Linkuri accesibilitate

Октавиан Цыку: «Единственная ставка выборов — воссоединение с Румынией»


Октавиан Цыку

Лидер Партии национального единства (PUN) — о досрочных выборах, унионистах, коммунистах и избирателях.

Octavian Țîcu: „Unica miză a alegerilor este reunirea cu România”
Așteptați

Nici o sursă media

0:00 0:28:17 0:00

Свободная Европа: Что поставлено на карту на выборах 11 июля?

Октавиан Цыку: О ставках я говорил и ранее. Единственная ставка выборов — воссоединение с Румынией. Это то, что должен сделать следующий парламент.

Свободная Европа: Вы отлично знаете, что это вряд ли случится 12 июля.

Воссоединение с Румынией — единственный шанс для Молдовы попасть в ЕС и НАТО

Октавиан Цыку: Да, но моя цель — рассказать об этом людям, вот почему мы вступили в избирательную кампанию. Чтобы сказать людям, что это — единственный шанс попасть в Европейский союз и НАТО. Остальные конструкции, предложенные молдаванам, — Блок коммунистов и социалистов, Усатый, Додон, Шор, Майя Санду, Андрей Нэстасе — все это иллюзии, которые мы видим на протяжении 30 лет. Да, можно отсрочить еще на четыре года мучения, одни умрут, другие выживут, кто-то даже будет надеяться, но реальность именно такова.

Свободная Европа: Для того, чтобы ваше желание стало реальностью, надо получить большинство голосов в парламенте Республики Молдова.

Октавиан Цыку: Не совсем так.

Свободная Европа: А как?

Октавиан Цыку: Понимаете, объединение, воссоединение — это процессы, связанные с тем, что мы называем европейской интеграцией и воссоединением с Румынией, и эту задачу не следует членить. Людям внушили иллюзию о том, что, мол, воссоединение с Румынией и европейская интеграция — это два параллельных процесса, которые поддерживаются партиями-союзниками. Но позвольте привести пример: как физически осуществить интеграцию Республики Молдова в Европейский союз? Через Украину, через Приднестровье? Нет! Вы будете делать это через Сучаву, Яссы, Бухарест и Констанцу.

Туда должны идти дороги, туда прокладывается колея, там — коммуникационные пространства, там — энергетические связи и газопровод. Все это нас ведет прямиком в Румынию, хочешь ты Унирю или нет. Остальное — формальности, которыми можно заняться после того, как люди поймут, что лучше всего — воссоединение с Румынией. И лучше это не откладывать на неопределенное время, особенно, если вы не контролируете госучреждения, и если со стороны Днестра могут быть любые угрозы.

Свободная Европа: И все же, есть и другие мнения. О том, что четкой перспективой для интеграции Республики Молдова в Евросоюз станет реализация Соглашения об ассоциации, которое предусматривает проведение ряда реформ...

Республика Молдова — страна бандитов, которые разделили сферы влияния, которые контролируют госинституты, систему правосудия, заняты защитой собственных интересов.

Октавиан Цыку: Это утопия, г-жа Валентина! Какие реформы?! Мы внедряли Соглашение об ассоциации — и получили власть Плахотнюка, который аннулировал итоги голосования жителей Кишинева на местных выборах. Это результат Соглашения, люди просто не понимают, что внутри Республики Молдова нет, так сказать, политического потенциала и нет людей, которые могли бы делать реформы. Мы — страна бандитов, которые разделили сферы влияния, которые контролируют госинституты, систему правосудия, заняты защитой собственных интересов. Это — все, что в настоящее время представляет собой Республика Молдова.

Свободная Европа: Разве это государство не способно справиться самостоятельно?

Октавиан Цыку: Ни в коем разе!

Свободная Европа: Почему?

Октавиан Цыку: Потому что оно — банкрот, и доказательств тому хватает.

Свободная Европа: А если обновится политический класс?

Октавиан Цыку: Ни-че-го. Я вам скажу пару слов о молдаванах, пусть даже некоторых они и расстроят. Знаете, что связывает социалистов Додона, мошенников Шора, бандитов Плахотнюка, Майю Санду, Андрея Нэстасе? Именно связывает их, понимаете? Это румынское гражданство. И я вас спрашиваю: зачем всем этим людям румынское гражданство? Да очень просто — регистрировать автомобили, заниматься бизнесом, отправлять своих детей в школу на Западе, инвестировать в свое будущее на безопасной территории Румынии.

А далее я задаюсь вопросом: зачем же им Республика Молдова, как государство?

Политический класс и рядовые граждане связаны абсолютно абсурдным образом: политики извлекают выгоду за счет румынских налогоплательщиков и, в то же время, эксплуатируют два миллиона человек, используя их в своих коррупционных схемах.

Свободная Европа: Вы на самом деле не видите никакой разницы между всеми, кого вы перечислили?

Октавиан Цыку: Никакой разницы не вижу!..

Вот мы говорим о приднестровцах, но ведь мы точно такие же, как они, — сепаратизм в Тирасполе подпитывается Кишиневом, и там — аналогичная ситуация: используется молдавское гражданство, нейтральные номера им дали, мы платим за их энергоресурсы, мы даем им паспорт для туризма, и они едут куда хотят. Мы поддерживаем их сепаратизм так же, как здесь мы поддерживаем сепаратизм по отношению к Румынии. Но зачем нам это? Ведь пользы гражданам это не приносит?

Свободная Европа: Но для чего-то же вы боретесь — за то, чтобы получить мандат — или несколько — в парламенте Республики Молдова?

Нет никакого конфликта между желанием объединиться с Румынией и желанием интегрироваться в Евросоюз

Октавиан Цыку: И?.. У меня мандат, данный Богом, наша идентичность — быть с остальными румынами в этом пространстве. У нас более чем двухтысячелетние традиции. Пройдет еще время, и многое исчезнет, как бывало и ранее, — румыны жили примерно в шести империях, но что, в конце концов, осталось? Румынская идентичность, которая простиралась до Днестра, до Буга, до Крыма, до Кавказа... В этом — наша сила и наша витальность.

Сейчас наши интересы представляет наднациональная конструкция, потому что Евросоюз — это грандиозный проект. И вот эту проблему нужно объяснить людям: нет никакого конфликта между желанием объединиться с Румынией и желанием интегрироваться в Евросоюз. Интеграция с Румынией — самый быстрый, наименее затратный и безболезненный путь для всех нас.

Свободная Европа: А политические силы, придерживающиеся левых взглядов, обвиняют вас в том, что вы, своего рода, — ликвидатор государственности, а вот они борются за укрепление государственности. В свою очередь, граждане в таком разобщенном обществе еще больше запутываются и не понимают, кто за что тут сражается.

Октавиан Цыку: Я бы попросил всех тех, кто защищает молдавскую государственность, кто защищает государственность Республики Молдова, стать патриотами Республики Молдова — и отказаться от румынского гражданства. Это первое условие! Вы — государственный деятель, требуете от других быть патриотами — тогда откажитесь от румынского гражданства, от гражданства страны-члена Европейского союза, которая дает вам много преимуществ. Вы оппортунист? Тогда другое дело! Но если вы хотите создавать государство, то делайте это на благо граждан. В Румынии детские пособия — 1500 леев в месяц, а у нас — ноль, в Румынии минимальная пенсия составляет 4000 леев, а у нас люди голодают.

Свободная Европа: Пособия на детей у нас есть...

Октавиан Цыку: Пособия есть, но посмотрите, какие. Я вот не получал денег для своего ребенка, потому что там они установили какие-то условия, критерии, — и я просто сдался.

Свободная Европа: Вы не получали, но это не значит, что государство не предлагает пособия.

Октавиан Цыку: То, что предлагает это государство, это... Наши граждане едут в Румынию, получают там социальную карту для детей и этим живут. Что еще напомнить? Вы — патриот, вы хотите зарегистрировать автомобиль, — тогда надо заплатить 2000 евро своему государству, Республике Молдова. Почему вы едете в румынское государство и регистрируете авто бесплатно, если вы патриот?! Семь граждан Румынии являются членами фракции социалистов, занимаются бизнесами, решают свои задачи...

Патриот? Так сиди в своей стране, уважай свою страну, плати налоги, не надо тогда учиться в Румынии, сиди в парламенте, у депутатов тоже есть пособия... Бизнесмены!.. Украденные деньги вы инвестируете в свои бизнесы на территории Румынии!

Я налогоплательщик, и я как гражданин Румынии ежегодно плачу около 100 тысяч молдавских леев в румынском государстве — как преподаватель университета, за книги, публикации, и т.д. Я тот, кто обеспечивает этих товарищей, из Республики Молдова, которые имеют румынское гражданство и напрямую получают выгоду — от стипендий, социальной помощи, пенсий, инвестиций, регистрации автомобилей... Вы патриот? Так оставайтесь в своей стране и любите ее, если вы патриот! А если нет, то о чем мы вообще тут говорим?!

Свободная Европа: С 1992 года и до сегодняшнего дня приднестровская проблема так и не была решена, феномен сепаратизма жив, и вы хорошо знаете настроения и в Тирасполе, и в Комрате... Есть граждане, которые видят будущее иначе, нежели Октавиан Цыку. Как бы не углубить раскол?..

Октавиан Цыку: Я уже говорил, что сепаратизм в Тирасполе — это сепаратизм Кишинева, а не Тирасполя, потому что именно Кишинев обеспечивает все механизмы для существования этого режима. Это дымовая завеса, это сказки, которыми пичкают граждан Республики Молдова уже три десятка лет. Кто выдает приднестровцам молдавские паспорта, чтобы они ездили куда угодно? Правительство Республики Молдова!

Свободная Европа: Но ведь они — граждане Республики Молдова...

Октавиан Цыку: А кто дает им нейтральные номера для поездок по всему Европейскому союзу, по всему миру? Правительство Республики Молдова! А газ, а электричество?! И Тирасполь не признает Республику Молдова!

Мы живем в двусмысленности, как мы относимся к Приднестровью, так же и молдаване относятся и к Республике Молдова. Мы должны определиться, понять, как решать эту проблему. Мы предлагаем решить вопрос в два этапа.

Мы не можем решить приднестровскую проблему, потому что именно Кишинев питает сепаратизм

Что Республика Молдова может сделать на территории, которую она в настоящее время контролирует? Интегрироваться в румынское государство и, следовательно, получить потенциал страны с 22-миллионным населением — для решения приднестровской проблемы. У них есть бюджет, есть армия, дипломатия, есть политическая конструкция внутри одной из сильнейших организаций мира — НАТО. Румыния — страна-член НАТО, которая может решить приднестровское досье.

А мы не можем решить эту проблему, потому что именно Кишинев питает приднестровский сепаратизм. Это оболванивание граждан Республики Молдова, которые сидят, тоскуют, думают, что когда-нибудь Приднестровье станет частью Республики Молдова!.. Это случится, когда Румыния вместе с Украиной, Евросоюзом и Россией сядет за стол переговоров — для обсуждения и решения проблемы.

Свободная Европа: И все же, на левом берегу Днестра живут граждане Республики Молдова. И я хочу спросить вас о голосовании в приднестровском регионе: что вы об этом думаете, и рассчитываете ли вы получить там голоса избирателей?

Октавиан Цыку: За меня проголосовало около 200 граждан из приднестровского региона.

Свободная Европа: Это мы помним.

Октавиан Цыку: И я почти всех их знаю, я бы так сказал.

Свободная Европа: Большинство из них — учителя школ с преподаванием на румынском...

Октавиан Цыку: Учителя, ученики выпускных классов, у меня там связи, я им помогал, есть и личные связи, и знакомые из множества других мест. Знаю и то, что на президентских выборах в приднестровском регионе европейские правые тоже набрали много голосов. Но мы находимся в крайне уязвимой ситуации. Одно дело — иметь избирательные участки под контролем Кишинева на территории, где есть возможность влияния, и совсем другое — избирательные участки там, где контроля нет, и нет никаких шансов...

Жителей приднестровского региона просто используют в качестве пушечного мяса, чтобы у Кремля была возможность влиять на наши политические процессы.

Конечно, это кремлевский режим. Мы говорим — Додон, Красносельский, еще кто-то, но это — Кремль, и решает там он. Кремль явно заинтересован в том, чтобы избиратели приднестровского региона беспрепятственно попадали на избирательные участки и голосовали либо за Усатого, либо за Додона и коммунистов. А интерес граждан Республики Молдова состоит в том, чтобы это голосование не было подтасовкой. Должен быть контроль, и лучше всего сделать так, как мы предлагали перед президентскими выборами. Каждый гражданин из приднестровского региона, который хочет проголосовать, должен зарегистрироваться онлайн через ЦИК, так же, как и диаспора. Предоставить Центризбиркому необходимые данные, чтобы зарегистрироваться на избирательном участке в Хаджимусе, в Гура-Быкулуй, в Варнице или где бы то ни было. Таким образом, мы будем контролировать выборы.

Знаете, как было — в 11 часов мы приехали в Варницу, там — поток транспорта, мы, PUN, стали заслоном, и после разговора с полицией автобусы через Варницу ездить перестали, кто хотел голосовать — шел пешком. Не знаю, в какой степени это способствовало уменьшению числа голосов... Если это было платное голосование, то у «Шерифа» деньги есть!

С другой стороны, в этой избирательной кампании жителей приднестровского региона просто используют в качестве пушечного мяса, чтобы дать Кремлю, — повторяю, не Усатому или Додону, это одно и то же, достаточно голосов на выборах парламента Республики Молдова, чтобы у Кремля была возможность влиять на наши политические процессы.

Свободная Европа: Некоторые политики уравнивают голосование на левом берегу Днестра и голосование диаспоры. Вы видите тут сходство или отличия?

Голосование диаспоры будет проевропейским и унионистским, потому что иных альтернатив у диаспоры нет.

Октавиан Цыку: При всем уважении к нашим гражданам на левом берегу Днестра — они не способствуют развитию и эволюции Республики Молдова. А вот диаспора вносит свой вклад. Так что это две совершенно разные категории, мы должны это понимать — и относиться по-разному. Реальность такова, и как бы нам ни хотелось ее поменять, этого не получится.

Во-вторых, диаспора — это почти миллион человек, а в приднестровском регионе мы и не знаем, сколько живут избирателей. По спискам — 400 тысяч...

Свободная Европа: Да, свыше 400 тысяч.

Октавиан Цыку: На последних выборах Верховного совета 28 ноября было 113 тысяч. Депопуляция в Приднестровье идет с космической скоростью, посмотрим, что будет через пять лет.

Свободная Европа: Что, на ваш взгляд, решит голосование диаспоры?

Октавиан Цыку: Я считаю, что голосование диаспоры, судя по активности на президентских выборах, — это весьма значительный фактор, и голосование диаспоры будет проевропейским и унионистским, потому что иных альтернатив у диаспоры нет.

Люди работают на Западе, они являются румынскими гражданами, которые получили выгоду от того, что Траян Бэсеску ускорил процесс восстановления гражданства, а у Траяна Бэсеску был главный проект, который называется Партия национального единства. И эта партия должна была стать общим политическим проектом и для Кишинева, и для Бухареста.

В общем, люди должны понимать, как они попали в Европейский союз, кому они обязаны возможностью работать на Западе, имея европейское гражданство, страховку и многое другое. Так что диаспора в корне отличается от тех, кто голосовал бы за Партию социалистов, Усатого, Шора, и так далее.

Свободная Европа: Есть ли разница между тем, как представляет себе унирю Партия национального единства (PUN) и Альянс за объединение румын (AUR)?

Выборы — это не спор между унионистами, выборы — это униря силами будущего парламента

Октавиан Цыку: Разумеется! Во-первых, честность лидеров и платформы, — посмотрите на списки кандидатов, сравните людей, найдите знаковых личностей, которые колоссально помогали Республике Молдова в плане сохранения румынской идентичности. И взгляните на другой лагерь, на их кампанию. Мы противостоим друг другу уже два года, и нас нельзя даже сравнивать. А во-вторых, посмотрите на действия и на работу в парламенте.

Свободная Европа: Но если оба политформирования обещают Унирю, то почему вы врозь?

Октавиан Цыку: А почему те, кто выступает за европейскую интеграцию, создают разные политические партии, почему все они не объединяются в одну партию? Могли бы объединиться — и евроинтегрировать, у нас 30 проевропейских партий!

И есть два варианта унионистов. Я считаю, что самое важное — не споры между PUN и AUR, самое важное — убедить граждан Республики Молдова с румынским гражданством проголосовать за унионистов, а понятный и неподкупный вариант унионистов — это PUN.

Уверяю вас, 20 унионистских мандатов PUN в парламенте полностью изменят всю политическую арифметику Республики Молдова.

Таким образом, выборы — это не спор между унионистами, выборы — это униря силами будущего парламента. Если у нас будет достаточно мандатов, — а это зависит от граждан Республики Молдова, не от американцев, не от румын, не от украинцев, не от шоров или усатых, все зависит от гражданина, пойдет ли он на выборы и проголосует ли за PUN. Нам необходимо 20-30 депутатов парламента, и тогда объединение может быть реализовано очень быстро. Программа унири готова, программа унири ясна.

Свободная Европа: Двадцати мандатов для Унири будет маловато...

Октавиан Цыку: Уверяю вас, 20 унионистских мандатов PUN в парламенте полностью изменят всю политическую арифметику Республики Молдова.

Свободная Европа: Какие возможны альянсы после выборов? И что вы будете делать, если не пройдете в парламент?

Октавиан Цыку: Последнее я исключаю, потому что мы не можем не пройти в парламент, это уже ясно, другой вопрос — сколько мы получим мест. Нас спрашивают — почему вы не объединились с AUR? Но вопрос — в том, кого вы выберете — PUN или PAS? И эти перемены настроений важны и нужны.

Свободная Европа: Вы бы хотели бы получить часть голосов партии «Действие и солидарность»?

Октавиан Цыку: Но этот электорат — не в их собственности. Я лично вручал всю силу унионистов блоку ACUM, потому что в то время это было надо сделать, и причина, по которой мы занялись политикой, состояла в том, чтобы свергнуть режим Плахотнюка-Додона-Шора, это была благородная цель.

А теперь важно, чтобы этот чрезвычайно взыскательный и щепетильный электорат вернулся туда, где он дома, — если вы румын, говорите по-румынски и хотите воссоединения с Румынией — вы можете этого добиться только с помощью партии, у которой есть доктрина, политическая воля и люди, посвятившие этому всю жизнь.

Мы пришли не для того, чтобы сделать себе имя в политике, как другие, у которых нет ничего, кроме того, что они — политики. Мы ставим на кон свои имена, карьеры и все, что мы делали до сих пор во имя идеала идентичности.

Свободная Европа: Вы хотите получить голоса только унионистов — или всего общества? Почему я задаю вам такой вопрос — в избирательном списке PUN нет представителей других этнических групп.

Октавиан Цыку: Это зависит от того, что вы имеете в виду, говоря об этнической группе. Есть украинцы, есть разные национальности, которые...

Свободная Европа: Кто именно?

Октавиан Цыку: Посмотрите на фамилии!.. Что означает меньшинство в Республике Молдова? Это тот, кто приехал 200 лет назад и румынизировался. И Кобышенко, и Игнатюк, и многие другие семьи, о которых можно сказать, что они — румыны. Но на данный момент очевидно, что Партия национального единства является идеологической конструкцией. Мы не исходим из того, что непременно нужны русскоязычные люди только для того, чтобы доставить кому-то удовольствие. В этом вопросе надо чувствовать уверенность. И пока нет представителей этнических меньшинств, которые могли бы идентифицировать себя с идеей унири. Но это не означает, что мы против этнических меньшинств, наоборот, мы идем к ним и говорим им, что в Румынии у каждого этнического меньшинства, начиная от 5000 человек, есть собственный депутат в парламенте, и любой из них будет представлен в Республике Молдова — и армянин, и еврей, и другие, если у них будет достаточный процент, чтобы попасть в парламент. Румынское законодательство является европейским, что означает расширенную культурную автономию.

Только для липованского меньшинства, например, румынское государство ежегодно выделяет около двух миллионов евро на развитие их школ, и хотя школы архаичны, их необходимо поддерживать — таково европейское законодательство.

Свободная Европа: Вернемся к поствыборным сценариям. Кто достоин шанса сформировать большинство?

Октавиан Цыку: Проевропейского большинства без PUN не будет, пусть все это знают, и если они строят иллюзии, ведь PAS...

Свободная Европа: То же самое говорит Демократическая партия, да и другие, — мол, «без них невозможно создать большинство»!..

Проевропейского большинства без PUN не будет, пусть все это знают.

Октавиан Цыку: Говорить они могут многое, но давайте смотреть реально. Стала ли Демократическая партия чем-то другим, чем была во времена Плахотнюка? Нет! Это тот же Филип, тот же Жиздан. Что ж там изменилось? Ничего.

Что будет с Платформой DA — не знаю, посмотрим, что решат избиратели. Было бы намного безопаснее сделать так, как мы предложили сразу после выборов: переформатируем блок ACUM — PAS, PPDA, PUN — и входим в парламент с 60-ю процентами. Этого не захотели. Мы умыли руки, — другие будут отвечать в том случае, если не выйдет получить большинство. Но, безусловно, у нас общая повестка — вплоть до того момента, когда мы попросим граждан сказать, как они хотят жить — вместе с Румынией или в качестве независимого государства.

Общая повестка — это означает борьба с пандемией, экономическими последствиями пандемии и всего того, что натворило катастрофическая власть Шора и Додона, включая очищение системы правосудия.

Свободная Европа: Из того, что вы говорите, может показаться, что левые легко могут создать большинство?

Октавиан Цыку: Я говорю, что на этих выборах левые не могут набрать больше 40 процентов. Никак не могут.

Свободная Европа: Это ваши прогнозы?

Октавиан Цыку: Это мой прогноз. Все будет зависеть от того, как нам удастся мобилизовать наш электорат. И, конечно, это зависит не только от нас, это зависит от того, насколько граждане Республики Молдова готовы к переменам.

Либо мы создадим проевропейское правительство, и с этой точки зрения все ясно, либо придется уйти в оппозицию.

По-моему, в этой избирательной кампании вариантов не так уж и много, и наш гражданин давно определился со своим выбором голосования, — люди видели, что было в парламенте Республики Молдова, знают, кто несет ответственность за эту ситуацию, знают, что ответственность целиком лежит на социалистах и Шоре...

Свободная Европа: Утихнут ли споры между аппаратом президента и парламентом после выборов?

Октавиан Цыку: Положение института президента будет уязвимым в условиях, если не появится проевропейского и румынского большинства. Но у меня нет иллюзий относительно цинизма PAS, эта партия может найти общий язык и с социалистами, как бывало и раньше, и с Ренато Усатым. Единственные, кто не пойдут на альянс с Усатым, — это мы. Либо мы создадим проевропейское правительство, и с этой точки зрения все ясно, либо придется уйти в оппозицию.

Униря: кому нужна и когда будет?
Așteptați

Nici o sursă media

0:00 0:30:26 0:00

XS
SM
MD
LG