Linkuri accesibilitate

«В Приднестровье голосовать за его партию не будут. Додон становится нормальным политиком»


Владимир Сокор — о выборах, коалиции, унионизме и молдавских политиках

20 октября в Молдове прошли всеобщие местные выборы. Энтузиазма у электората заметно поубавилось – по сравнению с активностью, которая наблюдалась четыре года назад. Демпартия, оказавшаяся в определенном информационном вакууме после отстранения от власти, получила внушительное число мандатов мэров – более чем в пятистах населенных пунктах Молдовы. В Оргееве победил ставленник Илана Шора, в Бельцах – лидер «Нашей партии» Ренато Усатый. Социалисты набрали рекордное количество мандатов местных советников, ну, окончательно интрига выборов решится 3 ноября, в ходе второго тура. Политический аналитик Владимир Сокор в интервью Свободной Европе порассуждал о политическом состоянии нации и будущем страны.

Свободная Европа: Стали для вас или нет сюрпризом результаты первого тура? Кто проиграл, а кто победил?

Владимир Сокор: В Кишиневе, я думаю, у Андрея Нэстасе есть хорошие шансы на то, чтобы победить во втором туре. В прошлом году Ион Чебан опережал его примерно на 10%, но Андрей Нэстасе победил во втором туре, так как сумел привлечь голоса румыноязычных граждан, давайте так будем определять этот сегмент электората. Сейчас я не исключаю повторения сценария. Дорин Киртоакэ и Октавиан Цыку вместе набрали 15% голосов – и оба они призвали своих сторонников поддержать во втором туре Нэстасе. Следовательно, можно ожидать той же развязки, что и в прошлом году.

Напомню, что в 2018-м подконтрольная Плахотнюку судебная система аннулировала вполне законную победу Андрея Нэстасе, абсолютно противоправно лишив его мандата [мэра Кишинева]. Это, кстати, и стало одним из факторов, приведших, в конечном счете, к свержению режима Плахотнюка.

Свободная Европа: Кто, на ваш взгляд, победил – и кто потерпел поражение?

Владимир Сокор: Трудно сказать!.. В некоторых районах на севере страны социалисты получили меньше голосов – и, соответственно, меньше мандатов советников и мэров, чем ожидали. Партия социалистов, безусловно, получила хороший результат, но он оказался ниже их планов. В очень многих районах ситуация пока неясная, будут нужны коалиции на местном уровне, и скорее всего – в большинстве районов.

Свободная Европа: Вы говорите о коалициях по типу парламентского большинства?

Владимир Сокор: Да было бы неплохо, если бы коалиции на местном уровне, на районном воспроизводили конфигурацию большинства в парламенте. Распространение объединительных процессов с центрального уровня на районный дало бы нынешнему правительству прочную базу на местах, обеспечив фактор преемственности, способствуя, тем самым, сохранению нынешней правящей коалиции в течение всего избирательного цикла. Ну, а это дало бы правительству возможности для стратегического планирования.

Свободная Европа: Чтобы начинать подготовку к президентским выборам, которые состоятся осенью 2020-го?

Владимир Сокор: Да. Местные выборы крайне важны для парламентских и президентских выборов. Репликация центральной коалиции на местном уровне обеспечит власти стабильность, устойчивость и возможность выстраивания долгосрочных стратегий. Правящей коалиции не придется опасаться всевозможных сюрпризов, которые подталкивали бы ее к каким-то импровизационным движениям, свидетелями которых мы сейчас нередко становимся.

Свободная Европа: И глава государства Игорь Додон, и премьер-министр Майя Санду почти в унисон говорят, что местные выборы показали – правительство идет по правильному пути!..

Владимир Сокор: Да, согласен. Я согласен с подобной оценкой с их стороны.

Свободная Европа: Но и без критики трудно обойтись… И уже полетели стрелы – от Андрея Нэстасе в адрес Иона Чебана, и от Чебана – в адрес Нэстасе. Как вы считаете, это критика нужна для отвода глаз и поддержания интриги, или разногласия все же существенны?

Владимир Сокор: Критика достаточно серьезная – и отнестись к ней нужно должным образом; это тоже продукт предвыборной кампании. Две крупные политические силы, разделившие власть, остаются, в то же время, и конкурентами, и во время избирательной кампании, естественно, игроки будут критиковать друг друга, соревнуясь за голоса избирателей. Но и в этом смысле взаимные критические высказывания необходимо принимать всерьез.

В Оргееве избиратели очень довольны теми крохами, что перепадали им с барского стола Шора

Свободная Европа: В Оргееве на выборах победил представитель партии «Шор», а в Бельцах мандат мэра достался Ренато Усатому. Можно ли рассматривать это как поражение действующей власти?

Владимир Сокор: Ситуации там очень разные – и в Оргееве, и в Бельцах.

В Оргееве Илан Шор из тех денег, что лично он или его соучастники украли, выделил часть – на строительство некоего «социального государства»…

Свободная Европа: Илан Шор обещал, что Оргеев станет Монако.

Владимир Сокор: Обещал. Ну, Монако там не будет, но социальное государства – да, и это же мечта очень многих граждан Молдовы. В Оргееве мечта реализуется за счет беззакония, на деньги, стопроцентно украденные. А люди довольны!.. Так мы объясняем себе победу партии «Шор» в Оргееве.

Свободная Европа: Как бы вы охарактеризовали подобный феномен?

Владимир Сокор: Возможных определений много. Одно их них – законодательные джунгли, в которые превратилась Республика Молдова во времена Плахотнюка, полное игнорирование закона, разрушение правового государства, когда одни пользуются всеми благами – и иногда кидают нищим крохи и объедки с барского стола. Именно на подобных принципах и построено мнимое «социальное государство» в Оргееве.

Здесь просто напрашивается сравнение с Грузией. «Грузинский Плахотнюк» Бидзина Иванишвили – самый богатый человек в Грузии, задолго до своего прихода к власти он построил социальное государство в своем родном селе Чорвила на западе страны, где-то возле Кутаиси. Он создал там социальное государство, он лично оплачивал расходы односельчан. Построил им дома, красивые и современные, дом для каждой семьи!.. Еще – канализация, автобусы, медицинское страхование… Чорвила – это социальный рай.

Свободная Европа: Но Шор в бегах уже четыре месяца, его в Молдове нет.

Владимир Сокор: А Иванишвили тогда был в России.

Свободная Европа: Вы думаете, что избиратель голосовал за него, зная, что Илан Шор, возможно, уже и не вернется в Молдову?

Владимир Сокор: Мы все прекрасно видим, что в Оргееве избиратели очень довольны теми крохами, что перепадали им с барского стола Шора. А вот в Бельцах ситуация совсем другая. Я очень встревожен возвращением Ренато Усатого в Молдову в качестве важного политического игрока. Я считаю Ренато Усатого сеятелем зла, вражды и дестабилизации.

Впервые в Республике Молдова он заявил о себе в 2014 году, в контексте выборов – парламентских – как явный российский проект какой-то шпионской службы.

Политики чувствуют себя героями, когда начинают болтать на темы нации, языка, внешнего вектора!.. Их хлебом не корми – дай покрасоваться

Свой в доску парень, щедрый, разбрасывает деньги направо и налево по той же модели – украл, но поделился! – вот таким предстал впервые Усатый в Бельцах. Это российский проект, несомненно секретный, потом его перехватил Плахотнюк, который использовал Усатого в своих интересах – вначале чтобы разделаться с Филатом, потом для реализации других планов.

Свободная Европа: В Кишиневе считают, что это демократия, когда на левом фланге не доминирует одна лишь Партия социалистов.

Владимир Сокор: Речь не о демократии, речь о распределении власти, о балансе сил на левом фланге. Но вопрос-то в том, чьи интересы представляет Ренато Усатый?

Свободная Европа: И ваш ответ?..

Владимир Сокор: Как я уже говорил, Ренато Усатый стартовал как российский проект, но его перехватил Плахотнюк и использовал в своих интересах. Затем между Плахотнюком и Усатым произошли некие разборки, которые завершились выдворением или бегством Ренато Усатого из Молдовы. Спустя некоторое время он вернулся и снова предложил услуги Плахотнюку. Вы, разумеется, видели ту запись, которую щедро крутили по телеканалам, когда Усатый звонит какому-то политтехнологу из окружения Плахотнюка и предлагает услуги. Инициатива исходила от Усатого, а политтехнолог пытался умерить его пыл…

Свободная Европа: Значит, Усатый может стать камнем преткновения для сотрудничества коалиции ПРСМ и блока ACUM?

Владимир Сокор: Усатый по определению дестабилизирующий фактор, разрушительный фактор, который сеет вражду внутри Республики Молдова. Усатый имеет допуск в святая святых системы Плахотнюка, еще не демонтированной, и Усатый делает разного рода записи, которые затем вбрасывает на рынок даже без какой-либо конкретной цели – лишь бы спровоцировать беспорядок и настроить одни группировки против других. Это опасный фактор!

Свободная Европа: Ион Чебан говорил, что выборы прошли под знаком геополитической борьбы и националистической истерии. Что общего между местными выборами и геополитикой?

Владимир Сокор: Теоретически, выборы не должны иметь ничего общего с геополитикой, и уж тем более – местные! Цель местных выборов – определить, кто лучше руководит в том или ином населенном пункте; местные выборы касаются, в первую очередь, местной власти, местного самоуправления и, естественно, местных лидеров, известных на местном уровне, пользующихся доверием на местном уровне. Речь тут о местном хозяйстве, а не о геополитике.

Но в нынешней ситуации Молдовы – страны, отчаявшейся от нищеты, от того, что так долго люди ждали свет в конце тоннеля, геополитика стала волшебной палочкой, с помощью которой можно отвлечь внимание от реальных проблем. Легко спорить про геополитику, этим может заниматься любой, кто хоть немного в ней разбирается. Не говоря уж о политиках, которые чувствуют себя настоящими героями, когда начинают болтать на темы нации, языка, внешнего вектора!.. Их хлебом не корми – дай покрасоваться в этой роли.

Свободная Европа: Но и парламентское большинство, сформировавшее нынешнюю власть, сложилось из двух составляющих: одна придерживается пророссийских взглядов, другая – прозападных. Вы могли бы объяснить, что значит в Молдове быть пророссийским или прозападным политиком?

Владимир Сокор: Понятия «пророссийский», «прозападный», как и противопоставление – «русофил» versus «проевропеец» – используются в публичном пространстве без малейших попыток дать им более четкое определение. В результате, понятия воспринимаются упрощенно, на примитивном уровне.

Додон – единственный лидер, о котором Путин может сказать, что их связывают хорошие отношения. Подобных отношений у Путина нет больше ни с кем

Свободная Европа: А если в двух словах – как бы вы объяснили рядовым гражданам, что значит «пророссийский» политик и «прозападный»?

Владимир Сокор: За этими поверхностными эпитетами скрыто много факторов. Самый главный – не политический, и уж тем более – не стратегический. Рядовой избиратель не мыслит стратегическими терминами. Главный фактор тут – культурный, это приверженность к наследованной сфере русской культуры, с одной стороны, и к сфере западной культуры, не полностью пока освоенной большинством сограждан. Когда мы говорим о ком-то с пророссийскими взглядами, речь идет, скорее, о приверженности российскому центру, а вовсе не о пророссийских взглядах.

Свободная Европа: Давайте конкретнее. У Игоря Додона есть привязанность к России?

Владимир Сокор: Я бы сказал, что он привязан к российскому центру, в том смысле, что он апеллирует к электорату, который унаследовал с советских времен взгляды, ориентированные на РФ. И Игорь Додон капитализирует это – он изолирован от Запада, он выстроил односторонние отношения с Россией Путина.

Если б г-н Додон занимал пост президента во времена Ельцина, то это был бы Ельцин. А на месте Путина мог оказаться бы любой другой руководитель России. Сейчас, слава Богу, у Додона есть альтернатива, которой он был ранее лишен. Отношения с Россией были единственной альтернативой г-на Додона, коль скоро наблюдалась изоляция от Запада, от Румынии, от Украины…

Свободная Европа: А сейчас он уже не в изоляции?

Владимир Сокор: Сейчас он выходит из изоляции – и я приветствую этот факт. Так вот, возвращаясь к отношениям с Путиным… Еще есть роль Русской православной церкви, которая в Республике Молдова по-прежнему является, к сожалению, доминирующей. И параллельно у людей нет никакого стремления изменить сложившуюся ситуацию, с абсолютным господством РПЦ в Молдове. Я, по крайней мере, такого стремления не вижу.

Г-н Додон, как и любой политик, находясь в поисках голосов избирателей, капитализирует ситуацию и всеми силами способствует укреплению в Молдове культа мощей, святых, церквей, храмов, которые не имеют ни малейшего отношения к Молдове! Сергий Радонежский, Александр Невский и другие не имеют ничего общего с Республикой Молдова, но это все – солидная база для политиков, которые ее используют, ввиду отсутствия альтернатив. В этом смысле взгляды г-на Додона, как и значительной части электората социалистов, ориентированы на российский центр. Я бы не говорил, что это пророссийские взгляды, русофильские, что это проявление любви к России – эти взгляды ориентированы исключительно на центр притяжения.

Термин «плахотнюковский унионизм» ввел в обиход Дан Дунгачиу, и я считаю это определение на редкость удачным!

Свободная Европа: А почему, по-вашему, Владимир Путин так часто принимает у себя Игоря Додона?

Владимир Сокор: Так это же выгодно Путину, его отношения с другими главами государств бывшего СССР очень плохие, чрезвычайно напряженные. У Путина очень напряженные отношения даже с президентом Белоруссии Лукашенко, не говоря уж о ситуации в Украине.

Армения вышла из-под контроля Путина, Грузия – это вообще отдельная тема, у Путина нет никаких отношений с Иванишвили, и межправительственные связи России и Грузии сейчас хуже некуда! Таким образом, г-н Додон – единственный лидер на постсоветском пространстве, о котором г-н Путин может сказать, что их связывают хорошие отношения. Единственный! Подобных отношений у Путина нет больше ни с кем!

Свободная Европа: А почему Москва настолько настороженна в отношении молдавского руководства прозападной ориентации?

Владимир Сокор: Этим принципом Москва руководствовалась в отношениях со всеми бывшими советскими республиками – не поддерживать оппозицию в ее борьбе против существующей власти; даже в те времена, когда Плахотнюк был хозяином Молдовы, и у России были очень напряженные отношения с ним – даже тогда Москва не поддерживала и малейших контактов с блоком ACUM. А г-н Додон, с которым у Москвы сложились очень тесные контакты, не был реальным противником Плахотнюка, в то время он был подчиненным противником Плахотнюка, он боялся Плахотнюка. Вы заметили, как изменился г-н Додон после ухода Плахотнюка? Он стал совершенно другим человеком, у него словно гора с плеч свалилась.

Свободная Европа: Я приведу слова Андрея Нэстасе про Игоря Додона: «Президент постоянно шантажирует блок ACUM созданием нового большинства. Он говорит, что если захочет, то за неделю в парламенте появится другая коалиция».

Владимир Сокор: Заявления г-на Додона действительно можно рассматривать как угрозу. Эти заявления появились в результате ослабления дисциплины внутри блока ACUM. Несколько депутатов то ли покинули блок, то ли пригрозили выходом и тем, что они могут увести кого-то за собой…

Свободная Европа: Речь идет про Октавиана Цыку и Юрие Реницэ.

Владимир Сокор: Да, но там есть еще один депутат, который, насколько я знаю, тоже настроен воинственно?..

Свободная Европа: Лилиан Карп.

Владимир Сокор: Так вот, их уход грозит блоку потерей энного количества голосов. Именно на это реагирует г-н Додон – я сейчас пытаюсь воссоздать ход его рассуждений. Какие у него аргументы? Главный аргумент – в том, что падает дисциплина внутри блока ACUM.

Вес, влияние и сила блока ACUM в правящей коалиции пошли на убыль – так, наверное, думает Додон. Для него и для ПСРМ это удобный случай увеличить объем власти внутри коалиции за счет ACUM. Если блок ACUM внутри коалиции слабеет, то вторая ее часть может использовать это для укрепления собственных позиций, в том числе за счет новых министерств, ну, а слабеющий блок ACUM не сможет активно сопротивляться.

Более того, в ходе дебатов внутри коалиции г-н Додон может сказать Майе Санду и Андрею Тэнасе: «Вы либо не в состоянии больше контролировать собственный блок, либо, напротив, вы поощряете этих депутатов его покидать, а значит – вы не лояльны. И в таком случае и я, и социалисты требуем гарантий сохранения большинства». Вот такой примерно ход мыслей.

Угрожать досрочными выборами вполне реально, и это вполне эффективно

Свободная Европа: Похоже, потому и появилось новое соглашение между ACUM и ПСРМ?

Владимир Сокор: Да, г-н Додон с самого начала добивался подписания этого соглашения.

Свободная Европа: А если угрозы Игоря Додона в адрес блока ACUM не прекратятся, то следует ожидать?..

Владимир Сокор: Через призму мышления Партии социалистов я хочу косвенно обратить внимание отдельных депутатов – г-на Цыку, г-на Реницэ и других – на то, что необходимо осознавать последствия своих собственных действий, которые непосредственно бьют по блоку ACUM, расшатывают его. Они лишь укрепляют позицию социалистов, даже если и думают, что борются с ними. На самом деле они укрепляют их позиции и ослабляют положение собственного блока внутри этой крупной коалиции. И это абсолютно безответственный подход!

Я вижу здесь слияние сразу двух факторов, и это лишний раз предупреждает о том, что не надо играть с огнем, не надо обострять ситуацию.

Тех, кто в ACUM используют подобную тактику, я называю нетерпеливыми унионистами. Унионисты бывают разные, у них масса оттенков, а эти – нетерпеливые. Они против Плахотнюка, но здесь есть точки соприкосновения – между «плахотнюковским унионизмом» и «антиплахотнюковским унионизмом».

Термин «плахотнюковский унионизм» ввел в обиход Дан Дунгачиу, и я считаю это определение на редкость удачным! Г-н Плахотнюк создал «унионистскую республику» внутри своей мощнейшей империи; и у блока ACUM тоже была унионистская платформа. Эти две составляющие – «плахотнюковский унионизм» и «антиплахотнюковский унионизм» – сейчас встретились.

Издания «плахотнюковского унионизма», каналы медиахолдинга распространяют те же месседжи, что и сайты deschide.md и ziarulnational.md, и в точности такой же посыл они адресуют нетерпеливым унионистам, призывая покидать блок ACUM, не поддерживать его, потому что, якобы, Майя Санду и Андрей Нэстасе – да и весь блок целиком! – «недостаточные патриоты» и «не те» унионисты. В этом – суть фактического альянса между «плахотнюковским унионизмом» и «антиплахотнюковским унионизмом».

Свободная Европа: Вы не ответили на вопрос о том, что будет, если Игорь Додон продолжит угрожать блоку ACUM…

Владимир Сокор: Вариантов здесь два. Первый: с помощью угроз г-н Додон укрепит свои позиции внутри коалиции…

Свободная Европа: Вы действительно считаете, что с помощью шантажа он может получить больший объем власти?

Владимир Сокор: Может! Вы говорите о шантаже, а я бы назвал это обычной угрозой: угрозой досрочных выборов, в результате которых социалисты получили бы более высокий результат, чем сейчас, а блок ACUM на этих выборах выступит с более слабых позиций, особенно, если учесть возможные потери на правом фланге – Цыку, Реницэ и прочие, кто за ними последуют. И так далее, и тому подобное. Следовательно, угрожать досрочными выборами вполне реально, и это вполне эффективно.

Второй вариант – с помощью внутреннего давления заставить блок ACUM выйти из коалиции, что, с моей точки зрения, станет трагедией для всей Молдовы.

Свободная Европа: И в парламенте может появиться новая коалиция?

Владимир Сокор: В парламенте действующего созыва – нет, потому что и социалисты, и блок ACUM клялись не идти ни на какие договоренности с перебежчиками из Демпартии; однако не надо сбрасывать со счетов тот факт, что в нынешнем парламенте людям Плахотнюка принадлежат 30 или 40 мандатов!..

Додон понял, что приднестровские избиратели голосовать за его партию не будут. Поэтому он решил не торопиться

Свободная Европа: 30 мандатов.

Владимир Сокор: Есть несколько перебежчиков от Плахотнюка, есть перебежчики от Шора – всего у них было 47 мандатов, и если отнять число беглецов, то там может остаться чуть меньше сорока депутатов. Это и есть маржа неопределенности в нынешнем парламенте.

Свободная Европа: Г-н Сокор, особо разногласия проявляются в подходах к приднестровскому урегулированию – со стороны правительства и аппарата президента. Что, на ваш взгляд, может произойти, если Игорь Додон останется на своих позициях, а Майя Санду – на своих?

Владимир Сокор: В приднестровском вопросе? Г-н Додон занял самую правильную позицию – отложить обсуждение политического урегулирования конфликта. Кишинев не готов к политическому урегулированию, потому что в Республике Молдова все еще нет верховенства закона, а институциональное государство далеко не восстановлено – фактически, оно и не начало восстанавливаться после разрушительного правления Плахотнюка.

Реинтеграция Приднестровья в государство, которое не является правовым, у которого нет институтов, окончательно и целиком разрушит то государство! Независимо от того, что пишут о вариантах разрешения конфликта, за бумажной ширмой скрыты неформальные договоренности между властными группировками с обеих берегов Днестра.

Г-н Додон лишился своих былых иллюзий по поводу того, что приднестровские избиратели проголосуют за его партию в случае возможной реинтеграции страны – регион, контролируемый Россией, не станет голосовать за его партию! Приднестровье создаст свою собственную политическую партию в Республике Молдова, которая будетт едина лишь на бумаге. И эта партия станет продвигать интересы приднестровской номенклатуры, действуя по указке Москвы. Ну, а Москва, в свою очередь, совсем не против получить в Республике Молдова две разные пророссийские центристские партии, чтобы стравливать их друг с другом. Одну – на правом берегу, это, возможно, социалисты или другая крупная партия, а другую – на левом.

Свободная Европа: Иными словами, вы даете понять, что президент не будет форсировать решение приднестровского кризиса?

Владимир Сокор: Г-н Додон понял, что приднестровские избиратели голосовать за его партию не будут – они станут голосовать только за приднестровскую партию, управляемую Москвой. Поэтому г-н Додон решил не торопиться и не настаивать даже на обсуждении политических вариантов урегулирования. Г-н Додон становится нормальным политиком!..

Свободная Европа: А что с позициями Майи Санду по поводу урегулирования приднестровской проблемы?

Владимир Сокор: Майя Санду еще в июле обратила внимание западных партнеров на то, что политическое урегулирование приднестровской проблемы невозможно без внутреннего преобразования Приднестровья. По ее словам, внутреннее преобразование региона – это предварительное требование для политического урегулирования, но это – обязательное условие!

Что означает внутренняя трансформация Приднестровья? Преобразование не сводится к упрощенной демократизации. Демократизация – лишь одна из составляющих этого процесса и даже, возможно, не самая главная.

Реинтеграция страны – прекрасная, благородная цель! И я обеими руками «за». Но все дело в том, на каких условиях

Главные элементы преобразования – демилитаризация, эффективный контроль на приднестровском участке молдавско-российской границы, искоренение контрабанды, искоренение коррупции, деолигархизация Приднестровья – аналогично тому, что происходит на правом берегу Днестра. На левом берегу этот процесс и не начинался.

Все это предпосылки внутреннего преобразования Приднестровья, и ограничиваться требованиями демократизации не следует. Почему? Потому что, как мы все видим, некоторые западные правительства предлагают провести нахрапом какие-то выборы в украинском Донбассе, и в одночасье провозгласить в регионе демократию!.. Кто-то может прописать такой же рецепт и для Приднестровья. Внезапно, невесть с чего проводим выборы в Приднестровье, а на второй день – пожалуйста, признаем за регионом право особого статуса в демократической и реформированной Молдове!

Нет, политическая демократизация наступит лишь после остальных элементов внутреннего преобразования Приднестровья. Поэтому Майя Санду абсолютно права, требуя внутреннего преобразования региона, – как условия для любых урегулирований – и требуя положить конец политике «малых шагов». Так называемых «малых шагов»!.. Майя Санду заявила коротко и ясно: мы не можем продолжать политику «малых шагов», пока не знаем точно, куда они нас заведут.

И действительно, ОБСЕ либо не знает, куда ведут «малые шаги» – либо знает; и Клаус Нойкирх несколько дней назад сказал, что «малые шаги» – это «составляющие элементы будущего особого статуса». В этом случае «малые шаги» нам не нужны!

Свободная Европа: Майя Санда настаивает на выводе российской армии; Игорь Додон более сдержан…

Владимир Сокор: Да, г-н Додон проникся логикой России, которая считает, что сначала – политическое урегулирование, а потом – вывод войск. Такой логики Россия придерживается не один год. И г-н Додон принял ее, это было видно, в частности, в его выступлении в ООН.

Свободная Европа: Принял в ущерб Республике Молдова?

Владимир Сокор: Да, в ущерб Республике Молдова.

Свободная Европа: И что дальше?

Владимир Сокор: Дальше? Я почти уверен, что г-н Додон пересмотрит свою позицию как логическое продолжение процесса своего превращения в нормального, обычного политика. Г-н Додон отказался от своей прежней визитной карточки, которую представил в начале своего мандата. А его визитной карточкой, как всем известно, было приднестровское урегулирование – развязываем этот узел, входим в историю как собиратели земель молдавских…Реинтеграция страны – прекрасная, благородная цель! И я обеими руками «за» реинтеграцию Республики Молдова. Но все дело в том, на каких условиях это делать.

Свободная Европа: И еще – в цене, которую Молдове придется заплатить за объединение двух берегов Днестра?

Владимир Сокор: Совершенно верно! Г-н Додон, превращаясь в нормального политика, отказался от визитной карточки собирателя земель молдавских. Он говорит: «Мы сейчас не будет поднимать вопрос о политическом урегулировании, потому что рискуем расколоть коалицию. А мы не хотим раскола коалиции, поэтому приднестровская проблема будет решаться на другом этапе, позже». Г-н Додон хочет, чтобы его спокойно переизбрали на второй президентский срок, хочет стабильности, последовательности, предсказуемости…

Свободная Европа: И вы считаете, что это желание может стать реальностью?

Владимир Сокор: Надеюсь, что да, потому что такая развязка вписывается в нынешние политические реалии Молдовы. Г-н Додон представляет очень весомую часть электората, около половины. Условно говоря, электорат разделен примерно надвое, и г-н Додон представляет очень большую часть. У него есть шансы получить второй мандат с более значительным перевесом, чем в первый раз. Он стал президентом при поддержке 52% [проголосовавших] избирателей, сейчас он может рассчитывать на более высокий результат. В общем, г-н Додон хочет второй мандат, хочет стабильности…

Свободная Европа: В 2016 году его поддержала Демпартия?

Владимир Сокор: Вне всяких сомнений!

Свободная Европа: А в 2020 году кто его поддержит?

Владимир Сокор: Тот факт, что он является действующим президентом, имеет важное значение.

Свободная Европа: Предположим, Майя Санду тоже захочет участвовать в выборах президента. И что тогда?

Владимир Сокор: Майя Санду об этом не заявляла.

Свободная Европа: А если Андрей Нэстасе захочет баллотироваться в президенты?

Владимир Сокор: Не исключено, в Республике Молдова возможно все. А главный интерес страны – стабильность и последовательность.

Свободная Европа: Но не любой ценой…

Владимир Сокор: Совершенно верно. Условия стабильности и последовательности закреплены в коалиционном соглашении. И то, что г-н Додон стал ездить в страны Запада, то, что у него завязывается все больше контактов с западными политиками и государственными деятелями, способствует росту его рейтинга. Любой политик, любой президент хочет максимальной популярности, хочет последовательности и предсказуемости, хочет уважения на международном уровне.

Свободная Европа: Вы ничего не говорите о премьере, все про Игоря Додона, который ездит и на Восток, и на Запад... А что вы думаете о Майе Санду?

Владимир Сокор: В правительство однозначно доминируют представители блока ACUM – власть практически в их руках. У Майи Санду прекрасные отношения с Западом. Могу сказать, что в Вашингтоне Майя Санду пользуется высоким авторитетом, доверие к ней абсолютное.

России присуща ментальность хозяина и захватчика

Однако, долг правительства – развивать отношения по всем направлениям. Вскоре Майя Санду совершит визит в Москву. Это означает возвращение к нормальности. Внешними отношениями государства управляют не партии – ими управляют правительства. А до сегодняшнего дня в Молдове была нездоровая ситуация, при которой Партия социалистов – и даже не как партия, а в лице г-на Додона – курировала межгосударственные отношения между Республикой Молдова и Российской Федерацией.

Свободная Европа: Какие результаты может принести визит Майи Санду в Москву?

Владимир Сокор: Прежде всего, визит может способствовать нормализации ситуации, когда отношениями с Россией управляет правительство, наделенное этими прерогативами по Конституции. Правительство должно отстаивать интересы Республики Молдова в отношениях с Россией, обсуждать открытие российского рынка для молдавских товаров, обеспечение природным газом, отношение к гастарбайтерам – это задачи правительства, а не президента.

Так что все это естественно, и можно только приветствовать, что правительство берет на себя проблемы, касающиеся двусторонних отношений. Именно так и должно быть. Это – первое. И второе – о нормализации отношений с Россией. Лично я скептически воспринимаю слово «нормализация» в этом контексте. У России нет нормальных отношений ни с одним государством бывшего СССР.

России присуща ментальность хозяина и захватчика. Поэтому отношения не могут быть нормальными, они должны быть максимально осторожными, и управлять ими необходимо предельно профессионально. Это нечто другое, чем нормализация. Если я говорю о нормализации, то я имею в виду нормализацию торговых отношений, и я понимаю под этим снятие дискриминационных барьеров для молдавских товаров на российском рынке. Допуск молдавских товаров на российский рынок должен соответствовать международным законам ведения торговли – без дискриминации, не по политическим критериям, без произвольного выбора той или иной компании, без составления списков компаний, которым предоставляется право поставлять продукцию на рынок РФ. Вот что на деле означает нормализация торговых отношений.

Свободная Европа: И политика больше не будет доминировать в торгово-экономическом сотрудничестве?

Владимир Сокор: Нормализация торговых отношений значит исключение политики, но политика продолжит доминировать в других аспектах экономических отношений. Например, газоснабжение – там неизбежно политика будет доминировать, потому что снабжение природным газом является политическим вопросом, и не только в Республике Молдова, но и в отношениях всех стран со всеми поставщиками, не с одной Россией, но особенно – с Россией. Так что политический фактор будет по-прежнему присутствовать в вопросе газоснабжения.

Vezi comentarii (1)

Acest forum a fost închis
XS
SM
MD
LG