Linkuri accesibilitate

Матей Добровие: «Как они цеплялись за власть, как им не хотелось уходить!..»


Матей Добровие

Член Палаты депутатов Румынии Матей Добровие (НЛП) – о смене власти в Молдове и роли официального Бухареста

Матей Добровие: Прошло заседание комиссий по внешней политике Палаты депутатов и Сената Румынии, но из-за отсутствия кворума итоговую декларацию принять не удалось. Речь идет о формальной декларации в поддержку нового правительства Майи Санду, а также о дальнейшей поддержке европейского курса Республики Молдова.

К сожалению, социал-демократы и Альянс либералов и демократов за Европу (ALDE) в очередной раз поддержали режим Плахотнюка. Вместо того, чтобы исправить собственные ошибки, допущенные в отношениях с Республикой Молдова, дать четкий сигнал о том, что Румыния готова пересмотреть свой подход и занять верную, я бы так сказал, позицию в отношении событий в Кишиневе, они по сути сорвали заседание.

Румыния должна поддержать начавшийся процесс деолигархизации

Почему? Потому что, с одной стороны, у них нет никакого интереса к Молдове. Председатель Сената г-н Тэричану пришел на заседание комиссии и невозмутимо заявил, что Румыния не играет никакой роли в Республике Молдова, и что решения уже приняты. И действительно, к большому сожалению, реакция парламента и эта декларация о поддержке явно запоздала, ее следовало принять гораздо раньше.

Все это – свидетельство о полном диссонансе официального Бухареста в оценке ситуации в Республике Молдова.

Свободная Европа: По линии правительства официальный Бухарест поддержал Майю Санду, премьер-министр Румынии Виорика Дэнчилэ поздравила ее с избранием на пост главы кабмина и даже пригласила с визитом в Бухарест.

Матей Добровие: Да, звучала определенная какофония в том, что касается официальной позиции Румынии. Г-жа Дэнчилэ действительно пригласила Майю Санду, это стало как бы неписанным правилом, что первый визит румынские официальные лица совершают в Республику Молдова, а молдавские – в Румынию. Однако на этом все и закончилось.

Вы сами видели несогласованность и даже противоречия в месседжах аппарата главы государства, министра иностранных дел… Затем пресс-служба МИД уточнила, что это была не официальная позиция Румынии, что Румыния не выступает за проведение досрочных выборов в Республике Молдова, что это было личное мнение министра, и так далее, и тому подобное.

Свободная Европа: Делегация Румынии во главе с советником президента г-ном Ауреску участвовала в дискуссиях, предшествовавших переходу власти от Демпартии к новому коалиционному правительству…

Матей Добровие: Да, но это – по линии главы государства, а вот со стороны парламента ничего подобного, к сожалению, не было. Остается неделя до завершения весенне-летней сессии парламента, и мы попытаемся еще раз предложить голосование по декларации в поддержку Кишинева. Ее можно принять на совместном заседании обеих палат. В конечном счете, речь идет о поддержке не какого-либо конкретного правительства, а европейского курса Республики Молдова.

Крайне важно, что крупные игроки решили вмешаться в эту, казалось бы, безвыходную, тупиковую ситуацию

Румыния должна поддержать начавшийся процесс деолигархизации, помочь в формировании сильных госструктур в Молдове. У нас, например, есть опыт в реформировании системе юстиции, в организации борьбы с коррупцией, так что по этим направлениям мы можем помочь кабинету Майи Санду.

Также необходимо поддержать независимую прессу, способствовать укреплению независимости СМИ в Республике Молдова, это вообще стратегическое направление, учитывая влияние местной пророссийской и олигархической пропаганды, которая никуда пока не исчезала. Другое направление – общее информационное пространство, и я обязательно буду продвигать этот вопрос для включения в текст декларации. По-моему, очень важно расширить медийное присутствие, продвигать взаимные интересы двух берегов Прута, двух наших государств. Это конкретные цели и направления.

Разумеется, у нового кабинета министров Молдовы весьма непростая миссия, как, впрочем, и у будущего правительства Румынии, которое придет на смену действующего кабмина – в том случае, если и в Румынии оппозиция сумеет взять власть в свои руки. Вопросы экономического сотрудничества вновь станут приоритетами двусторонней повестки.

Сейчас ситуация не из лучших, и мы предложили, чтобы Румыния стала первым государством, которое обратится с предложением возобновить финансирование Республики Молдова по линии ЕС. Я так понял, что этот вопрос обсуждался, в том числе, и на встрече комиссара по вопросам расширения и политике соседства г-на Хана с Майей Санду – и это очень важно.

Свободная Европа: А как вы оцениваете серьезные изменения в позиции президента Игоря Додона, неформального лидера Партии социалистов, это же проройссийская партия, которая решилась войти в коалицию с проевропейским блоком ACUM? Глава государства заявил о готовности поддержать стратегическое партнерство с Румынией, поддержать европейский курс Республики Молдова, он даже подчеркнул необходимость скорейшего завершения проектов по взаимоподключению молдавской и румынской энергосистем и сдаче в эксплуатацию газопровода Яссы-Кишинев.

Матей Добровие: Честно говоря, реакция социалистов стала для меня большой неожиданностью. Прежде я скептически воспринимал готовность социалистов оказать поддержку процессу деолигархизации. Но – это случилось, и соглашение о временном политическом партнерстве подписано. Очевидно, что речь может идти лишь о временном союзе, потому что, в конечном счете, у коалиционных партнеров диаметрально противоположные геополитические и геостратегические цели.

Я в сценарий федерализации не верю, и не зря о нем так настойчиво говорит ДПМ

Свободная Европа: А как вы можете объяснить смену парадигмы со стороны президента Додона в том, что относится к сотрудничеству Румынии и Молдовы?

Матей Добровие: Думаю, г-н Додон определенно понял одну вещь, которую он понимал и ранее, однако не мог четко сформулировать. Я говорю вот о чем: у Республики Молдова нет финансирования и поддержки со стороны России, у Кремля на такие проекты нет денег, да и вообще немало собственных внутренних проблем. Поддержку оказывает Европейский союз и Румыния. Так что без помощи со стороны Соединенных Штатов, ЕС и Румынии существовать как государство Молдова просто не в состоянии, вопрос внешнего финансирования жизненно важен для Кишинева.

Крайне важно, что крупные игроки решили вмешаться в эту, казалось бы, безвыходную, тупиковую ситуацию. Представителям блока ACUM и ПСРМ удалось достичь соглашении, после которого начался распад режима Плахотнюка, не без помощи внешних партнеров. Думаю, Игорь Додон отлично понимает, что без крупных международных игроков – США, Евросоюза и Российской Федерации – подобный вариант был бы попросту невозможен.

Я считаю, что разногласия между Партией социалистов и блоком ACUM игнорировать не следует, и особенно – на уровне направления геостратегических векторов. Их сотрудничество может быть лишь временным, у них есть конкретная, четко обозначенная цель. По моему мнению, цель более чем оправдана, и проблема освобождения захваченного государства давно уже назрела. Сейчас из госструктур ушли уже почти все, кто руководил подконтрольными учреждениями. Ведомства должны стать функциональными – это сейчас главный вопрос повестки. А после этого следует организовать выборы по пропорциональной системе, которая не является заведомо выигрышной для одной партии за счет другой, как это происходит при использовании смешанной формулы. И потом уже можно выстраивать планы на будущее, но – только после наведения порядка – и в госструктурах, и в прокуратуре, и в системе правосудия в целом.

Очень сложно продвинутся с расследованием «кражи века», которая привела к опустошению банковской системы страны. Да и вообще, на расследование всех громких преступлений потребуется много времени и сил. Очень хорошо, что правительство Санду сотрудничает с гражданским обществом и пользуется поддержкой.

С другой стороны, не думаю, что в долгосрочной перспективе у Партии социалистов и блока ACUM могут быть общие цели. Более того, они же станут соперниками на будущих выборах – местных или парламентских. Однако сейчас это на самом деле – единственно возможный выход из тупиковой ситуации. Наверное, для блока ACUM этот компромисс был особо непростым, но достигнутое решение оправданно и необходимо. Потому что иначе режим Плахотнюка жил бы себе и дальше, и не было бы никаких надежд на избавление страны от оглушительной нищеты и тотальной коррупции!..

Плахотнюк и его окружение спекулировали своим, якобы, проевропейским духом и сумели позиционировать себя в качестве антиподов Додона и ПСРМ

Свободная Европа: Но Демпартия продолжает критиковать партнерство между блоком ACUM и ПСРМ, утверждая, что цель коалиции – «бросить Молдову в объятия России»...

Матей Добровие: Я в сценарий федерализации не верю, и не зря о нем так настойчиво говорит ДПМ. Сейчас в правительстве – только два министра от Партии социалистов, плюс – спикер парламента и президент Додон, у которого не так чтобы много полномочий. Поэтому, по-моему, весьма маловероятно, что ПСРМ в состоянии каким-либо образом продвинуть проект по федерализации, хотя этот вопрос действительно входил в их повестку, которая целиком противоречит проевропейским принципам блока ACUM. Но сейчас угроза федерализации попросту нереальна, и саму формулу используют исключительно для того, чтобы каким-либо образом повлиять на степень доверия к блоку ACUM, снизить его, попытаться разыграть идею – в том числе, и здесь, в Румынии – о том, что в Молдове, якобы, появилось антирумынское большинство, отрицающее идеалы унири.

Электорат блока ACUM пытаются разобщить, все эти действия направлены на то, чтобы представить блок в качестве союзника Москвы, что, разумеется, совершенно не так. Блок ACUM предельно четко и конкретно изложил свою позицию, представил свою программу. Кстати, определенным гарантом в этом смысле выступает министр иностранных дел, я лично знаком с Нику Попеску, и это опытный специалист, который прекрасно разбирается в нюансах и владеет всей полнотой информации. И даже сам Игорь Додон, в конце концов, гораздо меньше говорить о федерализации, понимая, что это нереально, что подобный вариант невозможен. Поменять риторику для него наверняка было делом непростым, однако же он на это пошел.

Работать в одном правительстве с социалистами трудно. Но еще страшнее думать о том, к чему привели бы досрочные выборы по смешанной системе. Это пребывание в нескончаемом тупике без малейших проблесков надежды, это безнаказанность и вседозволенность для избранных, это процветающий олигархический режим и дальнейшее обнищание народа.

Как они цеплялись за власть, как им не хотелось уходить!.. После утверждения правительства Санду они не признавали новую власть, начали саботаж, организовали протесты, пикеты, не говоря уж о Конституционном суде, который объявлял новое правительство незаконным… От настоящего зла нужно избавляться на корню, потому что в ином случае оно в состоянии возродиться.

Партия которая продолжает попытки очернить блок ACUM и думает, что сумеет таким образом себя спасти – такая партия обречена

Свободная Европа: Как вы оцениваете роль ДПМ в оппозиции? Демократы утверждают, что они будут конструктивными оппонентами власти…

Матей Добровие: Демпартия и далее будет вести свою абсолютно лицемерную, по моему мнению, политику, связанную с вбрасыванием месседжей по поводу федерализации и угроз, исходящих от России. И это при том, что именно ДПМ под руководством Плахотнюка пыталась вести игру одновременно и с ЕС, и с РФ, вела переговоры по наиболее болезненным и чувствительным вопросам – разумеется, тогда, когда это было в ее интересах.

Мы видели уступки в приднестровском вопросе, знаем про множество «серых схем» и сомнительных сделок, связанных с Приднестровьем, и всю эту возню, например, по поводу энергетических проектов, которые оказались как будто замороженными, и все никак их не выходит решить. Это продолжалось благодаря тому, что под чудесным контролем ДПМ оказалась компания MoldovaGaz, владельцем которой является «Газпром».

Ситуация непростая, Плахотнюк и его окружение спекулировали своим, якобы, проевропейским духом и сумели позиционировать себя в качестве антиподов Додона и Партии социалистов. Но не надо забывать и о том, что порою Плахотнюк и социалисты отлично взаимодействовали – скажем, когда меняли избирательную систему, хотя есть и другие примеры сотрудничества, которое было выгодно обеим сторонам.

В общем, я не верю, что они станут настоящей оппозицией. Скорее, внутри ДПМ будет расти напряжение, сейчас она уже обезглавлена, партия лишилась своего верховного главнокомандующего, которому, к тому же, не исключено, что еще придется ответить за свои действия. Но партия без руководителя, партия, которая продолжает попытки очернить блок ACUM и думает, что сумеет таким образом себя спасти – такая партия обречена.

XS
SM
MD
LG