Linkuri accesibilitate

«Нередко спрашиваю себя, почему они не ликвидировали меня физически?» (ВИДЕО)


Первая часть интервью президента Республики Молдова Игоря Додона

Что будет после 3 ноября: досрочные выборы или продолжение коалиционной власти Партии социалистов и блока ACUM? Кто хочет подчинить себе Генеральную прокуратуру, сменив контроль со стороны экс-председателя Демпартии Влада Плахотнюка? Каковы шансы на скорейшее урегулирование приднестровского конфликта? Эксклюзивное интервью президента Республики Молдова Игоря Додона кишиневскому бюро Свободной Европы.

Свободная Европа: Вы занимаете пост президента уже три года, вы получили мандат в ходе всенародных выборов. И что только не говорили за это время про Игоря Додона!.. Говорили, что он – опытный политик, настоящий государственный деятель, другие называли вас предателем… О чем свидетельствуют столь полярные оценки вашей деятельности?

Игорь Додон: Такова участь политиков, одни согласны, другие не согласны. Главное же состоит в том, что в общих чертах – и по моему мнению, и по мнению участников опросов, по результатам замеров, которые мы производим – плюсов больше, чем минусов. Большая часть граждан Республики Молдова удовлетворены мандатом действующего президента. И я считаю, что это хорошо. Мы готовим подробный отчет о результатах за три года работы, скорее всего, он будет представлен на следующей неделе, ориентировочно – 18-19 ноября.

Свободная Европа: Что может – и чего хочет президент такой страны, как Республика Молдова, с ее парламентским режимом?

Игорь Додон: Мне не нравится слово «режим»...

Свободная Европа: С ее системой власти...

Игорь Додон: Я не уверен, что в Республике Молдова парламентская система. Думаю, это полупарламентская и полупрезидентская система. Почему? Помните реформу, конституционную реформу 2001 года, когда ряд полномочий главы государства передали парламенту, потому что сочли целесообразным, чтобы президента выбирал именно парламент, а потом вновь переиграли, и сегодня главу государства избирает народ? Так вот, если бы президента выбирал парламент, тогда, естественно, это была бы парламентская республика.

Нынешнее правительство перенимает передовой опыт Плахотнюка?! Не понравился кандидат, выигравший конкурс? Аннулируем конкурс!

В нашем же случае президент – глава государства, напрямую избираемый народом, это народ наделил его мандатом, правом выходить с идеями, предложениями и инициативами, которые не всем нравятся – и в парламенте, и в правительстве, и в предыдущих составах, и в нынешних. Но что им можно на это сказать? Если кто-то из бывших, а, может, и нынешних партнеров надеялся, что будет послушный президент, который сидит у себя в кабинете и открывает рот только тогда, когда ему подносят микрофон, то это не мой случай. Я довольно активен в вопросах и внутренней, и внешней политики. Так будет и впредь.

Свободная Европа: Как вы справлялись со своей ролью до лета этого года, когда все прекрасно знали, что если правящая Демпартия пожелает, то она за пять минут сможет временно отстранить Игоря Додона с должности президента?

Игорь Додон: Отстранить… А вот прибегнуть к импичменту они не осмелились! Не стали рисковать.

Свободная Европа: Но вас пять раз отстраняли от должности.

Игорь Додон: Этот механизм впоследствии признали незаконным, и я был прав, когда говорил, что действия Демпартии антиконституционны – кстати, это подтвердила и Венецианская комиссия.

Эти три года, по моему мнению, были далеко не простыми. Если говорить о внутренней политике – кстати, я и итоговый доклад разделю на две части, с 23 декабря [2016 года] по 8 июня [2019 года] и с 8 июня до настоящего момента, – то это были абсолютно разные периоды, с точки зрения и подхода, инициатив, внутренней политической ситуации... Я считаю, что нынешний период лучше, и я надеюсь, что он продолжится. Сегодня мы об этом еще поговорим.

Свободная Европа: Не знаю, есть ли смысл спрашивать, кто хочет подчинить себе Генпрокуратуру после Владимира Плахотнюка?..

Игорь Додон: Не думаю, что у кого-то есть на это шансы. Политики, допустившие роковую ошибку, получили по заслугам – их жестко наказало общество, их наказало время, поэтому я могу лишь обратиться к тем, кто, возможно, вынашивает подобные планы: не повторяйте ошибок, остерегайтесь наступать на те же грабли, потому что конец окажется трагическим. Я лично этого не хочу!..

Я хочу, чтобы в Республике Молдова работали демократические институты, хочу, чтобы был мир и спокойствие, и я хочу остаться в Республике Молдова после того, как моя политическая карьера завершится – и точно такой же совет я хочу дать и другим, тем, кто мог бы попытаться...

Свободная Европа: Но вы говорили и об условиях, при которых вы можете не подписать указ о назначении генпрокурора.

Игорь Додон: Если мы говорим о генеральном прокуроре, то посмотрите, что случилось: мои партнеры по коалиции – наши партнеры – настояли на первичном отборе кандидата на пост генпрокурора в минюсте, это такой своеобразный фильтр. Я сказал, что тут есть элемент угрозы, так как в Конституции подобная процедура не предусмотрена. Они настаивали, начали говорить, что я блокирую реформу прокуратуры, кто-то даже публично меня в этом обвинял. Тогда я сказал: ладно, принимайте закон, мои коллеги в парламенте его поддержат, и я подпишу его в тот же день, потом его опубликуем… Когда создавался фильтр [спецкомиссия по отбору кандидатов – ПРИМ. РЕД.] в минюсте, я предложил: пусть будет паритет, равновесие. «Нет, мы хотим, чтобы пятерых кандидатов предложило правительство и одного – президент». Хорошо, пусть будет так, я не заинтересован в том, чтобы генпрокурор был моим человеком!..

Пусть предложат мне кандидатуру, и в предусмотренные законом сроки я приму решение

Организовали конкурс, назначили психолога, пригласили иностранных экспертов, представителей гражданского общества, г-на [Игоря] Боцана, которого я уважаю, хотя он и критикует меня чаще других, но он – известный, активный представитель гражданского общества... Провели конкурс, отобрали четырех кандидатов, обнародовали результаты конкурса – и они опять недовольны! Позвольте, но вы же опрокидываете все принципы проведения конкурсов, все принципы демократии, которые сами же и продвигаете! Вы выбрали этих четырех кандидатов, сейчас кто-то не нравится, потому что, возможно, не прошел кандидат, в котором был заинтересован кое-то из политиков – не я, потому что я не участвовал в проведении этого конкурса, и уж тем более не я ставил под сомнение результаты предварительного отбора.

Результаты конкурса вызвали у них вопросы, и мы вновь оказались в ситуации, которая случилась в Конституционном суде – там тоже был конкурс, я пытался настаивать: «Давайте продвигать победителя!» Но мои партнеры по коалиции не согласились. И что в итоге?! И сегодня они наступают на те же грабли – опять собираются пересмотреть, изменить… Знаете, что это мне напоминает? Мне это напоминает Плахотнюка, который меняет правила во время игры. Если Плахотнюку не понравилось то, что он получил, – он меняет правила.

Выходит, нынешнее правительство перенимает передовой опыт Плахотнюка?! Если не понравился кандидат, выигравший конкурс, что будем делать? Аннулируем конкурс! Так чем же это правительство лучше предыдущего?!


Свободная Европа: В ваших прежних заявлениях витала идея, что вы можете отклонить кандидатуру г-на [Владислава] Грибинчи.

Игорь Додон: Не хочу говорить о Грибинче, я с ним, кстати, лично не знаком. Насколько мне известно, он провел много реформ, и дело свое знает хорошо. Я не хочу давать оценок до того, как Высший совет прокуроров скажет свое слово, это было бы неправильным. Если я попытаюсь давать сейчас какие-то оценки, как делают некоторые представители правительства, то это окажется вмешательством в процесс.

Свободная Европа: Говорят, вы симпатизируете другому кандидату – Александру Стояногло?

Игорь Додон: Это лишь ваши предположения.

Свободная Европа: Не мои! Именно это я читала в новостях: предполагается, что Игорь Додон не поддержит кандидатуру Грибинчи, что он симпатизирует Стояногло…

Игорь Додон: Есть четыре кандидата, которые прошли отбор в комиссии, к которой я абсолютно непричастен, где большинство членов предложено правительством, где есть люди, которых я уважаю, несмотря на то, что они меня критикуют. Первый отборочный этап прошли четыре кандидата, пусть их материалы передадут в Высший совет прокуроров – я так понял, что назначен еще один член ВСП от правительства…

Есть новый состав ВСП, пусть соберется, пусть принимает решение. Затем, когда кандидатура будет представлена президенту, в его распоряжении, если не ошибаюсь, есть 10 дней для принятия обоснованного решения: если «да», то почему «да», если «нет» – почему «нет». Пусть предложат мне кандидатуру, и в предусмотренные законом сроки я приму решение.

Свободная Европа: Кстати, чтобы не было кривотолков. А кто вообще предложил кандидатуру нынешнего исполняющего обязанности генпрокурора?

Игорь Додон: Будет некорректно по отношению к некоторым коллегам по коалиции – пока мы состоим в коалиции, хочу это подчеркнуть, – если я начну выступать с подобными заявлениями. Правда, другие себе позволяют давать самые разные оценки, не совсем, мягко говоря, соответствующие духу правящей коалиции, но я этого делать не стану.

В экономических вопросах я могу быть экспертов для кого угодно, но в вопросах юриспруденции сам нуждаюсь в поддержке

Свободная Европа: И еще одно уточнение. При президенте создан Совет экспертов в области реформы юстиции. Я вспомнила, что недавно, в конце августа, если память мне не изменяет, вы участвовали в презентации концепции реформы вместе с премьером, министром юстиции…

Игорь Додон: … и спикером парламента.

Свободная Европа: Да. И вы тогда представили схему реформы, буквально нарисованную на бумаге...

Игорь Додон: Лично мной нарисованную!..

Свободная Европа: Совершенно верно. Я вот к чему клоню: не задумывались ли вы о том, что этот Совет – даже если он абсолютно легитимный, как вы утверждаете – является признаком недоверия к правительству?

Игорь Додон: Нет, категорически не могу с этим согласиться! В конце августа мы вместе представили концепцию реформы прокуратуры и системы юстиции. По реформе прокуратуры был принят закон, мы решили с этими фильтрами, которые сегодня созданы – и которые не работают. Похоже, кто-то в этом заинтересован...

Что же касается прокуратуры и мер, о которых мы говорили в конце августа, то мы продвинулись вперед. А относительно реформы юстиции, то представленная нами концепция – нами, всем руководством страны – вызвала критику, и Венецианская комиссия дала по этому проекту отрицательное заключение. Концептуально документ навлек на себя много критики.

Разумеется, главе государства – тем более, я по профессии не юрист – необходимы эксперты, независимые, известные, которые дадут свою экспертную оценку некоторых проектов, чтобы мы не попали снова в ситуацию, когда очередной проект получит отрицательное заключение наших внешних партнеров – Венецианской комиссии, Совета Европы… Поэтому мы и решили – и это для всех, не только для аппарата президента, а для всей правящей команды – создать экспертный совет, в который войдут известные специалисты. Не люди Додона, не ангажированные политически люди…

Свободная Европа: [Бывший судья ЕСПЧ Станислав] Павловский?

Игорь Додон: Павловский. Никто не может меня упрекнуть в том, что я взял людей, которые…

Свободная Европа: А может, лучше было бы создать независимый совет, не при президенте, не при правительстве, а независимый?

Игорь Додон: Секунду! А что, если совет при президенте, он уже не является независимым? Это в корне неверный подход.

Свободная Европа: Но ведь совершенно очевидно, что он дублирует...

Игорь Додон: Никто никого не дублирует! Есть независимые эксперты, которые могут подготовить для президента, для депутатов – почему бы и нет? – экспертизу по всем проектам законов, которые касаются юстиции – и не только. На следующей неделе я их приглашу, мы обсудим задачи. Я хочу их поблагодарить за то, что согласились войти в состав этого довольно важного Совета, и будем двигаться вперед.

Свободная Европа: А когда Совет завершит свою работу?

Игорь Додон: Он будет работать на постоянной основе.

Свободная Европа: Даже после завершения реформы юстиции?

Игорь Додон: Разумеется, ну, конечно! Я намерен консультироваться с ними по широкому спектру проблем, касающихся и судебной системы, и прокуратуры. Мне необходима такая экспертиза, да и любому президенту она необходима, любому чиновнику высокого ранга. Когда ты что-то не понимаешь, или если возникли сомнения – зови экспертов! Я не считаю зазорным обращаться за консультацией. В определенных экономических вопросах я могу быть экспертов для кого угодно, но в вопросах юриспруденции сам нуждаюсь в экспертной поддержке. Я их пригласил, они согласились. Экспертиза ради улучшения какого-то проекта, а не для того, чтобы кого-то заблокировать. Никаких комплексов неполноценности на этот счет, какой смысл комплексовать?

В проект реформы системы юстиции, который получил отрицательное заключение ВК, сейчас готовится ряд изменений, затем документ снова будет представлен на рассмотрение ВК. В начале декабря, числа 6-7-го, если не ошибаюсь, – через месяц состоится заседание Венецианской комиссии, на котором будет вынесено окончательное решение. И мне бы не хотелось, чтобы концепция опять получила отрицательное заключение, и нам бы пришлось ждать еще 2-3 месяца до следующего заседания ВК. Поэтому давайте работать сейчас, все вместе – эксперты, правительство – все вместе. И давайте сделаем проект, который соответствует международным требованиям. Это моя цель, потому что если проект не получит «добро», значит, мы потеряем еще два-три месяца.

Мы честно поддержали миноритарных партнеров по коалиции – и что мы получили в ответ?

Свободная Европа: Что может произойти после 3 ноября, после местных выборов? В публичном пространстве уже прозвучали ваши заявления, в том числе в эфире телеканала Moldova 1, о том, что после выборов необходимо подвести черту, что в коалиции предстоят очень жесткие дискуссии…

Игорь Додон: Искренние!..

Свободная Европа: Искренние, жесткие… Кто и чем вас так рассердил?

Игорь Додон: Мы не сердимся, мы находимся в политическом процессе…

Свободная Европа: Но вы выступили с жесткими заявлениями в адрес тех, кто сформировал коалицию…

Игорь Додон: Это не значит, что мы «разозлились». У нас были определенные договоренности внутри правящей коалиции, мы даже подписали соглашение о политическом ненападении, – но мы видим, что некоторые из наших партнеров по коалиции позволяют себе действия, которые переходят грань дозволенного, особенно в предвыборной кампании.

Реагировать сейчас и начинать давать оценки – это, я считаю, неправильно. В предвыборной кампании нежелательны любые ошибки, тем более – провокации со стороны отдельных партнеров. Пройдут выборы, посчитаем цыплят, а заодно подведем и некоторый итог, посмотрим, можем ли мы идти и дальше вместе – или не можем.

Свободная Европа: Почему вопросы возникли именно сейчас – идти, мол, и дальше вместе, или не идти?

Игорь Додон: Как можно идти вместе, когда между партнерами нет доверия? Если партнеры говорят, что пройдут выборы, и они будут «разбираться» с Партией социалистов, с депутатами фракции социалистов, с президентом – это что, партнерство? Это не партнерство. Но проблема даже не в подобных заявлениях, проблема – в качестве управления. Мы высказали свое мнение по этому поводу. Проблема в том, что ряд инициатив Партии социалистов – социальных инициатив – не находят с их стороны поддержки.

Вот мы даже увидели, что Майя Санду нашла нового партнера, в лице [бывшего лидера Либеральной партии Михая] Гимпу и [нынешнего лидера ЛП Дорина] Киртоакэ. Возникает логический вопрос: против кого направлено партнерство с этими людьми? Против социалистов! Значит, когда понадобятся голоса для принятия каких-то законов, будут искать их у Гимпу и Киртоакэ?.. Это вопросы, которые мы должны обсудить. Обсудить и разобраться.

Свободная Европа: Вы допускаете, что коалиция может распасться?

Игорь Додон: Я все допускаю – и достаточно скоро.

Свободная Европа: И тогда – досрочные выборы?

Игорь Додон: Все может быть. Мы были корректны, мы поддержали все инициативы правительства, мы честно поддержали миноритарных партнеров по коалиции – и что мы получили в ответ? Вы все видели, все последние недели... Что же касается нас, то наша совесть перед обществом абсолютно чиста – я думаю, и наши партнеры справа это осознают и прекрасно нас понимают. Мы уступили все, мы выложили на стол абсолютно все, мы не стали настаивать на каких-то вопросах, способных расшатать коалицию…

Свободная Европа: Они говорят, что тоже пошли на большие уступки, потому что Игорь Додон является главой государства, а Зинаида Гречаная председательствует в парламенте.

Игорь Додон: Игорь Додон находится во главе государства не благодаря партнерам по коалиции – три года назад его избрал народ в ходе прямых выборов, это не заслуга тех, кто пошел вместе с нами в июне, а сейчас говорят, что сожалеют об этом, что социалисты чуть ли умоляли их создавать коалицию. Недавно пришли прокуроры, которые ведут дело об узурпации власти, они давно просят: «Напишите, что произошло». Я спрашиваю: «Полчаса хватит?» «Нет, – говорят они, – нужно больше времени».

Что делать социалистам? Молчать и притворяться, что ничего не происходит? Нет, так не пойдет

Несколько часов понадобилось для того, чтобы вновь прокрутить в памяти кошмарные события тех дней. Я и сейчас нередко спрашиваю себя, почему они не ликвидировали меня физически 7, 8 или 9 июня, потому что если бы Додон исчез, то сегодня ничего бы не осталось от тех, кто считает себя очень умным и смелым в избирательных кампаниях. Потому что от подписи президента…

Свободная Европа: Вы считаете, что дело могло принять настолько драматический оборот?

Игорь Додон: Те подробности, которые узнают сегодня прокуроры, – может, они их и обнародуют…

Свободная Европа: Это вас шокирует?

Игорь Додон: Еще бы! Это действительно страшно, но мы прошли через…

Свободная Европа: Чем завершится дело об узурпации власти?

Игорь Додон: Я понял, что есть сопротивление на уровне судебных институтов, на уровне прокуратуры. Г-н Радецки, если не ошибаюсь…

Свободная Европа: Да-да...

Игорь Додон: С ним я накануне беседовал два с половиной часа, а ранее – еще два часа.

Свободная Европа: Судьи не горят желанием заниматься этим вопросом?

Игорь Додон: Что касается прокурора, то я заметил желание и готовность идти вперед, чему я очень рад, я приветствую такой настрой. На уровне судей – да, там есть желание затянуть дело, заблокировать. Такая цель явно есть! Я спросил прокуроров: «Чем мы можем помочь? Скажите! Надо это дело довести до конца, это обязательно, потому что то, что случилось в июне – очень серьезно. Речь идет об узурпации власти в государстве, и закрывать глаза на подобное просто недопустимо». Я надеюсь, что мы поняли друг друга, и что дело будет доведено до конца.


Свободная Европа: И все-таки, какую динамику, какие события вы прогнозируете в рамках правящей коалиции ПСРМ-ACUM?

Игорь Додон: Прежде всего, я искренне хочу, чтобы эта коалиция не распалась, потому что я об этом говорил и раньше, и здесь, у вас в студии: я считаю, что это – шанс для Республики Молдова. Такой шанс нам выпал впервые. Может, некоторые партнеры устали, или они не готовы…

Свободная Европа: Когда вы говорите «некоторые», кого вы имеете в виду – Майю Санду или Андрея Нэстасе? Или их обоих?

Игорь Додон: Может, некоторые партнеры не готовы, морально не готовы, или устали, и мы должны принять это решение, должны сказать людям – продолжаем мы путь вместе, или нет. Поэтому естественно, что после 3 ноября, после завершения выборов мы соберемся и обсудим все вопросы.

Свободная Европа: Вы один из тех, кто после создания парламентского большинства говорил о том, что необходимо стабильное правительство с мандатом на весь срок полномочий парламента. Что изменилось сейчас, неужели реформы не важнее каких-то личных обид, каких-то досадных колкостей в ходе предвыборной борьбы?

Игорь Додон: Не мы шатаем лодку Майи Санду и коалиции, не мы расшатываем правительство, они сами раскачивают себя изнутри. Пусть партнеры разберутся между собой, потому что подрываем стабильность не мы. Я думаю, кто-то из партнеров по блоку ACUM не очень доволен тем, что кто-то стал премьер-министром, а кто-то…

Свободная Европа: Значит, Андрей Нэстасе недоволен тем, что Майя Санду возглавила кабинет министров?

Игорь Додон: Слышали поговорку у молдаван – о том, что «cineva îi cineva, dar cineva nu-i cineva» («кое-кто – это кто-то, а кто-то не этот кое-кто»)? Совершенно ясно, что один из руководителей блока растет, занимает одну из главнейших в государстве должностей, а другой – нет. И вот он пытается…

Разумеется, мы не поддержим требование демократов отправить в отставку правительство Санду

Свободная Европа: Почему вы не называете их по именам?

Игорь Додон: А зачем вдаваться в подробности в ходе предвыборной кампании?

Свободная Европа: Но так всем надо напрягаться и гадать, кого же имел в виду президент.

Игорь Додон: А потом скажут, что я пытался повлиять на выборы! Не вы – другие скажут.

Свободная Европа: Но ведь речь сейчас не о выборах.

Игорь Додон: Это повлияет на ход избирательной кампании.

Свободная Европа: Когда вы говорите, что Майя Санду вышла вместе с Дорином Киртоакэ – это на выборы не влияет, а сейчас…

Игорь Додон: Это не одно и то же. В первом случае речь идет о нашем партнерстве в рамках коалиции. Она нашла другого партнера, поэтому социалисты вправе сказать: «Уважаемая г-жа премьер, когда вам понадобятся голоса – у вас есть партнер, обращайтесь к этому своему партнеру!»

Это очень странно. Мне люди пишут, сегодня вот тоже писали: «Г-н Додон, если Майя Санду может вступить в коалицию [в ходе борьбы] за Кишинев с коррумпированным – мы это знаем, возбуждены дела! – Киртоакэ, то что ей может помешать вступить в коалицию за Молдову с Плахотнюком? Ведь разница нет?» – так пишут люди.

И я действительно задал себе вопрос, который надо будет решить сразу после выборов. Вот, пройдет 3 ноября, соберемся все и посмотрим, что происходит. Как получается, что мы идем, идем – и вдруг случается такое? Один разносит нас в пух и прах, грозится лично заняться нами и отправить за решетку всех партнеров по коалиции, другой ищет поддержки на стороне… Хорошо, но мы, социалисты, как тут нам следует поступать? Что порекомендуете вы, электорат справа, что делать социалистам? Молчать и притворяться, что ничего не происходит? Нет, так не пойдет!

Свободная Европа: Значит – досрочные выборы?

Игорь Додон: Значит – досрочные выборы. Если дело до этого дойдет. Но лично я против досрочных выборов…

Свободная Европа: Но если даже досрочные выборы, то ведь они могут состояться не раньше весны?

Игорь Додон: Посмотрим, я думаю, что не стоит опережать события. Пройдет 3 ноября, мы все обсудим, и возможно, что придется реформировать систему управления.

Свободная Европа: Каким образом?

Игорь Додон: Посмотрим, решим…

Свободная Европа: Намекните хоть на сценарии потенциально возможного «реформирования»!

Игорь Додон: После выборов.

Свободная Европа: Ну, один сценарий вы уже как бы и обозначили – может рассыпаться блок ACUM, возможно, что социалисты и PAS разбегутся…

Игорь Додон: Вы снова с предположениями!..Я ведь уже сказал, что есть определенные и довольно серьезные вопросы внутри правящей коалиции. С ними надо разобраться. Некорректно обсуждать это за пару дней до выборов.

Свободная Европа: А случайно или нет с вашими заявлениями совпало намерение демократов объявить вотум недоверия [правительству]?

Игорь Додон: Нет, одно с другим абсолютно не связано. Мы заявили, и я хочу это подтвердить: разумеется, мы не поддержим требование демократов отправить в отставку правительство Санду.

Свободная Европа: И с другими депутатами вы не намерены создавать мажоритарные коалиции?

Игорь Додон: Ни с кем создавать мажоритарные коалиции мы не будем. Мы обещали не формировать [иных] парламентских коалиций в этом парламенте – и точка.

Проигравший должен поздравить соперника, зайти и сказать: «Поздравляю! Я и моя команда готовы поддержать вас»

Свободная Европа: Но вы еще говорили, что в 25 районах уже можно создавать коалиции на местном уровне с блоком ACUM?

Игорь Додон: С блоком ACUM – да. До выборов я предельно ясно сказал, что хорошо бы после выборов сохранить формулу коалиционной власти и на местном уровне. Там, где ПСРМ заняла первое место, председателем района должен быть ставленник ПСРМ; вице-председатели – все, один или два, в зависимости от величины района – пусть будут от блока ACUM. А там, где ACUM получил больше мандатов, социалисты проголосуют за представителя блока, выдвинутого на пост председателя района. Знаете, какая картина получается в районах? У наших – все так, как договорились, а у них – снова ругань, чуть ли не драки…

Свободная Европа: За должности, кому быть председателем?

Игорь Додон: За должности, кому быть председателем, – то есть, со стороны Майи Санду или Андрея Нэстасе!.. Что же касается нас, то мы остаемся на прежних позициях – действительно, на уровне районов, точнее, в 25-ти районах обсуждаются возможности создания мажоритарных коалиций.


Свободная Европа: Но больше всего вас беспокоит вопрос о том, быть или не быть коалиции в Кишиневском муниципальном совете.

Игорь Додон: Нет, я не думаю, что в КМС… Большинство в муниципальном совете нужно, и я надеюсь, что это большинство для Кишинева будет, вообще, надо сделать так, чтобы оно было сформировано ради Кишинева. Так и назвать это большинство – «Ради Кишинева»! Я видел списки лиц, прошедших в муниципальный совет. У ПСРМ там 22 советника, нужны еще четыре, но я считаю, что лучше, если от блока ACUM будут все их 19 советников.

Свободная Европа: От ACUM?

Игорь Додон: В этом случае у нас впервые появится солидное большинство в составе 41-го муниципального советника, которые поддержат нового мэра. Это будет правильно, и я об этом говорил еще в первом туре. Проигравший должен поздравить соперника, зайти к нему в офис и сказать: «Поздравляю! Я и моя команда готовы поддержать вас, помочь навести порядок в Кишиневе». Это – правильно. А не так, как это происходит у нас каждый день, на этих дебатах в прямом эфире!.. Это некрасиво, очень некрасиво…

Vezi comentarii

XS
SM
MD
LG