отвечать за свои прежние махинации.


Свободная Европа: Ясность может наступить только после назначения нового генерального прокурора?

Штефан Глигор: Новый генпрокурор без реформы всей системы юстиции – фигура бесполезная, а реформа нужна по всей вертикали, «от головы и до хвоста», реформа должна охватить и судей, и прокуроров, и офицеров уголовного преследования, и органы самоуправления правосудия…

Свободная Европа: Если попытки довести до конца реформу юстиции провалятся, то коалицию ждет распад?

Штефан Глигор: В этой коалиции мелочей вообще нет – любая из них может оказаться камнем преткновения. И любому уже ясно, что есть серьезные проблемы в плане сохранения коалиции на уровне блока ACUM, не говоря уж о сохранении партнерства на уровне блока ACUM и ПСРМ!

Даже в своей собственной семье трудно разобраться с проблемами, если сосуществуют лебедь, рак и щука, и каждый – со своими амбициями, убеждениями, ошибками... То, что иногда происходит, выглядит очень печально…

Они же не родились премьер-министрами, они учатся на ходу. А вот времени у нас практически нет


Свободная Европа: Не перестанут ли верить граждане этой власти, если поймут, что правоохранительные органы настолько непрошибаемы, что никакая реформа там уже не поможет?

Штефан Глигор: Да, со стороны граждан заметно растущее недовольство и серьезное разочарование. Да, коалиционные партии теряют политический капитал накануне выборов. Общество возмущено тем, что реформы обходят стороной минюст, что ни один человек там не уволен, и никаких расследований не было возбуждено по фактам беззаконий, творившихся все последние три года.

И это при том, что у нас нередко безо всяких оснований за решеткой оказывались участники протестов, политики или советники, что руководители местных органов власти подвергались гонениям и шантажу!.. И ни один офицер по уголовному преследованию, ни один из полицейских, который все это творил – ведь не Святой же дух этим занимался! – не был привлечен к ответственности.

К сожалению, не было проведено ни одного вызывающего доверие расследования, нет никакой ясности, да и вообще отсутствует малейший намек на проект реформы юстиции со стороны генерального инспектората полиции и министерства внутренних дел. И во всем этом граждане, осознающие серьезность положения, склонны видеть ошибки блока ACUM, в частности, министра внутренних дел, министра юстиции и премьер-министра Майи Санду.

Среди людей образованных, информированных и сознательных ведутся очень широкие дебаты по вышеуказанным проблемам, но, к сожалению, плохое коммуницирование по линии правительства еще больше усугубляет ситуацию. Потому что вместо того, чтобы внести ясность, вместо того, чтобы честно заявить: «Люди добрые, у нас есть недоработки, мы их видим, мы их понимаем – и мы пытаемся исправить положение дел!» – они демонстрируют высокомерие и невежество! Это очень серьезное упущение, ведь в политике искусство общения – это 75% успеха.

Я вижу серьезные и неизбежные риски и угрозы. А вот адекватного реагирования на них в настоящий момент нет!..


Свободная Европа: Запад обещал помочь Республике Молдова в реформе правосудия. И Брюссель, и США выразили готовность оказать максимальную поддержку, которая только понадобится…

Штефан Глигор: Я не видел, чтобы Евросоюз или США увязывали обещанную помощь с какими-то конкретными требованиями и условиями, с определенным планом работы и определенными результатами. А по моему твердому убеждению, любую поддержку со стороны, любое обещанное макрофинансирование необходимо обусловить конкретными задачами! И это помогло бы правительству понять, что предстоит сделать.


Они же не родились премьер-министрами, эти люди в большинстве своем пришли из неправительственной сферы, они учатся буквально на ходу. А вот времени у нас практически нет, общество в плачевном состоянии, поэтому наши внешние партнеры должны, в том числе, помочь правительству осознать приоритеты; и, исходя из того, что у них есть богатый опыт сотрудничества, взаимодействия и партнерства с другими государствами, в том числе, с такими же неудачливыми, с такими же коррумпированными, как Республика Молдова, они могли бы указать нашему правительству какие-то конкретные линии поведения, какие-то конкретные направления действий. Чтобы кабмин не расслаблялся и не считал, что определенные проблемы уже позади, что кризис удалось преодолеть, и так далее. Потому что лично я вижу большие риски, серьезные и неизбежные риски и угрозы. А вот адекватного реагирования на них в настоящий момент нет!..

Vezi comentarii

XS
SM
MD
LG