Linkuri accesibilitate

«Питаться мясом — все равно что съесть свою кошку». Веганы в России


Акция российского веганского движения против корриды в Москве (2001 год)

Статья о движении за права животных в России (веганском движении), написанная президентом Центра защиты прав животных "Вита" Ириной Новожиловой, стала в июне призовой работой общероссийского конкурса экологической журналистики. Движение, которое за более чем четверть века достигло невероятных успехов и обрело массу сторонников, по мнению его первооткрывателей, переживает сейчас в стране смутные времена.

А начиналось все с группы в несколько человек, которые из-за сострадания ко всему живому отказались от употребления животных в пищу, ношения их мехов и кожи, использования тестированной на животных продукции (косметика, бытовая химия), а также от поддержки развлечений с использованием животных (цирки, бои, бега, охота, рыбалка).

– Веганство – это философия ненасилия, образ жизни, исключающий жестокость во всех ее проявлениях, по отношению не только к человеку, но и к животным, – говорит Константин Сабинин, руководитель проектов Центра "Вита", один из первых в стране веганов. – Животные – наши соседи по планете, и наша цивилизация уйдет от войн и начнет благотворно развиваться только тогда, когда мы уйдем от порабощения других видов. Это живые, чувствующие существа, а не сырье.

В отличие от вегетарианцев, веганы исключают из употребления все продукты животного происхождения, включая молоко, яйца и мед, не используют шерсть и шелк.

– Почему для того, чтобы полноценно поесть, нужно кого-то убить? – недоумевает веган с 18-летним стажем, писатель и журналист Ирина Озёрная. – Я пришла к веганству от любви ко всему живому. Появилось понимание того, что животные – это не еда. Для меня питаться мясом – все равно что съесть свою кошку или то, что лежит в тазу медицинской анатомички. А бонусом стало то, что в течение этих 18 лет я не приняла ни одной таблетки (до этого болела). Значит, все правильно! Нельзя на чужом несчастье построить себе здоровье.

Почему для того, чтобы полноценно поесть, нужно кого-то убить?

Лев Толстой писал, что вегетарианство – это первая ступень нравственности, и нельзя, перешагнув через нее, попасть на следующие. И вот когда я ощутила это, мне стало очень легко, с тех пор ни разу не появилось желание притронуться к животной пище. А ведь раньше я была мясоедом, с самого детства! У нас в семье были такие традиции: без мяса, без молока никак нельзя. Но ведь для того, чтобы у коровы продолжалась лактация, убивают теленка, а это ее единственный ребенок, не говоря уже о том, в каких условиях содержатся коровы, как над ними издеваются: все молочное производство – это настоящий ужас! Кроме того, есть научные исследования о том, что любое молоко, кроме материнского, не усваивается человеческим организмом.

– А если бы было научно доказано, что веганство вредно, если бы вы сами убедились в этом на своем опыте, вы отказались бы от такого образа жизни?

– Многие врачи и так постоянно твердят о вреде вегетарианства и веганства (кстати, Гиппократ, клятву которого они дают, получая дипломы, был вегетарианцем). Но я уверена: так как веганство – это путь к добру, устремленному в будущее, меня бы ничто не повернуло назад. Кстати, ряд ученых утверждает, что отказ человечества от мяса – самый короткий путь борьбы с коронавирусом и другими пандемиями. С тех пор как "я никого не ем" (это девиз толстовцев), я не заболела ни одним гриппом во время бушевавших эпидемий. Но вообще, для того чтобы быть веганом, нужно мужество, ведь со всех сторон тебя достают, в гостях и всюду спрашивают, почему ты не ешь то или это, говорят, что веганы – это секта, – отмечает Ирина Озёрная.

Предшественником веганства было вегетарианство. Первые упоминания о нем в России относятся к 70–80-м годам XIX века. После того как вегетарианцем стал Лев Толстой, движение получило мощную поддержку, стало шириться, в российских городах появились вегетарианские поселения, столовые, школы, детские сады. Движение успешно развивалось вплоть до октябрьской революции 1917 года. Придя к власти, большевики стали чинить толстовцам препятствия: часть из них уехала за рубеж, часть попала под репрессии за пацифистские взгляды. Проповедуя гуманное отношение ко всему живому, они были неудобны государству, которое и поспешило от них избавиться. При советской власти все подобные темы в стране не приветствовались, и только с перестройкой удалось создать сначала вегетарианское, а затем и веганское движение.

Акция центра "Вита" "Животные - не еда"
Акция центра "Вита" "Животные - не еда"

Вегетарианское общество основала в 1989 году Татьяна Павлова, первый в стране веган, уникальная личность – лингвист, биолог, внучка известного до революции архитектора Н. С. Курдюкова, жена преподавателя Строгановки, художника и правнука Саврасова О. Б. Павлова. В 1992-м при обществе закрепились два направления: Центр этичного отношения к животным и Научно-практический центр, где коллектив медиков обосновывал пользу вегетарианства с точки зрения науки. Павлова в своей деятельности затрагивала все пять сфер использования животных человеком: это животноводство, меха, эксперименты, индустрия развлечений и взаимоотношения человека с животными-компаньонами – кошками и собаками. В 1994 году к Татьяне Павловой присоединилась будущие основатели "Виты" – сначала биолог Ирина Новожилова, а позже ветврач Елена Маруева.

– Совершенно случайно я нашла статью о первом митинге этических вегетарианцев в Москве и встретилась с Татьяной Павловой (к тому времени я уже несколько лет безуспешно искала единомышленников), – рассказывает Ирина Новожилова. – Я пришла к таким взглядам через рыбалку, у меня тогда в одночасье перевернулся весь мир, а потом, готовясь на биофак МГУ, открыла для себя тему опытов на животных. Вскоре на встрече со студентами, которые отказывались от участия в опытах, я встретила Елену Маруеву, позже к нам примкнул Константин Сабинин. Так и образовался Центр защиты прав животных "Вита". В 2003 году мы его официально зарегистрировали.

Ирина Новожилова
Ирина Новожилова

Мы стали объединять вокруг себя молодежь, движение постепенно становилось массовым, и покатили новые форматы: акции протеста, пикеты, митинги, шествия, расследования, интервью со звездами, пресс-конференции, фильмы, книги, соцреклама. Мы часто выступали в клубах, делали кинопоказы. Потом началась законотворческая деятельность, соцопросы, викторины, выступления в школах и вузах, автопробеги, научные разработки.

В 1999 году мы с моим бывшим мужем перешли с вегетарианства на веганство, народ вокруг нас тоже, и начались первые веганские походы и праздники, а дальше – веганские свадьбы, веганские дети, все больше и больше народу к нам примыкало.

Сейчас движение уже на третьем этапе, мы стали добиваться создания магазинов этичной одежды, обуви и еды, то есть благоустраивать свой образ жизни и вытеснять неэтичные технологии с помощью этичных. Сегодня ассортимент веганской еды просто невообразимый: это различные виды и хумуса, и растительного молока (миндальное, соевое, рисовое, овсяное), и мороженое на его основе, и сыры, и колбасы, и икра из водорослей, и майонез. А раньше, в 90-х, ничего такого еще не было, и мы делали оливье с растительным маслом. Не существовало тогда в стране и не тестированной на животных косметики, – вспоминает Ирина Новожилова.

О своем пути к веганскому образу жизни рассказал Радио Свобода модель, диджей, так и называющий себя – Веган.

став веганом, я спасу сотни жизней, просто исключив из рациона продукты животного происхождения

– Сначала я узнал о проблемах бездомных животных в городах и начал помогать волонтерам и приютам. Через год или два написал организации "Вита", и они мне объяснили, что животные – это далеко не только кошки и собаки, и что, став веганом, я спасу сотни жизней, просто исключив из рациона и обихода продукты животного происхождения и эксплуатации животных. Поначалу было непривычно. Пришлось распрощаться со многими стереотипами о питании. Сейчас я в основном питаюсь в веганских кафе, могу побаловать себя веганскими пельменями, шаурмой, пиццей, бургерами, колбасами, сырами, тортами и даже креветками из растительных аналогов мяса, коих уже существует порядка десяти видов. Исключение вредных животных продуктов, согласно опубликованным исследованиям ВОЗ и Гарварда, уменьшает риск онкологических заболеваний и болезней сердца. Но если хочется еще более полезного питания, стоит большую часть рациона отдать овощам, фруктам и бобовым.

– Вы активный участник веганского движения: расскажите о своей деятельности.

Веган
Веган

– Я участвую в съемках (клипы, одежда), делаю автомотовелопроекты для привлечения внимания к зоозащите и веганству. Также продвигаю веганские кафе и производителей, просвещаю людей, информирую. Ведь если люди узнают хотя бы часть информации, которую знаю я, большинство сразу станут веганами. В нашей стране сложно продвигать то, что расходится с мнением обывателей. И при этом бизнес на крови животных часто имеет не только большие деньги, но и влияние, хотя многие корпорации уже вводят веганские позиции и постепенно будут отказываться от использования животных. Так что все постепенно меняется. Ведь если у нас не получится изменить мир, планета сама его уничтожит. Природа не сможет вечно терпеть издевательства людей, – уверен Веган.

Когда какое-либо движение начинает массово обрастать последователями, многие, как правило, приходят в него, просто следуя моде. По свидетельству руководителя проектов Центра "Вита" Константина Сабинина, столкнулись с этим и российские веганы.

Сейчас многие приходят в движение по эго-мотивам – это забота о собственном здоровье

– Ничего страшного в этом нет, в любом движении на определенной стадии идет приток людей в "неосознанке", а дальше жизнь все равно все расставит по местам. Просто нам, стоявшим у первоистоков, наблюдать это очень болезненно: изначально движение объединяло людей альтруистического плана, живущих в солидарности со всеми. Сейчас многие приходят в движение по эго-мотивам – это забота о собственном здоровье, а животные, увы, их не интересуют, и посему здесь часты регрессы. Есть и вторая проблема в движении, также имеющая источником эго-мотивы: желание хайпануть на такой пронзительной для людей теме – жестокости к животным, – говорит Константин Сабинин.

Долгие годы Центр "Вита" была флагманом веганского движения в России, основным ньюсмейкером, готовил по два-три пресс-релиза в день, с его подачи снималось до 700 телесюжетов в год. Одной из первых крупных успешных кампаний стал запрет намеченной к проведению в 2001 году корриды в спорткомплексе "Олимпийский". Под напором общественности властям пришлось уступить – экспансии жестокого развлечения в России не состоялось.

Акция Центра "Вита" "Прощай, шуба!"
Акция Центра "Вита" "Прощай, шуба!"

Среди известных кампаний "Виты" – полет на вертолетах со звездами в родильные дома тюленей на Белом море в 2008 году – в знак протеста против охоты на детенышей тюленя (через год этот промысел был в России запрещен). Зоозащитники добились запрета вип-охоты в Беломорском заказнике и прилюдных жертвоприношений животных в дни религиозных мусульманских праздников в Москве. Из сотен акций самыми резонансными в СМИ стали акция "Прощание с шубой" в Новопушкинском сквере Москвы в 2007 году с участием 26 камер различных телеканалов и концерт у стен Кремля ко Дню вегана в 2017-м. Кроме того, в 20 московских вузах удалось заменить альтернативными методами опыты на животных. Константин Сабинин уверен: такие успехи движения не случайны.

Земля представляет собой просто гигантский концлагерь для всех остальных видов

– Мы всегда старались показать, почему самому обществу важно приходить к таким взглядам. Ведь те, кто по-доброму относится к животным, сочувствуют также и другим людям, и планета, населенная такими людьми, будет совершено другой, с иными ценностями. А сейчас мы живем по праву сильного, которое проецируется абсолютно на все другие сферы. Мы убиваем животных, и точно так же идет дискриминация в мире людей: по расовому, половому, имущественному признаку. Это потому, что в мире преобладает хищническая концепция: один вид взял и назвал себя самым главным, а все остальные превращены в сырье. И сейчас Земля представляет собой просто гигантский концлагерь для всех остальных видов. Люди уничтожили на планете огромное количество лесов, так как для животноводства нужны кормовые поля. Животноводческие газы, выделяющиеся в атмосферу, способствуют глобальному потеплению, поэтому сейчас переход на растительное питание важен уже и с точки зрения экологии.

Второй секрет успеха: мы стратегически просчитали, что очень важно затрагивать одновременно все многообразие тем, связанных с насилием по отношению к животным. Говоря только о веганстве, мы очень быстро прекратили бы свое существование, нас просто обозвали бы сектой. Но мы касались и жестокости цирков, и охоты, и опытов – это как ветки на стрежне одного веганского дерева. А люди так устроены, что кого-то больше трогает одна из этих тем, а кого-то – другая. За счет этого они, приходя к одной из тем, далее постигали через нас всю логическую цепочку ухода от жестокости, и пополнение наших рядов шло очень стремительно. Мы начинали с двух-трех человек на всю страну, а сегодня из 1100 городов России в 900 есть веганские и вегетарианские интернет-сообщества, – отмечает Константин Сабинин.

К 2014 году веганское движение в России достигло расцвета, к тому моменту прошло множество успешных кампаний. И тут неожиданно наступил перелом.

Мы доказали, что жестокость – это система в цирковой индустрии

– Мы провели сразу несколько очень мощных расследований, которые затронули интересы круга лиц, близкого к российской властной верхушке, – вспоминает Константин Сабинин. – Сначала мы установили скрытые камеры в цирке на Фонтанке и полтора года снимали побои животных, потом все это вывесили в Сети, и там было больше миллиона просмотров. Мы доказали, что жестокость – это система в цирковой индустрии. Все это вызвало дикий переполох. Вскоре братья Запашные, доверенные лица российского президента, подали на нас в суд из-за того, что мы обвинили их в жестоком обращении с львенком.

Константин Сабинин
Константин Сабинин

В том же 2014 году люди стали сообщать нам, что на ВВЦ слышны крики китов вблизи двух технических цистерн. В ходе расследования мы выяснили, что там содержат двух косаток, привезенных для будущего океанариума "Москвариум". После обнародования этого пресс-релиза мы столкнулись с целым арсеналом неправовых методов в наш адрес, включая угрозы, шантаж, взломы почты, пасквили в СМИ и так далее. Сначала, правда, эти люди предложили финансирование, а когда мы отказались от их требований прекратить расследование, сообщили, что нас ждет репутационный ущерб, миллионные иски и даже уничтожение нашей организации. Собственно, все осуществили, но закрыть "Виту" им не удалось – мы достаточно известны, в наших проектах задействованы более 200 российских звезд. Из восьми телеканалов, присутствовавших в момент оголения правды про содержащихся в цистернах косаток, лишь три сделали относительно честные репортажи, в один из которых даже вошли речи охранников этого объекта, которые, не зная, что полиция уже открыла "шлюзы", продолжали врать, что в цистернах никого нет, "только водичка". А все остальные вместо этого к вечеру соорудили рекламные ролики будущего "Москвариума".

Получилось, что от имени веганского движения выступают сейчас в России совершенно другие люди и силы

С тех пор на "Виту" пошла неимоверная атака. Мы узнали, что такое цензура, нам нигде не давали слова, лили всевозможную грязь (тут были задействованы многие мэтры российской журналистики), организовывали суды. С "Яндекса" исчезли все наши архивные записи, огромное количество ссылок на "Виту". Наш ютьюб-канал был уничтожен. А "Москвариум" благополучно открылся в августе 2015 года, и китов перевели туда незадолго до этого: они почти год просидели в вышеупомянутых цистернах. В возбуждении уголовного дела нам отказали.

Так Центр защиты прав животных "Вита" на пике развития движения неожиданно ушел в тень. Нас заменили дешевыми популистами, как нам и было обещано в трубку звонившими: "Мы найдем, кем вас заменить", – и уже они объединяют вокруг себя народ, который, не особо понимая, что происходит, идет туда, где движуха. А нам с тех пор заблокировали все акции протеста: мы подаем 20 заявок на разные места, и ни одну нам не согласовывают. Получилось, что от имени веганского движения выступают сейчас в России совершенно другие люди и силы. А "Вита" ведь, собственно, и подверглась всей этой обструкции из-за своей непримиримой позиции, – сообщает Константин Сабинин.

Вот что писала по этому поводу Ирина Новожилова на сайте "Виты": "Бутафорская возня во главе с популистами-имитаторами, которыми власти закрывают цензурированное в стране реальное движение за права животных, делает свое дело. Кипучая деятельность набирает обороты, когда в реальности мы стоим на месте с нулевым КПД – все расследования заморожены, ни один пресс-релиз, разосланный по 1400 СМИ в рассылке, не публикуется, правоохранительная система не работает – по любому заявлению игнор или отписки, в соцсетях стоят многоуровневые фильтры, профильные структуры коррумпированы до предела, заказные сюжеты против движения отрабатываются как по часам. Ситуация в тысячи раз хуже, чем когда мы начинали в 90-х!"

Писатель и журналист Ирина Озёрная последние шесть лет живет в Израиле. Мы спросили ее о том, как там обстоят дела с веганством.

Израиль – одна из самых вегетарианских стран в мире

– Движение здесь есть, и довольно сильное. Вообще, по статистике Израиль – одна из самых вегетарианских стран в мире. И тут созданы все условия для людей, не употребляющих так называемые животные продукты. Следом за мной сюда приехал внук и очень быстро пришел к веганству. Сейчас он служит в израильской армии, и у него нет никаких проблем с питанием и обмундированием, потому что там существует специальный рацион для веганов, плюс ботинки из экокожи, по виду и удобству ничем не отличающиеся от кожаных, и флисовый, а не шерстяной, как у других солдат, берет (кстати, и главнокомандующий израильской армией, насколько мне известно, веган). А поскольку к солдатам и к армии в Израиле все относятся очень трепетно, то многие волонтеры, узнав о том, что внук – одинокий солдат (то есть его родители в другой стране), везут и несут ему кучу всякой еды: свежих овощей, фруктов и соевых йогуртов.

– Как вы оцениваете то, что происходит сейчас с веганским движением на вашей родине?

– В России сейчас вообще со многим лучшим очень плохо. И так как "Вита" резко выступает против всех творящихся там безобразий, против охоты (а многие депутаты Госдумы – сами охотники), борется за цирки без животных, понятно, что ей чинят препятствия. И то, что "Виту" так боятся, говорит о ее силе. Это по-настоящему героическая организация! Ведь ее противники действовали бандитскими способами, взламывая компьютеры и проникая в квартиры, но "Вита" продолжает твердо стоять на своих позициях.

Ирина Озёрная
Ирина Озёрная

Развитие веганства и зоозащиты очень важно. Те, кто пришел к такому пониманию мира, в большинстве своем не будут совершать плохие дела и по отношению к другим людям. А когда нет уважительного отношения к животным, дальше это переходит в такое же отношение ко всем непохожим на нас людям: представителям другой национальности, расы или ориентации. В учебниках по криминалистике написано: многие уголовники начинают свою деятельность с издевательств над животными. В мемуарной литературе 30-х годов ХХ века есть много упоминаний о том, что сначала дворы стали освобождать от бездомных собак, а потом поехали "воронки" за людьми. Потому и людей убивают, что у нас присутствует неуважение к жизни как таковой.

А когда человек понимает, что мы все, включая животных, – клетки единого организма, то мир начинает меняться. И пока люди не поймут, что эти существа, обладающие душами, которых они используют, тоже способны испытывать боль и страх, они не разберутся и друг в друге, – говорит Ирина Озёрная.

XS
SM
MD
LG