Linkuri accesibilitate

Кристиан Ризя, «NOI»: «Я борюсь за суверенную и независимую Молдову»


Кристиан Ризя

Свободная Европа продолжает рассказывать об участниках предвыборно1 гонки. Под 12-м номером в избирательном бюллетене будет фигурировать Партия «NOI».

Cristian Rizea („NOI”): R.Moldova trebuie să devină un stat de drept
Așteptați

Nici o sursă media

0:00 0:26:18 0:00

Кристиан Ризя, один из лидеров этого формирования, рассказал о ставках досрочных парламентских выборов 11 июля.

Кристиан Ризя: Ставки высоки. В этом году исполняется 30 лет с момента провозглашения независимости Республики Молдова. 11 июля может стать днем исторического поворота, важным моментом для всех граждан Республики Молдова независимо от того, проживают ли они в стране или в диаспоре.

Свободная Европа: Что означает этот исторический момент?

11 июля может стать днем исторического поворота, важным моментом для всех граждан Республики Молдова

Кристиан Ризя: Он предполагает преодоление одиозного прошлого, преступной системы, влияние которой я ощутил на себе, проведя в тюрьме №13 шесть последних месяцев. Там я увидел много личных драм, через которые проходит множество граждан Республики Молдова. Этот разрыв должен произойти в этом году.

Республика Молдова должна встать на необратимый путь, стать правовым государством, уничтожить систему контроля и злоупотреблений, которая, к сожалению, существует до сих пор. Это объясняется тем, что Игорь Додон и Влад Плахотнюк контролируют главные государственные учреждения, несмотря даже на то, что сейчас в стране действительно европейский президент – Майя Санду, которая, я уверен, желает этой стране добра.

Свободная Европа: А как Игорь Додон и Влад Плахотнюк могут контролировать государственные учреждения, если один из них уже давно сбежал из Республики Молдова?

Республика Молдова должна встать на необратимый путь, стать правовым государством, уничтожить систему контроля и злоупотреблений

Кристиан Ризя: Если не ошибаюсь, в июне было два года с тех пор, как его нет в стране. Помню, я общался с ним в тот период по телефону и по мессенджеру. Он по-прежнему шантажирует множество людей в генеральной прокуратуре и в судах. Вспомните пример Генадие Павлюка на Чеканах, который рвет и мечет. Для него не существует уголовно-процессуального кодекса. Есть только уголовно-процессуальный кодекс Влада Плахотнюка. Другой пример: кишиневская Апелляционная палата, где меня судил Генадие Морозан, муж двоюродной сестры Плахотнюка. Мое дело шесть раз случайным образом оказывалось в руках одного и того же судьи кишиневской Апелляционной палаты. В это невозможно поверить, но это так!

Политическая партия «NOI» – новая партия. Мы создали ее в прошлом году, 11 июля. Г-н Владимир Даки, председатель партии, является деловым человеком, который много лет проживал в Российской Федерации, который не был заинтересован в возвращении в Республику Молдова, не участвовал в схемах. Он хотел лишь вернуть Республике Молдова то, что эта страна ему дала, сформировав его как человека. В 18 лет он уехал из Республики Молдова и состоялся как бизнесмен.

Свободная Европа: Каковы ваши шансы пройти в парламент? Согласно опросам общественного мнения, у партии мало шансов преодолеть избирательный порог.

Кристиан Ризя: Все зависит от того, на какие опросы вы ссылаетесь. Быть может, на опросы, которые были сфабрикованы ворами, которые обокрали Республику Молдова: Шором, Додоном, Плахотнюком и Усатым. Мы еще поговорим о новом добром самаритянине, который хочет показать себя белым, а не черным, и не состоял в шайке преступников, которые обчистили Республику Молдова. Из-за них множество молодых людей уехало из страны, сотни тысяч молодых людей уехало в Европу, чтобы заработать на достойную жизнь. Они оставили своих детей на попечение бабушек и дедушек, живут вдали от дома. Мы, как партия, хотим изменить Республику Молдова к лучшему. Других интересов у нас нет.

Я уже говорил, что мы пройдем в парламент. Мы будем первыми, кто потребует снять с депутатов неприкосновенность, так как все должны быть равны перед справедливым и правым судом, в том числе здесь, в Республике Молдова. Более того, после двух лет парламентского мандата мы подадим в отставку, если не выполним того, в чем поклялись, положа руку на сердце, перед нашими избирателями.

Свободная Европа: Вы сами сказали, что являетесь молодой партией в Республике Молдова. Однако, полагаю, вы заглядываете в социологические исследования, которые показывают конкурентов, у которых есть шансы пройти в молдавский парламент.

После двух лет парламентского мандата мы подадим в отставку, если не выполним того, в чем поклялись перед нашими избирателями

Кристиан Ризя: Около двух недель назад на молдавских и румынских сайтах появилось исследование, проведенное престижным социологическим институтом из Румынии. Я был рад узнать из него, что партия «NOI» получила в нем 3,88%, а Блок Ренато Усатого оценивается примерно в 4,5-5%. Надеюсь, что молдавские граждане, добропорядочные люди, которые видели, сколько за последние десять лет здесь было злоупотреблений, которые страдали в Республике Молдова, поддержат партию «NOI». Как я уже говорил, у нас молодая команда, которая не преследует своих интересов.

Свободная Европа: Что вы предлагаете избирателям?

Кристиан Ризя: Наш лозунг звучит так: «12. Вместе против системы». Все начинается с этого. Идея в том, что если не будет правового государства и по-настоящему справедливой юстиции, то посмотрите, что произошло, мы видим опыт последних десяти лет. Когда я познакомился с Плахотнюком в 2011 году, это было начало того периода, когда власть, в кавычках, перешла в его руки. Это была дискредитирующая власть, которой воспользовались он и его сторонники. К сожалению, он все еще тянет за нити. Шантажу подверглось много людей, которым он платил, а также партии, которые сегодня участвуют в предвыборной кампании.

К сожалению, Плахотнюк все еще тянет за нити

Поэтому я был рад получить предложение от Владимира Даки, председателя политической партии «NOI». Это единственная по-настоящему независимая с политической точки зрения партия. И, поверьте, я знаю, о чем говорю. Не смотрите на остальные так называемые унионистские партии, все они – внимание – оплачиваются Владом Плахотнюком.

Свободная Европа: Именно из этого лагеря в ваш адрес раздается критика: говорят, что если Ризя стал потенциальным кандидатом в депутаты, значит, борьбе с коррупцией в Республике Молдова придет конец.

Кристиан Ризя: Разумеется! Я – единственный коррупционер в стране. Хорошо, что вы затронули этот вопрос. Разве вы не видите, что они боятся меня и политической партии «NOI»?

Потому что, действительно, мы – единственные предвыборные конкуренты, которые не симулируют борьбу с мафиозной системой, и которые на самом деле хотят ее устранить. Единственный партнер, которого мы хотим видеть рядом с собой – это молдавские граждане. И, кстати, вы сослались нам меня: вы видели, что я единственный коррупционер в Республике Молдова.

Спустя десять лет после того как эту страну растащили во все стороны (миллиарды, исход граждан, уничтоженные фирмы, рейдерские атаки), я остаюсь единственным коррупционером! Но хорошо, что вы затронули этот вопрос, и я вам за это благодарен. Хочу, чтобы все знали: если кому-то будет интересно заглянуть на мой сайт, там можно найти официальные документы Национального управления по борьбе с коррупцией Румынии, которое здесь так хвалят за деятельность г-жи Ковёши, и прочитать все, что касается моего сфабрикованного дела. И вы увидите, что я ни в чем не виноват.

Тот, кто действительно виноват, к сожалению, по сей день охраняется системой Румынии и внешней системой. Я имею в виду Мирчу Джоанэ, заместителя государственного секретаря НАТО. Он был вместе со мной на отдыхе, получал от меня деньги. Сумму в размере 300 тысяч евро, подтвержденную Национальным управлением по борьбе с коррупцией Румынии, он получил в первый раз, чтобы внести меня в список депутатов, а во второй раз для получения поста министра в период между двумя турами, когда Мирча Джоанэ обогнал Траяна Бэсеску на 10%. Все это было подтверждено. Однако Мирча Джоанэ нашел статью в Уголовном кодексе, согласно которой его действия были предписаны. И из меня сделали козла отпущения.

Свободная Европа: Вернемся к ожиданиям избирателей Республики Молдова и к обещаниям, которые вы даете в эту избирательную кампанию.

Кристиан Ризя: Знаете, люди устали от обещаний. Они хотят дел. Плахотнюк сделал им хорошие дороги – вы ездили до Кагула или до Джурджулешт, чтобы посмотреть, как там обстоят дела? Я ездил. Они сумели сделать две дороги. Я уверен, что вы там были, как и большинство тех, кто слушает вашу передачу. Это невероятно! В Молдове есть одна дорога на север, а другая – на юг. Сколько же можно красть, Плахотнюк, Додон и Шор? Неужели вы не можете построить 600 км? Разве это много? Триста в одном направлении и триста – в другом. Не понимаю. Можно подумать, что на этих дорогах проходили военные действия!

Свободная Европа: Каков состав ваших избирателей?

Кристиан Ризя: В круг наших избирателей входят люди, которые хотят упразднить систему злоупотреблений в Республике Молдова, в государственных учреждениях и в мафиозной системе правосудия. Все, кто пострадали, являются нашими партнерами, единственными партнерами политической партии «NOI». Пусть люди придут и выскажут нам свое доверие.

Положа руку на сердце, могу поклясться, что если мы преодолеем порог в 5% и пройдем в парламент, то мы будем единственной партией, которая подаст в отставку, если не реализует того, что обещала избирателям. Повторяю это, потому что сегодня в Республике Молдова, если вы посмотрите на то, что предлагают другие, баллотируются одни и те же политические игроки. Волк меняет свою шкуру, но не нрав, как говорит старая поговорка. Посмотрите на Усатого или на остальных. Даже не хочу их называть, чтобы не делать им рекламу.

Свободная Европа: А с какими реалистичными обещаниями политики должны обращаться к гражданам?

В своей политической карьере я допускал ошибки, поэтому я и написал книгу «Исповедь Ризи»

Кристиан Ризя: Думаю, прежде всего, необходима искренность. Каждый политик должен делать то, что я сделал в Румынии: взять на себя ответственность за свои ошибки. Я был частью политической системы высокого уровня. Я находился рядом с Виктором Понтой, Мирчей Джоанэ, Адрианом Нэстасе, рядом с президентом Ионом Илиеску, которого я сопровождал во множестве зарубежных поездок. И я признал свою вину. В своей политической карьере я допускал ошибки. Поэтому я и написал книгу «Исповедь Ризи», в которой раскрыл коррупцию на политическом уровне в Румынии. В прошлом году были открыты десятки уголовных дел после того, как прошла презентация книги. Понта и Тэричану – друзья Плахотнюка – больше не прошли в парламент.

Свободная Европа: Но вы просите поддержки граждан Республики Молдова?

Кристиан Ризя: Да, мы обращаемся за поддержкой и к диаспоре, живущей в Румынии, хотя мы не должны называть ее «диаспорой». Этих людей выгнали из страны здешние политики.

Свободная Европа: Кстати, что вы думаете о голосах диаспоры и жителей приднестровского региона? Насколько вам важны эти голоса?

Кристиан Ризя: Они очень важны в ситуации, когда миллион граждан Республики Молдова были изгнаны политиками, за которых эта страна, к сожалению, голосовала последние десять лет. Посмотрите на Игоря Додона, на его заявление. Как ты, в качестве президента, можешь называть диаспору «параллельным миром»? Неужели тебе не стыдно? Это самое черное пятно на совести истории Республики Молдова, начиная со Снегура и по сей день. Тот факт, что Додон, этот индивид, у которого нет ни капли уважения к гражданам Республики Молдова, был президентом…

Свободная Европа: Вы мстите ему сейчас в связи с политической ситуацией в…

Кристиан Ризя: Я приглашал его на дебаты. Он отказывается! Пусть придет на любой телеканал и встретится со мной лицом к лицу перед избирателями Республики Молдова. Он боится, избегает меня. Более того, он сказал, что на телевидение меня послала Майя Санду. Этот человек боится уголовных дел в связи с Плахотнюком, о которых говорил г-н Стояногло. Это был политический трюк. Могу рассказать, как все было устроено.

Свободная Европа: Откуда у вас столько информации?

Кристиан Ризя: У меня есть информация, так как я был рядом с Плахотнюком и знаю, как он действовал. Я знаю многое. Кстати, по поводу тех трех дел, где речь шла – я по-прежнему придерживаюсь своей позиции – о преступлениях! И в деле Бутмалая, и в деле Росарио Салеми и Юрие Лункашу! Знаете, чего добивалась прокуратура? После того, как меня допросили, они нашли повод их закрыть. Я письменно потребовал от Генеральной прокуратуры – и я впервые заявляю об этом в вашей передаче – провести баллистическую экспертизу одним из европейских экспертов из любой страны-члена ЕС.

Никто не сказал ни слова о моем запросе, потому что, если эта криминалистическая экспертиза будет проведена, то будет доказано, что то, что я говорил и продолжаю утверждать, является полной правдой. Будет доказано, что это были не самоубийства, а самые настоящие преступления, заказанные Владом Плахотнюком.

Свободная Европа: У вас есть доказательства?

Кристиан Ризя: Доказательства? Ну, разве я был рядом с Плахотнюком, когда он приказывал человеку X или Y пойти и застрелить Лункашу или Бутмалая?! Это же смешно! Почему Генеральная прокуратура не хочет проводить экспертизу, применяющуюся в подобных ситуациях? Это очень хорошая экспертиза, которая может точно доказать, даже спустя 10-20 лет после совершения преступления, была ли траектория пули характерна для самоубийства или все было иначе.

Свободная Европа: Вы не сказали, что думаете о голосах граждан, живущих на левом берегу Днестра.

Кристиан Ризя: Я уважаю всех, независимо о того, живут они на правом или левом берегу Днестра. Это молдавские граждане, которых я уважаю. Мы являемся политическим игроком, который придерживается уравновешенной позиции, чтобы у Республики Молдова были хорошие отношения с Российской Федерацией, а также с Румынией и ЕС. Это естественно.

Свободная Европа: А что предполагают хорошие отношения Республики Молдова с Российской Федерацией?

Кристиан Ризя: Я часто думаю об историческом прошлом. Мои предки родились в Конгазе. Они через многое прошли. Я знаю, что такое советский ГУЛАГ. Моя прабабушка 15 лет прожила в Сибири. Туда ее отправил Сталин. Мой прадед был разлучен с ней и погиб на фронте, в Сталинграде. Поверьте, наша семья пережила много страданий! А Додон – невольно об этом вспоминаю – перед тем, как высказаться о моем гражданстве, нагло заявил: «Он нашел себе родственников в Конгазе». Не стыдно тебе, Игорь Додон, говорить такое о людях, которые мучились в советском Гулаге? В тот момент он оскорбил не только моих предков, но и всех родственников, которые годами терпели лишения в советских лагерях!

Свободная Европа: Каким вы видите решение приднестровской проблемы, в том числе сквозь призму участия в голосовании граждан на левом берегу Днестра?

Кристиан Ризя: По этому поводу велись различные дискуссии. Я всегда понимал, что Игорь Додон и Партия социалистов стремится увеличить там количество избирательных участков, учитывая договоренности, которые у него были.

Свободная Европа: Вы будете проводить там предвыборную агитацию?

Кристиан Ризя: Мы будем агитировать на всей территории Республики Молдова. В конечном итоге, Приднестровье – это часть Республики Молдова.

Но я думаю, что когда ты, Игорь Додон, выступаешь за открытие избирательных участков только в Приднестровье и отворачиваешься от миллиона молдавских граждан, которые находятся в Европе, ты, как политик, должен уехать их страны. В любом случае, он к этому готов и сделал заявление, когда я потребовал его опубликовать список лиц, которые получили молдавское гражданство (этот список засекречен) благодаря инвестиционной программе, придуманной Плахотнюком. У меня есть информация из источников в секретных службах, что в этом списке фигурирует большое число торговцев наркотиками, которых за экономические преступления разыскивают в Европе. Очень близкий к Плахотнюку человек – Василь Божков, владелец яхты, на которой встретились Игорь Додон и Влад Плахотнюк в сентябре 2020 года в Эгейском море, на полуострове Халкидики в Греции.

Василь Божков получил молдавское гражданство. Список держат в секрете. Он стоит за приватизацией «Лотереи Молдовы», которую Плахотнюк ему подарил. И он же стоит за инвестиционным фондом «Доверие Инвест» в Болгарии, который за два месяца до побега Плахотнюка из Республики Молдова стал мажоритарным акционером банка «Moldindconbank». Между тем количество его акций выросло, и сегодня он владеет 77% акций банка.

У меня есть некоторая информация. Если она подтвердится в последующие дни, то это станет настоящей социальной бомбой для Республики Молдова. Не хочу сейчас ничего говорить. Я хочу лишь проверить слухи, которые до меня дошли. Тогда и посмотрим. Сейчас Плахотнюк, Додон, Шор и Платон что-то готовят против Майи Санду. Именно поэтому Платон неожиданно для всех…

Свободная Европа: Что это может быть?

Кристиан Ризя: Они хотят поставить ее в неловкое положение перед лицом избирателей, перед лицом всех граждан, чтобы PAS не набрала прогнозируемые опросом 44-45% голосов.

Свободная Европа: Какие сценарии возможны после выборов?

Кристиан Ризя: После выборов? Сначала посмотрим, что произойдет до выборов! Потому что, повторяю, мне бы не хотелось, чтобы подтвердилось то, что я слышал. Но в следующие несколько дней все станет ясно, и тогда посмотрим. Я расскажу все, во всех подробностях, потому что я не боюсь ни Плахотнюка, ни Игоря Додона. И я доказал это, напрасно отсидев полгода в тюрьме. И я буду биться до конца рядом со всеми добропорядочными гражданами.

Свободная Европа: Как будет развиваться Республика Молдова, если к власти придут прозападные силы, и если к власти придут партии, выступающее за движение на Восток?

Кристиан Ризя: В конечном итоге, хотим мы того или нет, мы должны признать, что Россия, Российская Федерация – как мать для Республики Молдова. Мы были частью одной империи, Советского Союза. Мы не может отказаться…

Свободная Европа: Что она дала Республике Молдова за 30 лет?

Кристиан Ризя: Хорошо. Приведу пример с Румынией. Среди тех, кого мы называем «братьями», никто лучше меня не знает, что происходит в Румынии. Наши предки желали объединения с Румынией. Да, это был исторический лозунг 50-60-70 лет назад. Да, их выбор был тогда верен. Но сегодня за этим скрываются другие интересы.

Свободная Европа: Какие интересы, например?

Кристиан Ризя: Скрытая система Румынии, секретные службы хотят заполучить Молдову, которая станет их слугой. Мне очень жаль использовать это понятие, но я молдаванин и борюсь за суверенную и независимую Молдову! Именно этого хочет политическая партия «NOI». Председатель партии Владимир Даки отреагировал на слова Богдана Ауреску, который на одном из форумов в Анталии встретился со своим украинским коллегой и повторно потребовал не признавать молдавский язык официальным. Единственный политик из Республики Молдова, который на это отреагировал и высказал свою позицию, был Владимир Даки.

Я не видел реакции ни Игоря Додона, ни Усатого, ни Зинаиды Гречаной, которая – внимание! – была в Анталии! Или реакции премьер-министра Чокоя или какого-нибудь представителя правительства. Они гуляли там по пляжу, так как в Турции открылся сезон. Думаю, они пошли на море или купались в бассейне, вместо того, чтобы отстаивать интересы молдавских граждан.

Свободная Европа: Каким вы видите решение приднестровского конфликта?

Кристиан Ризя: Если голосование будет правильным и прозрачным, а не тем… В своей книге я раскрыл множество незаконных действий партии, членом которой я был. Они хватали людей, везли их на автобусе на избирательный участок…

Свободная Европа: Какой статус должен быть у этого региона Молдовы?

Кристиан Ризя: Мы должны быть очень внимательны во внешней политике. Эти политики затеяли здесь свою игру… Может, Игорь Додон и играл на одной стороне, но Влад Плахотнюк всегда вел двойную игру. Его действия как политика не отличались большой сложностью. Он был очень умен в преступной сфере, умел шантажировать, связывать всех по рукам, подкупать. Это он умел. А как политик он был очень предсказуем. Я предвидел его шаги, знал их и в отношении меня…

Свободная Европа: Домой вас отвезли в наручниках, как этого потребовал Игорь Додон?

Даже при проевропейском большинстве я хотел бы сохранять уравновешенные отношения с ЕС и с Российской Федерацией!

Кристиан Ризя: Только наивные люди продолжали верить тому, что говорил Игорь Додон. Их продолжают шантажировать. Разве вы не видели, как Конституционный суд хотели обратить против Майи Санду? Кто к этому присоединился? Игорь Додон, партия «Про-Молдова», которой больше не существует, и где оставалось еще пару депутатов, а также Шор. Разве не видно? Преступники объединились!

Свободная Европа: Г-н Ризя, какое все-таки будущее ждет Республику Молдова при провосточном или прозападном руководстве?

Кристиан Ризя: Спустя 30 лет после обретения независимости следует понять, что это единственная возможность избавиться от этих преступников. Но даже при проевропейском большинстве я хотел бы сохранять уравновешенные отношения с ЕС и с Российской Федерацией!

Свободная Европа: Какое парламентское большинство вы имеете в виду?

Кристиан Ризя: Они нас боятся и поэтому нападают на нас. СМИ нас не приглашают.

Свободная Европа: Кто смог бы и должен пройти в парламент?

Кристиан Ризя: Наряду с Майей Санду единственная партия, которая достойна доверия, это мы.

Свободная Европа: Все, кто до сих пор приходил в студию Свободной Европы, говорили то же самое.

Кристиан Ризя: Нет, потому что остальные – это сателлиты Плахотнюка или Додона. Политическая партия «NOI» – единственная партия, которая по-настоящему независима. Обратите на это внимание!

Я уже хорошо знаю политическую сцену. В последние десять лет Плахотнюк и Додон стремились дробить ее, создавать мелкие партии-сателлиты, чтобы никто и никогда не получил большинства, с помощью которого можно было бы побороть подконтрольную им мафиозную систему в сфере юстиции. И тогда они посылают Кавкалюка, Костюка, кого-то еще, Андрея Нэстасе.

Посмотрите, какую новость я рассказал вам сегодня об Андрее Нэстасе. Может, все спрашивают, почему уже год как Майя Санду не является его политическим союзником. Я об этом рассказывал. Ни у кого, кроме меня, в Республике Молдова не хватает мужества сказать это. И если понадобился такой преступник, как я, из Румынии…

Свободная Европа: А что вы рассказали?

Кристиан Ризя: Я вполне четко рассказал, что в тот короткий период, когда он занимал пост министра МВД, Андрей Нэстасе имел неосторожность, к сожалению, для него, присвоить себе пакет с наличными деньгами, которые каждую неделю поступают в кабинет министра внутренних дел, кто бы им ни был. Это доля от контрабанды сигарет на всей территории Республики Молдова, в том числе в Приднестровье.

Андрей Нэстасе пожадничал, забрал себе тот пакет. Вы понимаете, тогда за ним велось наблюдение. Игорь Додон пошел к Майе Санду, которая тогда была премьер-министром, показал ей съемку СИБ, которая до недавнего времени охраняла Додона, пока Майя Санду не перевела эту службу под начало президентуры. Сейчас Игорь Додон хочет подчинить СИБ парламенту. Он показал ей эту запись: «Вот, посмотри, г-жа Санду, что делает твой партнер по руководству страной». Вот и ответ.

Свободная Европа: Скорее всего, он выступит с реакцией...

Кристиан Ризя: Я жду его реакции, потому что тот случай с костюмами, когда он зашел в магазин и взял себе костюмы, не заплатив за них, был тонким намеком Додона в адрес Нэстасе. Это реальная причина того, почему он хотел выступить оппонентом во втором туре вместо Майи Санду. Вы видели, сколько он бился, чтобы стать кандидатом от правых сил на президентских выборах? На самом деле, его подкупил Додон. И Додон держит его в своих руках до сих пор.

Сегодня Платформа DA – это сателлит Додона. Я говорю это для тех, кто еще верит в Андрея Нэстасе.

Свободная Европа: Когда вы вернетесь в Румынию?

Кристиан Ризя: В Румынию? Я подал заявление об отказе от румынского гражданства. Надеюсь, что 11 июля Молдова проголосует за 12-ю позицию в бюллетене для голосования и выразит нам доверие.

XS
SM
MD
LG